«Музыка для слепоглухонемых детей». Мон. Евфросиния (Матвеева)

* Поделиться

У нас в студии была учредитель Благотворительного фонда памяти Преподобномученицы Великой княгини Елисаветы Федоровны монахиня Ефросиния (Матвеева).

Разговор шел о большом благотворительном концерте с участием солистов Мариинского театра «Прощальный час в Иерусалиме», о поддержке «Сергиево-Посадского детского дома-интерната слепоглухих» и о том, как творчество и музыка меняет жизнь таких особенных детей.


А. Митрофанова

— «Светлый вечер» на радио «Вера, здравствуйте, дорогие слушатели. Я Алла Митрофанова и сегодня мы будем говорить об удивительном событии: 29-го сентября в Вегас Сити Холле пройдет совершенно потрясающий и уникальный концерт. Такие события, они в году бывают, мне кажется, всего раз. 30-го сентября там по соседству наш концерт, радио «Веры» пройдет, а вот 29-го предварять нашу программу будет другое удивительное собрание музыкальных произведений, о которых нам расскажет наша гостья монахиня Евфросиния Матвеева, учредитель и президент благотворительного фонда памяти преподобномученицы Великой княгини Елизаветы Федоровны. Матушка Евфросиния, здравствуйте

М. Евфросиния

— Здравствуйте.

А. Митрофанова

— У вас там будут и взрослые, и дети, на концерте?

М. Евфросиния

— И взрослые, и дети, 120 человек на сцене.

А. Митрофанова

— 120, ну вообще, это немало, так я осторожно выражусь, мне кажется. Детки особенные. И все собранные средства как раз будут направлены на...

М. Евфросиния

— На учебно-производственный комплекс для слепоглухих инвалидов.

А. Митрофанова

— Это вот те самые дети, которые в Сергиевом Посаде? Расскажите подробнее, пожалуйста, потому что кто-то из наших слушателей знает о них, кто-то нет, но это уникальное место и уникальные дети. И педагоги у них тоже уникальные. Вот так вот бывает в жизни. Вообще большая радость, что так бывает.

М. Евфросиния

— Да. Я вам немножко хотела рассказать про наш проект. Концерт, который состоится 29-го сентября, действительно, мы предваряем большой концерт, который состоится от радио «Вера» 30-го числа, 30-го сентября. Но перед этим надо сначала помолиться, перед этим большим концертом, поэтому у нас получается, как концерт-молитва. Дело в том, что это часть нашего социального проекта. У нас называется социальный проект «Видеть сердцем». Значит, что входит в этот проект: наш фонд памяти преподобномученицы Елизаветы Федоровны, президентом которого я являюсь, разработал такой проект — это единичный проект на всей России. Вообще на самом деле раньше в советском союзе были такие проекты, например, Всероссийское общество слепых у нас есть и Всероссийское общество глухих. Вы знаете, там типа такие мини-деревни, то есть дети, которые слепые, они, например, обучались, жили, у них были общежития и по перилам, прямо вот так они шли, то есть руками держались за эти перила, шли на свою фабрику, на заводик такой. И вот они там розетки разбирали, какие-то телевизоры там им давали, тоже очень развиты у них руки были. Их этому обучали. И поэтому нам тоже захотелось сделать, потому что Всероссийского общества слепоглухих нет. И поэтому нам бы хотелось тоже сделать типа такой мини-деревни. Просто дети, выходящие из детского дома слепоглухих в 18 лет, они выходят в никуда, во взрослую жизнь, они не могут адаптироваться, понимаете, слепым, просто если Всероссийское общество слепых взять, это просто слепые дети, например, слепые люди. Всероссийское общество глухих — это просто глухие, а у нас единственный детский дом в Сергиевом Посаде — это слепоглухонемые, то есть у них действительно большие проблемы помимо того, что слепота, глухота, немота, они еще...есть разные тяжелые заболевания или раковые, или опухоль в голове или еще там какие-то. Вот у нас дети, которые поют, 20 человек у нас на сцене — это именно брошенные, именно сироты дети, которые, можно сказать, многих нашли в мусорках, выброшенных.

А. Митрофанова

— А можно я уточню: они поют на сцене, у них речевой аппарат развит?

М. Евфросиния

— Да, их обучили, с 2-х лет обучали полностью в детском доме, то есть те слепые, есть даже такие слабовидящие, например, просто слепые, слабослышащие — это все в одном детском доме. И, например, дети, которые поют, они слепые. Глухой не может петь, ему же надо слышать, понимаете. Поэтому впервые в мире мы представляем такой грандиозный, уникальный проект, где на сцене выходят слепоглухонемые, и они, то есть глухие, они как бы сурдопереводом, они поют руками, мы так и называем, что они перекладывают песни именно на руки. Слепые поют своими голосами, потому что у них хороший слух. Но дело в том, что они тоже слабослышащие, вот те, которые поют, но, когда они поют божественные такие песни, вот именно то, что мы им предложили — это дореволюционные канты о Святой Земле, то у них получается что-то просветление какое-то в голове, и они начинают лучше слышать. У них получилось, у двоих детей, которых я возила на Святую Землю, мы группу возили слепоглухих детей, они очень сильно молились, плакали, конечно, их такая сильная молитва, просто сразу на Престол. И двое получили светоощущение. И я поняла, как на них влияет Святая Земля, они молились у Гроба Господня

А. Митрофанова

— А что такое светоощущение?

М. Евфросиния

— Когда человек рождается, допустим, слепой, у него одна темнота, все, он не видит вообще света, а здесь, при молитве, когда они сильно молились и плакали, Господь так им дал, что они видят свет и тень.

А. Митрофанова

— Потрясающе, то есть это такой серьезный прогресс, прорыв фактически, да, если с медицинской стороны посмотреть?

М. Ефросиния

— Да, они стали видеть свет и тень. И я поняла, что они стали исцеляться, то есть понимаете, те дети, которые находятся в детском доме, им уже ничего в принципе не может помочь, ни операции, ничего, они уже все, всех докторов прошли. А здесь раз — и светоощущение. А вы знаете, еще дело в том, что вы увидите, кто придет на концерт, увидите: дети в очках. Вы не думайте, что они видят, они не видят ничего. Почему им очки одевают? Дело в том, что они руками своими начинают тереть глаза и прямо настолько вглубь их загоняют, чтобы видеть звездочки, вы понимаете, поэтому им одевают очки, чтобы они руками не трогали

А. Митрофанова

— У меня сейчас сердце пополам просто разорвется, матушка, от того, что вы рассказываете

М. Евфросиния

— Да, потому что глаза у них прямо внутрь заходят, и потом вообще не выправить у них.

А. Митрофанова

— Проект, который называется «Видеть сердцем», мы немножко отвлеклись...

М. Евфросиния

— Я хотела вам договорить: дело в том, что по поводу вот этого проекта «Видеть сердцем» — концерт — это часть этого проекта. Что такое концерт? Концертом мы решили поднять такой общественный резонанс о проблеме наших детей. То есть они выходят, никому не нужны, им дают комнату, где-то, кто откуда приехал и вот представляете, он в этом детском доме: его воспитывали, его учили, прекрасно, это замечательные, умные люди, понимаете. Они выходят, приезжают, допустим — комната, дом разрушен. Они становятся бомжами, они идут на работу, их никто не берет. Они обивают пороги, а им говорят: вы нам не нужны, у нас нет таких профессий, туда-сюда. И для нас какая цель: с помощью Божией за восемь лет мы смогли с помощью администрации президента, а сначала благодетелей, Администрация президента вот сейчас нам помогла. Вы знаете, честно вам хочу сказать: нашлась одна женщина в России, единственная, которая просто сдвинула все с места. Я хотела поблагодарить Алину Маратовну Кабаеву, которая настолько прониклась душой к этой проблеме, и она просто сдвинула все с мертвой точки. И вот началось строительство реабилитационного центра, слава богу. Занимается Московская область этим строительством и, самое главное, что это будет бюджетная организация, дети будут выходить и жить в этом реабилитационном центре. Но реабилитационный центр, он только до сорока лет, то есть как бы идет дореабилитация. В 18 лет они слепоглухие, немые, они еще не могут адаптироваться, социализироваться в этой жизни. Им очень тяжело. И нужно еще какое-то время, хотя бы до сорока лет, чтобы они могли привыкнуть к такой жизни, социализироваться, интегрироваться в эту взрослую жизнь. И создается такое условие для проживания, чтобы они там жили вместе.

А. Митрофанова

— На каком этапе строительство сейчас или это уже завершенная история?

М. Евфросиния

— Нет, это через два года только будет завершено, слава богу. Но — опять, это реабилитационный центр, они там будут жить, слава богу, бюджетная организация. Но опять — а работа? Опять, а что они там будут находиться, в потолок, что ли, плевать, простите за такое выражение. Но мы придумали еще сделать такой учебный производственный комплекс для них. Например, у них очень хорошее обоняние, мы были, когда в Париже, выступали в Россотрудничестве, посвященное 1000-летию князю Владимиру, и у нас пришел парфюмер, одна из лучших парфюмеров мира — это Нежла Барбир, и она сделала с детьми мастер-классы. Вот представляете, берет, например, композицию свою, а у нее где-то десять выжимок из цветов, она говорит: давайте проверим: вот я брызгаю, а вы мне называйте, какие там цветы. А там около десяти этих выжимок. И она брызгает, и дети сразу говорят: здесь роза, здесь жасмин.

А. Митрофанова

— Слушайте, а ведь правда

М. Евфросиния

Это чудо. И она говорит: вот, я поняла, они могут быть парфюмерами, они могут быть дегустаторами по пище, они могут быть дегустаторы по парфюмерии, а мы, тем более, нардовое миро делаем. Но для церкви это очень необходимо. Почему? Потому что всегда церковь связана с благовониями была, тем более, вот это миропомазание. Вы знаете, сколько ингредиентов там — до тысячи ингредиентов доходит, чтобы сделать вот это миро, сварить. Это ж надо натуральные все масла, потом, значит, розовая вода — освящение престолов. Для церкви это просто клад. Да и в синагогах тоже всегда благовония используются. А тем более они могут быть еще и в мирской профессии парфюмерами.

А. Митрофанова

— Это вообще, знаете, такой, новый этап, как мне кажется — если к примеру, слабовидящие люди, слабослышащие или слепоглухонемые работают на предприятиях, используя свою мелкую моторику, то это то, что кроме них могут делать и другие люди тоже, а здесь...

М. Евфросиния

— А здесь творчество, творчество настоящее. Так вот представьте себе — эти дети, одни поют, ну вот двадцать человек поют. Представляете, они сейчас из детского дома выйдут, и все, и у них вот этот ансамбль «Преодоление», он просто распадется и никому они не нужны будут, представляете, вот эти все года, то, что они там учили в музыкальной своей школе, то есть с ними преподаватели занимались, все — никому не нужны. А в реабилитационном центре — пожалуйста, вот они живут, они дальше разучивают, они учатся, то есть у них есть стимул. А стимул, потому что мы им даем, через Мариинский театр, например, солистов, они никогда их не слышали, оперных певцов, а тут, представляете — выступать с ними. Это выше такого даже не было, они даже и представить себе не могли. И у них такой стимул загорелся аж, понимаете. А другие, например, с парфюмерией. И вот Нежла Барбир, она сказала: — Матушка, если ты сможешь организовать школу, то мы приедем обучать их. Это будет школа высокой парфюмерии.

А. Митрофанова

— Потрясающе.

М. Евфросиния

— Это единственное в мире будет

А. Митрофанова

— В программе «Светлый вечер» сегодня монахиня Ефросиния Матвеева, учредитель и президент благотворительного фонда памяти преподобномученицы Великой княгини Елизаветы Федоровны. Мы говорим об уникальном событии 29-го сентября в Вегас Сити Холле, за день до нашего большого концерта светлого, концерта, посвященного пятилетию радио «Вера», будет другое очень важное событие — концерт с участием оперных певцов, детей, воспитанников интерната для слабовидящих и слабослышащих или слепоглухих детей в Сергиевом Посаде. И программа этого концерта — ну, можно сказать, что это духовные канты, да?

М. Евфросиния

— Да.

А. Митрофанова

— То есть это такая духовная музыка, что-то среднее между церковными песнопениями и светской музыкальной культурой, вот на границе между этими двумя важнейшими направлениями в музыке и возникают духовные канты. Подробнее расскажите пожалуйста, что это за программа.

М. Евфросиния

— Вы знаете, вообще то, что мы сделали — мы сохранили наследие России. Это достояние России, и оно сохранено, то есть мы предлагаем вам послушать и увидеть этот концерт, именно связанный с дореволюционной Россией. Когда был еще царь Николай II жив, Божий помазанник, он благословил в конце XIX века покупать земельные участки на Святой Земле для строительства храмов и монастырей. И трудами архимандрита Антонина Капустина, Великого князя Сергея Александровича и Великой княгини Елизаветы Федоровны Романовой они создали ИППО — Императорское православное Палестинское общество в Иерусалиме. И они покупали очень много земель для того, чтобы построить вот эти храмы и монастыри. Даже в Иерусалиме есть такой, назывался «Русский городок», для того, чтобы приезжали паломники и могли помолиться на Святой Земле.

А. Митрофанова

— Как раз архимандрит Антонин Капустин, если я не ошибаюсь, он этим занимался, потому что до этого момента русские люди приезжали на Святую Землю, им негде было остановиться.

М. Евфросиния

— А вот представьте себе: приезжали на пароходе, который приходил в порт Яффа, и все шли пешком. Вот Елизавета Федоровна Романова, она один раз только побывала на Святой Земле, она влюбилась в эту Святую Землю и так же создала филиал ИППО в Москве. И вот она искала поэтов, которые могли бы написать о каждом кусочке Святой Земли, где Господь родился, где Он проповедовал: Галилейское море, встреча апостолов, допустим, исцеление, Господь как исцелял бесноватых, глухих, слепых и так далее. Потом страдания Его, принес себя в жертву за род человеческий, Гефсиманский сад, Распятие и Воскресение, также потом Вознесение. То есть эти были стихи как бы написаны. И даже придумана была мелодия. И вот сама Елизавета Федоровна Романова, она каждого человека, паломника, у нее ИППО, она возглавляла ИППО после смерти Сергея Александровича. Сначала Сергей Александрович, Великий князь возглавлял, мы знаем, что он погиб от рук террористов, взорвали его, когда он возвращался домой. И сама Елизавета Федоровна, она эту книжицу напечатала и благословляла каждого паломника. Паломники выучивали эти песни и, представьте себе, с порта Яффы до Иерусалима 80 километров примерно, 70. И вот они шли все пешком. Это если, допустим, старенькие, больные люди, они на осликах добирались, а все вот так, пешком. Я помню, даже колокол один раз привезли, такой большой-большой для Гроба Господня.

А. Митрофанова

— О да, легендарная история. И тащили.

М. Евфросиния

— Да, тащили. И я хотела вам сказать, что все разучивали эти песнопения, и вот они приходят в Вифлеем — все становятся на коленях и поют вот эти песнопения, понимаете? Помолились, службу отслужили и потом трапеза и начинают вот это петь. То есть каждый, куда ни приходят, они вот эти песнопения поют. И, вы знаете, когда пришли большевики, они у многих уничтожали Евангелие и у кого было Евангелие в доме, тех людей расстреливали. И многие паломники, которые ездили на Святую Землю, они хранили вот эти песнопения, вот эта книжица была. И так, как Евангелия не было в руках и в доме, ну не разрешалось, то они, открывая вот эти песни, они вспоминали слова Евангелия, вот, например, песня «Вифлеем» или «Ночь тиха над Палестиной», или песня «В далекой стране Палестине» о Крещении Господнем, которое мы можем также услышать здесь, «Ветка Палестины» тоже. Люди воспоминали вот это Евангелие, они хранили эти песнопения. И вот представьте себе, я думала, как же это все сохранить, чтобы люди опять начали, наш народ начал петь эти песни. Потому что, когда человек поет эти песни, у него начинается также просветляться голова, он поет о Боге, вспоминает все события Евангелия, как будто читает Евангелие, вот то же самое абсолютно, потому что там все события, только в стихотворной форме расписаны. И также дети-сироты слепые, когда они разучивают хоть одну песню, а им приходится учить одну песню один месяц, представляете, там постоянно вот эта молитва, постоянно это песнопение такое. И мне было очень сложно разыскать эти песни. Я знала, что они существуют

А. Митрофанова

— А сборники не сохранились, да, до наших дней?

М. Евфросиния

— Нет, не сохранились. Я стала искать по архивам, по монастырям, потом Сергиево подворье, везде. И я находила по крупицам, по одной песне. Приходила на Елеон и находила старинных таких, старших матушек по 90 лет

А. Митрофанова

— Елеон — это вы имеете ввиду монастырь в Иерусалиме, на горе Елеонской?

М. Евфросиния

— Зарубежной церкви, да. Это единственные такие старые матушки сохранились еще с тех времен, когда они заканчивали арабскую школу, то есть это монашки-арабки, которые еще были взяты от Императорского Палестинского общества, то есть Императорское Палестинское общество Елизавета Федоровна создала в Палестине, как Вифлеем, Бецахур, она создала школы для палестинских детей. И этих детей потом брали в монастырь, чтобы они просто монашкам русским нашим помогали. И вот с семилетнего возраста у них знаете, как, у арабов? Если ты перешел порог монастыря — ты должен уже остаться, несмотря на то, что ты просто помогал там картошку почистить или еще, с семи лет, и все, а у них закон такой — переступил, все, оставайся в монастыре. И вот эти 90-летние матушки, я к ним приходила, а они же пели с монахинями с русскими, представляете, дореволюционными еще, и у них на памяти эти песни сохранились, я брала диктофон, говорю: так, пойте мне «песню Закхея», допустим, песню «Смоковница, они мне напевали. И потом я взяла очень хорошего аранжировщика, это мне Леша Белов — это муж Ольги Кормухиной, он в «Парке Горького» раньше еще участвовал.

А. Митрофанова

— Он известный музыкант, приходил к нам на радио.

М. Евфросиния

— И вот он мне дал хорошего аранжировщика. Говорит: — Матушка, лучше его нет. Он в Русской филармонии, я к нему подхожу, говорю: — Сделайте нам, пожалуйста, переложение, чтобы сохранить эти песни на оркестр, на хор, на солистов Мариинского театра и для детишек, для хора детей. И вот он сделал. Но я говорю: — Сделай мне так, чтобы мы могли в Лондоне выступать, в Париже, чтобы это было настолько...Он тогда говорит: — Матушка, ну тогда 65 человек оркестр нужен. Говорит: — Хорошо, давайте с Русской филармонией я договорюсь, и вот так...

А. Митрофанова

— Договорились?

М. Евфросиния

— Договорились, да, записали это все, на Мосфильме записывали, один альбом. Получилось как? Василий Герелло, представляете, меня Боря Корчевников знакомит с Василием Герелло. Вася такой: — Все! У нас началось с «Прощального часа в Иерусалиме», почему концерт называется «Прощальный час в Иерусалиме» — просто смысл такой, что паломники, когда приезжают, они обходят все святые места, поют эти все песнопения и вдруг наступает этот прощальный час, когда нужно уехать с Иерусалима.

А. Митрофанова

— Ой, это очень тяжело.

М. Евфросиния

— И такой плач у всех! И мы вот эту песню решили записать первую. Но она такая душевная, Горний монастырь поет тоже, когда паломники, там все рыдают. То есть все отпутешествовались, потом приехали последний день на трапезу в Горний монастырь и покушали, и начинают сестры петь: «Сердцу милый, вожделенный Иерусалим, Святейший град! Ты прощай, мой незабвенный, мой поклон тебе у врат» — все, у всех слезы, все рыдают, в общем, это такой плач. И я думаю, эту песню надо сохранить, сделать аранжировку. И вот с этой песни мы начали, слепоглухие, слепые дети пели. Солист Мариинского театра, великий такой певец, и он взял Татьяну Павловскую и Таня такая, я говорю: -Татьяна, вот бы еще нам кого. Она этим проектом заразила других солистов Мариинского театра, потом мы приходим к Гергиеву, а мы уже все записали.

А. Митрофанова

— Я представляю себе, какое впечатление на Гергиева вы произвели своим вот этим энтузиазмом и количеством уже открытых дверей, вас Господь поцеловал, я думаю. Знаете, нам сейчас нужно сделать небольшой перерыв, но перед тем, как мы буквально на паузу уйдем на полминуты мне хочется, чтобы мы послушали одну из тех музыкальных композиций, о которых вы нам сейчас рассказывали. Вот это вот самое чудо чудное — «В далекой стране Палестине», да, у нас сейчас прозвучит?

М. Евфросиния

— Да. Это в честь Иоанна Предтечи, который крестил Господа. Это удивительно. Мы ее писали полтора года.

А. Митрофанова

— Серьезно?

М. Евфросиния

— Это самое красивейшее произведение им не нужно было сделать на высоком уровне, потому что я очень люблю Иоанна Предтечу, он дает слезы покаяния, помогает во всем, это просто мой такой путеводитель по жизни, поэтому я посвятила ему эту песню.

А. Митрофанова

— «В далекой стране Палестине»

Звучит песня

— «В далекой стране Палестине» музыкальная композиция прозвучала сейчас у нас в эфире. Напомню, что у нас в гостях монахиня Евфросиния Матвеева, учредитель и президент благотворительного фонда памяти преподобномученицы Великой княгини Елизаветы Федоровны. Мы говоримо концерте, который 29-го сентября пройдет в Вегас Сити Холле и вот эта песня там прозвучит, и многие другие, которые матушка Евфросиния по крупицам собирала и на Святой Земле, и здесь у нас в Москве, и в архивах, и повсюду. Буквально на полминуты прервемся и вернемся в эту студию.

— Еще раз добрый светлый вечер, дорогие слушатели, я Алла Митрофанова и напоминаю, что в гостях у нас сегодня монахиня Евфросиния Матвеева, учредитель и президент благотворительного фонда памяти преподобномученицы Великой княгини Елизаветы Федоровны. 29-го сентября в Вегас Сити Холле за день до нашего Светлого концерта там неподалеку будет еще одно очень важное событие — благотворительный концерт в поддержку детей, воспитанников интерната для слепоглухих в Сергиевом Посаде. И детки, которые воспитываются в этом интернате, примут участие в концерте, солисты Мариинского театра и оперные певцы, то есть это музыканты высочайшего уровня, на одной сцене с которыми будут стоять как раз воспитанники интерната в Сергиевом Посаде. Детки, у которых, как нам матушка Евфросиния сказала, благодаря таким событиям появляются очень важные стимулы в жизни. Вы знаете, вы, когда рассказали еще про перспективу с парфюмерией я, по правде сказать, даже на какой-то момент потеряла дар речи — ведь, действительно, когда Господь чего-то не додал, то в другом дает с избытком. И у людей слабовидящих, слабослышащих, как правило, действительно, кончики пальцев выполняют функцию глаз, руки: они видят руками, они руками поют. Но то, что органы обоняния у них обостренно тоже развиты и осязания какого-то другого, мне это, по правде сказать, в голову не приходило. И из них ведь действительно могут получиться совершенно выдающиеся, уникальные парфюмеры. Какие еще возможны варианты их устройства в большом мире так, чтобы они не на птичьих правах себя чувствовали, не выдерживая конкуренции с другими людьми, у которых со зрением и слухом лучше, чем у них, а, чтобы они чувствовали себя вот прям ах!

М. Евфросиния

— Ну вот поэтому мы, еще помимо солистов Мариинского театра, мы еще пригласили участвовать артистов «Современника». У нас поэтому идет не просто концерт, у нас дополняется, с дополнением песочной анимации, цветная песочная анимация, то есть люди могут смотреть, которые были события из песка, представляете? Это, конечно, шедевр, на самом деле. Я, когда увидела, как у меня режиссер Мариинского театра работала: слушайте, такое чудо произошло — девочка, которая рисовала это, сначала мы одну девочку взяли, художницу из Мариинского театра, она делала «Маленький принц», а потом, ну, она как бы такие, мультипликационные, то есть для детей она делала. А потом мы взяли очень профессиональную девушку, Екатерина Барсукова, она работает только за границей, мы прямо ее из Ниццы вытащили, и она неверующая в Бога — как рисовать, вы представляете? То есть я режиссеру говорю: — Так, вот мне хочется вот так, так, так, мы должны изобразить это, это. И режиссер ищет картинки, отправляет ей, и она это вот, допустим, уже воссоздает — и она уверовала в Бога потом, после того, как она сделала анимацию.

А. Митрофанова

— Ничего себе.

М. Евфросиния

— Ну потому что коснулось, конечно, сердца ее. Второе — мы сделали такую драматургию, то есть с драматургическим действием от создания мира, то есть там присутствует и Адам, и Ева, то есть, как Господь создал вообще этот мир. После этой драматургии выступает, например, два артиста

А. Митрофанова

— Алена Бабенко, по-моему, там у вас значится в списках?

М. Евфросиния

— Да, Алена Бабенко. И у нас дети слепые выступают с этими артистами — кто не может петь, они в конце как раз с артистами говорят, то есть выступают. Поэтому здесь видите, как: кто может петь, кто может с артистами выступать, кто может парфюмерию делать, кто может коробочки складывать, здесь они полностью все у нас задействованы. И причем мы же хотим это продавать, они у нас и в Израиле продаются, и здесь у нас в России — благовония. И плюс мы сделали такие духи: «Пасха», «Рождество», «Троица», освященные у Гроба Господня все, вот так можно побрызгать. Вы представляете, вот Нежла Барбир, вот раньше как духи делали? Во-первых, эти духи, они были натуральные, то есть выжимки такие были, они долго держались. Как вообще создаются духи — если вам интересно, я вам расскажу

А. Митрофанова

— Кратко только, чтобы к деткам хочется вернуться.

М. Евфросиния

— Я просто вам хочу сказать, что здесь на ассоциации, то есть, например, Пасха. Она говорит: — Матушка, как вот можно Пасху сделать духи? Так, что мы едим на Пасху? Кулич, ага, ваниль, что-то сладенькое должно быть. И она воссоздает такой сладкий, ванильный прямо, вкусные-вкусные духи, от которых невозможно отказаться, еще освящено от Гроба Господня, там с лампадки там благодатного огня мы туда наливаем капельку

А. Митрофанова

— Возвращаясь, все-таки, к основной теме нашего разговора — концерт в Крокус Сити Холле 29-го сентября. Где, кстати, билеты-то можно достать?

М. Евфросиния

— Вот смотрите: есть такой сайт: «Вегас-холл.ру» — заходите, нажимаете на кнопку и вы покупаете через «кассир.ру» как раз билеты. Единственное — хочу сказать: есть такие аферисты, которые тоже подделываются, как бы такие двойники, вот у нас билеты от 600 до 2000 рублей, а есть такие, которые прибавляют. Допустим, если вы зашли на сайт типа тоже «Крокус», но «.ми» — это уже не наши билеты, они прибавляют в три раза, это дорогие очень билеты, это не наши. Поэтому заходите именно: «Вегас-холл.ру».

А. Митрофанова

— Все собранные средства, они будут направлены на поддержку детей — воспитанников интерната для слабовидящих и слабослышащих, и слепоглухих?

М. Евфросиния

— Да, вот именно эти деньги пойдут на развитие учебно-производственного комплекса — это тех уже, которые вышли из детского дома вот эти средства пойдут, потому что надо закупить оборудование, бутылочки, чтобы они могли как-то работать, коробочки заказать. Чтобы они постоянно работали. Слушайте, когда нет работы они мне постоянно смской, допустим, слабовидящие, мы работаем через смс, слабовидящий один, например, пишет: «Матушка, ну где работа, у нас денег нет, ну уже голодные» — ну представляете, да? Ну просто...

А. Митрофанова

— А никакой пенсии им не выделяется разве?

М. Евфросиния

— Знаете, ну семь тысяч рублей. И когда дают комнату, а все разрушенное, понимаете, ну что это такое?

А. Митрофанова

— Нет, конечно, работа нужна. И материальная поддержка, и понимание, а что ты делаешь в жизни? Это же для всех вообще важно.

М. Евфросиния

— А зачем тогда их учили вообще? Представляете, какой бюджет был потрачен на детский дом? То есть их обучали там около двухсот преподавателей только.

А. Митрофанова

— А я знаю, что был эксперимент в Загорске в советское время, когда нескольким выпускникам этого интерната для слепоглухих людей удалось поступить в университеты, закончить, получить высшее образование и они реализованные вообще в жизни по полной программе люди, причем настолько, как не всегда даже удается людям с полноценным зрением и слухом.

М. Евфросиния

— Это в советском союзе было, сейчас все разрушено, никому дела до этого нет. И почему я пришла на сегодняшнюю передачу — я просто хочу попросить вашей помощи, чтобы вы поддержали наш проект, вот придите, пожалуйста, на концерт просто нас поддержать, что у нас такой проект, что мы хотим вот эту школу сделать, там рядом построить домики для тех уже, которые обзавелись семьями, эти слепоглухие, слепоглухонемые, которые могут работать. То есть целую деревеньку такую создать. Просто поддержите, потому что мы потом будем создавать комиссию. Сейчас нам помогает Анна Юрьевна Кузнецова, мы делаем целую программу, и потом будем подписывать, пригласим в Общественную палату буквально после нашего концерта через 15 дней пригласим всех: и Администрацию президента, и всех, и, конечно, будем подписывать резолюцию о строительстве, дальше продолжать. И будем писать, конечно, Владимиру Владимировичу Путину. Поэтому это не простой концерт. Я просто попрошу вас прийти на этот концерт и нас поддержать, вот именно так поддержать

А. Митрофанова

— Вы про семьи сказали, мне прямо интересно стало: как часто удается людям с нарушением слуха, зрения (видимо, друг с другом они общаются в наибольшей степени), как часто удается им семью создать?

М. Евфросиния

— Они знакомятся в детском доме из детского дома выходят и женятся. И причем у меня пять семей, я с ними работаю, мы снимаем квартиры, это очень тяжело, понимаете, нашему фонду это все обеспечивать, и проживание...

А. Митрофанова

— А квартиры, они с сопровождением или просто вот вдвоем живут, наученные в интернате?

М. Евфросиния

— Уже наученные в интернате, они полностью все, я сама с ними общаюсь, я сама их учу. Но мне пришлось полгода их обучать, на какую кнопку нажимать, как наклейки наклеивать, в боксы вставлять. Это очень был грандиозный труд, чтоб они поняли, потому что они, если слепые, они вверх тормашками наклейки делают. Я говорю: — Ну все, придется мне кого-нибудь брать из мастеров видящих. Они говорят: — Нет, нет, нет, матушка, мы справимся! Так они сзади дырочки стали делать, не на этикетке, а на самом, где этикетки держатся, что это верх, а здесь низ. И вот так пальцами держат за бутылочку, допустим, сверху и снизу, и наклеивают ровно-ровно, вы представляете? Это чудо, конечно. Я хотела вам сказать, что, действительно, мы, конечно, никаких средств с этого концерта и не соберем, на самом деле, но это будет очень копейки большие, в смысле копейки, потому что мы приглашаем благотворительно, у нас придут 300 многодетных семей, также мы приглашаем детей-сирот, инвалидов, многие потом приедут из Всероссийского общества слепых, глухих, тоже все инвалиды, поэтому у нас остается только вот 500 билетов. То есть ограничения. И вы, если хотите поприсутствовать, поддержать нас, то...

А. Митрофанова

— Всего 500 билетов, но можно успеть их купить и можно это сделать на сайте, еще раз напомните, пожалуйста

М. Евфросиния

— «Вегас-холл.ру»

А. Митрофанова

— Или номер телефона есть: 499-это код, 55 000 55. Очень легко запомнить: 55 000 55, перед этим просто код 499.

— Напомню, что в программе «Светлый вечер» на радио «Вера» сегодня монахиня Евфросиния Матвеева, учредитель и президент благотворительного фонда памяти преподобномученицы Великой княгини Елизаветы Федоровны. И мы говорим о концерте, который 29-го сентября пройдет в Вегас Сити Холле, за день до нашего большого концерта Светлого, посвященного пятилетию радио «Вера», концерт 29-го сентября — это концерт-молитва, как рассказала нам матушка Евфросиния, где на сцене встретятся солисты Мариинского театра и воспитанники интерната для слабовидящих, слабослышащих или слепоглухих детей в Сергиевом Посаде. И это будет такой настоящий, большой праздник.

М. Евфросиния

— Да, действительно большой праздник. И те люди, которые придут на концерт, мы в холле сделаем такую небольшую выставку работ детей слепоглухих. Представляете, слепые рисуют?

А. Митрофанова

— Нет, я не представляю.

М. Евфросиния

— Вы можете увидеть. Это была выставка в Париже, ну это до слез — и они глаза не могут нарисовать, вот рисуют Божью Матерь без глаз. Ну, это до слез, это даже сейчас расплачусь сама. Поэтому там такие рисунки, такие шедевры слепые рисуют. Потом поделки керамические, можно их, кстати, приобрести там. Мы продавать не будем, просто ящичек будет, если кто-то колокольчики какие-то там...

А. Митрофанова

— За пожертвования просто?

М. Евфросиния

— Да, за пожертвования, кто сколько может, пожалуйста. Вот этот ящичек пойдет сразу в детский дом для слепоглухих, до копейки, кто сколько положит.

А. Митрофанова

— Дай бог, чтобы туда накидали прям щедрой рукой и побольше.

М. Евфросиния

— Ну мы надеемся, что накидают, потому что мы приглашаем правительство, у нас будет 250 человек еще приглашенных — это тех людей, Администрацию президента, приглашаем Владимира Владимировича Путина. И Алину Кабаеву, потому что мы при ее поддержке поводим этот концерт, она ее пообещала детишкам костюмчики пошить, понимаете, ну, раба Божия, на самом деле. Потом, приглашаем всех, Росимущество, все партии: КПРФ, Единая Россия, Справедливая Россия, чтобы пришли, потом Департамент по культуре, Министерство культуры, то есть все...

А. Митрофанова

— Вы это делаете для того, чтобы люди узнали о том, что есть такие дети?

М. Евфросиния

— Да, поднять общественный резонанс о проблемах вот этих детей — что дальше? Вопрос: что дальше? Помогите! Я готова этим заниматься. Помогите, протяните руку помощи.

А. Митрофанова

— А как вы начали этим заниматься?

М. Евфросиния

— Очень хороший вопрос: просто получилось так, что я вообще живу в Иерусалиме, на Святой Земле, несу послушание у Гробя Господня, и тут приезжает одна паломница, как раз на Успение Божией Матери, и мы идем Крестным путем и вдруг меня с ней знакомят, она привезла детей-сирот. Ну, монашки меня с Горнего монастыря с ней познакомили, она говорит: — Матушка, я хочу вас пригласить, я возглавляю фонд «Миссия», хочу вас пригласить в Устюг, мы проводим фестиваль детей-сирот. Она просто целый поезд набивала этих детей один раз в год после Рождества, они ездят один раз в год к деду Морозу. И вот именно сирот больных. И среди них была группа как раз с Сергиева Посада, они там на 4 дня где-то останавливаются, встречаются с дедом Морозом, играют и потом выступают на сцене. Значит, лучших отбирают, потом какие-то подарки или путешествие на Святую Землю, еще что-то. И когда я увидела этих слепоглухих детей, которые поют на сцене о Святой Руси: «Поднимись, святая Русь, здесь живу и здесь молюсь, православная страна, ты, Россия, мать моя». Слушайте, прямо слезы лились, потому что я еще живу у Гроба Господня, молюсь за Россию за нашу, у Гроба Господня ставлю свечу. Но чувствую, что-то мои молитвы вообще, выше потолка никак...

А. Митрофанова

— Это вам неизвестно.

М. Евфросиния

— Что-то у нас как-то в России не очень, поэтому помолитесь за меня тоже, грешную. Но ставлю свечу. Все-таки, по крайней мере, ангелы Божьи, они, если мы плохо молимся, то ангелы Божьи прямо у Гроба Господня...

А. Митрофанова

— И вы решили прямо таким кардинальным образом изменить свою жизнь?

М. Евфросиния

— Да, вы знаете, мне просто захотелось пригласить их на Святую Землю одни раз. И как раз был праздник Рождества, я поехала в Вифлеем и перед тем моментом, когда 12 часов, мы ждем этого момента, когда начнется литургия. И где-то в 11 часов вечера на утрене я стала молиться, говорю: — Господи, как же мне хотелось вот этим деткам помочь. Как же мне хотелось, чтобы они на Святую Землю приехали, хотя бы помолились, чтобы приложились, они же слепые, глухие, чтобы как-то Господь помог им, там исцеление какое-то дал. Даже духовно чтобы они так это ощутили, они же могут ощутить, слепые и глухие, они благодать-то чувствуют сразу.

А. Митрофанова

— Еще получше, чем мы

М. Евфросиния

— Да-да, и молятся очень крепко. И знаете, когда я вот так помолилась — вот представьте себе: вот храм в Вифлееме, вот храм Рождества, то есть ты заходишь туда, а, чтобы спуститься в пещерку, то есть нужно какое-то пройти, такой метраж. И в конце находится такая пещерка и нужно туда спуститься, где родился Спаситель. А я стояла у входа в храм, то есть нужно было туда еще дойти. И вот я так молилась на утрене, потому что есть два места во время Рождества: наверху, где патриарх служит есть один придел, и есть внизу, где родился Младенец, тоже вторая служба. И вот я стою как раз наверху и говорю: — Господи, ну как же мне хотелось, чтобы эти дети приехали, я хочу им помогать, чтобы быть их глазами, во всем помочь. И представляете, и в этот момент, как вы думаете, рождается Христос, праздник начинается, 12 часов. И вы знаете, где родился Христос? Мы обычно быстрее там в эту...он родился у меня в сердце, я почувствовала, что у меня в сердце рождается Христос, из сердца идет младенец. Говорю: — Господи! Я ощутила такую благодать. Пещерка-то вон она, где родился Христос, а оказывается, оно в сердце моем родилось! И я поняла, что это благословение Божие. И ведь слова такие: «Царство Небесное внутри нас есть». Мы ищем там где-то это Царство Небесное, бежим. А вот даже праздник Пасхи — Христос да, Воскрес. Но мы должны ощутить это в сердце, должна Пасха быть, понимаете?

А. Митрофанова

— В идеале это с нами чтобы случилось. И вы таким образом оказываетесь в Сергиевом Посаде?

М. Евфросиния

— Да. Ой, вы знаете, такое чудо произошло: я вот этой женщине, говорю, директору фонда «Миссия»: — Маргарита, помоги пожалуйста, познакомь меня с этими детьми, я хочу их на Святую Землю провести. Она говорит: — Матушка, это же невозможно! Я тебя познакомлю, но там же эта опека, это ж с ума можно сойти, ты просто замучаешься

А. Митрофанова

— Оформлять документы?

М. Евфросиния

— Да, и вот это все. Ну и я как-то находилась в Москве, и тут моя очень знакомая благодетельница, она помогает Толгскому монастырю, она говорит: — Матушка, приезжай ко мне домой в гости, сегодня праздник, я тебя накормлю, а то ты приехала со Святой Земли...

А. Митрофанова

— Хорошее дело, что же

М. Евфросиния

— Я к ней приехала грустная. Она говорит: — Что ты грустишь? Я говорю: — Я так хотела, детишек таких увидела, у меня прямо сердце кровью обливается, так я их хочу на Святую землю, а денег нет. Ну, у нас дом есть от Греческой патриархии, от Русской церкви, мы можем их пристроить, но на самолет это ж надо деньги тратить, и потом, ну где их взять, эти деньги? Потом, я не могу еще, как к ним подойти, как эта опека, это все? Она говорит: — Матушка, у меня директор детского дома — это моя подруга, Галина Константиновна Епифанова, мы с ней учились и сидели за одной партой. Я говорю: — Да ладно! Она говорит: — Сейчас я ей позвоню. Она ей звонит: — Галина Константиновна, у меня есть такая матушка, я вас отправляю на Святую Землю. Я оплачиваю билеты, она вас пристроит в доме и проведет экскурсию, сделает. Я говорю: — Такого быть не может. И вот так у нас началась дружба.

А. Митрофанова

— Сходили вы на обед.

М. Евфросиния

— Да, это чудо, вы понимаете, да?

А. Митрофанова

-Да, я понимаю

М. Евфросиния

— И тут меня Господь прямо ведет, ведет вот так. И началось так, что они один раз съездили, второй раз. И у них получилось это светоощущение, у двоих. Я думаю: — О, как им помогает-то молитва и Святая Земля. И потом, тоже хотела поблагодарить одну женщину — ну это просто, конечно, у меня не было еще таких проектов, чтобы выходить, Алину Маратовну Кабаеву просить или еще что-то. То есть в принципе, нужно было только такие поездки: во Францию, допустим, чтобы они там спели, показать их. И вот Галина Константиновна рассказала проблему детей, что они выходят и потом некуда идти. Я думаю: — Вот это да! И меня познакомили с одной женщиной — это Жанна Анатольевна Малевская, я прямо ее хочу вот так выделить из нашего женского такого пола, из всей России, которая первая начала помогать. И первая песня «Прощальный час в Иерусалиме» была записана на ее средства. Вы знаете, нам оплатили в Париж только дорогу. Могли дети поехать, и говорят: — Матушка, ты уж их как-нибудь там, в Париже, размести. Мы в Россотрудничестве пели, а дети захотели там побольше находиться, потому что в Лувре есть для слепых

А. Митрофанова

— В европейских музеях как-ток этому относятся очень серьезно, да.

М. Евфросиния

— Да, потом у нас мастер-классы с этой Нежлой Барбир, там на завод они поехали в Грас. И у меня денег не было даже на питание и проживание.

А. Митрофанова

— Нашлись?

М. Евфросиния

— Да, и вот Жанна Анатольевна Малевская, она первая, кто помог, дала деньги на проживание, на питание.

А. Митрофанова

— Дай ей Бог здоровья. Детям такие поездки — это, конечно, свет.

М. Евфросиния

— Да. И пять лет она меня, я говорю вот, Жанна Анатольевна говорит: — Матушка, я вижу проект, чтобы вам построить этот реабилитационный центр, потому что восемь лет мы обивали пороги — нам никто, знаете, улыбаются, да-да-да, и все, до свидания. И она говорит: — Матушка, чтобы сделать этот проект, надо, чтобы дети пели, езжай в Лондон. Да, надо, чтобы наши оперники...

А. Митрофанова

— Лондон, Париж, у вас так, очень круто все получается.

М. Евфросиния

— Да, она говорит: — Надо прямо...возьми, говорит, Анну Нетребко, пусть с Аней споют они или какой-то концерт организуют.

А. Митрофанова

— И что?

М. Евфросиния

— Ну что — я и до Ани Нетребко дошла, спаси ее Господи. Но дело в том, что это не их репертуар оказался, хотя им очень понравилась песня, она говорит: — Матушка, мы не можем церковные вот такие, это не наш репертуар. Ну и вот через Василия Герелло, но, несмотря на это, она мне очень помогла организовала, ее директор организовал встречу со мной Андреа Бочелли, слепого. И мы с ним пообщались, и он готов выступить перед королевской семьей вместе с нашими слепыми детьми бесплатно в Лондоне, в Альберт-холле на следующий год в честь праведницы мира Алисы фон Баттенберг — это которая бабушка принца Чарльза, мама принца Филиппа, понимаете, да? И которая захоронена именно в Гефсиманском саду в Русском женском монастыре зарубежной церкви, где принц Чарльз ездил, служили панихиду с батюшкой. Это его бабушка родная, и она родилась глухой, потом ослепла. И я назвала даже движение в честь нее. И прямо принцу Чарльзу говорим: — А у нас нет реабилитационного центра. А у него сестра, принцесса Анна, как раз занимается реабилитационным центром в Лондоне. Вы представляете, там королева жертвует 60 миллионов фунтов стерлингов в год на этот реабилитационный центр. У них там 2000 человек работают, помогают этим слепоглухим, у них фитнесы, там, какие-то квартиры, в общем, все-все-все обеспечены. Но он говорит: — Но у нас никто не работает. Матушка, научите, сделайте мастер-классы, приезжайте к нам. Вот мы на следующий год...

А. Митрофанова

— Научите, как работать?

М. Евфросиния

— Да, да, научите работать слепоглухих, какие у вас проекты есть? И мы решили сделать наших детей, соединить с израильскими репатриантами, а у них, кстати, очень хорошо, реабилитационные центры в Израиле развиты. Они там работают, им там 25:14 непонятно на телефонные там станции посылают на телефоны, они чего-то исправляют там, вычищают, потом «Хадасса» госпиталь плюс 50 процентов государство им оплачивает, представляете? Ну, в общем, мы соединяем, делаем мастер-классы, говорят: — Матушка, мы тоже хотим духи разливать. В общем, это наши русские репатрианты слепоглухие. И потом поедем в Лондон, с помощью Божией. И поэтому, ну вот так.

А. Митрофанова

— Ой, дай вам Бог сил на все ваши проекты. И, конечно, 29-го сентября в Вегас Сити Холле будет большой благотворительный концерт, в котором примут участие солисты Мариинского театра и воспитанники Сергиево-Посадского интерната для слепоглухих людей. Вот сегодняшняя наша гостья, монахиня Евфросиния Матвеева, учредитель и президент благотворительного фонда памяти преподобномученицы великой княгини Елизаветы Федоровны. Она это все придумала. И как-то, знаете, я слушаю вас и не перестаю удивляться: Господь — великий режиссер. И прекрасно, что это так. А мы завершим нашу программу еще одной песней, «Ветка Палестины» у нас, да?

М. Евфросиния

— На слова Лермонтова, на стихи Лермонтова.

А. Митрофанова

— Это вот не по заказу Елизаветы Федоровны, естественно. Он сам по себе когда-то написал. Прекрасные слова, прекрасные тексты, музыка, послушаем сейчас. Спасибо вам

М. Евфросиния

— Спаси Господи.

Звучит песня

Другие программы
Голоса Времени
Голоса Времени
Через годы и расстояния звучат голоса давно ушедших людей и почти наших современников. Они рассказывают нам о том, что видели, что пережили. О ежедневных делах и сокровенных мыслях. Программа, как машина времени, переносит нас в прошлое и позволяет стать свидетелями того времени, о котором идёт речь.
Фрески
Фрески
Фрески – это очень короткие прозаические произведения, написанные интересно, порою забавно, простым и лёгким слогом, с юмором. Фрески раскрывают яркие моменты жизни, глубокие чувства, переживания человека, его действия, его восприятие окружающего мира. Порою даже через, казалось бы, чисто бытовые зарисовки просвечивает бытие, вечность.
Актуальная тема
Актуальная тема
Актуальными могут быть не только новости! Почему мы празднуем три новых года и возможен ли духовный подвиг в самой обычной очереди? Почему чудеса не приводят к вере, а честь – важнее денег? Каждый день мы выбираем самые насущные темы и приглашаем гостей рассуждать вместе с нами.
Статус: Отверженные
Статус: Отверженные
Авторская программа Бориса Григорьевича Селленова, журналиста с большим жизненным опытом, создателя множества передач на радио и ТВ, основу который составляют впечатления от командировок в воспитательные колонии России. Программа призвана показать, что люди, оступившиеся, оказавшиеся в условиях заключения, не перестают быть людьми. Что единственное отношение, которое они заслуживают со стороны общества — не осуждение и ненависть, а сострадание и сопереживание, желание помочь. Это — своего рода «прививка от фарисейства», необходимая каждому из нас, считающих себя «лучшими» по сравнению с «падшими и отверженными».

Также рекомендуем