Москва - 100,9 FM

«Храм как большая семья». Священник Кирилл Сладков

* Поделиться

У нас в гостях был руководитель молодежного отдела Московской городской епархии, настоятель храма святителя Николая Мирликийского в Покровском и патриаршего подворья храма благоверного князя Александра Невского протоиерей Кирилл Сладков.

Мы говорили о том, почему важно стараться создавать в храме атмосферу семьи, и каким образом можно сплотить разных людей в одну большую общину. Отец Кирилл поделился, что перед настоятелем храма стоит задача узнать, какие интересы, предложения и желания есть у прихожан, и стараться способствовать их осуществлению. По словам нашего гостя, взаимодействие внутри общины вне богослужений играет очень важную роль, при этом надо стараться общаться не только внутри прихода, но и между приходами.

Ведущий: Александр Ананьев


А.Ананьев:

- Добрый вечер, дорогие друзья!

Как всегда, в понедельник, в восемь часов вечера, я, Александр Ананьев, задаю свои вопросы неофита в «Светлом вечере» на светлом радио – на радио «Вера».  

И скажу вам откровенно: я не устаю удивляться, радоваться и благодарить Всемилостивого Господа, Который… вот… мне, человеку, который только-только делает первые шаги в храме, и имеет, действительно, много вопросов, приводит самых удивительных людей, сажает их передо мной и говорит: «Вот, есть у тебя вопросы, Александр – вот и задавай им!» Причём, приводит сюда людей, действительно, не случайных, и тех, с которыми я, вот, давно хотел познакомиться.    

Сегодня впервые у нас здесь, в студии, у меня в гостях, руководитель молодёжного отдела Московской городской епархии, настоятель храма Святителя Николая Мирликийского в Покровском и Патриаршего подворья, храма Благоверного князя Александра Невского протоиерей Кирилл Сладков.

Добрый вечер, отец Кирилл!

О.Кирилл:

- Здравствуйте, Александр! Здравствуйте, слушатели!

А.Ананьев:

- Вот, я сейчас прочитал… во-первых, я не понимаю, как Вы всё успеваете делать. Потому, что я знаю, что даже если ты просто настоятель храма, у тебя уже вся жизнь заполнена организацией жизни, службами, строительством, счетами, коммунальными платежами, работой с прихожанами… а у Вас – два храма!

Во-первых, хочется спросить, как неофиту: а что, так можно было – что настоятель в двух храмах сразу? Так бывает?

О.Кирилл:

- Да, так бывает. Когда есть возможность у священника, у прихода осуществлять правильную работу, координацию работы, Богослужебную деятельность в храме, то – такое возможно.

А.Ананьев:

- Это – огромная ответственность! В два раза больше ответственности получается.

О.Кирилл:

- Ну, безусловно…

А.Ананьев:

- Или – в два раза больше счастья!

О.Кирилл:

- Я думаю, что это, безусловно, в два раза больше ответственности, но и… счастья, радости! Радости от того, что тебе доверяют, тебе доверили большой объём работы. И, конечно, с точки зрения какого-то образования и организации работы – это очень тяжело, и иногда, действительно, задаёшь вопрос – когда всё успевать? Но: что невозможно для людей, возможно для Бога! И, в этом отношении, мы всецело уповаем на Бога, и просим Его помощи, и, милостью Божией, какие-то вещи получаются, а какие-то… над какими-то вещами помогают помощники, и друзья, прихожане.

А.Ананьев:

- Ну, вот, полтора месяца назад, на всех центральных, федеральных каналах Вы были на экране, в связи с трагическими событиями, связанными с каким-то несчастным, который ранил ваших алтарников… сейчас всё в порядке у них? Всё хорошо?

О.Кирилл:

- Мы, во-первых, молимся и о Ефиме, и об Андрее, и Валерии. Это послужило даже, в какой-то степени, сплочению самого прихода. Мы совершили молебен об умножении любви. Мы неоднократно уже собирались приходом, обсуждая какие-то моменты. И я благодарен всем нашим прихожанам за такую сплочённость нашу.

А.Ананьев:

- Вот, это очень важный момент – собственно, то, о чём я и хочу поговорить. Ведь, то, что произошло – это произошло не просто… там… в каком-то… вот… во время какого-то события, в каком-то доме… это произошло, буквально, дома. Дома у прихожан. Дома у Вас. И, вот, как вся семья собирается, сплочается, так вот и все прихожане сплотились.

Как у Вас получается, и получается ли, и – каким образом получается, создать вот эту атмосферу семьи – не просто людей, которые приходят в храм – а, вот, атмосферу семьи, которая готова прийти на помощь, и радоваться вместе, и печалиться вместе, и помогать вместе?

О.Кирилл:

- Ну, вообще, настоятелем именно этого храма я являюсь не так давно – чуть больше полугода. Но, при всём при этом… понимаете, если Господь является нашим Отцом, а мы – Его детьми, то, собираясь вместе в храме… вот… всегда я, беседуя с молодёжью, беседуя, в принципе, с прихожанами, мы говорим, что называя друг друга братьями и сёстрами – это не должны быть просто пустые слова, или какое-то… некое… архаичное обращение друг к другу. Эти слова должны быть наполнены смыслом. Мы должны знать, кто рядом с нами. Мы должны проявлять заботу, любовь, молитвенную заботу друг о друге. И, поэтому, ставя это… ну… одним из приоритетных направлений в нашей внутренней работе, к этому все вместе и стремимся.

Конечно, всегда нужно делать определённый расчёт на то, что есть какие-то недоверие – люди разные. У кого-то – свои представления, у кого-то – свои традиции, привычки, обычаи, но, при этом, общая вера, общее дело – оно помогает очень сплачиванию.

А.Ананьев:

- Действительно, помогает?

О.Кирилл:

- Действительно, помогает. И, вот, как я сказал, даже такая трагическая ситуация, которая произошла – и мы молимся о том, чтобы таких ситуаций больше не происходило – тем не менее, она послужила объединению, большему единству, и пониманию того, что даже какие-то личные амбиции – это всё наносное, это всё временное, это всё – неважное. А важно – как мы любим друг друга, заботимся друг о друге, молимся и поддерживаем.

А.Ананьев:

- Вот, я знаю по своему храму, куда я хожу – храм, кстати, Александра Невского при МГИМО, к протоиерею Игорю Фомину, – каждый раз туда приходишь, каждый раз видишь знакомые лица – ощущение, что приходишь домой. Но, к своему стыду, я понимаю, что я туда прихожу – в субботу, там, на исповедь, в воскресенье на Литургию – и, собственно, всё. Ну, вот, один раз, не так давно, я пришёл поздравить отца Игоря с юбилеем. Больше моей активности там какой-то – не наблюдается.

И я, как человек, который только начинает жить вот в этой системе координат, и… в общем… не могу не сказать, что моя жизнь приобрела какое-то и значение, и смысл – у меня появилась какая-то цель, я хочу меняться… но я понимаю, что я, мягко говоря, недостаточно делаю для своего храма.

Что я могу сделать? Я подхожу вот к этой доске, к примеру, что висит у нас там, возле свечного ящика, и смотрю: Евангельские беседы – раз, хор – два, ещё какие-то действия – три, но… очень хочется понимать, чем, вот, я реально могу быть полезен?

Конечно, я могу подойти к отцу Игорю… и, в общем, подхожу, говорю с ним об этом, но вот в Вашем храме – как это реализуется?

О.Кирилл:

- Во-первых, Александр, это очень прекрасно, что Вы уже задаёте себе этот вопрос, что Вы рефлексируете, размышляете над вопросом: «Как мне стать частью семьи церковной? Чем бы я мог бы быть полезен?» Именно этот вопрос, мне кажется, должен задать себе каждый верующий. Потому, что мы, конечно, должны быть ответственными и за свой храм, и за своих священников, которые служат в храме, и за братьев и сестёр, которые находятся рядом с нами. И, осознанием этой ответственности, можно избежать очень многих недоразумений, каких-то личных обид и проблем на самом приходе. Когда ты понимаешь, что ты приходишь не в магазин «за ритуальными услугами», а ты приходишь – в семью. Ты приходишь к родным, близким людям. Они все – разные. У всех – свои внутренние переживания, свои проблемы. Но ты приходишь – в семью.

Ну, и, конечно, по большому счёту, все основные виды получения информации Вы сейчас перечислили. Это, конечно, стенд прихрамовый, безусловно – сайт, социальные сети. Например, при нашем храме создано несколько групп в мессенджерах. Одна – социального направления, другая – молодёжного направления…

А.Ананьев:

- Вот, расскажите подробнее, какие группы есть. Потому, что соединение православия, жизни храма и современных технологий – у меня в голове пока не укладывается.

Я объясню, почему. Я прихожу в храм, и я вижу – что, в первую очередь? Я вижу много пожилых женщин. И они никак не вяжутся с миром социальных сетей и мессенджеров. Понимаете, о чём я говорю?

О.Кирилл:

- Да, конечно.

А.Ананьев:

- И ещё – есть ощущение… Почему для меня это важно? Я знаю, как эти проблемы решаются, отец Кирилл. Но, внутренне, я не чувствую себя частью вот этой общины совсем уже взрослых, а часто – пожилых людей.

Я вижу симпатичных немолодых женщин, которые специальными кисточками вычищают… там… воск с подсвечников, моют пол, работают за свечным ящиком… там… в трапезной… Я понимаю, что это хорошие люди, но… не хотел бы… я просто не могу – вот, так же! А как-то иначе – я не вижу, как. Понимаете? И я думаю, что очень многие… у меня есть очень много хороших знакомых – лет по 30, может быть, молодые девчёнки – им не хватает этого. Я вижу, что им – не хватает не только делать что-то для того, чтобы быть частью этого Дома, но и для того, чтобы обогатить – и это очень важно – обогатить круг своего общения, сделать его более насыщенным. Потому, что… Вам, наверное, это будет звучать ново, но для нас, молодых людей, которые, вот, недавно пришли в храм, или – воцерковились, или… вот… ходят… нам мало бывает с кем поговорить о смыслах, о вере. Вот, так, посидеть за чашкой чая и поговорить.

О.Кирилл:

- Мне это, Александр, совсем не ново.

А.Ананьев:

- Серьёзно?

О.Кирилл:

- Для меня это – очень понятно, близко. Но, опять же – как минимум, потому, что я активно занимаюсь и взаимодействую, работаю с молодёжью. Правильнее – мне нравится… мне, вот, все те слова, которые я сейчас сказал – «работаю», «взаимодействую» - мне они не нравятся. Они просто обозначают некий процесс. Я – живу, вместе… стараюсь жить, вместе с молодёжью, стараюсь жить, вместе со своим приходом.

Вообще, Вы затронули очень большую тему, и я постараюсь её максимально… сказать сейчас… коротко. Выдать определённую квинтэссенцию этой мысли. Но, предварительно, закончу по информационной работе.

И очень правильно, что Вы подходите к отцу Игорю. Потому, как помимо соцсетей, Интернета, помимо тех стендов, которые располагаются на улице, объявлений, которые священник делает с амвона, иногда, действительно, важно подойти и спросить: «Отец Игорь ( отец Кирилл, или – любой другой батюшка ), чем бы я мог быть полезен?» Потому, что, чаще всего, в храмах мы предлагаем определённой активности – общее. Но, при этом, это никак не отменяет, а, наоборот, даже актуализирует работу – в частности. Потому, что, например, если приход может предложить, или на приходе собрались ребята, которые… ну, например… любят играть в хоккей, которые кормят людей на площади, например, Трёх вокзалов, или – на любом другом месте, или посещают, например, заключённых в темнице. Ну, а Вы – журналист, или – творческий человек, или – художник, и Вы чувствуете, например, что Вы – внутренне не готовы – ни в хоккей поиграть, ни в тюрьму прийти…

А.Ананьев:

- Мы с хоккеем – не созданы друг для друга… это правда…

О.Кирилл:

- … вот… но это никак не означает, что Вы не должны, или не можете найти своё место на приходе. Просто, в моём случае – если бы Вы, например, подошли ко мне – то именно для Вас, по общению вместе с Вами, мы бы поняли, какую пользу, и в чём, Вы могли бы принести.

И вот в этом и заключается, на мой взгляд, один из главных моментов. Мы иногда ждём, что священник для нас должен создать какой-то прайс, или набор, активностей, который бы нашёл отклик в нашем сердце. Но, при всём при этом, священник иногда, с большой радостью, послушал бы – а что вы-то, дорогие мои, любимые прихожане, готовы предложить? Что бы вы хотели?

И, именно, например, для этой цели, сразу после моего назначения в храм Святителя Николая, я собрал прихожан, и спросил их прямо об этом: «Дорогие друзья… что бы мы хотели? Как бы мы хотели двигаться дальше?» И предложил: «А, давайте, мы, сразу же, создадим… например… волонтёрский отряд на нашем приходе, который бы не торопился бы… например… идти куда-то… а, вот, мы бы узнали – о тех самых бабушках, которым помогают на приходе, и мы – им бы помогли, мы их бы поддержали».

И, когда образовался ряд людей, которые готовы были бы – и что-то предлагать, и участвовать в каких-то мероприятиях, и, вместе с ними, мы начали думать, что мы могли бы, и готовы были бы делать. А для координации уже этой работы, были созданы те самые группы в мессенджерах, которые существуют и сейчас.

И, на мой взгляд, например, по тому же отклику от ребят, от молодёжи… мы и посещаем людей в «Матросской тишине», мы кормим сейчас людей ( правда, эта активность была и до меня ) на площади Трёх вокзалов, мы и катаемся вместе на коньках, мы ходим в музеи, получая эстетическое какое-то… или образовательные моменты… и всё это находит отклик у ребят. И если они мне, в какой-то момент, скажут: «А мы бы хотели бы ещё и это…» – а я их регулярно об этом спрашиваю, то – конечно же, с большой радостью, я буду переживать, проживать это, вместе с ними.

«СВЕТЛЫЙ ВЕЧЕР» НА РАДИО «ВЕРА»

А.Ананьев:

- «Вопросы неофита» в эфире радио «Вера».

Сегодня у меня в гостях руководитель молодёжного отдела Московской городской епархии, настоятель храма Святителя Николая Мирликийского в Покровском и Патриаршего подворья, храма Благоверного князя Александра Невского протоиерей Кирилл Сладков.

Сколько… вот, как Вы оцениваете количество тех молодых людей, девушек…  кстати, о каком возрасте мы говорим – двадцать пять… тридцать… восемнадцать?

О.Кирилл:

- Говоря о молодёжи?

А.Ананьев:

- Да.

О.Кирилл:

- Говоря о молодёжи, мы говорим о ребятах, начиная от 17-18 лет, и заканчивая – 30-35 годами. Но…

А.Ананьев:

- Я – вышел в тираж, получается…

О.Кирилл:

- Но… Александр, это – самый, наверное, ненужный вопрос, в отношении работы с молодёжью. Потому, что… например, наши дорогие подростки, которые уже, в какой-то степени, теряют интерес к занятиям в Воскресной школе, но ещё… как бы… как мы думаем, не доросли до молодёжной работы.

Нет, конечно! Они – вместе с нами, и для них мы… там… и ребята с ними играют у нас, после службы, в настольные игры, при этом – общаются, взаимодействуют, развиваются.

Или, например… как Вы сказали: «Я вышел в тираж» – да ни в коем случае! Когда к нам приходит человек, и говорит: «Ну… вот… мне – 38…» – или – 41…

А.Ананьев:

- «Вы – старый!»

О.Кирилл:

- … да… и мы говорим: «Нет, извините, Вы – не молодёжь!»

Друзья мои, все – молодёжь! Все… любой человек чувствующий себя молодым, чувствующий себя готовым принести пользу Церкви, Богу, обществу – это всё молодёжь.

А.Ананьев:

- У дорогого моему сердцу протоиерея Алексия Батаногова есть чудесная инициатива: он, при своём храме, создал… Вы слышали об этом? Он создал – антикафе!

О.Кирилл:

- Да, я слышал.

А.Ананьев:

- Антикафе «12 узлов» – потрясающе тёплое место! И… это такой формат – молодёжный, с одной стороны. С другой стороны – формат, который притягивает людей и… в общем, которые обычно проходят мимо храма, и не заходят туда. А тут они: «Антикафе – давай, зайдём…» Заходят – а там батюшка, с ним можно поговорить… и матушка… и какие-то ребята симпатичные… и занимаются какими-то интересными делами… в общем, тоже интересный формат.

Знаете, о чём я хотел Вас попросить? Вот, я люблю конкретику. Давайте, попробуем представить, скажем, троих участников вашего… будем называть это… таким… казённым выражением… молодёжного движения – ребят, которые занимаются активно жизнью. Вот, кто они? И – чем они занимаются? Какой у них возраст? Какие у них увлечения? Вот, давайте, возьмём троих, и опишем их конкретно – чтобы нарисовать портрет… такого… молодого человека сегодняшнего, при храме.

О.Кирилл:

- Я думаю, что у нас это получится без труда…

А.Ананьев:

- Так…

О.Кирилл:

- … сделать. С одной лишь оговоркой: у нас может получиться некий набор определённых стереотипов. Или – слишком обобщённый портрет. Потому, как интерес, красота и изюминка молодёжной работы в том, что перед тобой могут сидеть три – совершенно разных человека. Флегматичный интроверт и – фонтан эмоций, идей и желаний в лице экстраверта. И оба этих человека – интересны, важны, но и для каждого можно найти – и нужно найти – свою нишу, своё место. И, поэтому, соединять их воедино, с одной стороны, на мой взгляд, неправильно. Потому, как… ну… два разных совершенно человека. Но оба – с единой пассионарностью. Пассионарностью – в желании что-то сделать, принести пользу.

Поэтому, описывая этих трёх ребят, могу сказать, что единство во всех них – это желание, это возможности… это желание подарить частичку своих сил, времени, умений. Это – желание найти свой путь, найти самого себя в этом пути. Это – желание подарить окружающим теплоту, любовь и заботу, если кто-то из ребят посещает детские дома, кто-то – кормит людей.

Но, при этом, и разница – в той форме, которую они выбирают для того, чтобы подарить эту любовь.

А.Ананьев:

- Но, ведь, должно же быть у них что-то общее? Не может же… скажем… 23-летний спортсмен, занимающийся тяжёлой атлетикой, найти общий язык с программистом – тощим парнем в очках, который… в общем… особо с людьми не говорит, но страшно любит, допустим «Хроники Нарнии», и цитирует их свободно?

О.Кирилл:

- Единство… есть одно пространство, в котором объединяются, казалось бы, часто несовместимые люди с несовместимыми характерами. Это – Божественная Литургия. Это – пространство Церкви. Это – общая молитва, это – единая вера.

И в этом пространстве… мы, собственно, Александр, с этого сегодня и начали… мы становимся – и должны становиться – братьями и сёстрами. Принимая людей такими, какие они есть, поддерживая и помогая друг другу.

А уже в дальнейшем, выходя за пространство, из пространства храма, каждый может реализовывать свои творческие потенциалы в том ключе, в каком он может, в каком он видит, в каком он хочет.

А.Ананьев:

- Буквально, позавчера наткнулся на чудную новость. В Америке, за школьными шкафчиками, обнаружили сумку школьницы, потерянную… в конце 40-х, по-моему… или – в начале 50-х. И она оказалась своеобразной «капсулой времени».

И они собрали, значит, родственников этой, к сожалению, уже скончавшейся немолодой женщины – она, в возрасте 71 года, ушла. Но вот, её родственники, школьники, учителя – они аккуратно раскрыли эту сумку, и посмотрели, что внутри. И среди прочих… там… билетов, рисунков каких-то, фотографий, помады, пудры… я, знаете, обратил внимание на детальку, на которую, наверное, вряд ли, кто-то ещё обратил внимание.

Это была членская карточка «Союза молодых христиан». И, я так полагаю, очень многие в Америке, действительно, входят в такой союз. И я смотрел на эту карточку из конца 40-х, и понимал, что, наверное, я немножко завидую – потому, что у них есть вот этот вот какой-то союз, какая-то карточка, подтверждающая, что это – союз… а есть ли что-то такое у нас? Я не смог вспомнить. Я подумал спросить у Вас: есть ли у нас что-то такое, что формально, официально, документально объединяло бы молодёжь?

О.Кирилл:

- Если мы будем говорить о регионах, например, или обо всей России, то в России есть и ассоциации православных студентов из ВУЗов…

А.Ананьев:

- Есть, да?

О.Кирилл:

- Да. Есть различные молодёжные активности в направлениях, которые объединяют себя. Например, «Православные добровольцы» – ребята, которые входят…

А.Ананьев:

- Это – тоже официальная организация какая-то?

О.Кирилл:

- Она сейчас на пути к тому, чтобы приобрести этот официальный статус.

Опять же, есть молодёжно-подростковые клубы – такие, как «Братство православных следопытов», или «Юные разведчики», которые…

А.Ананьев:

- Это – прототип западных скаутов?

О.Кирилл:

- Вот… сразу идёт отсылка прототипа на западных скаутов, но, например… эти… наши скауты – ещё возникли в начале ХХ века, и, в данной ситуации, во многом являются приемниками тех ребят, которые этим занимались ещё 100 с лишним лет назад.

И, поэтому, в целом, сейчас – одна из моих, например, задач, как руководителя молодёжного отдела в Москве – это, как раз, организация и выстраивание вот этой системной работы, между нашими викариатствами, между приходами, развитие тех самых горизонтальных связей – для того, чтобы каждый из нас ( например, Вы ) знали, чем занимаются в храме Святителя Николая в Покровском, и мы могли принимать участие, объединяясь где-то вместе, в общем деле.

Это – достаточно серьёзная, большая работа. Она, часто, невидима внешнему глазу, но она проводится. И пока, конечно, например, таких карточек, как была найдена в рюкзаке этой женщины, пока у нас нету, но…

А.Ананьев:

- … не исключено, что будет.

О.Кирилл:

- … но, вполне возможно, что какое-то общее объединяющее начало, или момент, понимающий, идентифицирующий человека в той или иной среде, вполне возможно, появится.

А.Ананьев:

- Когда ты молод, когда тебе – семнадцать, девятнадцать, тебе очень хочется, тебе очень нужно быть официально частью чего-то большого и важного.

Конечно, ты ходишь в храм. Конечно, у тебя там есть люди, которых ты знаешь. Но этого – мало. Нужно ещё какое-то подтверждение, видимо… которое накладывает на тебя и дополнительные обязанности, и даёт тебе дополнительные права.

О.Кирилл:

- Мне остаётся повторить только Вашу мысль, которая совершенно правильно отображает наше желание.

Мы все являемся частью Церкви. Мы все являемся частью одного большого дела. И, поэтому, мы все должны объединяться.

Мы все должны знакомиться, дружить, знать друг друга.

Один из любимых моих стихов Священного Писания ( Евангелие от Иоанна, 17 глава ) – это прощальная беседа Христа, где Он молится: «Господи, пусть они будут едино, как Мы, Отче, едино с Тобой!» – вот, мы должны быть едино во Христе. Потому, что мы, действительно, часть большой Семьи, Церковной Семьи.

Над этим мы работаем, и, я надеюсь, ребята, молодые люди, да и, вообще, все христиане, слушающие нас сейчас, обратят на это внимание, и приложат больше усилий для того, чтобы мы дружили – и внутри прихода становились семьёй, и дружили между приходами.

А.Ананьев:

- Вот, Вы сказали сейчас, отец Кирилл, про горизонтальные связи. Я поймал себя на ощущении, – поправьте меня, если я несправедлив – что каждый приход – он… так… изолирован друг от друга. Там идёт какая-то жизнь – но… такая… закрытая, за пределы вот этой общины она… как бы… не выходит. И мало, кто знает о том, что происходит внутри этой общины. Я, ведь, правильно…? Не хватает каких-то… вот… сети какой-то такой…

О.Кирилл:

- Я склонен с Вами согласиться. Потому, что, действительно, иногда приходы склонны к такому внутреннему «замыканию» внутри своей работы. Но… я думаю, что это – явление временное. И наступают те времена, когда мы должны выходить за внутренние рамки своих приходов.

А.Ананьев:

- Да, и это, во многом, зависит ещё и от личности, харизмы и активности, изобретательности, фантазии, неравнодушия самого настоятеля, священника, да? Вот, у отца Алексия Уминского – у него ж там постоянно происходят какие-то вещи, которые привлекают людей, абсолютно далёких от Церкви! Это и лекции с какими-то потрясающими спикерами – там… Быков… то у него Быков выступает, то какие-то аукционы каких-то произведений искусства… вот, этих картин, то ярмарка каких-то вещей, то… еда какая-то, и всё время – какой-то праздник! И думаешь: «Ну, вот… надо обязательно сходить!» – всё это на виду. Вот… но это… только в социальных сетях, я так полагаю, можно об этом узнать.

О.Кирилл:

- Ну… мы надеемся, что и радио «Вера» замечательное, и телеканал «Спас», телеканал «Союз» и другие – будут более активно, более внимательно освещать те события приходские, в том числе, и молодёжные, которых у нас происходит очень много.

А.Ананьев:

- Хорошее замечание, отец Кирилл!

Давайте, об этом поговорим ровно через минуту, а сейчас мы уйдём на небольшую паузу.

Я напомню, что сегодня у меня в гостях – руководитель молодёжного отдела Московской городской епархии, настоятель храма Святителя Николая Мирликийского в Покровском и Патриаршего подворья, храма Благоверного князя Александра Невского протоиерей Кирилл Сладков.

Не уходите далеко – будем говорить об интересном и важном.

«СВЕТЛЫЙ ВЕЧЕР» НА РАДИО «ВЕРА»

А.Ананьев:

- Мы продолжаем разговор.

Это «Вопросы неофита» на светлом радио.

В студии – Александр Ананьев.

Сегодня у меня в гостях настоятель храма Святителя Николая Мирликийского в Покровском и Патриаршего подворья, храма Благоверного князя Александра Невского в Москве, руководитель молодёжного отдела Московской городской епархии протоиерей Кирилл Сладков.

Я, каждый раз, когда вижу вот эту вот формулировку – «молодёжного отдела» – вспоминаю шутку одного моего начальника. Он говорит: «Руководитель отдела по борьбе с молодёжью» – в таких случаях. Но это касается, конечно же, не Вас, а – вообще. Каждый раз, когда сталкиваешься с какими-то «отделами молодёжи», ты сталкиваешься с каким-то таким… формальным подходом, с каким-то настроением вечного субботника и такого энтузиазма, что начинаешь думать, как бы оттуда убежать. Потому, что это всё как-то… так… как-то, вот… не твоё. А хочется какой-то жизни и движухи…

Вы очень хорошо отметили про радио «Вера» и телеканал «Спас». Вам, как руководителю молодёжного отдела Московской городской епархии, не хватает информационной поддержки – я правильно Вас услышал?

О.Кирилл:

- Да. Нам хотелось бы, чтобы… и поддержки, и возможности осветить и рассказать о всех наших приходских, викариатских, общемосковских молодёжных проектах, чтобы они были более освещаемы. Потому, как они – есть, они – очень интересные, и хотелось бы о них рассказывать для того, чтобы мы, действительно, знали обо всех этих молодых, молодёжных и интересных активностях.

А.Ананьев:

- Отец Кирилл, ну, вот, смотрите – получается, и не зря мы встретились в студии! Давайте, предположим, что вот сейчас у нас есть возможность… конечно же, это должно быть системно и подготовлено, и должно быть ещё и сделано, и интересно – чтобы это, действительно, можно было и слушать, и смотреть, чтобы это было интересно.

Но, вот, если предположить, что вот сейчас у нас есть возможность рассказать о каких-то самых ярких мероприятиях, событиях, идеях – того, что делается, или планируется в ближайшем будущем – то, что бы это было?

О.Кирилл:

- Я думаю, что, в завершение этого года, одно из центральных событий в городе Москва, пройдёт Первый общемосковский молодёжный форум. Это будет та площадка, на которой мы все сможем рассказать о себе, о своих достижениях. Мы постараемся создать такую площадку, на которой можно будет поделиться проблемами, обсудить проблемы, найти какие-то общие способы решения.

Общемосковский форум поможет не только изучению и пониманию молодёжной ситуации в целом в Москве, но это будет интересно и всякому человеку. Потому, что мы планируем сделать и мастер-классы – потому, как ребята у нас в Москве занимаются очень разными вещами, начиная от колокольного звона, мозаики, социальных проектов, связанных с детскими домами, с кормлением бездомных, помощью людям, попавшим в сложные жизненные ситуации. Это и творческие различные проекты, такие, как – театры, и антикафе, или какие-либо ещё… встречи…

А.Ананьев:

- Подождите… а вот… мне сразу хочется спросить. Во-первых, я думал, что колокольным звоном молодёжь может заниматься только раз в год – в Пасхальную неделю, забравшись на колокольню любимого храма. Это, собственно, то, чем я занимаюсь!

Кстати, каждый раз, когда забираюсь на колокольню… вот, ещё важный момент! Каждый раз, когда я поднимаюсь в Пасхальную неделю на колокольню, чтобы… я очень люблю это дело, я даже не знал, что этому можно учиться… я там знакомлюсь с удивительными людьми, с которыми потом бережно сохраняю вот это знакомство – и это очень важно. И они у меня как-то всегда ассоциируются с праздником, с Пасхой, с колокольней, с колоколами… и я, кстати, пользуясь случаем, передаю привет – они всё время, кстати, слушаю «Вопросы неофита», что очень приятно.

Где можно учиться колокольному звону?

О.Кирилл:

- Вообще, существует в Москве несколько школ… да и не в Москве – и другие, в Подмосковье, я знаю, в городах… где можно прийти и поучиться, как раз, колокольному звону. Но важно, наверное, при всём при этом, понимать, что обучение колокольному звону – это не развлечение. Это…

А.Ананьев:

- Ну, это – как пение в хоре…

О.Кирилл:

- Это – служение Богу. Да, через созывание людей на службу, через благовестие… и это – миссия, это тоже проповедь – людям, которые идут мимо храма, или едут на машине – и слышать колокольный звон.

Поэтому, к этому важно относиться именно как к служению, и очень серьёзно.

А.Ананьев:

- Да, понятно…

О.Кирилл:

- А если у кого-то появится такое желание или возможность – можно обращаться к нам, в молодёжный отдел. Мы и подскажем, и порекомендуем, и напишем рекомендательное письмо – для возможности обучения этому искусству.

А.Ананьев:

- Про театр, среди православных моих знакомых, ходит немало забавных анекдотов, которые подчёркивают, насколько театр, по своей идеологии, постановочности, лицедейству – далёк от Православия.

Это я к тому, что… очень странно, вот, сейчас было услышать про… как это, вот… молодые вот эти ребята из прихода – занимаются ещё и театром.

Театр – он не приветствуется священниками. Я ведь правильно понимаю?

О.Кирилл:

- Театр – это одна из возможных форм для донесения той или иной информации, культуры. И когда это сделано с чувством, с эстетическим возвышенным содержанием, то это – очень прекрасная форма и вовлечения самих молодых ребят, в том числе, и детей, подростков, в такую форму, в ходе которой, чаще всего, изучаются или показываются не только основы… и даже не в первую очередь основы актёрского мастерства, а, скорее, именно смысл и содержание того, к чему готовятся… к какой постановке готовятся.

Так, ещё это и возможность через такую театральную форму донести детям и взрослым определённые принципы веры, культуры и нравственных идеалов.

Я, буквально недавно, принимал участие в таком детско-подростковом фестивале театральных постановок, где были представители из Воскресных школ приходов. Так, вот, ребята, занимающиеся такими театральными постановками, показывали Библейские какие-то моменты, или истории нравственного, духовного содержания.

Например, вот, даже в нашем храме, в котором я сейчас настоятель, эта традиция театральных кружков – уже многолетняя. И после, например, Рождественских поздравлений, выступлений, когда ребята порадовали прихожан храма, мы, после этого, поехали в детский дом, где показали это ребятам. Это – определённая радость, это – определённые воспоминания, и для самих ребят, участвующих в этом.

Поэтому, если углубляться в историю, то здесь вопросы могут быть и к спорту – с олимпиадами и прочими… здесь и вопрос к формам театра, но сейчас – мы же понимаем, что театр – то, как он возникал когда-то – это был один театр, с одним посвящением, с одними нравственными характеристиками, и – театр сейчас… это, всё-таки, искусство, которое должно возвышать человека.

А.Ананьев:

- Я Вам благодарен, отец Кирилл, за то, что Вы произнесли слово «спорт». Это – то, что с православием точно не вяжется, особенно – в сознании человека, далёкого от Церкви.

По крайней мере, я недавно тоже представлял себе православную общину, как много-много пожилых женщин, которые и ходят-то с трудом, не говоря уже о том, чтобы они бегали, такой… крупный батюшка, и… в общем… всё. Ну, в лучшем случае, худой, сутулый мужчина, который тоже… в общем… не ассоциируется с чем-то спортивным.

Однако, вот, совсем недавно, начав общаться со священниками, я с радостью узнал, что вот здесь, на Андреевской набережной, на которой, собственно, находится студия радио «Вера», часто бегает, со своими молодыми воспитанниками, молодой священник Антоний Смирнов, например. Он – профессиональный спортсмен, в прошлом. Ну… как профессиональный… он был тренером. Сейчас – бегает прекрасно, вот, с детьми, и будучи священником молодым.

А немало священников тоже… как-то… и в туризм… как-то… что-то…

Что – у вас, из спортивных мероприятий?

Мне, вообще, откровенно говоря, не хватает… не знаю, есть ли где в московских храмах такая штука… спортивного клуба при храме.

О.Кирилл:

- Вы знаете, Александр, я думаю, что нам, особенно после эфира, важно будет пообщаться ещё более подробно. Потому, что Вы, действительно, многого не знаете – того, что у нас происходит в Москве.

А.Ананьев:

- Вот, я так и знал!

О.Кирилл:

- Потому, как очень много различных турниров… на нашем… на моём, лично, приходе, мы с ребятами спросили, какую бы активность именно такого, спортивного, характера, мы хотели бы. И, например, на зиму, мы определили, что большинству интересно кататься на коньках.

А.Ананьев:

- Так.

О.Кирилл:

- Мы, недалеко, в парке…

А.Ананьев:

- Залили каток?

О.Кирилл:

- Нет, мы не стали заливать каток. Мы просто пошли в Парк «Сокольники» все вместе и прекрасно провели время.

За это время, в неформальной обстановке, мне кажется, ребятам удалось, может быть, увидеть меня, узнать – с другой совершенно стороны. Потому, что, как минимум, они меня сначала не узнали…

А.Ананьев:

- Ну, да…

О.Кирилл:

- … так как катаемся мы – не в подряснике. А в куртке… ну… в обычном, спортивном. Но это – сняло многие… такие… барьеры внутреннего характера.

Это не значит, что началось панибратство, но это… мне понравилось. Это был хороший опыт, который мы продолжаем и сейчас.

А.Ананьев:

- Подождите… даже для Вас это был новый опыт, Вы говорите, да?

О.Кирилл:

- Я умею кататься на коньках. Правда, давно не стоял.

А.Ананьев:

- Но, вот, именно в этом контексте – в контексте внутриобщинного какого-то взаимодействия?

О.Кирилл:

- Это послужило и объединению, и более интересному общению…

Понимаете, когда перед тобой сидит священник – в рясе, с крестом – и ты с ним пьёшь чай, то, невольно, ты хочешь услышать от него о каких-то истинах, какое-то наставление. А когда он катится рядом с тобой на коньках, например, или бежит вместе по набережной… или, например, вместе едет с тобой на велосипеде куда-то… или – общий поход на какую-то реку… или… ну… и таких вариантов может быть много. Или даже – наш храм принимал летом участие в таком небольшом мини-футбольном соревновании с другим храмом, из Северного вакариатства, по-моему. И… это – возможность. Возможность для миссии, возможность для проповеди…

А.Ананьев:

- Простите… я не могу не уточнить. Ещё раз: то есть, у вас был матч, буквально, по мини-футболу, между прихожанами двух разных храмов…

О.Кирилл:

- Да. Мы – познакомились, подружились, и очень рады этой дружбе.

А.Ананьев:

- Хочется спросить: а что – так можно было? Это же – неожиданно!

О.Кирилл:

- Так – можно. И здесь, знаете, какой момент… важно, наверное, различать две вещи. Культ тела и здоровый образ жизни. Так, вот, мы выступаем за здоровый образ жизни. За то, чтобы молодые люди – да любые ребята, причём, и взрослые… мы – против вредных привычек, мы – против лени, мы – против зависания в соцсетях, в компьютере, и углубления в него. Мы – за то, чтобы вечером встать с дивана и сделать все какие-то домашние дела, помочь по хозяйству, вечером – пойти на каток, побегать, поиграть, поддерживать физическое своё состояние. Опять же – для чего? Для того, чтобы Господь дал здоровье – послужить на благо Церкви и Отечества.

Вот, недавно меня на телеканале «Спас» спрашивали: «Вот, как… сейчас коронавирус… как уберечься от… может быть, иконы не целовать… может быть… там… какие-то средства индивидуальной защиты?»

Не отменяя ничего из этого… конечно, нужны какие-то средства защиты, если есть желание по этому поводу… поддерживайте своё физическое здоровье! Поддерживайте иммунитет, который, в свою очередь, не позволит никакому вирусу взять над Вами верх!

А.Ананьев:

- Вставайте с дивана – и всё будет хорошо!

О.Кирилл:

- Да. Долой обломовщину!

«СВЕТЛЫЙ ВЕЧЕР» НА РАДИО «ВЕРА»

А.Ананьев:

- Мы продолжаем разговор в студии радио «Вера» с протоиереем Кириллом Сладковым, руководителем молодёжного отдела Московской городской епархии, настоятелем целых двух храмов – храма Святителя Николая Мирликийского в Покровском и Патриаршего подворья – храма Благоверного князя Александра Невского.

Я хочу спросить Вас вот о чём. Сейчас, в принципе, учитывая то, что один из моих собеседников недавно назвал «цифровым дебилизмом» – то есть, влияние социальных сетей, компьютеров, смартфонов на нас таким образом, что мы перестаём воспринимать даже печатный текст… сейчас диагностирована неспособность читать. И я, причём, ещё как-то посмеялся и говорю: «Ну, как – так? Мы же, всё равно, читаем!»

Я попытался взять недавно книгу, отец Кирилл. И я понял… когда я в четвёртый раз перечитывал одну и ту же страницу, я понял, что – всё, у меня – тоже проблемы. Я не способен воспринимать текст, больше абзаца. Требуется усилие, чтобы заставить себя читать.

Так, вот… я к тому, что… мало того, что мы – жители большого города ( а, как известно, жители больших городов – они самые одинокие на свете люди; как ни парадоксально, в деревне люди ощущают одиночество в меньшей степени, чем жители центра Москвы, внутри Бульварного кольца ), так ещё и вот это вот воздействие цифровых этих штук на нас… Вы же видите, как изменилась молодёжь? Она, даже 10 лет назад, была другая.

Вы сможете сформулировать основные проблемы молодых людей? А я потом скажу Вам, что меня больше всего тревожит – с молодыми девчёнками, парнями… да, вот… с теми, кому сейчас – даже тридцать.

О.Кирилл:

- Ну, знаете… меня больше беспокоит даже не то… не те характеристики современной молодёжи, как проблема ускорения времени, как такового.

Например, если раньше нам 5 лет высшего образования было достаточно для того, чтобы полученных знаний хватило нам для работы на всю оставшуюся жизнь, то сейчас время, как будто, стало… как будто, бежит гораздо быстрее, чем мы успеваем под него подстраиваться.

И мы думали – вот, было поколение «пепси», вот – поколение Z, вот… а сейчас – такое иногда складывается ощущение, что уже перестаёшь видеть и понимать смену этих поколений. Потому, как… вот, даже та самая цифровизация, те самые социальные сети, например, уже позволяют молодому человеку быть совершенно разным.

Вот, если… я вспоминаю свою молодость… были, там… «металлисты», были «панки», были различные представители… «готы», какие-то субкультуры. И вот – это была их идеология, это… они придерживаются определённое какое-то количество времени этих идей, и так далее.

То есть, сейчас ребята… например, на одной странице в социальных сетях могут быть – веганом, на другой – ещё кем-то, и всё это… всё это как-то может умещаться в современном молодом человеке.

Вот, как бы…

А.Ананьев:

- Подождите… как это – может? Насколько это, вообще, соответствует действительности? Ведь, при этом, молодой человек остаётся – на том же пыльном диване!

О.Кирилл:

- Вот… понять, что важно для этого молодого человека.

Поэтому, и в данной ситуации, наша задача… ну… одна из задач – поднять его из этого дивана, вывести его из какого-то того мира, а котором, он, возможно, сам себя заключает. А в поисках ответа на какие-то жизненные вопросы, в попытке уйти от одиночества – идёт не в том направлении… как будто, пробует себя – в том… в этом… но, чаще всего, через Интернет не получает ничего… такого… важного, или могущего изменить реально его жизнь.

Поэтому, хочется сказать: «Ребята, вставайте, приходите – для каждого из вас в Церкви есть место! Для каждого из вас мы найдём и организуем то, что будет важно, актуально для тебя».

Мы не просто предлагаем современному молодому человеку набор или прайс чего-то того, что мы можем, а мы хотим, готовы услышать их – что, ребята, вам надо, и с вами – пережить ( то, с чего сегодня мы с Вами начали ). Или – жить вместе.

А.Ананьев:

- Моей дочери 19 лет. Она – чудесный человек, она учится на 2 курсе хорошего ВУЗа, становится программистом, и она – абсолютно не умеет общаться. Не умеет, не хочет и не общается. Он даже на работу сейчас вышла – она по субботам и воскресеньям работает.

Я говорю: «Ну, зачем ты работаешь там, куда ты пошла работать? Ты же – гораздо больше этой работы», – а она пошла работать администратором в одно из антикафе московских – там, в центре.

Я говорю: «Зачем? Ты, с твоей учёбой, и с твоим умением программировать – тебе надо заниматься тем, чему ты учишься». Она говорит: «Нет. Ты понимаешь, мне очень нужно научиться общаться с людьми, и я хочу пойти туда, где я буду должна общаться с людьми по должностным своим обязанностям».

У меня есть ощущение, что люди, которым сейчас от 15 до 30, они – разучились общаться, разучились знакомиться, разучились разговаривать. Очень много одиноких людей, в социальном плане – одиноких девушек, одиноких молодых людей.

Знаете, где я не видел одиноких людей? Вот, прямо, пришёл – и увидел много неодиноких людей! Людей, которым – интересно.

О.Кирилл:

- Где?

А.Ананьев:

- В Троице-Сергиевой Лавре. В Московской Духовной Академии.

Вот, там люди – они прямо сияют все! Молодые парни – они просто сияют! Я просто смотрю на них – и завидую. И каждый – готов подойти, что-то объяснить, что-то рассказать… какая-то там была потрясающая атмосфера!

Придёшь куда-нибудь ещё – и понимаешь, что здесь люди все – одинокие.

Можно ли… вот, сейчас будет важный вопрос… познакомиться и изменить свою личную жизнь, в рамках вот этого – внутриобщинного – движения? Можно ли ставить, вообще, перед собою такую цель?

О.Кирилл:

- Вы знаете, Александр, очень многие такую цель ставят перед собой, приходя в ту или иную православную молодёжную общину. И, на мой взгляд, это вполне естественно, понятно и нормально. Потому, как молодые ребята – многие начинают понимать, что какие-то знакомства или общение только через Интернет – это не живое, не настоящее, и, в общем-то, даже, чаще всего, за этой перепиской, за этими смайликами – ты не видишь глаз, ты не видишь души, ты не видишь реальности.

Мне кажется… по крайней мере, те ребята, которые к нам приходят – это люди, которые начинают это осознавать, или осознают. И приходят, во многом, и познакомиться, и для дружбы, для живого, настоящего общения, для живых, настоящих, реальных дел, которые позволят тебе… ну… и вечером получить внутреннее удовольствие от того, что сегодня твой день прожит не зря – ты помог нуждающимся. Да, или ты просто провёл хорошо время с хорошими, замечательными людьми.

А.Ананьев:

- Я почему спрашиваю? Мне, как неофиту, кажется, что… да, и просто, как человеку… что храм – это не место… не клуб знакомств. Нельзя идти в храм – знакомиться. А, всё чаще, от своих знакомых слышу, что они… там… познакомились в храме с девушкой, с молодым человеком: «А как его зовут? А как её зовут? А, вот, там…» Я говорю: «Ребята, вы чего делаете? Ну, в храм-то приходят – молиться, чтобы с Богом общаться. Что же вы друг на друга-то таращитесь? Зачем?»

И вот, сейчас, глядя на Вас, понимаю, что, может быть, я и ошибаюсь. Может быть, это важная часть жизни храма – соединять людей. Не только с Богом, но и друг с другом.

О.Кирилл:

- Ну… Александр, именно в храме происходит одно из семи Таинств – Таинство Венчания, где Господь соединяет двух разных людей в единого человека.

А.Ананьев:

- Кстати, да…

О.Кирилл:

- Поэтому… это же, на самом деле, очень замечательно!

Конечно, невозможно согласиться с тезисом, что храм – это место знакомства. Нет, храм – это место, где люди живут. Храм – это часть их жизни. И, при этом, невозможно сказать, что вот в этой части жизни – пока ты едешь в метро, или на работе – ты имеешь возможность влюбиться в человека, а вот в этой части жизни – ты не имеешь этой возможности.

Так, вот… я, скорее, в данной ситуации радуюсь тому, что именно в храме человек может найти для себя близкого по духу и по вере человека. Но, при этом… вы отметьте, пожалуйста, этот момент, что, для такого рода знакомств или общения, Церковь предлагает много возможностей и площадок.

Мы не говорим о том, что во время Литургии…

А.Ананьев:

- Ну, нет, конечно…

О.Кирилл:

- … нужно человеку подходить и знакомиться. А вот после того, как служба закончилась, и батюшка говорит прихожанам: «А теперь, друзья, пойдёмте, попьём чаю! Подумаем, в какой музей нам ещё сходить… каким спортом нам заняться… кому нужна какая-то помощь…» – и вот на этих площадках человек имеет возможность, во-первых, и увидеть потенциального своего избранника ( какой он – в неформальной обстановке, какую заботу он проявляет о других ), и, может быть, сделать для себя очень важные выводы.

А.Ананьев:

- Есть, правда, ощущение, отец Кирилл, что, вот, после того, как люди выслушали проповедь, Причастились, приложились к Кресту, поклонились священнику – они уходят. Процентов, наверное, девяносто пять – тех людей, которые были на Литургии. И остаётся процентов пять, наверное… это правда? Ну, это, конечно, правда! Так оно и получается.

О.Кирилл:

- Могу сказать про свой храм.

А.Ананьев:

- Да, вот…

О.Кирилл:

- Я, буквально недавно, собрал совещание прихожан, и сказал им: «Братья и сёстры! Я хочу выступить с такой инициативой…»

В нашем храме, после Литургии, служились молебны и панихиды. Дети шли в Воскресную школу, потом, после молебна и панихиды, взрослые присоединялись на Воскресную школу, кто имел это желание…

«… Я хочу выступить с таким предложением. Молебен и панихиду теперь мы будем начинать до Литургии…» – ну, это и с богословской точки зрения было бы правильно, потому, что именно Литургия – это апогей молитвы.

А.Ананьев:

- Не рано получается?

О.Кирилл:

- Нет. В 8 часов у нас будет начинаться панихида, в 8.30 – молебен, и 9 часов – Божественная Литургия.

«… А, вот, по окончании Литургии, я настоятельно, и с большой любовью, приглашаю вас всех, друзья, в нашу трапезную! – сказал я своим прихожанам, – Мы будем печь пироги. Я буду рад, если кто-то из вас откликнется».

Например, мог бы стоять такой человек, как Вы, Александр, и сказал бы: «Вот… я не готов кататься на коньках, а пироги или блины…

А.Ананьев:

- А пироги – это по моей части!

О.Кирилл:

- … я, с удовольствием, испеку!» Или – накрыть чай. И – посидеть и поговорить. Вот, даже через такое преодоление этого одиночества, ощущения того, что ты – один. Нет, ты не один!

«Так, вот, давайте, после того, как приложимся ко Кресту и выслушаем проповедь, – сказал я, – мы с вами пойдём и продолжим наше общение – уже в нашей трапезной!»

А.Ананьев:

- Много народу отозвалось?

О.Кирилл:

- Поддержало – большинство. По крайней мере, когда я спросил, все ли согласны, согласны были все, и никто не возразил против этого. И, мне кажется, даже с большой радостью. Результат этого – мы увидим чуть позже.

Но, до этого момента, до того, как я стал настоятелем в храме Святителя Николая в Покровском, я был настоятелем Крутицкого Патриаршего подворья в Москве. И там мы делали то же самое. И многие, с большим удовольствием, приходили, пили чай, общались, и мы никого не ограничивали во времени.

Ну, это, если хотите, такой аналог тоже – как кафе, где мы просто предлагаем возможность, площадку и друг с другом людям пообщаться, и нам, священникам, пообщаться, познакомиться ближе с самими прихожанами.

А.Ананьев:

- Прекрасная инициатива! Ну, вот, будем смотреть, как у вас будет получаться! Будем внимательно следить…

О.Кирилл:

- Милости просим!

А.Ананьев:

- … приглашаем Вас ещё раз – поговорить об этом.

С храмом – понятно. Вот, Вы много раз упоминали о деятельности молодёжного отдела Московской городской епархии, и Вы сказали, что, в принципе, туда можно обратиться. Для чего туда можно обратиться? Что там могут предложить? Что, допустим, я могу предложить молодёжному отделу? Наконец, где он находится, и как он работает?

О.Кирилл:

- По благословению Святейшего Патриарха, руководителем молодёжного отдела Московской городской епархии этим летом был назначен я. А также, меня назначили настоятелем храм Святителя Николая в Покровском. И поэтому, на данном этапе, молодёжный отдел Московской городской епархии находится при этом храме – при храме Святителя Николая в Покровском.

Часы работы у него – с 10.00 до 18.00, кроме, соответственно, выходных и праздников.

Поэтому… у нас есть официальные наши социальные сети, где можно посмотреть всю контактную информацию, номера телефонов, e-mail. Присылайте свои предложения, пожелания, рассказывайте о своих инициативах, о которых мы, с большим удовольствием, будем делиться и с радио «Вера», и с другими информационными агентствами.

При этом, организовывая мероприятия общемосковского характера, мы готовы предоставлять площадки для того, чтобы ребята и люди, организаторы могли показать себя, о них могли узнать, соответственно, в других местах.

А.Ананьев:

- Иными словами, если у меня возникла инициатива, я хочу провести какое-то мероприятие, и мне не хватает какой-то организационной поддержки, я могу обратиться к вам – туда, в отдел по работе с молодёжью, и вы…

О.Кирилл:

- … и мы окажем Вам и методическую помощь, и в вопросах организационных поддержку окажем.

Помимо прочего, мы можем постараться поддерживать мероприятия с помощью писем рекомендации и поддержки для получения каких-то грантов, субсидий, и, если ваш опыт положителен, если у него есть хорошие перспективы к развитию, то и – транслировать, рассказывать о нём, говорить об этом положительном опыте, как бы расширяя круг возможностей, и привлекая участников в это мероприятие, в эту активность.

А.Ананьев:

- После нашего разговора, отец Кирилл, у меня для вас есть даже несколько предложений. И, вот, я предлагаю, во-первых, сейчас, после нашего разговора их обсудить, и, во-вторых, я, всё-таки, приглашаю Вас чаще появляться в студии радио «Вера» – потому, что разговор с Вами доставил удовольствие, я в этом ничуть не сомневаюсь, не только мне.

Спасибо Вам большое за этот разговор!

О.Кирилл:

- Спасибо!

А.Ананьев:

- И – удачи вам в вашей работе. Потому, что она – чрезвычайно важна. В конце концов: «Даёшь поколение неодиноких людей!» Ну, сколько можно уже утыкаться в эти свои смартфоны!

Сегодня у нас в гостях был настоятель храма Святителя Николая Мирликийского в Покровском, Патриаршего подворья – храма Благоверного князя Александра Невского в Москве, руководитель молодёжного отдела Московской городской епархии, чрезвычайно отзывчивый, мудрый и добрый человек – протоиерей Кирилл Сладков!

Всего доброго, отец Кирилл!

О.Кирилл:

- Спасибо, Александр!

А.Ананьев:

- Я – Александр Ананьев, радио «Вера».

Это были «Вопросы неофита». Слушайте нас каждый понедельник в восемь часов вечера, и на сайте обязательно переслушивайте – radiovera.ru

До новых встреч!

Друзья! Поддержите выпуски новых программ Радио ВЕРА!
Вы можете стать попечителем радио, установив ежемесячный платеж. Будем вместе свидетельствовать миру о Христе, Его любви и милосердии!
Мы в соцсетях
******
Слушать на мобильном

Скачайте приложение для мобильного устройства и Радио ВЕРА будет всегда у вас под рукой, где бы вы ни были, дома или в дороге.

Слушайте подкасты в iTunes и Яндекс.Музыка

Другие программы
Вселенная Православия
Вселенная Православия
Православие – это мировая религия, которая во многих странах мира имеет свою собственную историю и самобытные традиции. Программа открывает для слушателей красоту и разнообразие традиций внутри Православия на примере жизни православных христиан по всему миру.
Ларец слов
Ларец слов

Священник Антоний Борисов – знаток и ценитель Церковно-славянского языка, на котором совершается богослужение в Русской Православной Церкви. Он достает из своего ларца слова, которые могут быть непонятны современному человеку, объясняет их – и это слово уже нем вызывает затруднения. От «живота» до «василиска»!

Утро в прозе
Утро в прозе
Известные актёры, режиссёры, спортсмены, писатели читают литературные миниатюры из прозы классиков и современников. Звучат произведения, связанные с утренней жизнью человека.
Сюжеты
Сюжеты
Каждая передача состоит из короткого рассказа «современников», Божием присутствии в их жизни.

Также рекомендуем