Материнский капитал. Юные журналисты.

Юные журналисты
Поделиться

361915В гостях у программы “Материнский капитал” Сергей Борисович Цымбаленко – доктор педагогических наук
президент Московской региональной детской общественной организации «ЮНПРЕСС».

 

 

 

С.Бакалеева

— Здравствуйте, это программа «Материнский капитал» – программа о самом драгоценном  – о семье и детях. Все дети любят играть, они играют в космонавтов, в пожарных, в спасателей, но если создать взрослые условия для такой игры, то она может превратиться в профессию. Сегодня я хочу поговорить об этом с моим гостем – мой гость Сергей Борисович Цымбаленко. Здравствуйте, Сергей Борисович!

С.Б.Цымбаленко

— Здравствуйте!

С.Бакалеева

— Сергей Борисович – руководитель объединения юных журналистов «Юнпресс», доктор педагогических наук. Сергей Борисович, Вы же про юных журналистов, наверное, знаете все. Вы сколько лет занимаетесь юными журналистами?

С.Б.Цымбаленко

— Ну, думаю, что более 40.

С.Бакалеева

— Ничего себе!

С.Б.Цымбаленко

— Более 40 лет, да.

С.Бакалеева

— Но, это действительно так, может такая игра в юных журналистов превратиться в профессию? И нужно ли это?

С.Б.Цымбаленко

— Да, вот я как бы сразу же хочу, меня настораживает слово игра, это может быть для взрослых так звучит, для детей занятие журналистикой – это не игра, я вот называют самыми главными журналистами – это те, кто приходит в школу, или в семью и говорит: «Я сейчас такое видел!», – и начинают это рассказывать.

С.Бакалеева

— Можно считать, что он уже журналист?

С.Б.Цымбаленко

— Да, это человек, у которого есть журналистская жилка. Он не только все видит, переживает, но ему хочется еще об этом рассказать, поведать. То есть, это скорее человеческое свойство, понимаете, вот это такое человеческое отношение к действительности, такая потребность.

С.Бакалеева

— То есть, это талант, он либо есть, либо нет?

С.Б.Цымбаленко

— Нет, талант – это другое, талант – это уже качество того, что ты делаешь, а это просто человеческая потребность, она есть, естественно потребность в детях. Но есть, кто ограничивается такими периодическими рассказами, а есть кому хочется об этом рассказывать подробнее. Вот как ни странно, я приобщился к этому уже молодым человеком, попав в отряд Каравелла, который создал писатель Владислав Крапивин, в Свердловске тогда, сейчас Екатеринбург. Вот там ребята занимались журналистикой, причем, даже не такой, как я сейчас сказал, рассказчики, да, а я называю такой гражданской журналистикой назывались, потому что занимались, потому что в отряде Каравелла главным было правилом – это я не стану ждать, когда на защиту правды встанет кто-то другой, раньше меня. И вот это ребята, которые и в жизни защищали своих товарищей, защищали справедливость, они считали, что нельзя мириться с несправедливостью. Они считали, что жизнь должна быть так устроена, чтобы ее менять, а не смиряться, если что-то не так. И вот отряд Каравелла, он и сейчас существует, как раз этому ребят учил.

С.Бакалеева

— А сегодня это актуально для современных подростков?

С.Б.Цымбаленко

— Я вот сейчас скажу, понимаете как, здесь появляется такая, когда ты сталкиваешься, когда ты думаешь, а как же сделать так, чтобы, ну, допустим, там, один парнишка был Юра у нас, которого в классе травили за то, что он слишком вежливый, не матерится, не ругается, не толкается, не дерется. И всем очень нравилось его подзаводить. И у меня моя первая такая в общем-то публикация серьезная была, причем в Пионерской правде – это гонения на рыжих, о том, что вот такие ребята, которые чем-то отличаются, их начинают травить. Я разговаривал с детьми, потом написал об этом материал. Вот так рождаются эти материалы. Это актуально всегда и именно я журналистикой именно из-за этого стал заниматься, хотя у меня была другая профессия, я был преподаватель философии и мне это очень нравилось и нравится, но вот это вот то, что поддержать ребят в этом, я на всю жизнь понял, что может быть это самое-самое важное, что я могу сделать. И, конечно же, сейчас тем, кому меньше 40, им трудно представить, как это было тяжело, потому что им кажется, наверное, что молодым людям, что интернет был всегда.

С.Бакалеева

— И что всегда можно было говорить то, что хочешь.

С.Б.Цымбаленко

— Доступность была всегда, а ведь это было время, когда у ребят были издания для них, но у самих у них возможности было очень мало высказываться. Это единицы детей могли быть опубликованы в Пионерской правде, или в журнале Пионер, еще где-то прозвучать, а в основном, это было, можно было выпускать газету, допустим, в школе, но не все учителя, и далеко не все учителя могли мириться, когда ребята высказывали собственное мнение. это сейчас очень многих задевает, считают, что он пусть сначала вырастет, а потом говорит о том, что он думает. Просто, если его так растить, он и не будет никогда говорить о том, что он думает, если его так приучить все время только слушать и не участвовать в этом всеобщем диалоге. Вот я считаю, что журналистика – это не столько профессия и мы учим не профессии, а мы учим вот этому – цивилизованному грамотному умению вступить с помощью вот такой информационной какой-то продукции, заметок, видео, интернет-ресурсов вступать в диалог с другими людьми. Быть участником вот этого человечества, такого человеческого общения, человеческого мнения выработки, вот это я вижу главное в журналистике и сегодня как бы это заметно, что, допустим, в отличие от нас, когда была у нас какая-то индивидуальная, или групповая такая небольшая журналистика, ну, самое большее, как я говорил, можно было выпустить газету, или снять кинофильм…

С.Бакалеева

— Ну, довольно сложно было, наверное, показать его большой аудитории, да?

С.Б.Цымбаленко

— Да, сегодня дети имеют эту возможность. Для них сегодня это естественно и получается сейчас другая задача – научиться, чтобы это было цивилизованно. Я вот сейчас так подумал, что фактически мы столько десятилетий, вот все, кто занимался с юными журналистами, мы фактически готовили почву для сегодняшнего поколения, чтобы они, когда появилась такая возможность, как бы не засоряли информационное пространство, а чтобы они в самом деле говорили о том, что важно, что нужно для них, для их сверстников, для общества. И вот это, конечно, для нас самое-самое важное, дорогое и здесь, что еще может быть очень важно, о том, чтобы мы приглядывались, что да, юный журналист – это был когда-то вот такой небольшой срез детей, кто мог осмелиться и мог научиться писать, научиться высказываться.

С.Бакалеева

— Кроме Каравеллы были еще подобные отряды?

С.Б.Цымбаленко

— Вслед за Каравеллой появилось очень много объединений по всему Советскому союзу тогда. И сейчас такие объединения существуют и разрастаются. Сегодня, я говорю, это фактически массовое национальное движение, таков масштаб сейчас.

С.Бакалеева

— А никто не пробовал посчитать, сколько человек юных журналистов?

С.Б.Цымбаленко

— Ну, вот одна из наших руководителей тоже юных журналистов, защищая научную диссертацию, она допустим в Екатеринбурге, в Свердловской области, прикинула, что где-то тираж суммарный этих изданий детских несколько миллионов, только в одной области.

С.Бакалеева

— В одной области, это сегодня?

С.Б.Цымбаленко

— Да, это просто трудно посчитать потому что никто этим не занимается и не может, наверное, это сделать. Это можно только так прикидывать, взять и потом посчитать, что это миллионы, что это миллионы фактически детей, несколько миллионов, кто сейчас так себя проявляет. И что еще совершенно новое, то, что взрослым кажется недостатком детей – ну вот, к примеру. Жалуются до сих пор родители и взрослые другие о том, что ах, дети наши пропадают в интернете, ах, их не вытащишь оттуда. А если подумать, не бывает так у детей, когда у них появляется какая-то массовая особенность, массовые увлечения, что это просто так. То, что сегодня кажется взрослым недостатком, вполне возможно, это ростки чего-то нового, чего мы пока не понимаем. Так вот, мы взяли и решили проверить, выступить, как исследователи, как ученые, что же у нас с ребятами сегодня происходит в этом направлении. И мы такой провели массовый опрос грамотный по всем правилам социологическим в 2012 году, мы выяснили, что сегодня более 90%, где-то, как минимум 93% детей, не зависимо от того, где они живут, в селе, или в небольшом городке, они в интернете.

С.Бакалеева

— Это какого возраста? Подростки?

С.Б.Цымбаленко

— Ну, мы брали с девяти лет, они… дети говорили, что тогда, да, в 2012 году – это где-то массовое такое вхождение в интернет начинается в девять лет, сегодня – это раньше этого уже резко снизилось уже до трех лет. Уже в три годика дети…

С.Бакалеева

— Активные пользователи.

С.Б.Цымбаленко

— Да, и вот этот интернет для них, на самом деле, когда мы так проверили, что оказывается то, что они стали меньше общаться, меньше реального общения – это миф. Общение увеличилось…

С.Бакалеева

— Оффлайн, живое общение?

С.Б.Цымбаленко

— Реальное, потому что дети раньше, когда мы спрашивали у детей, что ты предпочитаешь, основной твой способ проведения свободного времени – это было телевидение, сегодня общение с друзьями. И дети даже назвали формулу, что мы, говорят, берем, общаемся в жизни, потом говорим: «Ну, пока, продолжим общение в интернете». Общаются в интернете: «Ну что, встретимся?», – понимаете, вот этот переход, у них нет ощущения, как взрослые считают, что это два разных пространства, это обман.

С.Бакалеева

— Ну, может быть, это опасно, что они чувствуют этой границы, что это разные пространства?

С.Б.Цымбаленко

— Сейчас я скажу об этом. Мало того, что это как бы настолько все серьезно, что дети, у кого есть техническая возможность, они в непрерывном находятся общении. Они не выключают телефон, ни на уроке, ни на перемене, они все время следят за тем, что происходит, какие поступают сообщения и находятся на связи. Но, вот, видите, Вы говорите, опасно, или нет. Я пришел к выводу, что это фактически есть переход к другому обществу, к обществу диалога, когда появились вот эти возможности. У нас сегодня в обществе две продвинутые группы, которые живут так, как будет жить скоро все общество – это ученые и дети. Ученые не могут сегодня ничего сделать, сесть в кабинете и в одиночку изобретать теорию, или еще что-то, невозможно. Нужно непрерывное общение, это стало коллективным достоянием – выработка научного знания только рождается в коллективном общении. И дети пришли к тому же самому, они сегодня уже, пока не осознавая почему они это делают, но они коллективно принимают решения, коллективно узнают, это фантастика, как они узнают, что что-то они не знают, они задают вопрос и всегда находится… они не знают, какого возраста, но всегда найдется тот, кто скажет: «Да, я знаю, как решить эту проблему», «Да, я знаю, как решить эту проблему». То есть они уже живут в таком обществе коллективно общения.

С.Бакалеева

— Диалога, да?

С.Б.Цымбаленко

— Диалога, да, когда все будет вот так обогащать друг друга и так коллективно принимать решения.

С.Бакалеева

— То есть, если 40 лет назад главной целью было научить диалог вести, то сегодня такой проблемы не стоит? Им легче стало общаться?

С.Б.Цымбаленко

— Нет, сегодня задача стоит о том, чтобы этот диалог был цивилизованным. Уже, помимо того, что мы детей учим вот этому самовыражению и помогаем им, мы поддерживаем их потребность, чтобы они вырабатывали этические правила. Вот, когда мы, допустим, встречались с ребятами, с юными журналистами Дагестана, да, из сел, из маленьких городов они собрались. И я им сказал о том, что беспокоит взрослых. Все вот эти проблемы, что интернет – это много ненужных и вредных ресурсов, что это может быть и опасность для них, в общем, все-все высказал. Они так посмотрели из полчаса выработали модель детский республики в интернете по определенным этическим правилам, со своими модераторами, которых выбирает сообщество и они следят, чтобы общение было цивилизованным, никто не нарушал правил. Все расписали, все разработали, потому что, говорят, проблем нет, все можно решить. Проблема только одна, что взрослые не относятся к этому серьезно и это же требует, допустим, создать такую детскую республику в интернете – это нужны определенные средства, нужна определенная техническая поддержка, да, и как бы это все дальше застревает.

С.Бакалеева

— Спасибо большое, Сергей Борисович! У меня в гостях был Сергей Борисович Цымбаленко – руководитель объединения юных журналистов «Юнпресс». Всего хорошего, До свидания!

«При реализации проекта используются средства государственной поддержки, выделенные в качестве гранта в соответствии c распоряжением Президента Российской Федерации № 11-рп от 17.01.2014 г. и на основании конкурса, проведенного Общероссийской общественной организацией «Российский Союз Молодежи».

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (Пожалуйста, оцените материал)
Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *