Москва - 100,9 FM

«Хор «Русский формат». Протодьякон Серафим Дубанов, Антон Дабрундашвили

* Поделиться

У нас в гостях были участники хора «Русский формат» протодиакон Серафим Дубанов и Антон Дабрундашвили.

Мы говорили об истории хора, а также о сочетании церковной и светской музыки в его репертуаре.

Ведущие: Алексей Пичугин, Алла Митрофанова


А. Пичугин

— Друзья, здравствуйте! «Светлый вечер» на Светлом радио. Здесь, в этой студии, приветствуем вас мы, Алла Митрофанова...

А. Митрофанова

— Алексей Пичугин.

А. Пичугин

— Рады снова в таком составе с вами поздороваться.

А. Митрофанова

— Да не то слово!

А. Пичугин

— С удовольствием представляем и наших гостей. Сегодня здесь, в этой студии вместе с нами и вместе с нами ближайший час, эту часть «Светлого вечера» проведут участники мужского хора «Русский формат». Руководитель — дьякон Серафим Дубанов, добрый вечер.

Протодьякон С. Дубанов

— Добрый вечер!

А. Пичугин

— Солист — Антон Дабрундашвили. Здравствуйте!

А. Дабрундашвили

— Здравствуйте!

А. Митрофанова

— Я думаю, что по вашим голосам наши слушатели уже могут оценить качество вашего исполнения. Но мы сегодня обязательно будем слушать музыку, и она даст гораздо большее представление о том, чем вы занимаетесь. Это, простите за штамп, но полный разрыв шаблона. Вот перед нами сейчас сидят два очень стильных молодых человека — один из них протодьякон, второй — солист-исполнитель духовных песен. Выглядите вы, как будто, ну, только что из какого-нибудь крутого бутика, извините.

Протодьякон С. Дубанов

— Мы старались.

А. Пичугин

— А, так и есть, да?

(Смеются.)

А. Митрофанова

— Ну нет, это комплимент... Ну, как сказать... Это, в общем, констатация факта.

Протодьякон С. Дубанов

— Наверное, в этом и есть как раз разрыв шаблона.

А. Митрофанова

— Абсолютно точно, да.

Протодьякон С. Дубанов

— То, что верующие люди, тесно связанные с храмом, это не какие-то немытые, нечесаные, с обросшими, там, бородами, волосами... Даже если мы и лысые, — то это не обязательно... (Смеется.) Там, то, что есть сзади, завязать в хвост... Нет, это должны быть такие же светлые, современные, стильные люди, каких мы видим...

А. Пичугин

— Каждый день.

Протодьякон С. Дубанов

— ...каждый день, да, среди молодежи. Но это еще и верующие люди, которые делают через музыку, через то, что они умеют, через тот талант, который им Бог дал, что-то хорошее. Вот. Потому что они еще и верующие люди, и они... Ну, в частности, мы, за нас скажу, всегда обращаемся к Богу за Его помощью, чтобы у нас все складывалось хорошо. Что-то я так... (Смеется.)

А. Пичугин

— Когда готовились к программе и смотрели с нашим звукорежиссером Сашей композиции, которые мы будем слушать, меня, конечно, удивило разнообразие вашего репертуара. Здесь есть не только, как кто-то мог подумать, когда мы представяли Серафима Дубанова как дьякона... Дьякон или протодьякон?

Протодьякон С. Дубанов

— С этого года — прото-...

А. Пичугин

— А, протодьякон? Хорошо, тогда надо у себя поправить тоже. Разнообразие, абсолютное разнообразие. Но это еще и — вот Алла подметила — стиль в облике наших гостей. Я смотрю сайт, смотрю сообщество ВКонтакте, Инстаграм — там везде этот стиль прослеживается, и видно, что... Виден этот месседж из послания того, что искусство, которое вы продвигаете, оно может быть стильным, оно должно быть стильным, оно должно соответствовать духу времени.

А. Митрофанова

— Да оно такое и есть.

А. Пичугин

— Ну оно такое и есть, но оно, в представлении многих людей все-таки, когда говоришь «хор», — «ой, ну это что-то такое, должно быть, совсем строгое, в определенно отведенных местах»...

А. Митрофанова

— (Смеется.) Ну, значит, люди не были давно, наверное, в концертном зале. Как сейчас выглядит хор какой-нибудь классный, стильный — правда, это совсем не то же самое, как это было, скажем, лет 40 назад или 30.

Протодьякон С. Дубанов

— Но, вы знаете, нам от этого приходилось уходить. Потому что когда мы стали светским коллективом... Изначально, конечно, наша история начиналась с храма, и она продолжается неразрывно и по сей день. Но поскольку мы были только хором митрополичьим, конечно, позволяли мы себе исполнять только то, что подразумевает именно церковный коллектив. Когда мы стали государственным, под Департаментом культуры, в наших задачах уже, собственно, было — собирать залы концертные.

А. Пичугин

— А сейчас вы под Департаментом культуры? Или вы сейчас вообще отдельно?

Протодьякон С. Дубанов

— Нет, мы сейчас, переехав в Москву...

А. Дабрундашвили

— Давняя история.

Протодьякон С. Дубанов

— ...да... С 2015 года по конец 2018-го мы были в Воронеже под Департаментом культуры. Сейчас мы в Москве. Так сказать, крыши у нас, дома нашего, нет, но мы сами себе уже предоставлены для того, чтобы куда-то двигаться, в каком-то направлении. Вот. И когда мы собирали концертные залы, конечно, мы видели, кто наша аудитория. Разумеется, в рамках церковного коллектива мы могли петь только духовную музыку, музыку из советского репертуара, русские народные песни — ну, классику.

А. Митрофанова

— А сейчас?

А. Дабрундашвили

— Ну, сейчас у нас достаточно разнообразный репертуар. Дело в том, что мы пересмотрели свои...

Протодьякон С. Дубанов

— Да, дело в том, что пришлось пересмотреть... Извини, Антон, перебью...

А. Дабрундашвили

— Да-да-да.

Протодьякон С. Дубанов

— Дело в том, что нас не совсем устраивала публика — та, которая на нас приходила. Это были, в основном, пожилые люди.

А. Дабрундашвили

— Не то, чтобы она не устраивала. Мы хотели просто расширить...

Протодьякон С. Дубанов

— Да, мы хотели ее расширить, понимаете?

А. Дабрундашвили

— ...людей, которые будут понимать наше творчество, и хотели попробовать себя в чем-то новом. И, собственно, с тех пор мы решили меняться, мы решили менять себя и менять публику, чтобы они могли увидеть, какой спектр возможностей есть у современного хора, как он может звучать, что он может петь, и как это все может выглядеть в общем.

Протодьякон С. Дубанов

— Нам пришлось избавиться от папочек...

А. Дабрундашвили

— Мы стали петь наизусть. (Смеется.)

Протодьякон С. Дубанов

— Потому что вот эта классическая постановка хора — то, что все стоят на станочках, в папочки уткнувшись лицом, пытаются донести что-то до слушателя, — ну, в первую очередь, это стало не устраивать нас. Потому что мы в XXI веке живем. Это стандарты совершенно другие, от XVIII века.

А. Дабрундашвили

— Ну просто, на наш взгляд, это то, что стоило поменять первым.

А. Пичугин

— Папочки неудобные, тяжелые, сложнее держать. (Смеется.)

А. Дабрундашвили

— Да. Ну, проще все равно это хранить в голове. На эту тему...

А. Митрофанова

— Вот смотрите, у вас же меняется не только форма, но и содержание — вы расширяете свой диапазон и смысловой, и жанровый тоже в музыкальных композициях. Может быть, смысловой и не столько, потому что я думаю, что хор, который вышел из Церкви, он, так или иначе, все равно будет петь о Боге, но, тем не менее, у вас жанров стало существенно бльше. И простите, что я так с места в карьер с, может быть, неудобным вопросом. Вот я представляю себе живопись эпохи Возрождения. Есть прекрасные, совершенно замечательные примеры, есть и вершины среди мастеров этого периода, причем, в разных странах (мы знаем, что Возрождение везде тоже было разное). Вот если сравнить с эпохой Средневековья, где любая краска — она поет о Боге, вот живопись эпохи Возрождения — она уже... Она про другое. Да? То есть вот если представить себе вот этот коридор Лувра, как сказал мне один выдающийся мозаичист... Он говорит: «Представьте себе вот этот знаменитый коридор Лувра, который весь увешан этими работами эпохи Возрождения. Художники заходят в этот коридор — ну, то есть авторы, чьи работы там представлены, — в этот коридор они заходят еще людьми с церковным сознанием, а выходят людьми, у которых уже сознание абсолютно светское». Вы такой метаморфозы не боитесь?

А. Дабрундашвили

— Да нет, мы не боимся. Дело в том, что мы всегда экспериментируем, в первую очередь, с формой, а не с содержанием. Содержание для нас остается таким же, каким оно и было. Просто форма — это та вещь, которую можно посмотреть, пересмотреть и выбрать в итоге свою. Как вы правильно сказали насчет живописи, ведь там же тоже смыслы остались примерно теми же, сюжеты остались примерно теми же. Но просто то, как это преподносится, это претерпело изменения со временем. То есть те же сюжеты на тему Христа — они остались теми же сюжетами, просто они стали рисоваться по-другому. Вот. Но это, по крайней мере, как я себе это вижу.

Протодьякон С. Дубанов

— Вы знаете, такую вот аналогию можно провести со всеми видами искусства. Ведь то, что было очень интересно и актуально в XVIII веке — спектакли, — они совершенно не актуальны сейчас. Например, «Царскую невесту» или «Бориса Годунова» как ставили в XIX-ХХ веке, их сейчас не ставят так. Понимаете? От этого стали люди менее духовными? Нет. Или менее какими-то образованными в таком творческом пространстве? Не стали.

А. Митрофанова

— То есть смена формы не всегда означает точно так же и смену содержания?

А. Дабрундашвили

— Да-да-да, совершенно верно.

Протодьякон С. Дубанов

— Но, понимаете, такую вот аналогию можно проводить с любыми какими-то вещами, как с тем же радио, каким оно было, там, 50-70 лет назад.

А. Пичугин

— Ну, Гостелерадио и радио 90-х.

А. Митрофанова

— «Говорит Москва». (Смеется.)

Протодьякон С. Дубанов

— Да, да-да. Понимаете, то есть это совершенно разные вещи уже сейчас с тем, что это было раньше, и сейчас. Просто мы стараемся показывать хор в духе сегодняшнего времени.

А. Митрофанова

— Принимается. Абсолютно с вами согласна.

Протодьякон С. Дубанов

— А то, что касается — вот боимся мы или не боимся, — ну, мы стараемся все делать честно. И я не знаю, надеюсь, что Боженька увидит наши, скажем так, светлые в этом плане помыслы и устремления, конечно...

А. Пичугин

— «Боитесь — не боитесь», «боимся — не боимся»... Вот как раз первая композиция, которую мы хотим послушать, она и называется «Ничего не бойся». Два слова о ней?

Протодьякон С. Дубанов

— Ох, это, можно сказать, предпремьерное прослушивание. Она не вышла у нас еще пока на электронных площадках, будет через недели две. Это наша авторская композиция, которую долго мы готовили — в период как раз карантина, в период вот всех вот этих вот неприятных историй, связанных с пандемией. Много...

А. Пичугин

— Кстати, как вы переживали этот период? Вы его проходили, сидя дома, в самоизоляции, или вы закрылись где-то в студии, работали?

Протодьякон С. Дубанов

— Вы знаете, кто как. Мы разъехались по разным городам, кто откуда вообще собран. Ну, в основном, наш коллектив из Воронежа весь, один парень у нас из Питера, о нем мы еще поговорим отдельно, я надеюсь.

А. Пичугин

— Перед следующей песней, я понял, да.

Протодьякон С. Дубанов

— Договорились. (Смеется.)

А. Митрофанова

— (Смеется.)

Протодьякон С. Дубанов

— Да. Мы с Антоном, например, в Москве записывали. У него... Причем, не в студии, а у него дома — достали микрофон студийный и записывались студийно. Закрылись в шкаф...

А. Митрофанова

— В шкафу?

А. Дабрундашвили

— В шкафу, как бы это смешно ни звучало...

А. Митрофанова

— Мы, как радийщики, вас понимаем. Мы тоже из гардеробных и из шкафов всю изоляцию вели эфира.

Протодьякон С. Дубанов

— Да. Мы закрылись с ним в шкафу, Виталий Нагибин — он в Питере записал все. Еще у нас один тоже талантливый парень есть — Алексей Неумывакин — он сейчас очень много работает в звукорежиссерском направлении, он собрал ребят, тех, кто в Воронеже. Они записывались в Воронеже, и потом все это вместе мы сводили. Но очень много людей накм помогло поработать еще над аранжировками. Мы очень много идей собирали от одного человека, от другого, все потом воедино уже собрали, склеили в партитуру...

А. Дабрундашвили

— Мы ее достаточно долго делали. Просто тоже даже хоровую партитуру мы переделывали три раза, пока нас не стало это устраивать. То есть три раза...

А. Пичугин

— То есть вот это, то, что мы сейчас услышим, это запись, которую вы собирали с разных людей, из разных домов, записанная в разных?..

А. Дабрундашвили

— Ну, можно и так сказать.

Протодьякон С. Дубанов

— Ну, разных людей из нашего коллектива, имеется в виду.

А. Пичугин

— Ну безусловно, конечно.

А. Дабрундашвили

— То есть это наша авторская композиция, вымученная, выстраданная, но все-таки она наша, наша любимая.

А. Митрофанова

— Труды, умноженные на перфекционизм.

Протодьякон С. Дубанов

— Автор слов и музыки — Антон Дабрундашвили.

А. Дабрундашвили

— Спасибо. Мне очень приятно. (Смеется.) Но тем не менее, в общем.

(Звучит композиция «Ничего не бойся» А. Дабрундашвили.)

А. Митрофанова

— Протодьякон Серафим Дубанов и Антон Дабрундашвили, представители хора «Русский формат», сегодня в студи радио «Вера». Отец Серафим, собственно, человек, который все это основал, собрал, вдохнул импульс творческий и жизнь, а Антон — это солист хора «Русский формат» и автор песни, которая сейчас прозвучала, «Ничего не бойся». И слова, и музыка, Антон, ваши. Жизнеутверждающая, должна я вам сказать. Ну, и, к тому же, «Ничего не бойся» — это, в общем... Это же евангельский смысл, из апостольских посланий, да? Вот там же есть эта фраза, что не надо ничего бояться — Господь с нами.

Протодьякон С. Дубанов

— Да-да, так оно и было в тот момент непростой, переломный в нашей жизни. Потому что мы в Москве оказались благодаря Максиму Фадееву, и после известной всем истории, когда у него произошел конфликт с определенными артистами, он решил со всеми артистами своими...

А. Митрофанова

— ...разорвать связи...

Протодьякон С. Дубанов

— ...да, изменить отношения, да, творческие, и когда мы остались без контракта уже, без финансирования с его стороны и продюсирования, конечно, перед нами уже встал выбор, что нам делать — нам уезжать в Воронеж, не знаю, падать в ноги руководителю Департамента культуры и сказать: «Возьми нас обратно», проситься обратно в собор, возвращаться, или здесь уже... Мы поняли, что...

А. Пичугин

— Но вы же уходили мирно из Воронежа?

Протодьякон С. Дубанов

— Да, конечно.

А. Дабрундашвили

— Нет, мы... Ни с кем у нас конфликтов нет — ни с Максимом Александровичем Фадеевым, ни в Воронеже...

Протодьякон С. Дубанов

— Да, с Максимом Александровичем после уже разрыва контрактов со всеми артистами мы написали одну из композиций на одну из его композиций — «Oil Plant», правильно называется, да?

А. Дабрундашвили

— Не-не-не, не совсем. Дело в том, что... Надо чуть-чуть про другое. Дело в том, что...

А. Пичугин

— Про песню «Non piu».

Протодьякон С. Дубанов

— А, про «Non piu», «Non piu».

А. Дабрундашвили

— Ну, в общем, у него есть инструментальный альбом «Oil Plant», и на одну из композиций с этого альбома инструментальную мы смогли написать со словами новую песню.

Протодьякон С. Дубанов

— Да, премьера, кстати, которой была на радио «Вера».

А. Дабрундашвили

— Да-да-да.

А. Митрофанова

— «Non piu». Вы знаете, хочу уточнить, просто по вашим основным вехам пройтись. 2008 год — это основание вашего коллектива. Вы тогда возникаете именно как хор церковный...

А. Дабрундашвили

— Да.

А. Митрофанова

— ...который поет в храмах, в соборах, который в Воронеже и который позиционируется как ну вот продолжатель вот этой самой духовной хоровой традиции, очень мощной.

Протодьякон С. Дубанов

— Традиции, конечно, конечно.

А. Митрофанова

— Затем вы начинаете свое движение в мир... Такое, ну, можно сказать, что оно миссионерское движение.

Протодьякон С. Дубанов

— Да-да.

А. Митрофанова

— Потому что ваша музыка — она продолжает звучать, вот та самая духовная, которую вы исполняете, но к ней начинают добавляться и другие жанры. 2015 год — это время, когда вы в Польше, в Китае, в Москве, в Благовещенске. То есть вас начинает...

Протодьякон С. Дубанов

— ...кидать из стороны в сторону. (Смеется.)

А. Митрофанова

— ...с гастролями по всему миру, действительно, да, из стороны в сторону разбрасывать...

А. Пичугин

— Это уже после Воронежа было, да, все?

Протодьякон С. Дубанов

— Нет, это все в Воронеже.

А. Пичугин

— А, это...

Протодьякон С. Дубанов

— Мы еще живем в Воронеже, но уже ездим с гастролями по разными странам, по России.

А. Митрофанова

— Но уже весь мир о вас знает.

А. Пичугин

— Ну, а изначально — вот...

Протодьякон С. Дубанов

— Ну...

А. Митрофанова

— Ну полмира, хорошо.

Протодьякон С. Дубанов

— Какая-то его часть.

А. Дабрундашвили

— Какая-то часть, да.

А. Пичугин

— Когда вы к Департаменту культуры относились, вы, в основном, ездили по Воронежу и области, или у вас как раз?..

А. Дабрундашвили

— Нет, нет.

Протодьякон С. Дубанов

— Мы как раз очень мало, к сожалению, ездили по Воронежу и области, в отличие от наших коллег из филармонии. Потому что мы сразу себе ставили задачу, как говорится, «если жениться, то на царице». (Смеется.) Поэтому... Покорять, значит, мир.

А. Митрофанова

— Не, ну правильно! Хочешь дотянуться до Луны — целься в Солнце.

Протодьякон С. Дубанов

— Да.

А. Митрофанова

— Тогда все получится. Ну правильно.

Протодьякон С. Дубанов

— Вот. И поэтому сразу начали участвовать в серьезных проектах, серьезных конкурсах, серьезных таких именно международных фестивалях, которые — слава Богу, нам так везло, что выигрывали даже.

А. Митрофанова

— Вот «Chorus Inside» — конгресс, в котором вы приняли участие, — там, я так понимаю, очень мощно вы, простите за выражение, «засветились», и после этого тоже потом ваши композиции стали звучать на важных международных конкурсах и сопровождать разные, тоже разного уровня международные события. Расскажите об этом, как это было. Это еще ведь до встречи с Максимом Фадеевым.

Протодьякон С. Дубанов

— Да. Нас пригласил к участию всем известный вот как раз музыкальный деятель Борис Тараканов в этом конгрессе музыкальном. И, ну, это было очень масштабное событие, как раз перед 9 Мая — правильно?

А. Дабрундашвили

— Да-да.

Протодьякон С. Дубанов

— И сам праздник... Нет, 8 мая финальный концерт у нас состоялся на Поклонной горе.

А. Митрофанова

— Это 2015 года?

Протодьякон С. Дубанов

— Да, совершенно верно. Ну, значит, об этих событиях можно много рассказывать. В общем, да, было, состоялось, и хор там получил диплом участника этого конгресса международного хорового, и я тогда звание получил, это раз, заслуженного деятеля Объединенного хорового движения. Потом мы как раз в этом же году съездили в Польшу, в этом же году...

А. Дабрундашвили

— ...мы в Польше взяли Гран-при...

Протодьякон С. Дубанов

— ...да, в Китай мы съездили...

А. Дабрундашвили

— Потом поехали в Китай, да, на фестиваль «Амурская осень».

Протодьякон С. Дубанов

— Кинофестиваль «Амурская осень» сперва был в Благовещенске, потом у нас в Китае были гастроли — в Харбине, в Харбинской консерватории давали мастер-классы, выступали с концертами, тоже большая программа. И, собственно говоря, все это было отмечено губернатором Воронежской области Алексеем Гордеевым. Как известно, он до того, как приехал в Воронеж губернатором, был министром сельского хозяйства, то есть очень человек видный, деятельный. И супруга его — с очень богатым таким культурным, ну как... воспитанием, что ли — очень благородным таким, высоким, стремящаяся как можно больше вложить такого светлого и высокого такого, доброго искусства в этот регион. И все отметив это, как раз губернатор подписывает указ, чтобы мы стали коллективом государственным, под его патронатом. И тогда, конечно, началось такое, знаете, продвижение уже в самые верха правительства нашего коллектива. То есть когда либо в Воронеж приезжали какие-то первые лица от правительства, и самые первые...

А. Митрофанова

— А вы перед ними выступали?

Протодьякон С. Дубанов

— Да, мы перед ними выступаем в резиденции...

А. Дабрундашвили

— Сопровождали приемы, практически.

А. Митрофанова

— Как «визитная карточка» региона.

Протодьякон С. Дубанов

— Условно, условно.

А. Дабрундашвили

— Да, да.

Протодьякон С. Дубанов

— То есть в тот момент как раз... с того момента, наверное, мы и стали именно такой «визитной карточкой» региона. Вот. И все было до 2018 года хорошо...

А. Дабрундашвили

— Рост был хороший, спокойный.

Протодьякон С. Дубанов

— Достаточно спокойно, уверенно, да, в эти как раз года мы выступили, дважды приняли участие в Московском пасхальном фестивале под управлением Валерия Гергиева... Дважды приняли участие в Московском фестивале «Московская весна a capella» — это самый крупный в мире конкурс акапелльного пения. Под 200 коллективов с разных стран. Занимали первые места в один год французы, гран-при брали французы, потом американцы...

А. Дабрундашвили

— ...англичане...

Протодьякон С. Дубанов

— Да. Ну можете представить — 200... Почти 200, там, 190 с чем-то коллективов с разных стран. И коллектив из Воронежа умудряется занять тоже призовое место. Не откуда-то, вот, знаете, из Санкт-Петербурга...

А. Пичугин

— А какая разница? Вот мы всегда так говорим... Даже странно, что вы об этом говорите. «Коллектив из Воронежа». Ну а какая разница?

Протодьякон С. Дубанов

— Как — какая разница? Это региональный коллектив, понимаете? Это, своего рода... Все равно на тебе вот есть определенный такой вот уровень ограниченности, потому что ты не раскрыт так...

А. Дабрундашвили

— Определенное клеймо на региональных коллективах...

Протодьякон С. Дубанов

— И клеймо, да, тоже правильно сказать.

А. Дабрундашвили

— Просто какая... Не то, что наша позиция, а просто то, с чем мы сталкивались, и то, что мы видели.

А. Митрофанова

— Так?

А. Дабрундашвили

— Всякий раз, когда мы приезжали, будучи еще коллективом из Воронежа, куда-то, на нас смотрели, условно: «Ну что там они могут?»

Протодьякон С. Дубанов

— А, «регионалы», да, «ну что там у них?»

А. Дабрундашвили

— Да, региональный коллектив, обычный, простой. И вот спустя все это время, пройдя путь, когда мы уже являемся московским коллективом, потому что живем здесь, и как бы основная наша работа здесь, уже выезжая как бы как московский коллектив, мы сталкиваемся с совсем другим отношением.

Протодьякон С. Дубанов

— И мы видели даже, что региональные коллективы, к сожалению, зачастую не могут составить ту конкуренцию столичным коллективам — условно, там, питерским, московским...

А. Пичугин

— ...невзирая на уровень таланта?

А. Дабрундашвили

— Невзирая. Даже...

Протодьякон С. Дубанов

— Заказчики просто знают, что вы из региона откуда-то, московские, там, крупные какие-то площадки или еще что-то — они не работают. Вот как... Я не знаю, что за стена такая вот этой ограниченности, непонимания, но они просто не работают. Ты в Москве — все. Ты, значит, крутой. Не важно, какого качества ты.

А. Пичугин

— Значит, мы не преодолели этот барьер, когда еще у нас шоу-бизнес в этом отношении достаточно дикий.

Хорошо. Мы сейчас переходим к еще одной песне, и перед ней вы обещали рассказать про участника вашего хора из Петербурга.

А. Митрофанова

— С пятью октавами в диапазоне.

Протодьякон С. Дубанов

— Да, да, есть такой уникальный человек в нашем коллективе, он присоединился к нам не так давно, в начале 2019 года. Мы тогда еще с Максимом Фадеевым работали, были в лейбле. Я объявил конкурс, что мне нужен человек с большим очень диапазоном, именно такой высокий лирический тенор, потому что, опять же, переехав в Москву, нужно со столицей уже разговаривать по-столичному. То есть просто уже делать то, что мы делали раньше, не пойдет. Нужно быть... Либо ты уникален, и с тобой считаются, либо ты просто затеряешься, как один из каких-то вот пятых-десятых, двадцати пяти коллективов, которые здесь есть. Поэтому мне пришлось немного стратегию эту поменять, чтобы удивлять еще не только хорошим, качественным пением, но еще и уникальностью диапазона хора всего. И такого человека мы нашли, он сам откликнулся на наше, скажем так, объявление. И, вы знаете, в нем мы обрели не только уникального певца с пятью октавами, но уникального человека с просто потрясающим таким воспитанием благородным и целеустремленностью, ну, я не знаю, несопоставимой с тем, какая целеустремленность сейчас в целом у молодых людей. Потому что в свои 30 лет он умеет... Ну я не знаю, что тон только не умеет. Звукорежиссер он прекрасный, он специально профессионально обучался этому. Он играет... Он мультиинструменталист, играет на девяти, наверное, где-то, инструментах — просто в совершенстве.

А. Митрофанова

— Потрясающе!

Протодьякон С. Дубанов

— Можете себе представить? Потом, он обучался тоже, ходил специально на факультет телекоммуникаций, которые занимаются...

А. Митрофанова

— ...техникой речи?

Протодьякон С. Дубанов

— Не-не, сборкой видео, монтажом — всеми этими вот тонкостями.

А. Митрофанова

— Понятно.

Протодьякон С. Дубанов

— Многие видеоролики, которые мы выкладываем, он нам монтирует. То есть представляете, какое богатство мы для нашего коллектива приобрели?

А. Митрофанова

— (Смеется.) Бесценный!

Протодьякон С. Дубанов

— Бесценный, конечно!

А. Дабрундашвили

— Но искали мы его долго, мы отсмотрели более 300 заявок.

Протодьякон С. Дубанов

— О-ой...

А. Дабрундашвили

— Поэтому это было тяжело. Но, к счастью, мы его нашли, к счастью, он у нас есть...

А. Митрофанова

— Ну, вам Господь послал такую награду за ваши труды и за то, что вы не сдаетесь и не идете на компромиссы.

Протодьякон С. Дубанов

— Ну, вы знаете, это как в футболе — в команду всегда стараются, то есть, брать таких людей, которые усилят команду. И в этот раз, как и многие другие разы, нам действительно тоже повезло. И это... Наверное, нам Боженька в этом плане тоже...

А. Дабрундашвили

— То есть мы обрели не только хорошего вокалиста в плане хоровом, но мы и обрели сильного солиста еще.

Протодьякон С. Дубанов

— Также я хочу добавить о той композиции, которую вы, друзья, сейчас услышите. Это «Песнь уставших лебедей». В ней два наших солиста — вот о ком мы сейчас рассказали, это Виталий Нагибин, и наш воронежец, это такой бархатный баритон, человек, который своим голосом умеет разбивать дамские сердца, это Андрей Сорокин.

А. Пичугин

— Мы сейчас будем слушать «Любовь уставших лебедей» — так называется композиция мужского хора «Русский формат», который в нашей студии сегодня представляют протодьякон Серафим Дубанов, руководитель хора, и солист Антон Дабрундашвили. Алла Митрофанова, я — Алексей Пичугин. После композиции через некоторое время вернемся к нам.

(Звучит композиция «Любовь уставших лебедей».)

А. Митрофанова

— «Светлый вечер» на радио «Вера» продолжается. Еще раз здравствуйте, дорогие слушатели! Алексей Пичугин, я — Алла Митрофанова, и с удовольствием напоминаю, что у нас сегодня в гостях представители хора «Русский формат» — руководитель и создатель его протодьякон Серафим Дубанов и солист Антон Дабрундашвили. Та удивительная композиция, которую мы сейчас услышали в исполнении двух солистов — там нет женских голосов, я подчеркиваю, — то, что прозвучало у нас в конце первой части нашего разговора, это один из тех шагов, который наши сегодняшний гости совершают навстречу публике. И при этом я напомню, что хор «Русский формат» — это хор, который исполняет и духовную музыку тоже, и начинал именно с духовной музыки. Вот это каким-то причудливым и очень органичным образом сочетается в их творчестве. А напомню, что началось все в 2008 году, когда как раз и образовался хор при одном из воронежских храмов. Ну, и сейчас хор «Русский формат» гастролирует по всему миру и самых разных жанров музыку — ну, просто я не знаю, как вы... послы, наверное, нашей музыки в мире, можно так сказать... Одни из вот таких самых послов, за что вам, конечно, большое спасибо. Вы для себя как сейчас сами определяете свою главную задачу — и музыкальную, и как бы смыслово-содержательную такую, как вот это выглядит?

Протодьякон С. Дубанов

— Вы знаете, мы сейчас решили двигаться в том направлении, что мы сами пишем музыку. И тексты, и музыку. И вы говорите, что мы начинали только с духовной музыки — нет, мы свой взгляд сейчас тоже пересматриваем и на духовную музыку.

А. Митрофанова

— Так.

Протодьякон С. Дубанов

— Конечно, тексты не новые, мы тексты берем всем известные, но саму форму подачи, сам жанр меняем от привычного нашему русскому слуху. Например, вот совсем недавно у нас была премьера сразу и клипа, и песни — всем известного гимна Нектария Эгинского «Марие, Дево чистая». «Агни Парфене».

А. Митрофанова

— «Агни Парфене».

Протодьякон С. Дубанов

— Да, совершенно верно. Вы знаете, мы решили ее подать в новом совершенно ключе. Во-первых, это гимн Богородице. А как известно, русские люди очень, очень и очень почитают Богородицу еще издревле, с древней Руси, потому что, как мы знаем историю Церкви и России в целом, она очень много помогала в войнах, во всяких моровых поветриях, ну и, в общем, в разных трудностях, как спорительница хлебов, в урожае и так далее, и тому подобное.

А. Митрофанова

— Да на каждом шагу буквально, да.

Протодьякон С. Дубанов

— Живоносный источник...

А. Митрофанова

— Да, конечно.

Протодьякон С. Дубанов

— Да. Вот так вот. И поэтому, чтобы показать силу русского духа, силу любви к Богородице, мы решили начать с новой аранжировки. Мы решили сделать эту композицию с оркестром симфоническим, но еще не просто записав его в классической форме, в которой мы привыкли слушать, слышать оркестры, но и внести все возможности современной звукорежиссуры...

А. Дабрундашвили

— Сделать максимально кинематографичной.

Протодьякон С. Дубанов

— Да. В итоге, многие говорят, что «она у вас, конечно, такая «а ля Голливуд»...

А. Пичугин

— Слушайте, ну это вообще у нас сейчас, в то время, когда клипы становятся отдельным произведением, тут где-то искусство, где-то не искусство. Но то, как мы это представляли себе 10 лет назад, все изменилось. Это, скорее даже уже, больше похоже на то, что было в начале 90-х у нас, но с совершенно новыми приемами, с использованием совершенно новых технологий. Конечно же, это должно быть кинематографично. Потому что сам клип должен смотреться отдельно.

Протодьякон С. Дубанов

— Ну мы постарались его именно таким вот кинематографичным сделать в рамках того, что вообще в целом возможно и дозволительно с точки зрения именно церковных каких-то рамок. Но, в целом, мы в одной составляющей как раз и вышли за рамки этого клипа, за что маленький процент аудитории, которые посмотрели этот клип, конечно, нас ругают, что это недозволительно, «это песня Богородице, что вы с ней делаете, какие могут быть танцы?». Дело в том, что в нашем коллективе...

А. Митрофанова

— А как же царь Давид? Ну, это до Богородицы еще, но, тем не менее, там были танцы, пляски.

Протодьякон С. Дубанов

— Да.

А. Дабрундашвили

— Ну, тут не совсем о танцах идет речь, говоря конкретно. Это мы так это назвали.

Протодьякон С. Дубанов

— Да, тут не совсем танцы.

А. Дабрундашвили

— Дело в том, что у нас просто замечательная девушка, принимавшая участие в нашем клипе, она балерина, солистка Воронежского театра оперы и балета. Дело в том, что она исполнила роль и танцевала, собственно, в нашем клипе...

Протодьякон С. Дубанов

— Ну она даже не танцевала, а она металась. Металась...

А. Дабрундашвили

— В общем, она исполняла роль мятущейся души. Мы одели ее в белое платье закрытое, и, собственно, она исполнила небольшой танец, который мы вкраплениями...

Протодьякон С. Дубанов

— Она не просто танцевала где-то, в каком-то помещении, она в пещерах, в темноте. Мы стояли вокруг нее. То есть как вот — она нас не видит, но мы поем текст молитвы, мы молимся о ней, это один как бы из сюжетов и одна из локаций, что у нас было.

А. Дабрундашвили

— После чего это заканчивалось тем, что белый голубь вылетал из этой пещеры...

Протодьякон С. Дубанов

— Да, когда... Она искала света. Она искала света, она мечется и ищет света.

А. Дабрундашвили

— По крайней мере, мы это имели в виду. (Смеется.)

Протодьякон С. Дубанов

— Да. И когда она находит свет, она выбегает в этот свет, то потом из пещеры, уже кадры с другой стороны, вылетает белый голубь.

А. Митрофанова

— Красиво.

Протодьякон С. Дубанов

— Что олицетворяет, конечно, Святой Дух.

А. Дабрундашвили

— Которая освободилась.

Протодьякон С. Дубанов

— Да. То есть вот мятущаяся душа превращается в этот вот дух, белый и чистый, понимаете? Вот. Многие...

А. Дабрундашвили

— Но нашлись люди...

Протодьякон С. Дубанов

— Немногие, точнее...

А. Дабрундашвили

— ...которые не поняли этого замысла.

Протодьякон С. Дубанов

— Да, не поняли этого. Опять же, если мы видим — стоит дерево, мы на него смотрим просто: «О, дерево!» Понимаете, мы не размышляем о том, что это за дерево, какие оно дает плоды, и так далее, и тому подобное.

А. Митрофанова

— И о факте того, что если оно из земли растет вверх, то уже этим, самим своим существованием оно, вообще-то, славит Бога.

Протодьякон С. Дубанов

— Да.

А. Митрофанова

— Потому что из горизонтали — раз! — и прорывается в вертикаль. Ну это же круто — ну так, если задуматься!

Протодьякон С. Дубанов

— Да. Ну, вы знаете, этот вот как раз процент аудитории, который вот агрессивен даже был в некоторых моментах, который начал людям, которые написали хорошие комментарии, писать, серьезно прямо скажу, очень плохие вещи, стравливать людей между собой, нам, во-первых, пришлось заблокировать этих людей даже и стереть их комментарии, чтобы не устраивать вот эту вот, знаете, резню...

А. Митрофанова

— Ну правильно делаете, конечно.

А. Пичугин

— Ну, в критике мы видим спорный момент... Спорный момент, потому что, ну как бы люди выражают свое мнение, и, естественно, кто-то будет доволен, кто-то будет недоволен.

А. Дабрундашвили

— К критике мы относимся спокойно.

Протодьякон С. Дубанов

— Одно дело, когда критику люди написали: «Ребят, не надо было», или еще что-то...

А. Дабрундашвили

— То есть...

А. Митрофанова

— Ну да, есть конструктивная критика, а есть желание поругаться.

Протодьякон С. Дубанов

— Да. Когда начинают гадости писать, когда девушку, солистку начинают оскорблять, понимаете, это никуда не годится. Я обратился тогда к своему духовнику, говорю: «Батюшка, что мне делать? Вообще, как на это реагировать?»

А. Митрофанова

— Угу. И что он сказал?

Протодьякон С. Дубанов

— Он говорит: «Слушай, вот когда люди приходят к психологу, он просто вот: „Присаживайтесь, присаживайтесь“. Он начинает им показывать картинки. И, говорит, когда он показывает им картинки, они ему объясняют, что они на них видят. Они-то думают одно, а он видит совершенно другую картину, ему все понятно, кто они и что они. Так, говорит, этот клип — он очень хорош, и он — очень хорошая картина для того, чтобы понять, кто есть кто. Кто думающий, кто мыслящий, а кто хочет в белом увидеть черное, он всегда в этом увидит черное. К сожалению, категория таких людей есть». И даже в нашей православной части верующих людей немало людей, которые ну очень консервативны и не готовы к каким-то новым формам церковного искусства.

А. Митрофанова

— Да... Когда...

Протодьякон С. Дубанов

— Поэтому — ну что, на них обижаться не надо. Естественно, послушать их и не делать нам ничего дальше? Ну, простите, но...

А. Митрофанова

— Ну это конечно, да. Это тупик тогда, в таком случае. Когда все-таки есть форма, она может меняться, и есть содержание. Ваше главное содержание — оно... Это Евангелие, это Священное Писание... Ну, тут все понятно.

А. Дабрундашвили

— Конструктивная критика — она всегда важна. Мы не против нее.

Протодьякон С. Дубанов

— Вы знаете, мы обсуждаем критику... Мы обсуждаем критику, но вот, пользуясь случаем, пока мы на таком Светлом замечательном радио, я хочу сказать огромное спасибо нашим слушателям, которые поддержали. Их, конечно, большинство — это где-то 97 процентов... ой, 93 процента — те, которые поставили и хорошие комментарии оставили, и личные сообщения присылали. И, конечно, таких людей очень много, и хочется их именно поблагодарить, что они дают нам силы что-то делать. Потому что то, как мы представили сейчас духовную музыку, это новое. Это новое, мы сами делаем в этом пробы, шаги...

А. Пичугин

— Я думаю, что будут продолжать поддерживать вас наши слушатели, и, тем более, после следующей композиции, которая называется...

А. Митрофанова

— ...давайте «Агни Парфене» тогда и послушаем.

Протодьякон С. Дубанов

— Да. «Марие, Дево чистая».

А. Пичугин

— «Марие, Дево чистая». Все, слушаем. У нас, напомню, мужской хор «Русский формат»: протодьякон Серафим Дубанов — руководитель, Антон Дабрундашвили — солист.

(Звучит «Агни Парфене» в исполнении хора «Русский формат».)

А. Пичугин

— Ну что ж, друзья, вот такая замечательная композиция прозвучала сейчас у нас в эфире — «Марие, Дево чистая», и...

А. Митрофанова

— Я хочу еще послушать.

А. Пичугин

— Я тоже хочу послушать. И я хочу послушать еще раз прямо вот в таком хорошем качестве, как у нас сейчас она могла звучать в наушниках.

А. Митрофанова

— А кто не видел клип, давайте все еще клип посмотрим...

А. Пичугин

— Приемник просто, друзья, так не передаст, в такой чистоте, как это сейчас у нас звучало. Спасибо большое, ребята. Напомним, что Антон Дабрундашвили, солист, и протодьякон Серафим Дубанов, руководитель хора, мужского хора «Русский формат», здесь у нас в гостях. А сколько вас всего, напомните?

Протодьякон С. Дубанов

— Нас девять человек.

Что касается песни самой — «Марие, Дево чистая», она есть на всех музыкальных площадках. Премьера ее была в праздник Успения Богородицы, совсем недавно. Клип вышел на YouTube-канале «Спас» телеканала «Спас», и представили мы ее в программе «Доброе утро!» на телеканале «Спас». Вот. Поэтому скачивайте, слушайте. Нам будет приятно.

А. Дабрундашвили

— Нам будет приятно, да. (Смеется.)

А. Митрофанова

— У вас, отец Серафим, такая очень нестандартная, скажем так, история. Вы — протодьякон. Мы знаем, как дьяконы загружены в храме. Конечно, может быть, чуть меньше, чем священники, которые еще исповедуют и ездят на требы, но, тем не менее, все равно служение дьякона — это...

А. Пичугин

— Хорошие дьяконы по гостям ездят в приходы...

А. Митрофанова

— Да, их приходы приглашают... А, ну с голосами-то — конечно, да, да! И дьякона с голосом каждый готов заполучить. И, в общем, будет приглашать. И при этом у вас вот ваш хор «Русский формат» — ваше детище. А как одно и другое совмещается?

Протодьякон С. Дубанов

— Вы знаете, у меня основное послушание мое в храме — это регентство все-таки., потому что, ну, я, как говорится, с малых лет регент. Именно свой коллектив, вот этот вот, вот этих замечательных ребят я собрал, еще когда мне было 17 лет всего.

А. Митрофанова

— Ого!

Протодьякон С. Дубанов

— Да. Попробую... В 19 лет мы стали митрополичьим хором. В смысле, когда мне 19 лет было. Пришлось рано повзрослеть. Вот...

А. Митрофанова

— Понятно. Вы же... У вас папа священник, если я не ошибаюсь?

Протодьякон С. Дубанов

— Да, да. Как раз вот этот первый состав был собран в Троицком храме, где настоятель — отец мой. Потом владыка Сергий как раз нас оценил, услышав несколько раз, и пригласил уже в кафедральный собор, где он, собственно, и дал нам этот вот толчок дальше в жизни.

А. Пичугин

— Может сложиться ощущение, что у вас, кроме храма и служб, ничего первые лет 20 с небольшим и не было. Или это обманчивое ощущение?

Протодьякон С. Дубанов

— Так, первые лет 20 жизни?

А. Митрофанова

— (Смеется.) Мне кажется, отцу Серафиму всего сколько лет-то? Наверное, чуть больше, чем 20.

Протодьякон С. Дубанов

— Нет. 30... Да вот 30 только будет сейчас.

А. Митрофанова

— Вот только-только, да.

А. Пичугин

— Ну, у вас большая часть — это были в Воронеже службы, постоянные репетиции, спевки.

Протодьякон С. Дубанов

— Нет, вы знаете, во-первых, я был вратарем в футбольном клубе «Динамо».

А. Митрофанова

— (Смеется.)

Протодьякон С. Дубанов

— Потом...

А. Митрофанова

— Богатая биография, да!

Протодьякон С. Дубанов

— Да. Потом... Воронеж, конечно, да... Учился в музыкальном колледже имени Ростроповича, где хорошая очень школа в плане педагогов очень хороших, сильных. Учился в Москве, здесь. В армии отслужил. То есть жизнь была наполнена событиями, и...

А. Митрофанова

— Прекрасно.

Протодьякон С. Дубанов

— Поэтому... Нет, конечно, вы знаете, музыкой мы живем, музыка — ну, как-то так получилось, что... или Господь так управил, что это вот, ну, это наша жизнь.

А. Митрофанова

— Антон, вам хочется вопрос тоже адресовать. Вы — солист хора «Русский формат». Вы при этом пишет музыку. Вы, как мы сейчас убедились, еще пишете и стихи. И правильно ли я понимаю, что музыкальная вот эта стезя — это вообще ваше основное занятие, Вы целиком и полностью себя этому посвящаете?

А. Дабрундашвили

— Да, так и есть. Да. Ну, музыка — это то, чем я живу, чем я зарабатываю. Это моя жизнь на данный момент, да, целиком.

А. Митрофанова

— А семья ваша — как она относится к тому, что вот глава семейства — творческий человек, и мы не знаем, что будет завтра? Ну что греха таить — если мы не в топе шоу-бизнеса, то у нас все нестабильно в жизни.

А. Пичугин

— Даже если в топе, это тоже не гарантия.

А. Митрофанова

— Ну, это, кстати, правда, да.

А. Дабрундашвили

— Ну, дело в том, что, мне кажется, все-таки это зависит от того, насколько хорошо ты делаешь свое дело, вот, и насколько ты в нем понимаешь. Человек, который свое дело делает хорошо и в нем действительно разбирается, никогда не останется на задворках. Вот. Поэтому специалисты в этой стране всегда нужны, вот, специалисты...

Протодьякон С. Дубанов

— По крайней мере, мы верим в это и к этому стремимся.

А. Дабрундашвили

— Вот. Ну, мы это просто проверяли на себе не раз, и не один кризис мы уже пережили. Вот. И не один кризис, который связан не только с внешне- и внутреннеполитическими как бы вещами. То есть...

А. Митрофанова

— Творческие кризисы вы тоже имеете в виду?

А. Дабрундашвили

— И творческие, и кризисы...

Протодьякон С. Дубанов

— Нам 12 лет, коллективу. Вы думаете, что за 12 лет все так это пушисто-гладко?

А. Митрофанова

— У вас... У вас «переходный возраст»! (Смеется.)

(Смеются.)

А. Пичугин

— Да-да-да.

А. Дабрундашвили

— Мы все-таки всякий раз, переходя из фазы в фазу, сталкивались с различными трудностями, вот. И даже тогда, когда все идет хорошо, происходят какие-то внутриколлективные трудности...

А. Пичугин

— Все хотели в Москву переезжать? Просто я знаю по разным коллективам, которым вот так приходится менять города, что внутри коллективов порой происходят... не хочется говорить, «конфликты», но и конфликты тоже, наверное: «А вот чего это мы туда? Ну, здесь нам хорошо, а если мы туда поедем, это все надо начинать сначала».

Протодьякон С. Дубанов

— Один человек сразу сказал: «Ребята»... То есть когда уже мы завтра уезжаем, он с вечера отдает нам рюкзак с костюмами и говорит: «Ребят, нет, я не смогу. Я просто не смогу».

А. Дабрундашвили

— Но тут надо, наверное, немножко предыстории, чтобы было чуть-чуть более понятно. Дело в том, что всякий раз, когда есть какие-то существенные решения, которые поменяют сильно нашу жизнь, мы принимаем все вместе. То есть нету того, что Серафим приходит с готовым ответом, который все поддерживают, голосуют, как в партии, условно, и так и есть. Мы всегда собираемся, обсуждаем. И каждый может высказать свои «за» и «против». Вот. Все это взвешивается, и после, можно сказать, голосованием мы в дальнейшем принимаем решение. То есть так было с переездом в Москву. Те люди, кто захотел туда приехать, они приехали сюда и как бы продолжают вот сейчас с нами работать, мы вместе продолжаем трудиться, и мы вместе дальше идем к своим целям.

А. Пичугин

— Если все будет хорошо — мы надеемся всегда на лучшее (что не закроют в очередной раз, не закроют так, как закрывали весной), где наши слушатели могут с вашим творчеством познакомиться очно?

Протодьякон С. Дубанов

— Вы знаете, мы сейчас коллектив на эту тему, скажем так, свободный, мы не закреплены, как вот мы были в Воронеже государственным коллективом, закреплены были в Воронежском концертном зале от Департамента культуры. В Москве на эту тему у нас еще идут своего рода поиски. То есть я не знаю, вдруг ваша передача, да, сможет нам в этом плане... Вдруг кто-то услышит и скажет: «О, хочу таких ребят, чтобы они были в моем...». Чтобы они хотели...

А. Митрофанова

— (Смеется.)

А. Пичугин

— Есть какой-то ближайший?.. Минута рекламы. Ближайшие концерты?

А. Дабрундашвили

— Если мы говорим о...

А. Митрофанова

— ...ближайшем будущем.

А. Дабрундашвили

— ...ближайшем будущем, да-да-да, то, конечно, это, в первую очередь, Интернет, а второе — это ближайший наш концерт состоится в это воскресенье...

Протодьякон С. Дубанов

— В Подольске.

А. Дабрундашвили

— Это 4 октября...

А. Митрофанова

— 4 октября.

А. Пичугин

— Не это, получается, уже следующее воскресенье.

А. Митрофанова

— Почему? Ближайшее воскресенье.

А. Пичугин

— Ай, Господи! Ну уже да! Все...

А. Дабрундашвили

— ...на этой неделе. Октябрь начался сегодня.

А. Пичугин

— Это в Подольске где? Подольск-то рядом совсем.

Протодьякон С. Дубанов

— Да. В парке. В городском парке.

А. Дабрундашвили

— Городской парк... Да.

А. Митрофанова

— То есть всем вход свободный, и любой желающий может присоединиться?

Протодьякон С. Дубанов

— Да-да-да.

А. Митрофанова

— Тем более, погоду хорошую обещают.

А. Дабрундашвили

— Да.

Протодьякон С. Дубанов

— А что касается концертной площадки, где бы мы постоянно могли бы работать, пока мы еще в поиске находимся, под чьим крылом мы сможем этим заниматься.

А. Пичугин

— Ну, друзья, если кто-то расправляет крылья сейчас и ищет таких людей, как вот наши гости сегодня...

А. Митрофанова

— ...уникальных!

А. Дабрундашвили

— Мы готовы к сотрудничеству. С удовольствием!

А. Митрофанова

— Слушайте, я уверена, что все получится у вас. Потому что, судя по тем вот вашим достижениям на данный момент, по тому темпу, в котором вы движетесь, и по тому уровню, на котором вы исполняете музыку и как вы ее создаете, вот дай Бог вам хороших действительно каких-то спутников, которые смогут подставить плечо и где-то там провести по ступенькам. Но с точки зрения вот содержательной и смысловой, по-моему, ввсе очень круто у вас. И вы...

Протодьякон С. Дубанов

— Вы знаете, чем...

А. Митрофанова

— Пусть будет хорошо все!

Протодьякон С. Дубанов

— Спасибо большое! А я хочу добавить то, что нам, в принципе, не нужны деньги. Нам... Я имею в виду, в том плане, что вливать в нас не надо.

А. Пичугин

— Как хорошо! Бывает такое!

А. Митрофанова

— (Смеется.)

Протодьякон С. Дубанов

— Вот. У нас очень классная команда собрана. То есть люди, которые сами пишут музыку, которые сами делают этот продукт. У нас есть готовые программы полные. У нас есть костюмы, во что...

А. Пичугин

— Выходить?..

А. Дабрундашвили

— Готовые хоровые шоу.

Протодьякон С. Дубанов

— Да, просто готовые хоровые шоу. То есть мы из вот этих вот бабочек, концертного коллектива с бабочками из хора этого, такого вот классического, выросли в хоровые шоу.

А. Пичугин

— Ну просто давайте в двух словах...

А. Дабрундашвили

— Это необъяснимо.

А. Пичугин

— Опять же, если кому интересно, посмотрите — в Подольске, кстати, 4 октября — День города, и это вот в рамках Дня города, я так понимаю. Маски не забывайте и приезжайте.

Протодьякон С. Дубанов

— Да. Вот. То есть коллектив — полностью готовый, готовый продукт. Понимаете, в нас вкладываться не нужно, потому что сами люди все себе сделают, все — только дайте возможность выйти им. Вот. Поэтому очень, очень мы стараемся делать все честно, все хорошо, чтобы это действительно было сегодняшнее, уникально и «вкусно». Поэтому я думаю, что все у нас получится. Спасибо вам.

А. Пичугин

— Мы надеемся тоже. И вы к нам приходите обязательно, мы вас ждем...

А. Митрофанова

— Вы рассказывайте обо всех новостях, что с вами происходит.

А. Пичугин

— И с новыми композициями. Одну из них мы сейчас будем слушать, она называется «Вера» и закончит нашу программу на радио «Вера» сегодняшнюю. Серафим Дубанов, протодьякон, руководитель мужского хора «Русский формат», солист хора Антон Дабрундашвили были у нас в гостях с Аллой Митрофановой. Соответственно, Алла Митрофанова...

А. Митрофанова

— ...Алексей Пичугин...

А. Пичугин

— Прощаемся, счастливо, пока!

А. Митрофанова

— До свидания!

А. Дабрундашвили

— До свидания!

Протодьякон С. Дубанов

— До свидания!

(Звучит композиция «Вера» в исполнении хора «Русский формат».)

Друзья! Поддержите выпуски новых программ Радио ВЕРА!
Вы можете стать попечителем радио, установив ежемесячный платеж. Будем вместе свидетельствовать миру о Христе, Его любви и милосердии!
Мы в соцсетях
******
Слушать на мобильном

Скачайте приложение для мобильного устройства и Радио ВЕРА будет всегда у вас под рукой, где бы вы ни были, дома или в дороге.

Слушайте подкасты в iTunes и Яндекс.Музыка

Другие программы
ВЕРА и ДЕЛО
ВЕРА и ДЕЛО
«Вера и дело» - это цикл бесед в рамках «Светлого вечера». В рамках этого цикла мы общаемся с предпринимателями, с людьми, имеющими отношение к бизнесу и благотворительности. Мы говорим о том, что принято называть социально-экономическими отношениями, но не с точки зрения денег, цифр и показателей, а с точки зрения самих отношений людей.
Философские ночи
Философские ночи
«Философские ночи». Философы о вере, верующие о философии. Читаем, беседуем, размышляем. «Философия — служанка богословия», — говорили в Средние века. И имели в виду, что философия может подвести человека к разговору о самом главном — о Боге. И сегодня в этом смысле ничего не изменилось. Гости нашей студии размышляют о том, как интеллектуальные гении разных эпох решали для себя мировоззренческие вопросы. Ведущий — Алексей Козырев, кандидат философских наук, доцент философского факультета МГУ. В гостях — самые яркие представители современного философского и в целом научного знания.
Семейные истории с Туттой Ларсен
Семейные истории с Туттой Ларсен
Мы хорошо знаем этих людей как великих политиков, ученых, музыкантов, художников и писателей. Но редко задумываемся об их личной жизни, хотя их семьи – пример настоящей любви и верности. В своей программе Тутта Ларсен рассказывает истории, которые не интересны «желтой прессе». Но они захватывают и поражают любого неравнодушного человека.
Мой Урал
Мой Урал
Сказки Бажова и строительство завода Уралмаш – все это об Уральской земле, богатой не только полезными ископаемыми, но и людьми, вчерашними и сегодняшними жителями Урала. Познакомьтесь ближе с этим замечательным краем в программе «Мой Урал».

Также рекомендуем