«Кино и благотворительность». Светлый вечер с актрисой Ириной Денисовой (27.07.2017)

Кино и благотворительность (27.07.2017) - Часть 1
Поделиться
Кино и благотворительность (27.07.2017) - Часть 2
Поделиться

ирина денисоваУ нас в гостях была актриса Ирина Денисова.

Наша гостья рассказала о том, как в ее жизни сочетаются актерская профессия, съемки в кино и работа в социальном центре при Донском монастыре.

 

 

 


К.Мацан:

– Светлый вечер на радио «Вера». Здравствуйте, дорогие друзья! В студии моя коллега Алла Митрофанова…

А.Митрофанова:

– …Константин Мацан.

К.Мацан:

– Ещё раз – здравствуйте! В этом году на фестивале «Кинотавр» гран-при получил фильм «Хороший мальчик». Все, кто интересуются, могут ознакомиться с ним в сети. Одну из главных ролей в этом фильме сыграла наша сегодняшняя гостья, актриса театра и кино Ирина Денисова. Добрый вечер, Ирина!

И.Денисова:

– Добрый вечер!

К.Мацан:

– Ну, скажу ещё, что в программе Каннского фестиваля в 2013 году был фильм «Отдать концы» – тоже с участием Ирины, ну а… вот мы сейчас на радио, мы слушаем голос… Те, кто смотрели недавно фильм «Алиса в Зазеркалье» зарубежный, там героиня Энн Хэтэуэй – Белая Королева – говорила голосом Ирины Денисовой, нашей сегодняшней гостьи.

И.Денисова:

– Да, всё так.

К.Мацан:

– Можно слушать и, если нужно, представлять себе те кадры. Добрый вечер, ещё раз!

И.Денисова:

– Спасибо. Всё, теперь я готова к беседе со зрителями на радио «Вера»…

К.Мацан:

– Но! Не все знают, мало, кто знает, что, придя с красной дорожки Каннского фестиваля, или Кинотавра, или любого другого фестиваля Ирина, видимо, из вечернего платья переодевается в рабочую, не мешающую ничему одежду и идёт на свою другую работу.

И.Денисова:

– Я бы даже сделала поправку. На самом деле я надеваю рабочую одежду, когда иду на какое-нибудь такое мероприятие…

А.Митрофанова:

– На красную дорожку?

И.Денисова:

– Да, да. Для меня это вообще стресс, и вот как раз я там принимаю некую форму для того, чтобы соответствовать. А в обычной жизни я вот… Вот, я к вам сейчас пришла…

К.Мацан:

– Хорошо. В обычной жизни Вы чем занимаетесь? (Сны-?) рассказываете?

И.Денисова:

– В обычной жизни я такой… труженик, и мои труды – они в разных сферах. Первое – это моя семья. То есть, я труженица здесь такая… Ну, я стараюсь помогать своему мужу, я забочусь о своей маме и, у нас так сейчас получилось, что гостит моя подопечная, выпускница Детского дома, и мы сейчас помогаем ей, так сказать, войти в новую жизнь после Детского дома. Ей нужно помочь обустроить квартиру и так далее. Вот это вот такой ближний круг. Потом – моя социальная деятельность. Это так звучит… ну… социально-волонтёрская такая, профессиональная уже почти работа. Есть такая у меня должность, которую мне придумал Александр Самедович Гезалов – ну, просто, чтобы было как-то понятно… Я – руководитель социальных проектов Социального Центра святителя Тихона при Донском монастыре. И вот в такой должности я существую месяц с небольшим, наверное. И пока ещё я вхожу только. Потому что работы очень много. Её, действительно, очень много, и хочется ко всему подойти как-то с душой, во всём разобраться и не просто носить какой-то такой вот заголовок у себя на лбу, а что-то ещё полезное сделать. Я вот стараюсь. Ну, и ещё я, собственно говоря, работаю по фрилансам, по рекламе и пиару. Это вот такой мой «второй хлеб», потому что с актёрской профессией у меня такие отношения… товарищеские, скажем так.

А.Митрофанова:

– Вот я как раз хотела спросить, как это возможно, что Вы это всё совмещаете? Но Вы ответили на этот вопрос: товарищеские отношения с профессией и, судя по всему, призвание своё Вы чувствуете как раз в том, что Вы делаете вместе с Александром Гезаловым. Тут надо пояснить. Александр Гезалов – сам выпускник Детского дома, человек, который… вот, когда, знаете, бывает, спрашивают – «один в поле воин», да? Вот у меня как раз его пример перед глазами, когда возникают такие вопросы. Потому что он – человек, который начал менять у нас в стране систему отношения к Детскому дому…

И.Денисова:

– Совершенно верно.

А.Митрофанова:

– … к работе Детских домов. Зная, какой невероятной энергией этот человек обладает…

К.Мацан:

– Собственно, он, скажем так – автор лозунга, что Детских домов вообще быть не должно. Эта форма – как форма – она ущербна, она невозможна, не нужна.

И.Денисова:

– Вот, это как раз моя личная история с Александром Гезаловым. Мы, на самом деле, знакомы очень-очень давно. Даже я не знаю сколько… наверное, лет семь. И я, когда-то, будучи волонтёром другой благотворительной организации – благотворительного фонда «София», который занимается помощью пожилым людям – я попала на семинар. Я даже не помню, как он называется, но там я первый раз увидела Александра Самедовича в президиуме, и он рассказывал об умной помощи, об умной благотворительности. И я услышала какие-то живые такие, попадающие в сердце какие-то формулировки, слова. То есть, тогда мы не были лично знакомы, но он произвёл на меня очень сильное впечатление своим, таким, посылом, этими мыслями, которые он закладывает в голову. И я после этого подошла даже, со мной такое редко бывает… ну, там было много народу… Я подошла и сказала: «Александр Самедович, спасибо большое», не думая, что мы когда-то потом будем знакомы и даже работать вместе. И потом, когда моя волонтёрская деятельность – она дальше развивалась, развивалась в течение этих лет, и я оказалась в Просветительском центре Петра и Февронии Муромских, храмов в Зарядье. Мы там стали заниматься с ребятами из Детских домов. То есть, ну, как это обычно бывает, как это начинается – приехать, что-то… какие-то мастер-классы, какие-то мероприятия провести… И мы чувствовали с ребятами, что нам этого недостаточно. Потому что, вот этот момент – когда ты приехал, сделал мероприятие, но ты не помнишь, как зовут детей, с которыми ты виделся… Ну, то есть, ты что-то сделал, а – дети? Что с ними? С ними не возникает живых отношений, с ними… Ну, или это такое формальное, знаете как это… Дети из Детских домов очень умеют быстро наладить с тобой отношения, что… какая-то видимость какой-то дружбы и так далее, но она не несёт в себе такой глубинной какой-то личностной связи, которая на самом деле и не нужна. И вот, ощутив такую какую-то нехватку опыта, мы пригласили Александра Самедовича уже на Варварку, и он провёл с нами тоже семинар. Показал нам фильм Ольги Синяевой «Блеф или с Новым годом!» и вот… и вот, понимаете, и вот это вот произошло со мной. То есть, это перевернуло меня изнутри, и я… мне… Ну, здесь такой момент, я бы… Мы не отказались от каких-то таких встреч и мероприятий с детьми, но они поменяли своё свойство. То есть, внутри появилась осознанность такая – для чего мы это делаем. И после этого у нас стали совершенно естественным образом возникать живые, человеческие связи с детьми. То есть, я не еду на встречу с десятью детьми, чтобы провести с ними мастер-класс. У меня появились один, два, три человека, с которыми мы встречаемся в городе, куда-то едем, мы общаемся, мы… И так, в конце, у меня появился только один человек, для которого вот я готова тратить время и свою жизнь. И я понимаю, что… то есть, я не… Количество – вот так оно, каким-то образом, всё переросло в одного – выросло в одно, в одни глаза, в одну душу, в одного человека. И то – я не могу сказать, что я успеваю сделать всё, что нужно. Потому что девушке – ей уже 18 лет, она выпускница, и всё, приобретённое ею в Детском доме, все эти травмы психологические – с ними… с ними очень тяжело.

К.Мацан:

– А вот к вопросу о том, что тяжело. Говорят же, что такой опыт, вообще любой опыт волонтёрства, он иногда едва ли не важнее тому, кто является волонтёром, а не тому, кому он помогает. Мы многому учимся, когда сталкиваемся с теми, кому в каком-то социальном плане тяжелее нас самих. А чему Вы учитесь? Чему Вы научились у этой одной души, с которой Вы так сблизились?

И.Денисова:

– Ну, она обнаруживает мои недостатки, мои грехи постоянно. Я обнаруживаю, что я не умею… я не умею объяснять, я не умею терпеть, я не умею… то есть… Знаете, такая привычка, желание всё поправить, знаете, сделать всё правильно. Вот это – правильно, вот это – неправильно. И, вы знаете, оно вот в таком режиме, с такой вот живой раненой душой – оно не работает. То есть… Ну да, правильно, ну да… Тем более, что в Детдоме вот эти все вот эти вот слова – они как «белый шум» воспринимаются. Потому что воспитатели говорят, как «правильно» всё это… все говорят, как «правильно», это «нельзя», и вот этот тон – вот этот тон разговора такой…

А.Митрофанова:

– Человек абстрагируется от этого, он уже не воспринимает…

И.Денисова:

– Да. Ну, это – «белый шум», она не воспринимает этого. То есть, замечания она слышит с десятого раза, допустим. И я понимаю, что это не её вина. Тут нужно столько терпения – это просто… это просто…

А.Митрофанова:

– Ирина, Вы знаете, что интересно и удивительно – Вы рассказываете об этих вещах, и у Вас претензии – к себе.

И.Денисова:

– Да.

А.Митрофанова:

– Вы с себя спрашиваете. Часто бывает, что в подобных же ситуациях люди говорят: «Да она тупая просто! Она ничего не понимает! Я ей десять раз сказала, а она ничего сделать не может!» Ну и так далее. А ведь Вы правы насчёт того, что в таких ситуациях мы получаем реакцию на самих себя. И это – вопрос к нам, прежде всего.

И.Денисова:

– Да. И я, конечно… Это очень трудно, и это неисчерпаемая такая живая история отношений с одним человеком, вот которого… знаете, я это так воспринимаю – Бог дал. То есть, это же сложилось годами. Мы знакомы тоже с Юлей… мы знакомы 3 года, наверное, даже побольше, и началось всё… То есть, мы пришли, и в Интернате, где она тогда находилась – она сменила уже три Интерната за это время, сколько мы с ней знакомы – мы сделали такой спектакль «Маленький Принц» – по «Маленькому Принцу», такой, интерактивный. И Юля – она была зрительницей. Потом мы туда посещали, но я даже не обращала на неё внимания, мы так пересекались – и всё. А потом, Вы знаете, мы пригласили ребят на Варварку к нам, как раз посмотреть фильм. Александр Гезалов – они сделали такой цикл фильмов об успешных выпускниках Детских домов. И вот был такой фильм «Мария» – о девушке, которая сумела простить свою мать. Ну, то есть, она пережила страшное – у неё и рак был, и всё, что… но она исцелилась от рака, она прошла все эти круги ада и… Очень сильная история о том, как она возвращается в деревню, в этот страшный дом, где её там… простите… просто что с ней только там ни произошло… И она вот эту свою пьяненькую вот эту вот, больную мать – она нашла в себе силы её простить. Мария. Это реальная история. Это девушка, которая сейчас живёт, у неё свои дети. И вот эта реальная история, показанная выпускникам Детских домов, она, конечно, для них – такой ключик к сердцу. И потом мы с ребятами беседовали, обсуждали, они по-разному к этому относятся – кто-то абстрагируется, кто-то… ну… А вот в Юлю эта история попала. И она была одна из немногих детей, которые, когда мы их спрашивали: «А о чём ты мечтаешь? Чем бы ты хотела заниматься?», она сказала такое, глядя мне в глаза – вот это, я… знаете, такая первая Встреча с человеком, с душой, и я вот этот момент очень хорошо помню, когда она сказала: «Я хочу помогать».

К.Мацан:

– Вот это да!

И.Денисова:

– Да. И вот… И я так запомнила вот эти… вот этот вот… вот это… И она такая была – очень скромная какая-то, и так вот она как-то это из себя выдавила стесняясь, потому что, вообще, это такая немодная, скажем, позиция в их среде. И она как-то произвела на меня впечатление, и мы стали больше общаться. А потом куда-то мы ходили вместе что-то, потом я её пригласила в Интернат для пожилых, где я работала волонтёром – и вот так мы познакомились. И вот сейчас мы вот уже, практически, люди, которые, наверное, будут связаны какой-то дружбой на всю жизнь.

СВЕТЛЫЙ ВЕЧЕР НА РАДИО «ВЕРА»

К.Мацан:

– Ирина Денисова, актриса театра и кино, руководитель социальных проектов Социального Центра святителя Тихона в Донском монастыре сегодня проводит с нами этот светлый вечер.

А.Митрофанова:

– Ирина, Вы с таким упоением рассказываете об этой работе, при том, что она невероятно тяжела.

И.Денисова:

– Да.

А.Митрофанова:

– И, Вы знаете, я бы, наверное, всё-таки умножила ещё эффект от этой работы на Вашу актёрскую природу. Ведь дело в том, что актёрам свойственно пропускать через себя. Может быть, конечно, здесь ещё есть такой момент, что Вы умеете как актриса, ну, наоборот, в себя… как-то абстрагироваться или защищаться от того, что Вы получаете со стороны? Вот, но…

И.Денисова:

– Нет, защищаться невозможно, к сожалению. И это такой обоюдоострый, так скажем, дар. Но, вы знаете, вообще актёрская профессия тем и отдельная…

А.Митрофанова:

– Мы поговорим об этом ещё.

И.Денисова:

– Это очень такая объёмная тема. Она очень сложная тоже. Что с точки зрения православного человека – она неоднозначная такая, и я это всё проживаю, стараюсь честно проживать, но мне непросто. Мне непросто существовать в этой профессии, мне непросто бороться со своими какими-то страстями в этом смысле. Но я стараюсь как-то ежедневно выбирать то, что… расставлять приоритеты ежедневно. Потому что невозможно… я не могу себе позволить расставить их в течение даже недели, или месяца. Потому что возникают постоянно ситуации, и когда я внутри себя: «Так, я что делаю сейчас: я иду и делаю это или я делаю это?» Для того, чтобы существовать профессионально в актёрской профессии нужно ей уделять тоже очень большое количество времени. Этим нужно заниматься профессионально. Это нужно встречаться, общаться, это нужно поддерживать себя в… потому что я тоже очень ответственно отношусь к этой профессии. Вот. Но, с каждым годом у меня это всё так – сложнее и сложнее. Поэтому я существую в том, что удаётся, так скажем, совместить. Вот. А что касается вот такого проживания вот такой социальной работы…

А.Митрофанова:

– Вы знаете, может быть, даже не столько проживания социальной работы, сколько впускания в себя чьей-то – иной – человеческой боли, понимаете? Вот. Я это знаю по себе – это настолько тяжело бывает. А у Вас ещё и… Ну, ведь актёры – это люди с оголёнными нервами, как оголённые провода…

И.Денисова:

– Вот. Вы знаете, я вот хотела как раз… Спасибо, что Вы меня вернули в русло размышлений, от которых я начала вот этот ответ. Я решила пускать актёрскую профессию, вот эти навыки определённые, которые есть, и они… с опытом они профессиональные – в нужное русло. В таком смысле, в каком я его понимаю. Потому что объяснить какие-то нюансы отношений, нюансы чувств, нюансы проявлений себя человеку из Детского дома – это, на самом деле, не просто. Потому что… Вот, я себе, несмотря на все какие-то свои умения, я с трудом… Я не могу себе представить вот это состояние человека без семьи, без дома, без своего личного пространства, без имения ничего своего. Постоянное нахождение в кругу каких-то людей, которые не являются твоими родственниками. Вынужденное существование в этом пространстве в замкнутом. Какие-то постоянные активности, какие-то люди, которые приезжают, которые уезжают, иди туда, сделай это… Полное отсутствие возможности какого-то, понимаете, вот такого личного существования – своего, собственного, своего собственного мироощущения. Оно… если оно и формируется в этих детях, то оно формируется – вопреки происходящему. И вот Юля – она как раз пример вот такой истории. Где в ней вот это вот… в ней какой-то иммунитет, видимо, присутствовал, заложенный в ней природой. То есть, для меня вот это – очень интересное открытие. Вот. А актёрские навыки… Ну, это… знаете, это не лицедейство я имею в виду, не… это отдельная, вообще, тема… не умение что-то изобразить и как-то достоверно сымитировать какие-то чувства. Мы говорим о том глубоком свойстве актёрской профессии, за что мы её, на самом деле, любим и уважаем, на примере великих актёров как Иннокентий Смоктуновский, Евгений Леонов… Вообще, на самом деле, я и хотела быть актрисой, ориентируясь вот на это. Это – какое-то такое служение, проникновение в какие-то тонкости человеческих проявлений и их трансляция через себя. Вот такое абсолютно открытое, искреннее. Вот. Вот за что мы их любим. Я, вообще, размышляла об этом – о том… вот, об актёрской профессии – почему столько было людей, которых мы очень любим? Они какие-то наши… какие-то тоже родные, близкие люди. Андрей Миронов, Олег Даль… Ну, то есть, любое имя назвать – это такие острова какие-то Вселенной, Галактики…

А.Митрофанова:

– Или планеты даже, да, целые…

И.Денисова:

– Да! Это что-то такое!.. И к каждому возникает какое-то свое личное воспоминание, и улыбка, или лирическое что-то… То есть, они нам подарили себя, эти люди. Они нам что-то такое отдали. И мы за это их любим, и помним, и… Но это другая природа актёрского существования, это другая… Они жили в другом мире театральном. Сейчас немножко всё по-другому. Я не говорю, что хуже или лучше. Просто сейчас – другое. Мне кажется, в то, советское, время вот это вот служение искусству – это была такая, своего рода – подмена такая, духовная подмена. Замена вот этого служения вообще – людям, какой-то… Это какая-то замена духовной жизни – вот это вот изучение ролей, литературы…

А.Митрофанова:

– Но если ничего другого не было, то как же тогда?

К.Мацан:

– Это вынужденный путь, который приходилось искать в отсутствие прямого пути.

А.Митрофанова:

– Вынужденный, конечно.

И.Денисова:

– Да. И люди на этом пути также достигали определённых высот. И они становились вот такими лучезарными и невероятно интересными и удивительными.

К.Мацан:

– Интересно: Вы упомянули Евгения Леонова, и всех других, кого упомянули тоже… Я так сейчас вспоминаю их и понимаю, что даже когда они играли роли, скажем так, какие-то отрицательные, ну или просто, там… не знаю… Вот эта роль у Леонова в «Джентльменах удачи» – настоящего уголовника, не директора Детского сада, а настоящего уголовника – даже в ней был какой-то свет. Вот такой едва уловимый, но ты понимаешь, что человек, играя злодея, он играет, всё-таки, какое-то… ну… преодоление в себе вот этого злодейства. И, наверное, всё высокое искусство – оно, так или иначе, было таким. Везде была какая-то мысль о добре, как бы… что бы человек ни играл.

И.Денисова:

– Ну, что-то там такое… проникновение какое-то вот в эти миры человеческих тайн души – это всё ведь такие сообщающиеся сосуды с миром духовным. И если люди искренне пытались в это… каким-то образом с этим соприкоснуться и передать другим свои духовные открытия – это и происходило.

А.Митрофанова:

– Да. Вот ощущение такое, что там действительно были какие-то прорывы из мира души в мир духа.

И.Денисова:

– Но это достаточно редкие всё равно явления, их тоже нужно…

А.Митрофанова:

– Ну, а Вы и называете, собственно, не всех… Актёров много, понимаете, а Евгений Леонов – он такой один. Или Евгений Евстигнеев, или упомянутый Вами Олег Даль, или Андрей Миронов. Причём, зачастую их судьбы складывались очень тяжело. Потому что людьми они были чрезвычайно сложными. Ну, там, например…

И.Денисова:

– Да. А любое честное проживание – вот, кстати, и в православной жизни – невозможно… Я поняла, что я не могу её прожить как-то, знаете, идеально… вот так: вот она – православная женщина, вот она – вот такая. Вот она – ходит так, разговаривает – так…

А.Митрофанова:

– … благостная, в платочке.

И.Денисова:

– Ну, совершенно не получается, потому что это…

А.Митрофанова:

– Может, и хорошо?

И.Денисова:

– …это ложь, да. Я стараюсь в Храме себя настраивать…

К.Мацан:

– Но это, видимо, ложь в том смысле, когда ты некий внешний облик принимаешь за то, чему нужно как-то внешне следовать.

И.Денисова:

– Ну да, да. Это хорошо. Этому тоже нужно внешне следовать, возможно, в чём-то себя пытаясь привести и внешне в некую такую благочестивую форму. Я не вижу в этом ничего плохого. Но вот так вот идеально прожить это всё – невозможно. То есть, если ты честно живёшь, то ты постоянно в какой-то борьбе со своими страстями, со своими… ну это… это очень тяжело… Но. Я, кстати, когда шла к вам, я думала – вот, это же такие всё важные темы, надо же что-то такое сказать, какие-то слова складывала: вот это, вот это…

А.Митрофанова:

– Мне кажется, я согласна с Вами абсолютно, что во внешней форме, вот такой, о которой Вы говорите, совершенно ничего плохого нет. Но, когда дальше этой формы дело не идёт, вот это, как раз, уже сложность. Когда она является следствием внутреннего какого-то процесса…

И.Денисова:

– Я ещё боюсь самообмана. Потому что ведь можно и внутри себя обманывать. Можно вот так вот начать как-то жить благообразно, а внутри… как бы… знаете… это такая имитация тоже жизни. Можно даже в этом застыть и перестать понимать, что на самом деле внутри происходит.

А.Митрофанова:

– А как Вы себя одёргиваете в таком случае?

И.Денисова:

– А мне не дают. Я не одёргиваю. Со мной постоянно происходят какие-то столкновения, и я вынуждена постоянно сталкиваться с проявлениями своих каких-то настоящих чувств и эмоций. Я – прости, Господи – раздражаюсь очень часто, у меня есть такое нетерпение постоянно, я с этим постоянно в работе. То есть, мне скучать совершенно некогда. Ну и потом, связанное что-то с актёрскими делами. У меня постоянно есть такие уколы тщеславия, что – вот, Ирина Владимировна, Вы подавали такие надежды…

К.Мацан:

– Вот, сейчас давайте мы к этой теме вернёмся, к очень интересной теме, через буквально небольшую паузу. Я напомню: у нас в гостях сегодня Ирина Денисова, актриса театра и кино, руководитель социальных проектов Социального Центра святителя Тихона при Донском монастыре. В студии – моя коллега Алла Митрофанова и я, Константин Мацан. Мы вернёмся к вам буквально через минуту.

СВЕТЛЫЙ ВЕЧЕР НА РАДИО «ВЕРА»

А.Митрофанова:

– Ещё раз – добрый светлый вечер, дорогие слушатели! Константин Мацан, я – Алла Митрофанова и, напоминаю, что в гостях у нас сегодня Ирина Денисова, актриса театра и кино, руководитель социальных проектов в Социальном Центре святителя Тихона при Донском монастыре. Деткам из Детских домов, в частности, Вы помогаете, и, вообще, много чем занимаетесь, а при этом Ваша основная профессия-то – профессия актёрская. И мы закончили первую часть нашего разговора, вот, до перерыва, как принято говорить – на самом интересном месте, где Вы выдвигаете себе целый длинный список претензий. А как же так? На Вас возлагали определённые надежды…

К.Мацан:

– Я, может быть, даже позволю себе немножко это усилить, потому что мы…

И.Денисова:

– Я боюсь!

К.Мацан:

– Не бойтесь. Мы же начали с того, что вот фильм «Хороший мальчик» с Вашим участием, вот фильм в Каннах был в программе – ну, это ж круто, да? Озвучивать роль в фильме, который ну все посмотрели – «Алиса в Зазеркалье». Вы учились у Марка Захарова в ГИТИСе, то есть, это была целая судьба, о которой, наверное… там… девочки, которые сегодня поступают или мечтают поступать в актёрские ВУЗы – мечтают. И Вы при этом как будто бы, я сейчас подчеркну – как будто бы – так легко от этого отказываетесь и говорите: «Нет, ну, я вот, на самом деле, вижу себя в другом…» И можно подумать: «Боже мой! Но это же разрыв шаблона, как же так? Мы же все к этому стремимся, к этой славе и признанию!» И: «Нет, нет, мне вот это не нужно». Как это противоречие снимается?

И.Денисова:

– Нет. Я хочу сделать маленькую ремарку. Потому что не совсем так всё вот просто – что мне это не нужно… или нужно… Тут немножко другая история получилась. Я к этому ко всему отношусь сейчас вот так. Я не могу разрушать то, что есть. То есть, эта жизнь – она тоже прожита, и она прожита достаточно честно. Всё, что касается моего актёрского пути. В нём были перерывы. То есть, у меня был вообще перерыв в актёрской карьере пять лет. И после пятилетнего перерыва, на взлёте карьеры, вернуться и что-то начать снова делать – это тоже такой был «зигзаг удачи». И сейчас я к этому отношусь вот ровно так: то, что есть, то, что прожито – это моё, оно такое, какое оно есть. То, что будет – если оно придёт ко мне каким-то понятным мне способом и не будет вызывать у меня душевного такого отторжения – я буду это делать. Я могу с юмором сказать, потому что мне мой духовник сказал и я запомнила: «Вот если блуда-кровопускания не будет, то, значит, снимайся». То есть, я не отказываюсь от того, что приходит само. Но и не благословлено предпринимать какие-то усилия для того, чтобы этот процесс каким-то образом провоцировать.

К.Мацан:

– Не стремиться и не отказываться. Одновременно.

И.Денисова:

– Да, да.

К.Мацан:

– Ну, потрясающий принцип, который, мне кажется, применим далеко не только в актёрской профессии, а в любом…

И.Денисова:

– Возможно, я сейчас подумала…

К.Мацан:

– … в любом пути, и не только профессиональном – в жизни, в желаниях. Мне просто очень похожие слова однажды мой духовник сказал: «Не ждать, а надеяться». Ну вот есть какое-то у тебя стремление, но ты… Можно этого хотеть, но не ждать вот так, что вот, как бы, «почему же его до сих пор нет, и где ж оно, где ж оно, где ж оно?!» И похожую фразу я буквально вот недавно читал у архимандрита Виктора (Мамонтова): « – Каков православный путь? – Ничего не хотеть, ни от чего не отказываться». Это сказано лаконично, очень так афористично, но это же очень верно, мне кажется.

И.Денисова:

– Ну, Вы знаете, я очень уважаю многих своих коллег, которые честно трудятся. И они отдают этому очень много сил, они этим занимаются, они этим живут. И я отношусь к этому с огромным уважением. То есть, я не могу сказать, что тот вариант, который мы с вами сейчас так радостно озвучили, сказали: «Ах, как здорово, замечательно!» – я не думаю, что он всем подходит.

А.Митрофанова:

– Безусловно. Единых сценариев жизненных вообще у Господа Бога ни для кого нет – Он же Великий Режиссёр!

И.Денисова:

– Да. И слава Богу! И слава Богу! Потому что, ещё раз скажу, есть… вот, допустим, мой партнёр по фильму «Хороший мальчик» Константин Хабенский. Человек, которого я безгранично уважаю за то, что… за его творческий путь, за тот путь, который он прошёл, открыв благотворительный фонд, который ведёт так же большую работу… То есть, неисповедимы пути. Каким образом это всё происходит, знаете…

К.Мацан:

– Я совершенно согласен. Мне кажется, что вот этот сценарий, он безусловно не может быть объявлен или навязан всем как единственно верный путь в жизни. Но чем он может быть для каждого полезен – тем, что в момент какого-то… проблем или трудностей – это очень целебное утешение. Вспомнить об этом. Вот именно в этой ситуации, мне кажется, любой человек, через неё проходя, этот сценарий может для себя просто как утешение, как некую пользу себе вспомнить.

И.Денисова:

– И я бы хотела… Если среди радиослушателей «Веры» вот сейчас есть люди, которые слушают это в машине или, может быть, в приёмниках у себя, и которые находятся в каком-то таком состоянии тревожном или тяжёлом – вот, я хочу вам передать свой сердечный привет. И мне на самом деле в жизни приходилось, честно могу сказать, переживать очень много таких тяжёлых семейных испытаний. И вот именно тот принцип, который так вот озвучивает Константин…

К.Мацан:

– Это не я, это Вы его озвучиваете!

И.Денисова:

– А… я, да? Ну, Вы… да, его… Вот. Он очень мне помогал в самых, в самых тяжёлых ситуациях, когда мне казалось, что вообще – жизнь кончена и дальше ничего не будет. Но – вот, вот… раз, раз, два – и всё вдруг приобретает… и потом – какое-то новое качество. Новое качество – и всё прожитое воспринимается как просто, действительно, подарок. Если б я сама этого не прожила, я бы… я бы в это никогда не поверила.

А.Митрофанова:

– Не ждать, а надеяться.

И.Денисова:

– Не ждать, а надеяться.

А.Митрофанова:

– Вы знаете, а я, слушая Вас, подумала ещё вот о чём. Ведь очень часто критерий успешности у нас сегодня – это количество призов, не знаю… там… рейтинги популярности, что-то там ещё такое. При том, что… ну, как мне кажется… понимаете, вот там… «талант быть человеком ценится в жизни больше всего». И вот почему, знаете, там какой-нибудь подвиг материнства, например, у нас не ценится так же, как… не знаю, там… количество каких-нибудь призов на международных кинофестивалях? Или подвиг… ну, я не знаю… вот… Отдавать себя можно очень по-разному. И просто те люди, которые, как волонтёры, тихо где-то делают свою работу – они в тени находятся. Но говорить о том, что они реализованы и состоялись в этой жизни меньше, чем те, кто стали лауреатами каких-то международных конкурсов, лично я бы не рискнула. Мне кажется, тут вообще не об этом речь. Это же… Итог жизненный – он… понимаете, он не этим измеряется. Он, мне кажется, размером сердечной мышцы измеряется.

И.Денисова:

– Ну, вот, итоги, наверное, будут подведены все попозже…

А.Митрофанова:

– Нет, это понятно!

И.Денисова:

– Вот, я просто к чему… К тому, что волонтёрство… Я думаю, что волонтёрство – это всё-таки какой-то путь. Это просто путь, и я, поскольку давно наблюдаю и собственные волонтёрские усилия, и моих друзей и коллег – это ведь тоже очень такой разнообразный коллектив, если так можно выразиться. Общество людей, которые прибегают к волонтёрским каким-то делам – они по разным причинам… И они – приходят, уходят, у кого-то это перерастает в какую-то профессиональную деятельность, кто-то соприкоснулся с этим разово, кто-то просуществовал какой-то момент… То есть, там тоже – это очень такая живая среда и… Ну, я думаю, что даже тот, кто немножко соприкоснулся вот с каким-то таким деланием… «Волонтёрство» – слово, мне, честно сказать… я его уважаю, это слово, но оно мне не очень нравится. Вы знаете, оно такое…

А.Митрофанова:

– Что Вам больше нравится, скажите.

И.Денисова:

– Ну даже вот… «дела милосердия» – вот это я понимаю, мне нравится. Мне это трогает душу. Да, это – дела милосердия, потому что… «Добровольчество», хотя… Мужчинам, наверное – «добровольчество». Это так хорошо звучит. А вот женщинам – это «дела милосердия». Вот для меня образец – Елизавета Фёдоровна Романова. То есть, для меня в ней совпало всё прекрасное, что… вот может…

А.Митрофанова:

– … что может быть в женщине.

И.Денисова:

– Да, да, да.

К.Мацан:

– Я вернусь к той метафоре, которой я начал, в самом-самом начале программы, и Вы мне очень хорошо, что не дали её закончить… Что вот Вы с красной дорожки Каннского фестиваля, значит, сошли…

И.Денисова:

– Нет. Да я там, кстати, не была. Я там вообще не была. Я была на синей дорожке «Кинотавра».

К.Мацан:

– Хорошо. С синей дорожки «Кинотавра» вернулись в Москву, из вечернего платья переоделись в удобную рабочую одежду и пошли в Социальный Центр святителя Тихона при Донском монастыре. И я-то, насколько понимаю, Вы там, вот именно, работаете несколько месяцев.

И.Денисова:

– Ну, да. Почти, да.

А.Митрофанова:

– А что там? Расскажите.

К.Мацан:

– Да. Из тех проектов, которые там есть, что Вас наиболее, может быть, удивило, или тронуло, или как Вы вот в этой новой роли осваиваетесь?

И.Денисова:

– Вы знаете, я просто вот пришла к Саше Гезалову в гости, поговорить о каких-то таких делах – о своих. Я тоже искала применения себе. И я пришла к нему и, вы знаете, он меня даже не приглашал. Как-то мы просто посидели в офисе и – одно, другое, третье… И вы знаете, зашла речь о том – так, Центру год, столько дел, почему нет презентации – ну я вот так, по-живому, рассказываю… Где? Надо презентацию. И говорит: «Давай, давай сейчас прямо сядем, давай!» И, значит, Александр Самедович в свойственной ему такой живой манере: «Да, давай, всё, открывай, значит, пиши…» Всё. Я села, и мы составили отчёт, такую презентацию по итогам года. Потому что Центр был открыт 16 апреля 2016 года, и вот, соответственно, в апреле этого года ему исполнился год, и там вот отмечали, в Донском монастыре. И я просто, составляя эту презентацию, я, значит, вижу объём дел. И передо мной сидит один человек, практически. У него, значит, есть Антон, который – заведующий складом, Оля – координатор. И, значит, вот он это всё перечисляет, пишет… я это всё записываю, записываю, и я начинаю уже так: «Подожди, как это? Как это всё, как? Как? Как?» – «Ну, вот так…»…

А.Митрофанова:

– «Работаем»…

И.Денисова:

– «Работаем», да. И на меня это произвело впечатление. Но я, опять же, не думала о том, что я как-то… Я просто попыталась собрать это всё в Презентацию. Я пришла домой, сделала, отправила Саше, он обрадовался, он сказал: «Так я это прошу, чтобы мне сделали, уже два месяца, а ты раз – и сделала!» Всё. Хорошо. Сделали то. Потом я заглянула в социальные сети, думаю – что-то надо как-то помочь, что-то сделать… И говорю: «Саша, добавь меня в администраторы», и я так, так, так, так – и потом, вы знаете, и просто… ну… такие вещи… И я понимаю, что вот всё, что я, в принципе, умею, знаю, могу – я предложила, и это оказалось вот именно там, и вот именно в этот момент это нужно. И, соответственно, сейчас я до конца вот ещё не вникла… Потому что я… так… достаточно, ну, знаете, очень ответственно я подхожу к такого рода делам. И я не могу сказать, что я вникла во все сейчас направления деятельности. Потому что их много на самом деле. Ну, в частности, если мы говорим о Социальном Центре при монастыре – это помощь пожилым прихожанам монастыря, это помощь многодетным семьям. То есть, это – вокруг монастыря история. Она связана так же со сбором ресурсов. Есть ящик, куда можно привезти вещи, оставить одежду, обувь в хорошем состоянии. Есть склад при храме Серафима Саровского, куда можно привезти пожертвовать по запросам – то есть, нужно, практически, всё. Ну, что нужно многодетным семьям? Коляски, всё это, всё это… гигиена… всё… Социальным учреждениям, с которыми мы сотрудничаем – всё это, всё это нужно. Потом… Помощь выпускникам Детских домов. Это тоже отдельная тема, потому что есть несколько акций, которые… они очень простые. Вы знаете, вот сейчас акция: собираем… она называется «Рюкзачки»… выпускникам Детских домов. То есть, это – туда можно собрать набор, что нужно новосёлам. Потому что выпускники Детских домов, они… люди…

А.Митрофанова:

– … получают квартиры, по-моему, насколько я помню.

И.Денисова:

– Они получают квартиры, да. Но, вообще, на самом деле, это – целое дело. Как этого ребёнка из Детского дома…

А.Митрофанова:

– … адаптировать к этой внешней жизни.

И.Денисова:

– … адаптировать к этой внешней жизни, да.

А.Митрофанова:

– Часто бывает так, что эти квартиры – простите, что перебиваю – они очень быстро выменивают на какие-то деньги, причём, не соответствующие реальной стоимости этой квартиры, а гораздо меньшие…

И.Денисова:

– Конечно, конечно!

А.Митрофанова:

– Потому что находятся умельцы, они есть – аферисты, которые отслеживают таких деток.

И.Денисова:

– Они очень не защищены в этом смысле, и, если у них нет каких-то наставников – будь то социальные работники, будь то их друзья-волонтёры – это всё заканчивается, чаще всего, печально.

А.Митрофанова:

– Просто человек теряет квартиру и становится бездомным, и его дорога – на улицу. Всё.

И.Денисова:

– Да. Вот. И мы собираем, значит, для них то, что им может пригодиться в быту. Потому что они часто не имеют представления о том, что им там может понадобиться. Это посуда, кухонная утварь, ну что-то совершенно такое… простое. Потом – очень простая акция. Самая простая. Для многодетных семей. Это… Вы знаете, у нас – и у меня вот валяется дома, валялось, два таких кнопочных старых мобильника. Мы их просто откладываем, мы покупаем себе новые, а они там лежат – без применения.

А.Митрофанова:

– А – нужны?

И.Денисова:

– Они нужны. Потому что в многодетных семьях это, на самом деле, «исходящий реквизит», как вы понимаете. Потому что дети ими пользуются, они часто их теряют – не напасёшься покупать для каждого какой-то дорогой аппарат. А вот эти кнопочные, их не жалко – уронил, разбил и так далее. То есть…

А.Митрофанова:

– А они, как правило, не бьются, между прочим.

И.Денисова:

– Вот, это очень…

А.Митрофанова:

– В отличие от…

И.Денисова:

– Да, да, да… То есть, вещь очень полезная – вот этот вот кнопочный мобильный телефон. И, если у вас есть, то, вот, приносите…

А.Митрофанова:

– Куда приносить, напомните.

И.Денисова:

– Можно позвонить нашему координатору Оле по телефону 8-910-470-30-63.

А.Митрофанова:

– И ещё раз, можно?

И.Денисова:

– 8-910-470-30-63.

А.Митрофанова:

– В конце программы повторим ещё.

К.Мацан:

– Ну и можно найти ещё страничку в facebook: Социальный Центр святителя Тихона при Донском монастыре, забить как-то в поиск и…

И.Денисова:

– Я хотела попросить, да. Если кому-то интересны наши дела милосердия, кто-то хочет посильно помочь, присоединиться, узнать больше о направлениях работы Центра, то можно присоединиться к нам в социальных сетях. Потому что мы активно там обновляем новости, пишем, вот, поэтому… буду рада всем, кто присоединится.

СВЕТЛЫЙ ВЕЧЕР НА РАДИО «ВЕРА»

А.Митрофанова:

– Ирина Денисова, актриса театра и кино, руководитель социальных проектов в Социальном Центре святителя Тихона при Донском монастыре сегодня в программе «Светлый вечер» на радио «Вера».

К.Мацан:

– Мы начали говорить о делах самого Центра. Вы так об этом рассказываете вдохновенно. Что Вас там ещё так зацепило, что Вы так вдохновенно об этом рассказываете?

И.Денисова:

– Я сердечно подключаюсь к тому… где я вижу такую… настоящую работу. Она очень тяжёлая, она простая, она… я не могу сказать, что она какая-то очень интересная, она… Понимаете, когда на волонтёрском уровне вот это всё происходит, у человека нет такой степени ответственности, он больше… ну, как-то вот легче ко всему относится. Когда это уже работа – это тяжело. Потому что ответственность, потому что… если не сделал, не нашёл, не достал – это… ну, это невозможно, во-первых, да? То есть, невозможно не найти и не достать. И вот это… это очень тяжело, но вырабатывается некая такая психологическая… не знаю, как это назвать… что ли… скафандр защитный такой. Когда ты как в открытый космос выходишь на эту работу – и всё, нужно… есть запросы. Есть запрос, там, из колонии, нужно помочь малышам, детям осужденных женщин – пожалуйста. Ну, что – нужно делать, нужно искать. Есть запрос – нужны бензокосы, потому что нужно ухаживать за кладбищем, на котором хоронят сирот. Понимаете? Это такие вот вещи, и ты с ними постоянно, каждый день вот так.

А.Митрофанова:

– Ирина, а как Вас хватает на это?

И.Денисова:

– Вы знаете, я не знаю, как меня хватает… Вы знаете, я просто верю в Бога. Мне кажется, что если что-то нужно, и если ты делаешь то, что нужно тебе делать – у тебя всё появляется. Я не могу сказать, что меня хватает. Я… Опять же… Меня вот когда зашкаливает какая-то активность каких-то событий, и я за ними не успеваю, мой мозг начинает подавать сигналы бедствия, я, конечно, что делаю – мы с мужем идём вечером в парк. Я отключаю WhatsApp и телефон… просто, ну, это… то есть, это редко получается, когда можно это всё отключить. Ну, то есть, это вот… там… час, два. Вот мы идём… Я ему ещё говорю: «Слушай, давай идти медленнее. Вот, просто – замедляемся, замедляемся, замедляемся…» И я с ужасом обнаруживаю, что вот такое простое действие как прогулка в медленном темпе – она для моего организма уже как что-то необычное воспринимается. И думаю: «Боже мой, да что же это такое, когда же это всё закончится…»

К.Мацан:

– До чего нас довели мессенджеры!

И.Денисова:

– Ну это ужас, это ужас, да. Но…

А.Митрофанова:

– Но не только мессенджеры. Тут же, понимаешь, Костя, тут же… вот это обратная сторона той работы, которую Вы делаете.

И.Денисова:

– Да, на самом деле, без мессенджера социальный работник – это не социальный работник.

А.Митрофанова:

– Естественно, конечно! Это следствие, да. Это… Благодаря тому, что сейчас мы так быстро обмениваемся информацией и понимаем, кому что нужно, мы и можем вот эту социальную сферу деятельности поддерживать и развивать. Но – обратная сторона – это действительно для человеческой психики очень тяжело.

И.Денисова:

– Да ужас это… Это всё…

А.Митрофанова:

– Господь Бог всё… Он, понимаете… эти…

И.Денисова:

– Молитва, молитва… Молитва. Вот… как сказать… Ты идёшь, и когда что-то такое начинает происходить, как вот чувствуешь – всё, мозг – всё. Всё. Начинаешь, включаешь, открываешь тот же самый мессенджер на нужной странице и, значит, вот – раз, раз, раз – и всё так умиротворяется, ясность какая-то, невроз какой-то такой профессиональный отходит – всё, находятся пути: так, так, позвони туда, тут отложи, здесь встречу перенеси – и всё складывается.

А.Митрофанова:

– Слушайте, и всё-таки, вот я слушаю Вас… Хорошо, что всё складывается. Это замечательно! Не все так умеют, я должна Вам сказать. И, вообще, ведь… Господь Бог, как мне кажется, всё-таки мир и человека… то есть… не то что там мир, а вот – человека изначально создаёт иначе: не бросающим собственных детей – человека, да? Не бросающим. То есть, как следствие, сироты – это что такое? Это то, что мы нарушаем ту заданность о нас, вот ту заданность человеческой природы, которую Господь в нас заложил. Мы отказываемся от собственных детей, и получается – у нас есть, среди нас есть дети-сироты. То же самое, там, бездомные люди, которых… которые… ну, как… понятно, мы говорим всегда, что есть и их собственная ответственность за то положение, в котором они оказались, но есть люди, которые воспользовались их какими-то слабыми местами и помогли им оказаться на улице. Ну и так далее. То есть, каждый… каждая грань какой-то вот такой гнилости человеческой природы выливается в такие катастрофы как бездомные люди, больные, одинокие старики, детки брошенные и так далее, и так далее. И вот – есть такие «донкихоты», которые… Нет, я всё понимаю, конечно, вы не дон Кихот, и всё такое, и мельницы тут покруче будут, чем у него… Но базовый вот этот принцип, что… – ну, а что же делать? И вот, с Божьей помощью, вы идёте и пытаетесь… не пытаясь изменить мир, пытаетесь высветлить хоть какую-то его часть.

И.Денисова:

– Ну, да. Вы знаете, вот этот такой вопрос…

А.Митрофанова:

– Это даже не вопрос – это моя реплика восхищения!

И.Денисова:

– А… ой…

А.Митрофанова:

– Да! Я просто…

И.Денисова:

– Мне не очень удобно… Я бы переадресовала её к своему руководителю, к Александру Гезалову. Потому что на его плечи, конечно, ложится…

А.Митрофанова:

– Ой, Сашей я восхищаюсь уже давно.

И.Денисова:

– На нём, да, на нём это всё, и он, конечно, человек, который повлиял на многих людей, и я, всего лишь, в их числе. Вот. Но, Вы говорили про несовершенство мира, о том, как… Вообще, для меня это очень больная тема, я Вам скажу. Она для меня не абстрактная. Я постоянно чувствую… я сейчас не лукавлю, я это чувствую в себе. Я чувствую… я… как бы… такая даже моя как… может… это психологическая проблема, я не знаю… Я просто всё время это ощущаю. И я понимаю, что я с этим… впрямую… вот, как бы…если я вступаю в какое-то взаимодействие напрямую что-то исправлять – я не могу. Вот я могу только тогда, когда я что-то начинаю исправлять в самой себе. Вот это – единственная зона моей личной ответственности, которая напрямую вот она перед Господом Богом происходит каждый день.

А.Митрофанова:

– «Стяжи дух мирен – и тысячи вокруг тебя спасутся».

И.Денисова:

– Да, вот это, кстати… У меня есть такая полумистическая история вот с этой фразой. Потому что… в один из… у меня были какие-то такие события, я ещё не была… я только-только входила в Церковь, и у меня был какой-то период таких каких-то переживаний… что-то связанное с профессией… там, в личной жизни… И я, ну, в общем, это такой момент – всё по-живому, всё по-настоящему – то есть, у меня был очень такой трудный путь к вере. Вот. И я была как раз в Храме, и вот во мне бурлило вот это всё, вплоть до какого-то такого: «Что мне делать? Я ничего не понимаю!» И я просто поднимаю глаза – и вот висит икона Серафима Саровского над аркой, в Храме, и вот это вот… и там даже написано: «Стяжи дух мирен – и тысячи спасутся возле тебя». И я… это вот такой момент, который входит в тебя. У каждого, наверное, такое есть, когда входит – что тебе делать. Вот – «стяжи дух мирен». Для меня это очень… это прямой такой Божественный наказ, потому что я – человек немирный по своей природе, в силу того, как складывалась моя жизнь, моя судьба, моя профессия и так далее…

А.Митрофанова:

– Очень непростая судьба, надо сказать.

И.Денисова:

– Ну, да. И вот это – вот такая вот задача. Потому что, если я не справлюсь с этим, то всё остальное, в общем… Можно заниматься одним, можно заниматься другим, но, если это не удастся, то, пожалуй, всё остальное – это тоже такое… сомнительное достижение.

К.Мацан:

– Вы заговорили о вере. Путь человека к вере и в вере всегда состоит из каких-то этапов. Это череда маленьких открытий, которые раз за разом тебя наполняют, меняют, и, наверное, это продолжается всю жизнь. Поэтому мы говорим о пути к вере и в вере, и, наверное, это такая дорога, длиною в жизнь. Но, если попытаться оглянуться на пройденный путь, какие этапы самые важные на своём пути к вере Вы бы выделили?

И.Денисова:

– Первый этап – он был в таком… детстве, когда я впервые в жизни написала Господу письмо, ничего не понимая вообще об этом. Я в городе Челябинске… у нас была очень тяжёлая история семейная – мама болела, папа ушёл и так далее. Я училась в общеобразовательной школе №128, и у меня там было всё тяжело. Я была такая отличница, которую травили и, в общем, со всеми такими историями. И я очень хотела… Я в газете «Челябинский рабочий» прочитала статью о наборе детей в лицей №11. Это была такая первая школа, и там был художественно-эстетический факультет. Туда нужно было сдать экзамены, придти, вот. И я села и написала Господу письмо: «Господи, помоги мне, пожалуйста, поступить в лицей. Очень Тебя прошу». Вот. И я поступила в этот лицей, но я, собственно, забыла тут же о том, что я писала, там, письмо какое-то, ещё что-то… Я об этом вспомнила, спустя многие годы. Вот так странно, вообще, это всё вот… Эти истории – они со всеми происходят в том или ином образе – что-то попросил, всё случилось, ну и… в общем, забыл через какое-то время. Потому вспомнил через годы: «А – вот же оно, как всё это интересно…». Вот. А потом, чудесным образом, моя мама… Ну, у меня вообще такой чудесный путь… Вот, знаете, как недоверчивого ребёнка… Есть такой фильм «За имя Моё», короткометражка, не видели? Она гуляет где-то по сети – какой-то дипломный фильм какой-то девушки во ВГИКе… Простите сейчас, если Вы слушаете эту передачу, я не помню как Вас зовут, автора этого фильма – но там про девочку в деревне, которая подружилась со священником. И, вы знаете, он с ней играл. Она была брошенной, она была, по сюжету, по-моему, от немца рождена и, в общем, её все травили там, в этой деревне. И вот этот священник – он на кустиках привязывал какие-то бантики, и её вот таким образом как бы заманивал к себе. Вот и у меня примерно такая же история. У меня по всей моей жизни – вот эти вот «бантики», которыми так: «Не бойся, иди, иди сюда, иди, всё хорошо! Иди, тут тебя не обидят, тут тебя не обманут…». И вот потом, таким вот чудесным образом, история произошла, связанная со святой Матроной Московской, с которой я лично связываю исцеление своей мамы. Но это отдельная история. Ну вот так вот произошло. Я точно совершенно могу сказать, что это чудо, которое случилось по молитве Матроны Московской к Богу. Вот так вот. Вот она сама меня нашла – я не была верующим человеком, она сама меня нашла. Я случайно о ней услышала, потом произошла цепь чудесных совершенно событий, которая привела меня к её иконе, и я… Потом происходили ещё события как маячки такие, которые, значит: «А вот – ты не забыла? Это вот поэтому произошло. Ты не забыла? Это – вот это». А потом там… И, вот, просто вот этого было очень много. Ивы знаете, я из тех людей, которые могут засвидетельствовать своим жизненным опытом то, что вот это Откровение веры – оно мне было, в общем-то, подарено. И я ни в коей мере не могу судить или что-то навязывать людям, с которыми этого не произошло. Вот у меня такой мой личный опыт. Когда я общаюсь с человеком невоцерковлённым ещё или неверующим, я вот очень боюсь вот этого, вы знаете, такого – навязывания. Или какого-то вот… чего-то такого…

А.Митрофанова:

– Сильного давления, наверное…

И.Денисова:

– Я этого очень боюсь, потому что, по моему мнению, это не работает.

А.Митрофанова:

– Противодействие вызывает, как правило.

И.Денисова:

– То есть, если вы живёте на разных планетах, вы – другим воздухом дышите, вы – существа [разные], вам нужно найти общий язык. И вот этот поиск общего языка между нами, я считаю, это так важно. Потому что я с такой болью воспринимаю вот эти все распри, которые в прессе, в СМИ, в Интернете, вот это вот – РПЦ… И я ещё принадлежу к среде артистической, которая тоже сложно ко всему этому относится, и я – в этом мире, и я – в этом мире. И вот внутри моего сердца происходит вот эта мольба такая, и абсолютно понимание, что нужно находить общий язык со всех сторон, со всех! То есть… со всех.

А.Митрофанова:

– Это должно быть встречное движение.

И.Денисова:

– Это должно быть встречное движение! Потому что мы живём в одной стране в любом случае, и нам нужно учиться разговаривать друг с другом, раз уж мы – вот эти вот социальные… вот эти вот общества внутри одной страны… То есть ведь людям неверующим тоже надо нас принять. Им тоже надо нас принять. Вот такими вот… И нам нужно, с другой стороны… вот… моё личное сердечное убеждение… вот это… сохранить какое-то уважение к чуду веры, которое… ну… мы не знаем, каким образом оно произойдёт. То есть, я не могу себя чувствовать каким-то таким человеком, который может другому человеку – неверующему, или другой религии – вы знаете, что-то там… как-то… что – вот… Вы знаете, я – не могу. При этом…

А.Митрофанова:

– С позиций своей высоты его, в общем-то – поучать.

И.Денисова:

– Да. При этом, вот это воспитание в себе смелости в исповедании собственной веры – вот это вот тоже моя задача. Потому что мне бывает очень тяжело. Я, бывает, и стесняюсь где-то перекреститься или ещё что-то… Но, я думаю, что с Божьей помощью всё… вот понимаете – по-живому, по-настоящему как-то надо. В меру того, какой ты сейчас, вот в данную минуту, человек. Вот это так важно – встретиться с самим собой. Вот таким, какой ты сейчас есть.

А.Митрофанова:

– Спасибо Вам за этот разговор. Такой – «по-живому», как Вы говорите. Живой очень, по-моему, и предельно… предельно какой-то… открытый.

К.Мацан:

– Да. После таких слов я бы просто хотел бы помолчать и уйти подумать. Но давайте мы всё-таки ещё раз объявим телефон Социального Центра святителя Тихона при Донском монастыре и ещё раз напомним, где его искать.

И.Денисова:

– Да, я очень буду рада, если слушатели сегодняшнего «Светлого вечера» найдут минутку и заглянут в социальные сети, найдут Социальный Центр святителя Тихона и попробуют использовать Интернет не только для какого-то такого привычного нам общения, но и найдут минутку для дел милосердия, познакомятся с нашими социальными проектами. Телефон нашего координатора, у которой можно всё уточнить, её зовут Оля, и её номер: 8-910-470-30-63.

К.Мацан:

– Ирина Денисова, актриса театра и кино, руководитель социальных проектов Социального Центра святителя Тихона при Донском монастыре в Москве сегодня была с нами в этом часе «Светлого вечера». Спасибо огромное за эту беседу.

И.Денисова:

– Спасибо вам.

К.Мацан:

– В студии были Алла Митрофанова и я, Константин Мацан. До свидания. До новых встреч на волнах радио «Вера».

А.Митрофанова:

– До свидания.

И.Денисова:

– До свидания.

СВЕТЛЫЙ ВЕЧЕР НА РАДИО «ВЕРА»

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (6 оценок, в среднем: 5,00 из 5)
Загрузка...