Москва - 100,9 FM

«Мужчины и женщины». Прот. Александр Никольский

* Поделиться
Александр Ананьев и Алла Митрофанова

У нас в гостях был настоятель храма Трех святителей в Раменках, отец 10 детей протоиерей Александр Никольский.

Мы говорили о христианском взгляде на мужскую и женскую природы, противоречит ли это взглядам современного общества и что означают слова апостола Павла, что во Христе все одно и нет ни мужского пола ни женского.


А. Ананьев  

– Добрый вечер, дорогие друзья. В очередной раз за семейным столом в студии радио «Вера» вас приветствует Алла Митрофанова...  

А. Митрофанова 

– Александр Ананьев. 

А. Ананьев 

– И наш дорогой гость сегодня за нашим семейным столом, настоятель храма Трех святителей в Раменках, блестящий собеседник, протоиерей Александр Никольский. Добрый вечер, отец Александр. 

Протоиерей Александр 

– Добрый вечер. 

А. Ананьев 

– Здравствуйте. Погода нынче такая, что вот немножко пахнет весной...  

Протоиерей Александр 

– По-моему, осень сразу в весну перешла плавно. 

А. Ананьев 

– Да, однако, вместо того чтобы испытывать какую-то весеннюю радость, мы постоянно испытываем, ну вот я по крайней мере, и вот Алла, наверное, со мной согласится, испытываем какие-то непростые моменты с вопросами, которые поступают извне постоянно. Вот, к примеру, не так давно случилась на одном из центральных каналов очень неприятная сцена, которая в очередной раз подняла вопрос о том, что такое религиозные чувства верующих и как их можно оскорбить. И можно ли вообще их оскорбить. И меня, как человека верующего, у меня много очень друзей, которые считают себя атеистами, не то чтобы воинствующими, но тем не менее, они меня спрашивают: подожди, Александр, а тебя оскорбляет, твои чувства, поведение каких-то незнакомых тебе людей на каком-то телевидении? Вот у меня, на самом деле, не так просто ответить на этот вопрос. Потому что стоит мне сорваться в какую-то жесткую критику людей, которые позволяют себе такие высказывания по отношению к Богу, к Спасителю, может быть, к моим родителям, к моим детям (я ставлю знак равенства между этим, лично я), это, в общем, самого меня загоняет в тупик. Я хочу спросить у вас: что такое религиозные чувства верующих и можно ли их оскорбить? 

Протоиерей Александр 

– Вы знаете, тут такой двоякий момент. С одной стороны, естественно, когда человеку говорят плохо о самом дорогом для него, ему не может не быть неприятно или даже больно. И поэтому, конечно, долг государства ограждать своих граждан от оскорблений любого рода, в том числе и на основе веры. Притом неважно, какой... 

А. Митрофанова 

– Оскорбления любого рода – это важный момент. 

Протоиерей Александр 

– Любого рода оскорбления. Если начинают оскорблять мою семью, мою мать, меня там крыть матом где-нибудь на улице – вообще-то, насколько я знаю, на это есть статьи уголовного кодекса, там административного кодекса и так далее. Это правильно. Потому что долг государства защищать своих граждан от взаимной агрессии, часто немотивированной, и призывать граждан к взаимному уважению. Вот мы с вами сейчас я ехал в электричке, и там постоянно такое объявление, что уступайте, граждане, пожилым, детям, беременным, так сказать, женщинам... 

А. Митрофанова 

– Вообще друг другу. 

Протоиерей Александр 

– То есть мы должны друг к другу относиться хорошо, вне зависимости от нашей веры и от наших убеждений. По-моему, вот это мое утверждение последнее, оно является основой государственной жизни. Притом неважно, какого образа жизни – монархического там строя, демократического, либерального – ну более-менее нормального, так сказать, не какая-то там какая-то анархия и бандитизм, хулиганство. И поэтому ставить вопрос в такой плоскости: надо ли ограждать людей религиозных от агрессии по отношению к ним и к их вере – ну это странный вопрос для демократического правового государства, если оно таковым себя считает и для людей демократических убеждений и убеждений, так сказать, правовых. Это вопрос – нонсенс. Или же тогда так, как и надо было в советское время, к сожалению: что вот все граждане, а люди с религиозными убеждениями – это граждане второго сорта, и их можно унижать и даже хорошо. 

А. Ананьев 

– Но это государственная позиция. А вот теперь мне очень важно понять, а у меня какая к этому должна быть позиция.  

Протоиерей Александр 

– Вы знаете, спокойная. Понятно, что это больно, что это неприятно. Но надо относиться к этим людям с жалостью.  

А. Ананьев 

– Я же не смогу относиться к ним с жалостью, если они такое себе позволят в отношении, ну, например, Аллы. Я же не могу сидеть рядом и сказать: ну надо относиться спокойно. Я не буду относиться к этому спокойно. 

Протоиерей Александр 

– Нет, во время агрессии по отношению к Алле, конечно, должны защитить – как муж, как христианин, как мужчина.  

А. Ананьев 

– А в этой ситуации разве я не должен встать на защиту, причем активную? 

Протоиерей Александр 

– Нет, мы говорим про позицию внутреннюю и внешнюю. Про внешнюю я сказал, что нужно активно вставать на защиту своих прав. Мы еще немножко поговорим об этом чуть подробнее, может быть. А вы говорите о внутренней позиции. 

А. Ананьев 

– Да. 

Протоиерей Александр 

– Вот о внутренней позиции – не надо на них злиться, не надо на них гневаться. Что не предполагает, если ты не гневаешься, что ты будешь это все проглатывать молча. Естественно, молча нельзя проглатывать. Тут есть много моментов. Почему, например, молча нельзя проглатывать – потому что есть молодежь, есть дети, есть люди. И еще в замечательном произведении Достоевского «Бесы», как раз там показано, что прежде всего что они пытались делать, помимо всего прочего – подрывать уважение к святыне. Вспомните, они выпустили крысукакую-нибудь – вот был такой, конечно, невинный, по сравнению с современными вариантами, но тем не менее. Поэтому мы должны с вами защищать нашу позицию, но, так сказать, про внутреннюю позицию, то не надо на них гневаться, надо их жалеть. 

А. Митрофанова 

– Отец Александр, а где проходит граница в таком случае между вот этим внешним выражением своей позиции и, например, тем, что сейчас называют крестовыми походами? Когда люди, ну вот движимые желанием отстоять свои, как это, ну религиозные вот эти самые чувства, да, которые там попранные и прочее, сами превращаются в гонителей и, ну я не знаю, как это сказать, ну в общем, проявляют агрессию в ответ. 

Протоиерей Александр 

– Вот я об этом и говорю. 

А. Митрофанова 

– Вот как это баланс-то соблюсти, чтобы, так сказать, и свое достоинство защитить, с одной стороны... 

А. Ананьев 

– И не перейти границу. 

А. Митрофанова 

– Да, вот. 

Протоиерей Александр 

– Знаете, вот как раз не надо пребывать в состоянии греха – то есть в состоянии гнева, злобы, раздражения. Должны остаться человеком. Гнев, он даже во время каких-то военных действий вредит, так сказать, солдату, потому что он приводит к тому, что человек ошибается. Так вот даже тогда, когда люди друг друга убивают на войне, и то гневаться, так сказать, по возможности, не стоит, чтобы, так сказать, прицел, рука не дрожала, что называется. Так вот тем более в духовной брани, а у нас здесь имеется именно в виду духовная брань. Поэтому надо, если мы хотим вести духовную брань, иметь соответствующий духовный уровень. Поэтому мы можем возмущаться, может быть, так сказать, возмущение против зла. Нельзя быть равнодушным ко злу, нельзя вестись на то что, ну вы, верующие, религиозные, вы там за любовь выступаете, вот вы, пожалуйста, и молчите. Вот так молчать нельзя, потому что равнодушие ко злу есть принятие зла. Другое дело, как со злом бороться, в какой форме. Вот в форме агрессии, так сказать, каких-то фанатических действий – это просто будет, по меньшей мере, неумно. Надо думать, как. 

А. Митрофанова 

– Предлагаю нам перейти сейчас к основной теме нашего разговора, у нас «Семейный час»... 

А. Ананьев 

– Да, тем более что вступление, оно имеет непосредственное отношение к нашему разговору. Вот мы буквально недавно с Аллой Сергеевной вернулись из одного из прекраснейших городов мира, из Парижа, где, в частности, были в музее Родена – музей, который Анечка очень любит. И в этом центральном музее Родена была современная инсталляция – неважно какого бренда, какой марки и кто это ее установил. Но, войдя туда, Алла Сергеевна с ужасом оттуда выбежала, потому что то, что она увидела, было... ну, мягко говоря, оскорблением ее чувств религиозных, ее чувств христианских. 

А. Митрофанова 

– Ну там не столько даже с этим было связано, да нет, там просто, ну как это сказать, инсталляция в защиту феминизма что ли такого, причем... 

А. Ананьев 

– Ну первое, что она увидела – это была написанная по-немецки, по-моему, да, или по-английски, неважно: что было бы, если бы Господь был женщиной? Алла Сергеевна сказала: так, все, до свидания, моей ноги здесь не будет. И странно, что они установили это в моем любимом музее Родена, человека, которого она считает богословом от скульптуры. Я ведь правильно говорю? 

А. Митрофанова 

– Ну в общем, да, отчасти. Во многих его работах это... 

А. Ананьев 

– Да, он очень глубок во многих своих осмыслениях нас, Бога наших отношений и нашей связи. И вот, кроме того, по очень многим улицам ходили и видели постоянно наклейки, призывающие к борьбе с сексизмом, с гендерным неравенством. И мы понимаем, что это такая создается даже не атмосфера, такой мир создается, нам, в общем, не совсем понятный, с одной стороны, а с другой стороны, очень понятный, потому что мы же в нем и живем. И как на все это реагировать, не совсем понятно. Ну вот давайте начнем с начала. Вот Библия учит, что перед лицом Господа все равны, вне зависимости от пола. И, собственно говоря, то же самое утверждают те, кто устанавливают эти инсталляции в музее Родена, расклеивают эти наклейки по улицам. Но так ли это на самом деле? Действительно ли мужчина и женщина равны? 

Протоиерей Александр 

– Ну перед Богом, конечно, нет, так сказать, ни богатого, ни нищего, ни эллина, ни иудея, ни мужчины, ни женщины – это есть слова апостола. Но это перед Богом. Ну вот смотрите, сейчас вот идут бои MMA – как-то так называются. Давайте мы вас выставим, Александр... 

А. Ананьев 

– Бои MMA – это что? 

А. Митрофанова 

– Я просто не в курсе. 

Протоиерей Александр 

– Ну бои без правил, на ринге.  

А. Ананьев 

– Вы знаете, я вот опять же, видимо, в этом свете я тоже не соответствую тому представлению о мужчинах, которое, в общем, общепринятое.  

Протоиерей Александр 

– Да, ну вот понимаете, неравенство получается: вот они могут так вот долго, часами, так сказать, грамотно показывать свои боевые искусства, а мы с вами не можем. Вот неравенство. 

А. Ананьев 

– А, в этом смысле? 

Протоиерей Александр 

– Конечно. 

А. Ананьев 

– Ну ладно. 

Протоиерей Александр 

– Вот, понимаете. А с другой стороны, понимаете, вот мне, я думал насчет этого сексизма и феминизма. Вы знаете, мне кажется, смотрите, в нашей стране это так не стоит, а почему? Потому что у нас в советское время мы этот момент во многом прошли. Женщина с отбойным молотком – это, так сказать, уже у нас было. 

А. Ананьев 

– Мускулистый рабочий и мускулистая колхозница в центре города. 

Протоиерей Александр 

– Да, ну колхозница там еще ничего. Там она все-таки с серпом, и крестьянки, они все занимались сельским хозяйством физически, когда там не было тракторов и так далее. Но вот и поэтому у нас есть, я бы сказал, даже прививка от этого. Потому что мы в советское время прошли, иногда даже в таком достаточно жестком варианте, конечно, не так, как сейчас это на западе преподносят, но тем не менее. И поскольку в советское время было не все хорошо, как мы знаем, и это у нас опыт, иногда горький опыт, то мы и это тоже, так сказать, в этот опыт включили, именно горький, и мы к этому спокойнее относимся. Но вот, знаете, когда я был маленький (ну как маленький, ну наверное, не такой уж маленький, наверное, в 10 классе, теперешний 11 класс), у меня было очень плохо с английским, мне наняли учительницу, ну чтобы меня немножко подтянуть, тем более там был экзамен обязательно английский, так сказать, в конце 10 класса в то время. И у меня мама была с ней знакома, она работала с разведчиками, разведчикам преподавала, была очень хороший преподаватель. И вот женщина такая вот успешная, сделавшая даже карьеру тогдашнюю, то есть она работала преподавателем английского в разведке, для советского времени это был достаточно высокий такой социальный уровень, и там зарплата соответствующая и так далее. Вот она пришла, оказалась очень внешне красивой, я даже в нее влюбился немножко... 

А. Митрофанова 

– А сколько лет вам было? 

Протоиерей Александр 

– Мне было 17, ей было где-то года 32, наверное. 

А. Митрофанова 

– О, так это же прекрасная пора – 17 лет, ну самое оно, да, классика жанра. 

Протоиерей Александр 

– Тем более что она была красавица, блондинка яркая и так далее. И она сказала одну фразу, которая меня поразила. Я повторяю, что это был 84-й год – то есть это было еще за шесть-семь лет до развала Советского Союза, было такое самое советское, коммунистическое время. Она мне сказала, ну в процессе наших разговоров там: нам вот, женщинам, дали права, а что нам делать и зачем нам эти права дали, мы не знаем. Прямо сказала не в плане таком, критики, что права дали, а мы... А в плане того, что вот некая горечь от этих прав: зачем они нужны вот именно в той форме этих прав, которые нам дали. И не знаю, может, она была верующей такой, знаете, в КГБ, я знаю, были верующими, даже в православные храмы ходили в советское время. Не знаю, так сказать, или просто у нее были какие-то переживания свои внутренние, но вот тем не менее, понимаете. Вот, как мне кажется, вот этот сексизм, это некое такое, если посмотреть их действия, этих девушек, ну вот из неких групп соответствующих, они с каким-то надрывом, это неестественно. Вот они, знаете, вот что-то такое через силу. И в этом я вижу некий такой самовнушенный комплекс неполноценности. Это от комплекса неполноценности, а не оттого, что они борются за свои, действительно, попранные права. 

А. Ананьев 

– О том, что естественно и о том, что противоестественно, о главных смыслах сегодня мы говорим в «Семейном часе» с протоиереем Александром Никольским. В студии Алла Митрофанова и Александр Ананьев. И, говоря о том, какие права и обязанности естественны для мужчины и женщины, мне хочется сначала заглянуть в психологию мужчины и женщины. Ведь как отличаются мужская и женская физиология, так отличается духовный и физический мир у мальчиков и у девочек, мужчин и у женщин. И когда женщины начинают играть мужские роли, а мужчины там женские роли (по-моему, причем у мужчин получается гораздо лучше играть мужские роли, чем у женщин мужские), получается перекос. В чем отличие вот это вот, на ваш взгляд, внутреннее между мужчиной и женщиной, на что стоит обратить внимание в свете обсуждаемого вопроса? 

Протоиерей Александр 

– Ну вы знаете, Бог так устроил мир, что есть мужчина и женщина. Это прекрасно, что нет такой унификации. Понимаете, если бы все были одинаковы, все ходили бы строем, в серых одеждах, так сказать, равнялись все одновременно направо, потом налево – притом это не чисто внешне, как в армии, там в определенные моменты стройподготовки там и парадов, а просто по жизни, вот так вот везде – это было бы очень скучно и серо. Поэтому мужчины и женщины, они призваны друг друга дополнять. И вот уничтожение этого дополнения (там есть тоже такое понятие унисекс там и так далее) – вот это, ну как это, уничтожение красоты, уничтожение сложности, уничтожение психологического богатства, даже культурного богатства. 

А. Ананьев 

– А можно я поделюсь детской травмой, отец Александр? Алла Сергеевна даже не знает об этой моей печали. В 9 классе, в школе (была неплохая школа с английским уклоном) мы проходили психологическое тестирование с целью дальнейшей профориентации и вот там нам нарисовали яркий психологический портрет. А в моем отношении получится портрет скорее оскорбительным, потому что мне сказали, что я не могу руководить – в общем, как показала практика, наверное, это правильно, я могу исполнять хорошо – наверное, тоже верно. Но хуже всего, было написано вот в самом низу: на 70 процентов, – пишет психолог, – у Александра ярко выражено женское начало. Да. Причем вот это было так обидно, что я до сих пор, в общем, наверное, (мне сорок два) до сих пор немножко переживаю. 

А. Митрофанова 

– Не переживай, с тех пор все очень сильно изменилось. 

Протоиерей Александр 

– Не знаю, вот как раз вот насчет этого... 

А. Митрофанова 

– Я знаю.  

Протоиерей Александр 

– У меня есть всегда какие-то сомнения. Сморите, может быть, все-таки то, что делает мужчину мужчиной, а женщину женщиной, это все-таки, знаете, такие оттенки психологического портрета, которые не зависят от пола? И я очень хорошо знаю женщин, обладающих поистине мужским характером, при этом остающихся настоящими женщинами. Я знаю мужчин, черты характера которых скорее вот такие вот, похожи на женские, но при этом они достойные мужчины. Может быть, это и нормально, может быть, в нас больше одинакового, чем мы хотим это о себе думать? И, может быть, кому-то из мужчин незазорно шить медведей из старых джинсов? Поверьте, я и этим занимаюсь, но вместо того, чтобы заниматься вот этим некрасивым действом, о котором вы говорите, отец Александр, с некрасивым названием MMA. 

Протоиерей Александр 

– Да, ну может быть, ошибся с названием, возможно. Небольшой специалист в этом... 

А. Ананьев 

– Я тоже, поверьте. Собрались два мужчины за столом. 

Протоиерей Александр 

– Ну знаете, все-таки ну вот женщина может так пожалеть обычно, как не каждый мужчина может пожалеть.  

А. Ананьев 

– О, вы меня недооцениваете, отец Александр! Я умею жалеть так, что люди просто, да, встают с колен и бегут заниматься этими боями без правил. 

Протоиерей Александр 

– Ну все-таки нет. Конечно, и любой человек, если он обладает хоть каким-то даром любви, он, конечно, может пожалеть. Но вот у женщины это как-то по-другому получается. По-другому. И, как вот, мне кажется, женщины, они – ну это известная вещь, что они люди более, так сказать, совершенные в эмоциональной сфере, и они эту сферу часто больше чувствуют, чем мужчины. Вот постоянно приходится, когда ко мне приходят мужья, говорят: вот моя жена там то, всякие эмоции, – говорю: ну что ты хочешь, это женщина, она такая вот, ничего не сделаешь, наоборот, ты этим пользуйся, пытайся приспособиться, как-то найти в этом некоторое богатство. И женщины, когда приходят они говорят: вот муж меня здесь не понял, там не понял, вот здесь как-то вот, а там все, знаете, как ледокол идет и идет.  

А. Митрофанова 

– А она ему пыталась рассказать, в чем сложность-то? Потому что мы, женщины, часто по принципу, что милый мой, хороший, догадайся сам. А когда нет – ах, ты не понял? Ну о чем с тобой тогда говорить. 

Протоиерей Александр 

– Нет, ну это классика, когда муж спрашивает у жены: ты что, обиделась? На что она отвечает... 

А. Митрофанова 

– «А ты не понял?» 

Протоиерей Александр 

– «Ах, ты даже не понял?» И еще больше. 

А. Митрофанова 

– «Если надо объяснять, то не надо объяснять», – фраза, которая меня вымораживает просто.  

Протоиерей Александр 

– Да, поэтому это данность, это классика, это как раз особенности мужской и женской психологии, что мужчина, у него как-то больше волевое начало, интеллектуальное начало, рациональное начало, зато в эмоциональном плане он каких-то там оттенков не чувствует. А женщина, она это чувствует, но зато у нее где-то вот она себя, может быть, иногда чуть хуже контролирует, чем мужчина. Но это, конечно, в среднем, это усредненное. На самом деле бывают очень волевые женщины, и в истории мы знаем... 

А. Митрофанова 

– И интеллектуальные. 

Протоиерей Александр 

– Екатерина Великая, да, женщина, несмотря на то что очень такая активная как женщина, а с другой стороны, такая великая властительница. 

А. Митрофанова 

– Отец Александр, а вот вы сказали про эту черту женскую: умение жалеть, например. А у меня сразу вопрос возник: а мужчин жалеть – это правильно или нет, как вы думаете? 

Протоиерей Александр 

– Конечно, правильно. Знаете, вот поддержка для мужа... 

А. Митрофанова 

– Это разные вещи: жалеть и поддерживать, мне кажется. Нет? 

Протоиерей Александр 

– Ну пожалеть – это и поддержать. Вот он пришел – у него все плохо в жизни: там на работе плохо, там плохо, сям плохо...  

А. Митрофанова 

– И мы: ой, давай я тебе сопельки вытру, ой ты мой хорошенький, миленький, – вот это вот все. 

Протоиерей Александр 

– Ну да, иногда требуется. Иногда, конечно, может быть, требуется сказать: ну ладно, ты там это, нюни-то не распускай. Но вот это такое мужское отношение женщины к мужчине, особенно жены к мужу вызывает то, что муж закрывается. Скажет: ну хорошо, я понял, тебе я слабый не нужен, тебе нужен только очень сильный. И это, с одной стороны, более комфортно для женщины, потому что действительно, так сказать, он пытается демонстрировать только свои мужские волевые качества и не жалуется. А с другой стороны, он закрылся. 

А. Митрофанова 

– Я понимаю, о чем вы говорите, ну как мне кажется, понимаю. Потому что мы, женщины, не всегда представляем, как на самом деле непросто мужчине. Потому что фактом того, что он родился на свет мужчиной, он всем должен, он постоянно кому-то что-то должен в этой жизни. Должен заботиться о семье, обеспечивать, добывать там – слава Богу, сейчас уже не мамонтов, но все равно. А вот поскольку не мамонтов, то где же его теперь мужская идентичность, и он должен ее как-то каким-то образом проявить, найти там, обнаружить, укрепить и так далее. Ну то есть все время на работу ходить должен и прочее. То есть если женщина, например, не работает – скажем так, ну это ее выбор. Если, тем более, муж это поддерживает. А если мужчина не работает – то это уже все, привет горячий. И вот в этом смысле – да, действительно, быть женщине максимально внимательной и пылинки сдувать, стелить соломку там по утрам, а вечером принимать с распростертыми объятиями и прочее, прочее – это священный долг. Но вот вопрос, связанный именно с жалостью. Почему я на этом заостряю внимание. Ну я видела, когда вот мужчина дрейфует в сторону истероида, понимаете, когда со стороны женщины все время вот такая гиперопека. И вот где этот правильный баланс между поддержкой, сочувствием, всепониманием и принятием, и вот той самой жалостью, которая, ну не знаю, деморализует что ли? 

А. Ананьев 

– Ну скажем прямо, унижает. 

А. Митрофанова 

– Вот, и унижает. 

Протоиерей Александр 

– Нет, а в той ситуации, которую Алла описала, не унижает мужчину, он, наоборот, в ней очень нуждается. Но обычно очень, ну не то что обычно, но часто бывает эта ситуация с мужчинами, где были только он и мама. И вот и мама оторвала от, так сказать, груди, можно сказать, своего этого ребеночка, иногда великовозрастного, даже там может быть за тридцать, что называется, и передала на руки жене. И он продолжает, так сказать, как он привык с мамой, он привык, и с женой строит так же отношения, то есть маленького ребенка. Это как раз тогда (как раз в нашу тему), когда в семье не было мужчины или мужчина был, но забит был женою. То есть жена такая, знаете, супер антисексистка... 

А. Митрофанова 

– Вот именно, мы вас поняли.  

Протоиерей Александр 

– И она, так сказать, женским началом, но с мужской волей, мужа подавила. И вот и ребенка тоже своего подавила, мальчика. То есть она в нем мужичину не воспитала, а воспитала такой, знаете, холодец, еще не застывший. Потому и он, так сказать, в такой ситуации, придя, создав семью новую, он, естественно, таким образом дальше эти отношения, к которым он привык, он, естественно, их продолжает.  

А. Митрофанова 

– Хорошо бы разобраться, безнадежная это история или все-таки выход есть. 

А. Ананьев 

– Вот об этом мы поговорим ровно через минуту здесь, в «Семейном часе», хотя понемногу беседа перетекает в такой День защиты мужчин. Но очень-очень для нас важно разобраться все-таки, что значит все-таки быть мужчиной и что значит быть женщиной. 

А. Митрофанова 

– Давай только анонс еще сделаем, пока мы не ушли на перерыв. У нас 3 февраля, как хорошо знают наши слушатели, формат «Светлый вечер офлайн», он продолжается, наши встречи во МХАТе имени Горького со священниками, где мы поднимаем самые разные вопросы. У нас там правило свободного микрофона – все, кто приходят к нам на эти встречи (а вход бесплатный, естественно, по предварительной регистрации), могут задавать свои вопросы насущные по той теме, которую мы поднимаем. 

А. Ананьев 

– А тема будет актуальная: накануне Великого поста с замечательным священником отцом Стахием Колотвиным, мы поговорим о том, что такое пост и кому он нужен в первую очередь.  

А. Митрофанова 

– В преддверии поста. Потому что он приближается, надо к этому как-то отнестись. 

А. Ананьев 

– Пост – это то, что нужно нам или это то, что нужно Богу. 

А. Митрофанова 

– Какие ошибки мы чаще всего совершаем во время поста. К чему хорошо было бы подготовиться уже сейчас, как сани готовят летом, так вот сейчас, пока он еще не наступил, морально настроиться. 

А. Ананьев 

– В общем, приходите 3 февраля, в понедельник, поговорим о главных смыслах. 

А. Митрофанова 

https://foma.ru и https://radiovera.ru/ – это сайты, где вы найдете баннеры, пройдя по которым, можно будет увидеть ссылку на регистрацию.  

А. Ананьев 

– Да, а вход бесплатный. 

А. Ананьев 

– И вновь в студии светлого радио, радио «Вера», встречаются Алла Митрофанова... 

А. Митрофанова 

– Александр Ананьев. 

А. Ананьев 

– И протоиерей Александр Никольский, настоятель храма Трех святителей в Раменках. Напомню, наш разговор начался с того, что мы, вернувшись из одной из европейских столиц, обнаружили массу свидетельств того, что женщины активно бьются за свои права, те кого принято называть феминистками. И действительно ли мы так равны, как о том кричат стены в Париже или, может быть, мы все-таки отличаемся друг от друга, и как мужчинам остаться мужчинам, а женщинам женщинами. И еще в этой части программы мне очень хочется поговорить, как из мальчиков воспитать мужчин, а из девочек женщин – это тоже очень важно в «Семейном часе». Вот об этом мы сегодня и поговорим. 

А. Митрофанова 

– А может быть, мы тогда и перейдем к этому вопросу воспитания, потому что вот отец Александр очень точную вещь отметил, как если мама воспитывает мальчика одна, как это сложно бывает ему потом в жизни ну почувствовать себя, не всегда, конечно, но нередко. 

А. Ананьев 

– Ну это безусловно. Однако я все-таки хочу начать с вот этого вот мифа, наверное, мифа о том, что мужская психика гораздо более ранима, неустойчива и подвержена всяким внешним воздействиям. Хотя мужчины и считаются сильным полом, говорят психологи, но это скорее недоразумение. Потому что в конечном итоге именно среди мужчин чаще всего возникают те отклонения, с которыми приходится потом долго и зачастую безуспешно бороться. Мужчины гораздо более слабые, чем женщины – это миф или реальность? 

А. Митрофанова 

– Вы знаете, женщины более устойчивые, конечно. Они неустойчивые в таком тактическом смысле – то есть она может выйти из себя быстрее, чем мужчина. В среднем, конечно. Разные мужчины, разные женщины бывают. И мужчины бывают психопаты, которых только погладь, он уже взорвется. Ну вот женщина в среднем, так сказать, с ее психологией, она быстрее может выйти, так сказать, в какой-то эмоциональный взрыв, но в таком жизненном, в целом, стратегически что ли, женщина более устойчива. Потому что, смотрите, алкоголизм все-таки, он, ну до недавнего времени, был больше свойственен именно мужской части. А алкоголизм как раз попытка борьбы со своими внутренними проблемами. Неудачная попытка. 

А. Ананьев 

– Ухода от проблем. 

Протоиерей Александр 

– Ухода от проблем, да, вот как-то смягчения для себя внутри. А женщина – это ну это тоже, к сожалению, сейчас все больше набирает обороты, и наркомания, алкоголизм, в том числе и женский, но этого все-таки, в среднем, до недавнего времени в среднем было меньше. Намного меньше, в разы. Вообще, когда слово, например, алкоголик – это всегда как-то мужчина представляется, а не женщина. Поэтому, конечно, ну и, как знаете, женщина последний оплот семьи. Если уж мужчина пьет, семья еще существует худо-бедно, потому что там есть кому заботиться о детях и даже зарабатывать деньги на них. А если женщина запивает – семья уже разваливается, и дети там в детский дом, куда угодно. Поэтому в силу, может быть, вот этого, то что женщина является последним оплотом семьи, может быть, Господь таки и сделал, дав ей, с одной стороны, такую натуру, с одной стороны, отзывчивую, с другой стороны, очень эмоциональную, с другой стороны, Он дал ей, благодаря детям, часто именно детям, потому что если у женщины есть дети, она чаще всего не пьет. Пьют женщины часто, когда детей нет, а тут включается материнская любовь, ответственность соответствующая, и женщина держится, хотя бы ради детей. И вот взять даже, допустим, сейчас у нас 75 лет нашей победы великой, в эту победу внесли женщины очень большую роль – ну там где-то 50 процентов, как минимум. Потому что кто трудился в тылу, кто, так сказать, работал на заводах, кто просто жил, чтобы страна жила, так сказать, и воспитывал этих детей, которые, так сказать, до войны родились, до войны рождались. Кстати, рождаемость во время войны была больше, чем в 90 годах, кстати говоря. 

А. Митрофанова 

– Ого. 

Протоиерей Александр 

– Да, хотя считалось, что очень низкая. Но в 90-х годах статистически она была меньше, чем в 41–45-е годы. 

А. Митрофанова 

– Интересный факт. 

Протоиерей Александр 

– Так вот, и вот поэтому женщина, она вот, знаете, мне один священник говорил, про свою жену, матушку. Он был такой человек незаурядный и имел проблемы с властями в свое время, в советское время. И он говорил, что вот да, у меня матушка была разной, ну женщина есть женщина. Но когда вот шли аресты, когда шли обыски, когда действительно было очень трудно, она вставала за мной, как стена, и мне оказала такую поддержку. Это, если хотите, мужество женщины, когда она в каких-то ситуациях мобилизуется, чисто по-женски, не то что она там берет автомат и идет драться, хотя и такое иногда бывает, что замужняя женщина может подраться, так сказать, пытаться защитить даже физически, ну из любви к нему. Но все-таки не это ее основное предназначение что ли, цель, а именно вот духовная поддержка мужу.  

А. Митрофанова 

– Можно сразу уточняющий вопрос тогда, отец Александр. Вот вы сказали, что бывает, женщина может там пойти драться за мужа, ну вот если фигурально выражаться. А женщина хлопочет, чтобы мужчину устроить на работу, там не знаю, куда-нибудь в театр там или куда-то еще, люди творческих профессий, такое часто бывает... 

Протоиерей Александр 

– И не только творческих. 

А. Митрофанова 

– Пользуются. Ну, допустим, да, у женщины есть какие-то связи, вот она пользуется, хлопочет, чтобы мужа... 

Протоиерей Александр 

– Ну что делать. 

А. Митрофанова 

– Да? А к этому как отнестись, потому что я вот думала над этим моментом тоже, размышляла. 

А. Ананьев 

– Ты хотела устроить меня в цирк? 

А. Митрофанова 

– На десятую работу? Нет-нет, десятой работы – давай все-таки как-то без нее, иначе мы совсем тогда упашемся. Я просто думаю, для себя опять же мне важно это понять. Вот эта граница заботы о муже, она где должна проходить? Где разница вот между этой заботой и гиперопекой? Женщина, она случайно своего мужа не обессиливает тем, что вот так решает за него те вопросы, которые вообще-то должны, ну не то что должны, но хорошо бы, чтобы он разруливал сам, как мужчина.  

А. Ананьев 

– Как сказал один наш хороший знакомый священник, если у тебя в паспорте стоит буква «М», худшее, что для тебя можно сделать – это решить за тебя твои проблемы. 

А. Митрофанова 

– Вот, кстати, да я помню эту фразу. 

А. Ананьев 

– Потому что это делает тебя уже не «М», а, простите меня, «Ж». 

Протоиерей Александр 

– Знаете, вот вы сами, в вашем вопрос есть ответ. Не надо просто насилия совершать. Не надо именно совершать гиперопеку, надо дать возможность мужчине быть мужчиной. Если даже он, в силу своего воспитания, мы говорили, как-то не демонстрирует эти качества, надо его вот в этом смысле воспитывать, то есть давать ему возможность эти качества демонстрировать, а не задавливать его окончательно, так сказать, тем более что он сам даже к этому склонен. 

А. Митрофанова 

– А как? 

Протоиерей Александр 

– А вот дать ему возможность, так сказать, быть... Принимать решения.  

А. Митрофанова 

– Ну какой-то простой пример, какой-то житейский можете привести, чтобы вот на пальцах, что называется. 

Протоиерей Александр 

– Ну вот, во-первых, вот надо начать с малого, с малых дел. Вот какой-то решается, ну не такой кардинальный вопрос, как там работа, жизнь семьи там, мелкий вопрос. И женщина спрашивает этого мужчину, который немножко пасует, как мужчина, в принятии решений: а как ты, дорогой? И вот давай сделаем, как ты хочешь, – и согласиться на это. Конечно, когда женщина, даже пусть муж не прав, ну там у него не хватает опыта житейского, еще какого-то, и он, так сказать, вот ну там что-то предлагает – результатом его решения не является, что семья вся там, какой-то особый ущерб семье, суперущебр, ну вот будет то-то, что женщина считает, что не совсем правильно. Ну пусть. И он, если так, грубо говоря, войдет во вкус. Потому что на самом деле принять решение – с одной стороны, это самый тяжелый процесс. И вот мне некоторые вдовы говорили, которых мужья отошли ко Господу уже в таком, ну молодом возрасте – в 40 лет, там в 35 даже лет, и они остались одни с детьми, с семьей, и даже там не было тяжело материально, может быть, даже столько, сколько тяжело было в принятии решений. Когда муж все решал, и вдруг осталась одна, ей приходится решать самой. С одной стороны, это тяжело, а с другой стороны, это творчество. И человек может почувствовать вот это творческое начало. С другой стороны, это проявление любви – вот это именно принятие решений. Человек может почувствовать, что он таким образом проявляет любовь, являет свою любовь по отношению к своей семье и жене, принимая на себя эти ответственные решения. И в мужчине, как и женщине, это есть, изначально заложено. Потому что современное это течение сексизма, оно борется с природой. И, естественно, эта борьба с природой, она плохо кончается, естественным образом, да. И вот таким образом можно пробудить спящие вот эти силы, большие силы в мужчине со стороны женщины, если женщина так вот потихоньку будет, в хорошем смысле, воспитывать в мужчине вот эти качества. 

А. Митрофанова 

– То есть даже если у мужчины была такая ситуация в семье, что он рос без отца, когда его воспитывала только одна мама, и вот то, с чем мы закончили первую часть нашего разговора...  

Протоиерей Александр 

– Часто в этой ситуации ответственности не хватает мужчине. 

А. Митрофанова 

– Но это можно, получается, каким-то образом восполнить этот пробел. 

Протоиерей Александр 

– Да. 

А. Митрофанова 

– При обоюдным желании, что называется. 

Протоиерей Александр 

– Дело в том, что мужчины, они своим сыновьям в какой-то момент начинают в них воспитывать ответственность. Ну когда они взрослые. А как раз мужское воспитание, ну как раз исторически это так, психологически, оно как раз уже в отношении подросших сыновей, да, то есть когда сын переходил, как говорили, с женской половины на мужскую – там по-разному, в четыре, шесть лет. Так вот мужчина воспитывает, нормальный мужчина воспитывает в сыне ответственность: он дает ему свободу, а потом требует с него какие-то действия. А женщина, она часто относится к уже взрослому мальчику, нередко что я наблюдаю периодически, как к маленькому четырехлетнему. Ему сорок, а к нему относятся как к четырехлетнему, с теми же вот этими, знаете, вот этой вот мелкой заботой, мелочной такой опекой и так далее. И иногда вот у мальчиков, даже у волевых, возникает такое чувство, что им трудно принять решение. Их мама не приучила к этому. И мама это не понимает даже часто. Вот сколько я встречал случаев, когда такой мужчина, уже подросший, более-менее нормально выросший, слава Богу, он решает жениться – и мама не дает. Она всеми, то есть хорошие женщины, и она: еще не родилась на свет такая женщина, которая достойна моего сына. Вот под этим, если так сказать, утверждением стоит просто то, что она не хочет разлучиться со своим сыном. Она одна, так сказать, ну мужа давно уже нету, и других детей нету. И вот все – она привыкла вот этот тандем: вот я и сын, все, и больше нам никто не нужен. И вот, так сказать, конечно, в этой ситуации, естественно, мужчина со своим, даже просто жизненностью, просто чтобы жить, нормально жить, чтобы если ты не умеешь принимать решения, тебе будет трудно жить даже.  

А. Ананьев 

– Да, такая модель семьи далека от того, чтобы считаться традиционной, а уж тем более патриархальной. Тем не менее в христианском мировоззрении традиционная семья – это где муж глава, а жена – это его помощница. 

Протоиерей Александр 

– Да, сотворим помощницу по нему. Но вот, понимаете, я не понимаю, почему вот этих женщин, в основном женщины, хотя, правда, сейчас и мужчины в это включились активно, унижает роль жены и женщины. Это же, вот мы с вами говорили, как жена может воспитывать своего мужа в правильном направлении. 

А. Митрофанова 

– Я сразу мультик «Кот и лиса» вспоминаю. Помните, нет, там из «Горы самоцветов», как кот, которого списали там, вообще выгнали из дома, потому что он мышей ловить перестал, он только сметану воровал и вообще все. И вот он кубарем катится, этот кот, с высокой горки и попадает в лес. А мимо лиса идет, такая: ля-ля-ля, ой, кто это тут? Ой, кот. А пойдем-ка, Котофей Иванович, будем мужем и женой, будем вместе жить. И она его привела к себе в хату, нарядила его по-генеральски и пошла представлять другим жителям леса – медведь там, волк, кабан, по-моему, который так очень сосредоточено желуди жевал – чудесный мультик. И она им описала вот этого нового своего мужа, вот этого новобрачного, да, лиса, описала его так, что там просто лес трепетал от ужаса перед этим самым генералом, воеводой Котофеем Ивановичем. Прошло некоторое время, и Котофей Иванович себя почувствовал и генералом, и воеводой и тем, перед кем трепещет лес – и медведь, и кабанчик, и волк, понимаете. Вот и думай после этого, все ли безнадежно в этой жизни. 

Протоиерей Александр 

– Конечно, небезнадежно. Тем более что, знаете, еще раз говорю, ведь мужчину и женщину сотворил Бог. Это не плод цивилизации, это не плод развития цивилизации, вот знаете, что-то там такое сделали, наполнили, там сформировали, так сказать, обучили, и вот это наша техника, да, наша культура какая-то часть, да. А это естественно, и потому вот это естественное, да плюс если помощь Божия – то есть включить молитву за мужа, включить любовь к мужу, только правильную любовь, включить, так сказать, некую такую свою женскую эту внимательность, – то конечно, даже мужчины такие вот, в данном случае ущербные, они могут почувствовать себя мужчинами, как Котофей Иванович в этом мультфильме. Вот такое, наверное, с намеком было сделано.  

А. Ананьев 

– Конечно.  

Протоиерей Александр 

– Поэтому, ну вы знаете, вот, как мне кажется, вот этот сексизм, феминизм – это связано с отсутствием любви. Когда есть любовь, она все ставит на свое место. 

А. Митрофанова 

– Да, есть у меня такое ощущение, что это вот про какую-то дырку внутри. 

Протоиерей Александр 

– Да, когда нет любви, люди начинают там вот: права – не права. А когда мужчина любит жену, и женщина любит мужчину... 

А. Митрофанова 

– Папа любит дочку, и маму, и всех. 

Протоиерей Александр 

– Да, все становится на свои места. Только если под любовью не понимать какую-то страсть чисто, да, там как вот мы говорили, что страсть женщины к своему сыну – это же страсть, не любовь. Если она ему портит жизнь, какая же любовь это? Так вот, когда есть любовь – все, сексизм отходит, все эти проблемы отходят. Потому что люди пытаются сделать максимально хорошо друг для друга, и дальше вот в этом желании максимально сделать хорошо включаются все их естественные дары – и женщина становится женщиной, а мужчина становится мужчиной. И мужчина хочет защищать женщину, потому что он ее любит, он хочет о ней заботиться. Естественно, в силу того что мужчина это мужчина, он это делает в форме зарабатывания там денег, работы, еще что-то, ремонт, ну что ему, так сказать, позволяет ситуация. А женщина, естественно, так сказать, пытается тоже заботиться о мужчине так, как женщине это хочется. Не всегда это бывает там уборка, готовка. Но, с другой стороны, конечно, вот когда я как-то раз подумал, вот тоже можно посмотреть такой момент. Александр, вы можете быть беременным? 

А. Ананьев 

– Внешне? 

Протоиерей Александр 

– Ну физиологически. 

А. Ананьев 

– Физиологически нет, но я могу быть похожим... 

Протоиерей Александр 

– Сыграть. Ну как раз женские роли играли мужчины, как известно, и беременных женщин тоже и, может быть, неплохо у них получалось. Так вот ну так мы не можем с вами, а ведь можно на это обидеться. Можно попросить у министерства просвещения почистить все романы, где говорится о том, что женщина рожает. Потому что меня это как человека, который вот, это оскорбляет. 

А. Митрофанова 

– Неравноправие. 

А. Ананьев 

– Это детали. Мы же часто встречаем ситуацию, когда там мать у них была Новосельцев.  

Протоиерей Александр 

– Ну понятно, но тем не менее. Ну я говорю не про воспитание, а про факт рождения – меня это оскорбляет, я не могу родить – меня это оскорбляет. Можно сделать тоже такую позицию. Понимаете, о чем я говорю? 

А. Ананьев 

– Да. 

Протоиерей Александр 

– Вот. Поэтому вот женщина-то ведь, если она родит ребеночка, а лучше еще, может быть, не одного, если она любит детей, то тоже все становится на свои места. Как мужчина не будет мужчиной, как он не будет ходить на работу, как не будет зарабатывать деньги, как он не будет защищать свою жену от жизни такой внешней, от проблем? И как женщина не будет, в этом смысле, готовить пищу ну и так далее, то есть заботиться о своих младенцах? 

А. Ананьев 

– Протоиерей Александр Никольский, настоятель храма Трех святителей в Раменках, Алла Митрофанова, Александр Ананьев. Говоря о том, какая все-таки разница между мужчинами и женщинами, я хотел бы коснуться еще и духовной стороны вопроса. Смотрите, отец Александр, девочки другие – они ярче, тоньше и более чутко усваивают эмоционально окрашенную информацию, они романтичнее, они настроены на установление теплых отношений, причем с самого раннего детства. У мальчиков больше сильная там соревновательная сторона, у них аналитический склад ума. А это все понятно, мальчики и девочки разные. Как следствие что происходит? Как следствие мы приходим в храм и видим, что выросших девочек в храме гораздо больше, им легче найти отношения с Богом. Мальчикам это тяжело дается. Это правда или нет? 

Протоиерей Александр 

– Ну надо в храм зайти и вот увидеть. 

А. Ананьев 

– Вот да, я захожу, я вижу, что так оно и есть. И каким образом воспитать мальчика, чтобы он, имея вот этот свой набор психологических характеристик, мог вырасти в тесной связи с Богом – вот в чем вопрос. Потому что, если его тоже просить, как девочек, вырезать там ангелов в детстве, воспитывать его по той же схеме, как и девочек, это же будет неправильно.  

Протоиерей Александр 

– Вы знаете, просто мальчикам надо давать мужские примеры православия. То есть вырезать ангелов – это действительно девушки, девочки, это им нравится, это прекрасно. А мальчиком, может быть, в каком-то первом классе, может быть, что-то рисовать им это тоже нравится в этом возрасте, а потом надо что-то давать такое более мужское, более действенное. Вот и примеры приводить, так сказать, именно вот такие, которые мальчика могли бы зажечь. 

А. Митрофанова 

– А что это может быть, например, вот в прикладном плане? Если у девочек действительно там это может быть и хор, и рисование, и шитье, и рукоделие какое-то. 

А. Митрофанова 

– Да, вот у меня сразу возникают эти семинаристы прекрасные, которые занимаются хоровым пением, чтением... 

Протоиерей Александр 

– Ну там уже немножко другое, это на другом уровне. 

А. Ананьев 

– Да, да. 

Протоиерей Александр 

– Вы знаете, вот как мне кажется, почему у нас иногда мальчики, чем больше ходят в воскресную школу в таком более подросшем состоянии, чем девочки, заходишь – и одни девочки в старших группах, потому что у нас такое, как бы я сказал, немножко женскоориентированное, так сказать, воспитание в школах. То есть оно как вот для 1–4 класса оно годится, конечно, а вот когда уже средняя школа, что называется, пошла – тут нужно что-то немножко другое. Если мы вспомним нашу историю и даже недавнюю, было раздельное обучение даже. 

А. Митрофанова 

– А кстати, да, это хорошая тема. 

Протоиерей Александр 

– До 50-х годов было раздельное обучение. И так сказать, даже в советское время присутствовало. И это правильно. Моя супруга, она очень возмущалась, моя супруга (то есть не я, то есть женщина) возмущалась, что сейчас обучение совместное. Почему? Потому что девочки, они, как правило, более усидчивые, и они, как правило, вот как раз они и являются отличницами. 

А. Митрофанова 

– Ест такое слово «прилежные» – я его терпеть не могу, но вот да, это скорее про девочек, чаще про девочек. 

Протоиерей Александр 

– Ну да, то есть посади – они все, значит, все выучат, все-все-все и, как моя матушка сформулировала, они видят, что мальчики, ну как они начинают для себя рассуждать, более глупые, чем они.  

А. Митрофанова 

– К 5 классу у мальчиков уже устойчивое представление о том, что девочка лидер, отличница, умная, а ты лох. 

Протоиерей Александр 

– Ну это не совсем прямо совсем так. Но тем не менее это провоцирует, но скорее не мальчиков даже провоцирует, скорее девочек провоцирует относиться к мужчине как к человеку, который такой немножко, второго сорта. Вот есть женщина, а вот есть мужчина: мужчина – это такая, немножко недоделанная женщина. Потому вот эта мысль, повторяю, женщины, то есть моей матушки, она как раз за раздельное обучение. Потому что потом уже, так сказать, в 11 классе и дальше как раз вот это рациональное начало в мужчинах включается, он так сказать, успешно проходит подростковый период, и все-таки у нас инженеры, математики, и тому подобное, так сказать, это мужчины. И притом это связано, не думаю, что только с гендерным неравенством, а просто потому, что для мужчин это более интереснее. 

А. Митрофанова 

– А вот с парнями, получается, что, в походы ходить? 

Протоиерей Александр 

– Да, вот я у меня один знакомый священник есть, он был гляциологом по образованию, кончал географический факультет МГУ, кафедру гляциологии, то есть по ледникам специалист. И он стал священником потом в Костромской области, и он со своими мальчиками ходит в горные походы. 

А. Митрофанова 

– Потрясающе.  

Протоиерей Александр 

– И у него в этом смысле некоторый успех. Поэтому, мне кажется, вот даже не столько для девочек, сколько для мальчиков требуется конкретное дело, даже с некоторыми, может быть, элементами героики. И вот в этом, когда он понимает, что православие – это не рисовать ангелов, а это какое-то действие, может быть, больше его так сказать, в Церкви оставит, чем что-то другое. 

А. Митрофанова 

– Я вот думаю, столярная мастерская, например, или плотницкая. 

Протоиерей Александр 

– Да. 

А. Митрофанова 

– При храме ведь для парней, наверное, тоже ведь хороший вариант. Ну помимо того, что это, извините, земная профессия Христа. 

Протоиерей Александр 

– Да, у меня в храме, где я служил до того, как стал настоятелем, преподобного Андрея Рублева, там отец Андрей Галухин, там он нашел человека, молодого парня, который ведет с подростками как раз эту столярную мастерскую – там что-то вырезают по дереву, выжигают и так далее. Это очень правильный подход.  

А. Митрофанова 

– Ну и потом это как-то, не знаю, ты что-то делаешь своими руками, видишь результат этого труда – это же круто. 

А. Ананьев 

– Подожди, ну вот мы сейчас с тобой часто бываем в целом ряде храмов и очень любим эти храмы, но я вот сейчас пытаюсь вспомнить, я очень хорошо представляю себе, чем заняться там женщинам и девочкам, там очень много каких-то направлений, а из того, чем заняться парням, я вот, например... Я не так давно, знаете, Алечке задал вопрос: а почему не бывает при храмах спортивных залов для мужчин? 

А. Митрофанова 

– Да бывают, на самом деле. 

Протоиерей Александр 

– Бывают, просто это, может быть, не так, что при каждом храме. 

А. Митрофанова 

– Но пока не тренд, потому что места нет. 

Протоиерей Александр 

– Дело в том, что это проблема здесь бывает чисто материального характера – то есть этот зал, надо это где-то и уметь... 

А. Митрофанова 

– Аренда. 

Протоиерей Александр 

– Да, аренда там или еще что-то. Поэтому это другой разговор. Но, в принципе, вот это направление, что я замечаю, военно-патриотические группы, школы, там так сказать, секции, которые при храмах сейчас возникают все больше и больше, где этих мальчиков как раз пытаются воспитать в таком мужском ключе что ли, вот это правильное направление. 

А. Ананьев 

– А в храмах Трех святителей в Раменках есть что-то для мальчиков?  

Протоиерей Александр 

– А вы знаете, у меня есть знакомый, он чемпион Европы по единоборствам – джиу-джитсу, по-моему, и я с ним уже активно на эту тему беседую, пытаюсь. У нас недавно храм открылся.  

А. Ананьев 

– Пригласите, вот мне очень хочется, как откроете. 

Протоиерей Александр 

– Да, обязательно. Повторяю, это вопрос такой материальный, сейчас зал ищем и так далее.  

А. Митрофанова 

– Ну вот.  

Протоиерей Александр 

– То есть у нас вот в это упирается. Был бы зал, мы бы начали. 

А. Ананьев 

– Это, мне кажется, самая вот частая проблема именно. 

А. Ананьев 

– Мир созрел для православного джиу-джитсу. Спасибо вам большое, отец Александр. Я очень хочу напомнить вам о том, что совсем скоро, 3 февраля, в понедельник, мы с Аллой Митрофановой в семь часов вечера ждем вас в МХАТе имени Горького, на 8 сцене, и будем говорить со священником Стахием Колотвиным о том, что такое пост и для чего он нужен, какие мы ошибки чаще всего совершаем во время поста. 

А. Митрофанова 

– Да. Потому что мудрые люди говорят, к посту заранее надо готовиться. Вот он с началом весны в нашу жизнь придет, а сейчас уже февраль, в общем, вот за месяц примерно, да, мы этот разговор и решили затеять, чтобы, пока еще не поздно, эти сани заготовить. 3 февраля 19.00, МХАТ, 8 сцена – совместный проект радио «Вера», журнала «Фома» и МХАТ имени Горького. Вход бесплатный, по предварительной регистрации. Ну а зарегистрироваться можно, как всегда, на сайтах https://foma.ru и https://radiovera.ru/ – там висят баннеры, по которым можно щелкнуть, и вы будете как раз на странице, где ссылка на регистрацию. Приходите обязательно. 

А. Ананьев 

– Ну а с вами была Алла Митрофанова, Александр Ананьев и наш дорогой гость, протоиерей Александр Никольский, настоятель храма Трех святителей в Раменках. Спасибо вам, отец Александр. 

А. Митрофанова 

– Спасибо. 

Протоиерей Александр 

– Спасибо. 

Друзья! Поддержите выпуски новых программ Радио ВЕРА!
Вы можете стать попечителем радио, установив ежемесячный платеж. Будем вместе свидетельствовать миру о Христе, Его любви и милосердии!
Мы в соцсетях
******
Слушать на мобильном

Скачайте приложение для мобильного устройства и Радио ВЕРА будет всегда у вас под рукой, где бы вы ни были, дома или в дороге.

Слушайте подкасты в iTunes и Яндекс.Музыка

Другие программы
Еженедельный журнал
Еженедельный журнал
Общая теплая палитра программы «Еженедельный журнал» складывается из различных рубрик: эксперты комментируют яркие события, священники объясняют евангельские фрагменты, специалисты дают полезные советы, представители фондов рассказывают о своих подопечных, которым требуется поддержка. Так каждую пятницу наша радиоведущая Алла Митрофанова ищет основные смыслы уходящей недели и поднимает важные и актуальные темы.
Родники небесные
Родники небесные
Архивные записи бесед митрополита Антония Сурожского, епископа Василия Родзянко, протопресвитера Александра Шмемана и других духовно опытных пастырей. Советы праведного Иоанна Кронштадтского, преподобного Силуана Афонского, святителя Николая Сербского и других святых. Парадоксы Гилберта Честертона и Клайва Льюиса, размышления Сергея Фуделя и Николая Бердяева. Вопросы о Боге, о вере и о жизни — живыми голосами и во фрагментах аудиокниг.
Дело дня
Дело дня
Каждый выпуск программы «Дело дня» — это новая история и просьба о помощи. Мы рассказываем о тех, кому можно помочь уже сегодня, и о том, как это сделать.
Истории старого звонаря
Истории старого звонаря
На территории Андреевского монастыря в Москве, где находится Радио «Вера», можно встретить скромного, почти неприметного человека, спешащего подняться на колокольню. Но стоит ему забраться туда, как окрестности оглашаются неземным звоном. В этот момент вы с замиранием сердца останавливаетесь и думаете: «Надо же, какой талант! Талант от Бога!» И вы абсолютно правы: Петр Алексеевич Колосов — один из лучших звонарей столицы, а, может быть, и России. Но искусство звонаря — это лишь одно из многочисленных его дарований. Ведь Петр Алексеевич ещё и изумительный рассказчик! И в этом вы легко убедитесь, слушая программу «Истории старого звонаря»

Также рекомендуем