Москва - 100,9 FM

"Фотовыставка "Храмы России". Светлый вечер с Александром Аседачем и Андреем Ершовым (06.07.2016)

* Поделиться

Фотовыставка Храмы РоссииУ нас в гостях были фотографы, организаторы фотовыставки "Храмы России" Александр Аседач, Андрей Ершов.

Мы говорили об искусстве фотографии, о том, как фотограф видит мир и Божий свет в этом мире, и конечно наши гости рассказали о проходящей около Храма Христа Спасителя фотовыставке "Православные Храмы России: взгляд сквозь время".


А.Пичугин

— Дорогие слушатели, здравствуйте. Это светлое радио — радио «Вера». Я приветствую Вас в этой студии, Алексей Пичугин меня зовут. Ближайший час будем говорить о фотографии. Сразу представляю вам наших гостей. Этот «Светлый вечер» вместе с нами проведет руководитель Открытого музея современной фотографии — Андрей Ершов, здравствуйте!

А.Ершов

— Добрый день.

А.Пичугин

— И Александр Аседач — продюсер проектов Открытого музея современной фотографии. Александр, здравствуйте!

А.Аседач

— Здравствуйте.

А.Пичугин

— У нас повод, не сказать, что информационный, потому что выставка о которой мы часть программы по крайней мере проговорим открылась относительно давно, еще в мае, но тем не менее продлится она до 30 июля, правильно?

А.Аседач

— Так точно.

А.Пичугин

— Называется она «Православные храмы России. Взгляд сквозь время». Расположена она в самом центре Москвы на Патриаршем мосту возле храма Христа Спасителя, организует ее как раз Открытый музей современной фотографии и давайте разбираться во всем по порядку. Что это за выставка, кому пришло в голову ее провести в самом центре Москвы? Почему именно православные храмы, кто начнет?

А.Ершов

— Саша может начнет?

А.Пичугин

— Александр, как продюсер.

А.Аседач

— Ну давайте я вам расскажу историю. Глубокую историю и чуть короче. Началась вся история в 2010 году.

А.Пичугин

— Шесть лет назад.

А.Аседач

— Шесть лет назад, когда организовали выставку на одном из бульваров Москвы «Мир глазами россиян», — лучшие фотографии пейзажей, животных и так далее. Выставили эти фотографии на территории бульвара и сами не ожидали такой любви от зрителей. То есть зритель шел, и благодарил, и останавливался, и опять приходил с детьми уже и друзьями и так далее и так далее. И после этого мы поняли, что подача информации в таком виде, особенно то, что мы говорим о фотографии, явилось на тот момент таким близким, таким родным для каждого посетителя, кто пришел.

А.Пичугин

— Тут еще надо оговориться, что «Мир глазами россиян» — это не обязательно Россия, это может быть любой уголок земли.

А.Аседач

— Это были все фотографии, но я хочу сказать о самом формате. И мы для себя поняли, что этот формат явился тем ключевым моментом, мы усмотрели в нем реальную возможность показать всем бесплатно совершенно всю красоту нашего мира — пусть то животные, пусть то пейзажи. И сделали уже много выставок с 2010 года, конечно же мы ездили в поездки, кто-то из наших авторов, друзей. И фотографии православных храмов, пейзажи с православными храмами накапливались на жестких дисках. Кто-то печатал, но это было очень аккуратно, скажем, персонифицированно. И после того, как мы поняли, что багаж этих фотографий достаточно большой и есть формат проверенный, который мы можем очень красиво, очень доступно показать православные храмы и может быть даже душой и сердцем как-то созрели и начали этот процесс. Процесс был начат два года назад.

А.Пичугин

— А Вы не боялись попасть на избитую тему — если спросить про символ России, то первым делом после Кремля будет Храм Василия Блаженного, уже храм, дальше будет Храм Покрова на Нерли — тоже всем известный символ России. И так вот если пособирать символы, то получится, что большинство из них — это именно храмы, безотносительно к тому, как люди воспринимают их — как храмы, или как какие-то другие символы, все равно храм всегда будет на первом месте. Вы не боялись попасть в такую уже избитую проверенную нишу?

А.Аседач

— Мы не боялись по одной той причине, я сейчас даже передам слово с удовольствием Андрею, потому что Андрей снимает великолепные пейзажи, именно пейзажи, прошу обратить внимание. Потому что снимая в большей степени пейзажи, сюда попадает храм. Понятно, что для кого-то он главный в этой фотографии, а для кого-то пейзаж. Об этом как раз я хотел бы, чтобы рассказал Андрей, потому что опыт его фотографический достаточно высок.

А.Пичугин

— Андрей, Вам передали слово.

А.Ершов

— Да, спасибо. На самом деле бояться здесь нечего по той простой причине, что реально широкой публике высококачественные фотографии практически недоступны.

А.Пичугин

— Это правда, а вот прежде чем мы будем говорить о храмах и о пейзажах, как Вы думаете, почему так происходит? Я с Вами совершенно согласен.

А.Ершов

— Причина очень простая — все погрузились в интернет. И интернет имеет очень существенное ограничение, ты не можешь посмотреть это вживую. На выставки в галереи народ сейчас практически к сожалению не ходит. И то, что Саша назвал словом «формат», он на самом деле имел в виду формат выхода искусства из музея на улицу. Достоинство нашего формата заключается в том, что мы ставим свои выставки на наиболее открытых посещаемых площадках, доступных большому количеству людей, в легкой доступности от центра города, от каких-то станций метро.

А.Пичугин

— Самые проходные места — бульвары, Патриарший мост — это одни из самых популярных у москвичей совершенно разной формации мест. Потому что с того же Красного октября попасть куда-то на большую землю, как ни крути проще всего именно через него.

А.Ершов

— Конечно, вторая вещь принципиальная — это то, что фотография должна быть посмотрена живьем, она должна оставаться фотографией, не когда она на экране мониторчика, где ничего не видно.

А.Пичугин

— Маленького совсем превьюшного размера.

А.Ершов

— А тогда на нее можно посмотреть в полный размер. То есть она должна быть напечатана, только тогда она, с нашей точки зрения, становится фотографией. Если эта фотография действительно большого серьезного размера, хотя бы 2,5 метра, конечно, ее восприятие радикальным образом отличается от того, что можно увидеть в сети. С этой точки зрения конечно очень правильно такие вещи делать и люди, впервые допустим в 2010 году, столкнувшиеся с нашими фотографиями были поражены, на мой взгляд, в первую очередь этим. Потому что другого способа посмотреть качественную фотографию, наверное, и не было.

А.Пичугин

— Привить у максимального количества людей любовь к профессиональной фотографии, даже скорее так. Потому что, если мы говорим о крупных музеях, где проходят фотовыставки, все-таки будем откровенны — билет туда стоит не очень дешево. И люди зачастую проходят мимо, потому что не понимают зачем.

А.Ершов

— Кроме стоимости билета есть еще понятие времени. Любые галереи работают тогда, когда работают все. А когда все уходят отдыхать вечером, галереи, к сожалению, закрыты.

А.Пичугин

— Понимаете, очередь на Серова нам сейчас убедительно показала, что то ли у людей появился какой-то интерес, то ли потому что очереди до того, как Владимир Путин не приехал на Крымский мост в Третьяковку и не побывал там — очереди на Серова не было, потом она выстроилась, потому что люди вслед за президентом решили посмотреть, что же это такое. Пока президент видимо не так часто... у нас предыдущий глава государства — Дмитрий Анатольевич Медведев, он вроде как занимался фотографией.

А.Ершов

— Он кстати был одним из авторов нашей выставки «Мир глазами россиян» в 2010 и 2011 годах, дважды выступал автором.

А.Пичугин

— Видимо тогда у нас фотография переживала лучшие времена. Нет?

А.Ершов

— Ну, не знаю, что такое лучшие времена, худшие времена. Я считаю, что она все время развивается и все время становится интереснее, она становится сложнее, становится как-то более продвинутой, с моей точки зрения. Единственное с чем я не согласен с Вами, так это с оценкой того, что Вы называете наши фотографии профессиональными. Мы здесь имеем свою точку зрения и она заключается в том, что мы прежде всего любители, прежде всего от слова «любить», то есть мы можем тратить в десятки раз больше времени для того, чтобы добиться того результата, которого мы хотим достичь, чем это в состоянии себе позволить профессионал. Профессионал работает чаще всего за деньги, его задача — удовлетворить заказчика.

А.Пичугин

— Но Вы считаете себя профессиональным фотографом?

А.Ершов

— Нет, у меня планка, на мой взгляд, на порядок выше.

А.Пичугин

— Вот, что интересно. Это хорошо, что Вы сейчас так говорите. Потому что мы буквально за несколько минут до эфира обсуждали, что профессиональный фотограф может быть очень разным. Человек, который работает в небольшой районной газете, например, да, я не хочу сказать, что в районной газете все плохие фотографы, но человек снимает за деньги, но снимает плохо, откровенно говоря неважно. Но при этом он профессиональный фотограф, потому что он этим зарабатывает на жизнь. Есть люди, которые... вот у них есть удел свадьбы, или какие-то торжества снимать. Он очень хорошо научился это делать, но дальше этого, наверное, он по причине нехватки времени, потому что все время занимают эти свадьбы, он, наверное, расти не будет. Есть фотографы, которые работают с крупнейшими агентствами, есть великие профессиональные фотографы. Но в общем и целом профессиональный фотограф — это не показатель его мастерства.

А.Ершов

— С одной стороны да, с другой стороны я не хотел бы обижать фотографов профессионалов огульно, потому что в любой области из которой Вы перечислили жанры, конечно там есть и высококлассные художники, которые мыслят о фотографии по-другому. Но, к сожалению, ремесло обязывает давать план, то есть оно вынуждает людей работать за деньги и к сожалению, критерий денег перестает думать о душе.

А.Пичугин

— В прошлом году в Артплее, например, я случайно попал на выставку репортажной фотографии. Я понимаю, что это выставка с отобранными работами известных мастеров своего дела, но тем не менее, там настолько достойные работы были, каждая из которых, а это зачастую горячие точки и какие-то не самые приятные моменты человеческого бытия, это настолько все пронзительно было. Но это выставка — это отобранные фотографии. Ладно, давайте вернемся все-таки к нашей теме. Говорим мы, напомним о «Православных храмах России. Взгляд сквозь время» — так называется выставка, которая до 30 июля будет проходить на Патриаршем мосту в самом центре столицы. Два года назад Вы запустили этот проект, соответственно два года Вы отбирали работы, или как?

А.Ершов

— Нам пришлось огромную работу провести не только и даже не столько по отбору работ, сколько убедить людей в необходимости этого проекта, добиться разрешений, добиться какого-то взаимопонимания с кем-то и каким-то образом наскрести на этот проект денег. Потому что идеи — это хорошо, но для того, чтобы сделать выставку, нужно действительно потратить достаточно много денег. И это одна из главных проблем современного искусства, которое вынуждено вкладывать огромные свои ресурсы временные, творческие безо всякой надежды на то, что они будут реализованы в жизни. По той простой причине, что общество почему-то считает, что это, наверное, не самое ценное. Хотя когда уже по результату общаешься с людьми — прямо противоположное мнение люди высказывают. То есть, когда она уже сделана, все смотрят восторженно и говорят: «Какие вы молодцы, как классно вы сделали». А когда приходишь в ту, или иную организацию с вопросом о помощи, все говорят: «Классно, да. Но у нас тут кризис, денег нет, у нас и свои проблемы есть».

А.Пичугин

— Я напомню, что беседуем сегодня с Андреем Ершовым — руководителем Открытого музея современной фотографии и Александром Аседачем — продюсером проектов Открытого музея современной фотографии. Проект о котором мы говорим называется «Православные храмы России. Взгляд сквозь время». Кризис, денег нет, спонсоров нет и как же вы выходили из положения?

А.Ершов

— Вера в успех, то если сильно веришь, то успех не заставить себя ждать. Ну, ждать иногда приходится долго, работать долго. В этом году нам повезло, мы обратились к известному человеку — руководителю «Русь православная» — Семенову и он со своей стороны, со стороны своего движения поддержал, он нам помог обратиться к банку «Возрождение». И этот банк в конечном итоге помог нам осуществить этот проект, за что мы безусловно всем, кто нам помогал очень благодарны.

А.Пичугин

— А как вы отбирали работы? Как вы объявляли конкурс? Как люди узнавали о том, что можно прислать свои работы и поучаствовать в этом проекте?

А.Ершов

— Конкурса мы не организовывали, у нас была изначально очень интересная идея. Мы хотели сравнить взгляд на храмы, на природу, на их взаимодействие и духовность, которые излучают и те, и другие, через глаза и через фотографии трех поколений фотографов. Первое поколение фотографов — это сто лет и больше.

А.Пичугин

— Там Прокудин-Горский соответственно?

А.Ершов

— Да, нам еще прислали фотографии с Афона позапрошлого века прошлогодние еще. Прокудин-Горский действительно уникальный человек, но все хорошо его знают.

А.Пичугин

— Теперь уже да, последние лет шесть, наверное.

А.Ершов

— Да, очень хорошо его последнее время продвигают в разных ресурсах. Мы дополнили его фотографиями, фотографии нынешних фотографов с близкого ракурса, или с противоположного ракурса. Таким образом... это очень интересно, насколько эти места изменились, не изменились.

А.Пичугин

— Я в свое время проводил эксперимент, относительно недавно у себя в facebook’е вывешивал фотографию Прокудина-Горского, причем там нельзя понять, что это начало ХХ века, по всему видно, что фотография могла быть спокойно сделана 5-7 лет назад, вчера, такой красивый среднерусский пейзаж, с храмом, с деревней. Большинство моих подписчиков решило, что это нечто совсем современное, позавчера снятое. Так что Прокудин-Горский современен, как никогда.

А.Аседач

— У нас на выставке не некоторых стендах размещены фотографии Прокудина-Горского и современного автора, и сняты порой, как Андрей Говорит с одной и той же точки. Когда смотришь и понимаешь где-то мозгом, что между ними сто лет. Храм тот же, растительность, понятно, изменилась.

А.Пичугин

— К сожалению, больше стало.

А.Аседач

— Но то настроение, та душа, та теплота, та какая-то особая русскость что ли, если так можно выразиться, в этой фотографии, она осталась. Она не изменилась, она за это время никак не растворилась, она осталась.

А.Пичугин

— Вы правда так считаете?

А.Аседач

— Я считаю, да.

А.Пичугин

— Мне почему-то, к сожалению к великому другое ощущение, потому что я видел сайт, может быть это где-то в Живом Журнале было несколько лет назад, сравнивали две фотографии также большой проект на несколько десятков фотографий Прокудина-Горского, тогда и сейчас. Даже если тот храм, который он снимал, или тот городской пейзаж, который он делал можно повторить, не везде все снесено и застроено бетонными многоэтажками, к сожалению тема зарастания поднималась очень активно в интернете, то, что на фотографиях Прокудина-Горского видна хозяйственная деятельность. Деревья подрезаны, аккуратно все очищено, трава скошена. Сейчас этого же храма, который снимал Прокудин-Горский, он сам стоит, но его не видно за десятком разросшихся деревьев. Кто-то будет говорить, что это хорошо, экологическая среда и все прочее. Нет, потому что эти деревья были и тогда, но их как-то аккуратно подрезали, чтобы был виден и храм, и пейзажи. Ничего этого нет, а зачастую это какие-то безликие девятиэтажки на месте его прекрасных пейзажей.

А.Аседач

— Вы чтобы убедились в том, что я говорю правду.

А.Пичугин

— Так я верю, что вы говорите правду.

А.Аседач

— И чтобы рассыпать просто этот спор в воздухе, я вас с радостью и с удовольствием приглашаю всех на выставку на Патриаршем мосту — посмотреть и убедиться самому. Поскольку были случаи, когда мы проводили различные проекты и приносим в большом формате уже готовые макеты, человеку, с которым мы достаточно давно работаем, смотрим фотографии и фотографии стендов, где они будут стоять. У заказчика полное представление, как это будет выглядеть, но потом поступает звонок, что Саша — это потрясающе, это красиво. Потому что ощущение от того, что ты представляешь на бумажке, даже как это будет выглядеть около храма, или где-то еще, вот на ВДНХ мы проводили выставку, посвященную 9 мая. И когда человек приходит на саму выставку — это совершенно другие ощущения. Всегда об этом неустанно повторяю — приходите, это знаете, как кино посмотреть с DVD, как особенно раньше на кинескопном экране, либо посмотреть в хорошем кинотеатре этот же фильм — это совершенно другие впечатления, это как от спектакля. Ты приходишь на целый концерт эмоций. И вот Вы сказали, Андрей начал тему про концепцию.

А.Пичугин

— Про поколения авторов, да, первое — это сто лет назад.

А.Аседач

— Потом авторы советской школы, ярким представителем которой является Вадим Евгеньевич Гиппенрейтер, ему 22 апреля было 99 лет и дай Бог ему здоровья, его фотографии. Есть еще Александр Джус — советская школа. И конечно же современники наши и победители различных конкурсов и совершенно неизвестные авторы. На самом деле мы же не ставили целью устраивать какой-то конкурс и как Андрей говорил, не было поиска профессионалов. Мы гнались лишь за душевными кадрами. Порой находили в интернете, говорили для себя, что да — это фотография нам подойдет, связывались с автором. Если мы понимали, что формат этой фотографии можно распечатать и он будет качественно располагаться на этом полотне размером 1,20 м на 1,80 м, то мы тогда с радостью предлагали этому человеку участвовать в выставке, в этом проекте и конечно никто не отказал. Все сказали: «Берите фотографии». И сейчас в чем немножко заключение этого монолога — три поколения в одном проекте, а смотрятся очень гармонично.

А.Пичугин

— Интересно, что советская школа могла сказать о православной архитектуре. Я представляю, что это... когда приезжаешь в какой-нибудь город золотого кольца в музей, там обязательно есть фотографии советского периода сохранившихся храмов. Закрытых, но отреставрированных, не порушенных. Я правильно понимаю, там такие работы, или как?

А.Ершов

— Понимаете, в советской школе было очень много такого какого-то особого взгляда. Иногда смотришь на фотографию и четко понимаешь, что такую фотографию мог сделать только советский фотограф. Я зачастую не могу объяснить, почему. Это действительно просто смотришь и чувствуешь. Есть такой эффект.

А.Пичугин

— Надо, наверное, профессионально заниматься этим уже долгое время, чтобы эти полутона уловить.

А.Ершов

— Ну не знаю, честно говоря, здесь вопрос не в полутонах, а во взгляде, в чувствах, которые автор передает и эти фотографии советского периода, они иногда безумно интересны, безумно выразительные, безумно такие классные, и это очень хорошо. Что касается взгляда того же самого Гиппенрейтера — он вообще уникальный человек, он в нашем понимании как раз таки любитель, потому что он всю жизнь был спортивным тренером, он увлекался альпинизмом, он много что делал именно по работе какого-то своего, а фотография для него была некоей отдушиной, куда он мог на несколько месяцев уехать и с деревянной камерой на плече проходил огромные-огромные пространства. Он, в общем, прошел всю Россию, от Дальнего Востока, Сибирь, Урал, и в том числе и по Золотому кольцу он все обошел со своей деревянной камерой. И у него действительно очень интересный свой взгляд на все это дело. И ты смотришь, и действительно очень здорово.

А.Пичугин

— А он присутствовал на открытии?

А.Ершов

— Ему 99 лет, как сказал Саша и ему это было бы непросто. Зато присутствовала его дочь — Мария Гиппенрейтер, которая очень много сил сейчас прикладывает к тому, чтобы сохранить и продвинуть наследство его, как некое творческое наследие, как вклад в культуру нашей страны. В этом плане она молодец.

А.Пичугин

— Ну что же, мы продолжим этот разговор через минуту буквально, в эту студию вернемся, где беседуем сегодня с руководителем Открытого музея современной фотографии Андреем Ершовым. Также в этой студии продюсер Открытого музея современной фотографии — Александр Аседач. Я Алексей Пичугин и буквально через минуту снова здесь.

А.Пичугин

— Мы возвращаемся в эту студию, дорогие слушатели, еще здравствуйте, я — Алексей Пичугин Вас приветствую. У нас в гостях в программе «Светлый вечер» сегодня Андрей Ершов — руководитель Открытого музея современной фотографии и Александр Аседач — продюсер проектов Открытого музея современной фотографии. Вообще фотография — очень интересная тема, совершенно неисчерпаемая и о ней, мне кажется сейчас говорят довольно... фотовыставок проходит много, фотографируют у нас почти все. Но вот говорят о фотографии относительно мало и обычно все разговоры проходят в каких-то узко специализированных кругах. А как-то повлияло на Ваш взгляд то, что сейчас у всех в основном... ну во-первых, у всех есть всегда с собой камера в телефоне, да и наш, я даже помню замечательный священник Игорь Палкин — руководитель фотослужбы Патриархии Московской, ну и до священства своего профессиональный фотограф, у него была выставка — его работы, сделанные мобильным телефоном. То есть, когда он шел куда-то, что-то видел, как записная книжка, сфотографировал — очень интересные работы, нетривиальные. И поэтому тут напрашивается еще одна важная тема, как мне кажется — это пропаганда фотографии в современном мире. «Пропаганда» — очень плохое слово, я его терпеть не могу, ну, популяризация, как угодно. В советское время ведь у нас возможностей для занятия фотографией было, мне кажется, несравнимо меньше, чем есть сейчас, но тем не менее уровень был выше, у любителей тех же самых. С чем это связано?

А.Ершов

— Я думаю, что раз мало было людей, которые были большими энтузиастами фотографии, то они естественно занимались этим на более глубоком уровне. Когда фотография стала слишком популярной и каждый может чувствовать себя в какой-то степени фотографом, то степень популизма радикально возросла. В этом вся разница.

А.Пичугин

— Модно же говорить, что искусство фотографа не зависит от оборудования, которое у него есть, не зависит от еще каких-то сопутствующих факторов. Хотя мне кажется, что очень зависит. Все равно мобильным... люди, приходя даже на ту же выставку, которая сейчас проходит на Патриаршем мосту и о которой мы сегодня говорили и еще будем говорить, они видят фотографии, сделанные не просто мастерски, но и сделанные на хорошую аппаратуру, которая стоит больших денег сейчас у нас. Недавно зашел на сайт и да... Хорошая техника стоит слишком дорого.

А.Аседач

— Я могу к этому добавить тоже интересную историю, когда проводили выставки, вот упомянули Дмитрия Анатольевича Медведева, он будучи президентом участвовал в наших проектах, как автор. И в Петербурге, когда мы привезли выставку уже после Москвы, один из журналистов задает мне вопрос: «Александр, а вот у Дмитрия Анатольевича дорогая камера и фотографии конечно же потрясающие, как зависит фотография от стоимости камеры?». Ответ собственно очень простой, что ни одна камера, будь она самая-самая дорогая в мире, не встанет в три ночи, не поднимется в гору, не установится на штатив и не увидит глазами своими человека, и не нажмет на кнопку. Но тем не менее, Вы сказали очень правильную вещь, что зависит/не зависит. Я согласен, я, например, тоже увлекаюсь фотографией, начал заниматься макросъемкой...

А.Пичугин

— Тут надо отметить, что и Андрей, и Александр — это одни из авторов работ, которые представлены на Патриаршем мосту.

А.Аседач

— Получилось, что они попали, потому что каким-то образом подошли. Я начал заниматься макросъемкой и конечно же мне не хватало обычного китового объектива, который идет с фотоаппаратом в первом наборе. Я накопил денег, купил объектив макро и начал снимать. Конечно же другое качество. Но если говорить о разных жанрах, мы говорим о пейзажах, то подход один совершенно, если мы говорим о репортаже, то репортаж можно снять на любой смартфон. Если будет хороший момент, который не требует никаких комментариев, то это очень ценный и достойный информационный миг такой, который собственно говоря большим фотоаппаратом и не снимешь, потому что быстро достать, быстро открыть и так далее, а на телефон раз и снял. Есть разница, есть градация в жанрах фотографии, которые требуют разных подходов. Вот, например, фотография есть одна у Андрея, я не знаю сколько кадров, но больше 300 точно, и она напечатана размером, если не ошибаюсь, Андрей поправь, три метра высотой и девять метров в длину. И самое интересное, когда подходишь — это не баннерная печать...

А.Пичугин

— А что значит больше 300 кадров?

А.Аседач

— Это когда ты снимаешь каждый участочек у тебя отдельный кадр и потом все эти кадры ты склеиваешь. У тебя получается гигопанорама и когда ты близко к ней подходишь, ты можешь просмотреть птичку, которая сидит на скале и кормит своих птенцов в норке, а норка, если брать, она реальных размеров с один рубль. Но когда ты отходишь, ты понимаешь, что птичек на этом кадре миллион и гора естественно отвесная, там океан и так далее — это просто потрясающе.

А.Пичугин

— Это тяжелейший труд.

А.Аседач

— Мне кажется, да, Андрей правда скромничает и никогда об этом не рассказывает и нам всегда интересно слушать, когда мы пытаемся все-таки его вывести на разговор и он расскажет об этих потрясающих кадрах.

А.Ершов

— Подобные вещи конечно снимать непросто, потому что кроме технического совершенства должно быть в фотографии обязательно заложено нечто душевное, потому что смысл любой фотографии, не важно какого она... на какой размер она сделана, она должна нести в себе какую-то эмоцию, какое-то чувство, передавать какую-то идею. И если ты в погоне за техническим качеством пытаешься сделать огромную-огромную панораму, то далеко не всегда это приносит желаемый результат — это на мой взгляд главная проблема. Вторая проблема в том, что погнавшись за количеством люди теряют, зачастую и качеством. Вот это я вообще не понимаю. То есть колоссальнейшее количество фотографов, которые пошли по этому пути и позволяют себе при большом формате допускать такие огрехи, которые они допускают — я вообще смысла не вижу заниматься этим. Поэтому таких фотографий реально мало, ты на то, чтобы сделать такую фотографию можешь потратить и полгода, и больше. В наше время нет такого времени у людей.

А.Пичугин

— Я представляю себе, что человек пришел на выставку на вашу, посмотрел, загорелся, понял, что он тоже частенько куда-нибудь ездит. Понятно, что если он придет в Третьяковскую галерею и посмотрит на картины Саврасова, он не умея рисовать повторить не сможет, а имея фотоаппарат, пускай даже не самый профессиональный, не полнокадровый...

А.Аседач

— Абсолютно верно.

А.Пичугин

— Он захочет брать его с собой. Есть ли какие-нибудь у вас универсальные советы для людей, которые хотят сделать первый шаг в этом направлении?

А.Ершов

— У нас огромный опыт организовывать поездки с разным составом фотографов, от очень высококлассных до абсолютных любителей.

А.Пичугин

— А куда вы их возите?

А.Ершов

— В принципе по всему миру мы ездили. Уже лет 15 мы либо друг с другом ездим в разные места, либо с какими-то друзьями, либо некие фототуры, либо сами организовываем, либо присоединяемся к фотографам, которые организуют фототуры. То есть это поездки главная цель которых — заниматься фотографией. Наш опыт и участия в таких вещах, и организация таких вещей говорит о том, что даже человек, который фактически впервые взял в руки камеру, в состоянии за достаточно короткое время научиться делать реально очень классные фотографии.

А.Пичугин

— Но эти фотографии, это же не просто нажал, снял, получил на мониторчике какой-то результат, это ведь еще и длительная постобработка, это умение трудиться в разных программах от фотошопа до лайтрума, до различных панорамных программ, которые позволяют делать панорамы.

А.Ершов

— Техника — это одно, а фотография — это немножко другое, Вы в принципе правильно говорили. отличие в чем заключается, когда речь идет о музыке все говорят: «Если нет слуха, то бесполезно человека насиловать, учить всякие гаммы и прочее». То же самое и в фотографии. Для того, чтобы уметь делать фотографии, нужно уметь видеть. А почему-то никто об этом не говорит, не пишет, не рассказывает, не учит смотреть. У нас, если мы куда-то ездим вместе, мы очень часто проводим такие вещи, как анализ того, кто и как фотографирует, потому что именно умение видеть дает четкий инструмент, как именно снимать. То есть стоят 5-10 человек в одной и той же точке. Их привезли в очень красивое место, погода просто благоприятствует, выбрана такая точка в которой раскладываются планы хорошо, предметы классные и выбрано время, когда тебе можно безо всяких усилий сделать реально классную фотографию. И дальше в одном и том же месте, с одной и той же точки фактически люди снимают и что интересно, получаются фотографии радикально разные. Есть очень интересные, есть абсолютно никакие. То есть — это мало — приехать в хорошую точку, мало — угадать с погодой, нужно видеть, что ты хочешь снять.

А.Пичугин

— То есть стоят рядом два человека...

А.Ершов

— Десять человек.

А.Пичугин

— Десять человек, снимают один и тот же вид и у одних это на стенку под стекло, а у других это увы delete?

А.Ершов

— Соответственно, когда ты в такой компании участвуешь, когда ты начинаешь анализировать свою работу, работу своего товарища, начинаешь думать — мы этому учим смотреть, а вот смотри, как снял другой, а почему... «Тебе нравится?» — «О, классно» — «А твоя фотография нравится?» — «Не, не нравится» — «Почему?»

А.Пичугин

— А стояли рядом плечом к плечу?

А.Ершов

— Стояли рядом, но почему... человек начинает задумываться и тут для него возникает масса открытий. Вот эта технология обучения очень действенно. Поэтому человек, варясь в собственном соку, иногда за 10 лет не в состоянии родить ничего, а другой человек, побывав в такой компании за неделю, вдруг, не умея вообще снимать , не зная, какие кнопки что означают, вдруг начинает действительно делать очень достойные фотографии. Это безумно интересно. И практика показывает, что в таком коллективчике человеку очень легко научиться.

А.Пичугин

— Да, это конечно очень интересно и это универсальный, наверное, способ для того, чтобы действительно что-то постичь в фотографии. Ведь правда у всех же лежит фотоаппарат, у кого-то дороже, у кого-то дешевле, у кого-то проще, у кого-то круче, у кого-то просто в мобильном телефоне, но он есть и это интересно. Я правильно понимаю, что фотографий, сделанных на мобильный телефон на выставке нет?

А.Ершов

— Нет.

А.Аседач

— Не потому, что это хорошая, или плохая фотография, а потому что формат подразумевает большой формат, 2,5 метра.

А.Пичугин

— Там все на пиксели распадется.

А.Аседач

— Да, к сожалению.

А.Пичугин

— Сегодня у нас в гостях Андрей Ершов — руководитель Открытого музея современной фотографии, Александр Аседач — продюсер проектов Открытого музея современной фотографии. Говорим в том числе о выставке «Православные храмы России. Взгляд сквозь время». Удалось ли... вы как авторы и удалось ли вам пообщаться со зрителями, с посетителями выставки, как они воспринимают храмы, как они воспринимают вообще вот эту сторону православной жизни России? И как вы как авторы и ваши коллеги тоже все это видете?

А.Аседач

— Часто я бываю на выставке, стараюсь спрашивать совершенно чужих людей посетителей как им и порой даже задаю провокационные вопросы — может быть и не нужно было, православные храмы России, здесь на мосту, как-то так... И поверьте не услышал ни одного комментария, который бы меня, как одного из организаторов немножко бы задел, скорее всего. А я могу ответить почему — поскольку проект, он особый тем, что все-таки он светский и восприятие фотографии, я это понимаю так, что люди у нас все разные и восприятие у каждого человека на уровне его духовного образования, или простого восприятия, кто-то воспримет, пусть иудеи будут на выставке, атеисты, кто угодно, может быть человеку просто надели крестик в детстве и он так и ходит, даже в храм не заходит, но он пришел на выставку и посмотрел на эти прекрасные русские пейзажи и для него это близко, для него это родное — потому что пейзажи несут в себе добро, вот эту светлость, эту красоту. Другой человек воцерковленный, он посмотрит немножко с другой стороны, уже на уровне своего духовного развития. Может быть высокое духовенство посмотрит на это со стороны миссионерской деятельности и поэтому выставка настолько всестороння по восприятию всех, кто приходит на Патриарший мост и удовлетворяет, мне кажется, все потребности. Мы тоже боялись — это же на самом деле очень тонкая грань не переборщить, как бы это обидно ни было, вроде как с православием, потому что любая попытка навязать у человека сразу...

А.Пичугин

— Вызывает отторжение.

А.Аседач

— Вызывает отторжение. А здесь наоборот, очень аккуратно, очень тонко и поэтому люди реагируют естественно соответствующе, потому что выставка открыта.

А.Пичугин

— А зачем Вы получали благословение патриарха и поддержку синодальных отделов?

А.Аседач

— А это было необходимо для того, чтобы провести именно...

А.Пичугин

— На Патриаршем мосту?

А.Аседач

— Да, потому что мост, как сказал один из священников — это же не просто мост, ну это может быть аллегория, он вроде мир... все-таки приводит к храму. И вот отец Дмитрий Першин говорил ни один раз, что возможно даже такое, что кто-то посмотрит эту выставку, прочтет описания под фотографиями, может быть задумается и вполне возможно, придет в Храм Христа Спасителя и помолится за мир наш.

А.Пичугин

— Я уже неоднократно представляю Вас Андрей, как руководителя, Вас Александр, как продюсера проектов Открытого музея современной фотографии. Насколько я могу судить, у вас очень много различных проектов в принципе и очень много интерактивных всяких вещей, можно ли об этом чуть поподробнее?

А.Аседач

— Скорее всего я скажу об интерактивных возможностях в первую очередь, поскольку весь багаж контента — это не все то, что мы видим на выставке. Фотографий было очень много 200-300 штук и была конкуренция не между авторами, как конкурсная работа, а была конкуренция какую работу поставить, потому что они все прекрасны. И конечно же все эти фотографии не уместились на выставке и они есть в интернете. Но есть также контент, который невозможно разместить на стендах, распечатать на бумаге — это сферические панорамы, когда человек открывает на смартфоне, или на любом гаджете сферическую панораму, то он может возвышаться над храмом и посмотреть 360 градусов вокруг себя, где течет река, где какие домики стоят, посмотреть вблизи крест храма, вот этой сферической панорамы. Также есть аудиогид. В аудиогиде есть вся выставка, есть описания ко всем фотографиям. И естественно эти тексты все озвучены. А как посмотреть это все у себя, то есть пришел на выставку и естественно, как это все должно попасть. Конечно же весь этот контент, он лежит в интернете и через особые ссылки QR-коды можно отсканировать в свой гаджет и эта информация появится у тебя в смартфоне. Также этой информацией ты можешь поделиться с друзьями, со всеми, с кем хочется.

А.Пичугин

— К соцсетям все это прикреплено? А какие еще проект ваш музей реализует помимо выставки храмовой?

А.Ершов

— У нас миллион планов.

А.Пичугин

— Хотя бы самые ближайшие.

А.Ершов

— Безумно интересная тема — Байкал, безумно интересная тема — Дальний Восток, отличная тема — Арктика. По Калининграду есть замечательные пейзажи, мы очень любим этот регион, Алтай — заповедники, у нас такие замечательные фотографы, как Сергей Горшков, Николай Зиновьев, множество других очень известных фотографов, поэтому, тем то много, поддержки общества мало. Особенно тех, кто мог бы поддержать.

А.Пичугин

— Про музей. Открытый музей — у вас есть площадка?

А.Ершов

— Наша площадка — весь земной шар. То есть мы как бы мобильны, мы можем приехать в любой город и привезти туда свои конструкции со светом. Это предусмотрено нашими конструкциями.

А.Пичугин

— Я вспоминаю Прокудина-Горского, его историю вернее, когда ему император выделил целый вагон на котором он ездил по разным уголкам империи и просвещал таким образом людей. То есть, крестьянам из какой-нибудь Таврической губернии показывал жизнь крестьян Тверской губернии. У Вас нет таких наполеоновских планов привозить ваши выставки — «Мир глазами россиян», «Православные храмы», или что-то еще в маленькие города, пускай даже сначала центральной России. Огромное количество маленьких городов, где живут люди, которые, честно говоря, нигде не бывали, безумно интересно, наверное, было бы на главной площади города, а главная площадь обязательно есть, посмотреть эти красоты, которые они нигде не увидят — ни в интернете, ни по телевизору не покажут.

А.Ершов

— Гениальная мысль, мы бредим этой мыслью, мы делаем практически шаги для того, чтобы эту мысль воплотить в жизнь. В частности в прошлом году мы сделали очень интересный проект совместно с МЧС, где рассказывали про особенности, связанные со средствами спасения, технологиями спасения, технологиями работы психологов, работы с детьми — очень интереснейшая была выставка. Мы возили ее, за прошлое лето провезли по десяти городам и всюду встречали неподдельный интерес, Саша очень много с людьми общался на эту тему. Мы видим, что в регионах интерес к такому формату на порядок выше, чем в Москве. Люди гораздо более открытые, гораздо более эмоциональные.

А.Пичугин

— Изголодались, наверное.

А.Ершов

— Неизбалованные, как москвичи...

А.Пичугин

— Гламуром.

А.Ершов

— Всяким избытком информационного контента. Плюс это живой формат, ты как бы имеешь возможность рядом с этой выставкой проводить огромное количество активностей, что в общем-то, МЧСники и делали. Они показывали демонстрацию техники, они привозили роботов, они привозили коптеры, они устраивали небольшие конкурсы, они давали возможность надеть обмундирование пожарника. Было очень интересно.

А.Аседач

— Было жарко, так скажем. Потому что было лето.

А.Пичугин

— Но это прикладные выставки, я понимаю, что это еще возможность совместной работы, МЧС позволяет, наверное, проще перемещаться, заключать какие-то договоры. А выставки такие именно просветительские в плане культуры — «Мир глазами россиян», или «Храмы», та выставка о которой мы сегодня большую часть программы говорили. Я так понимаю, что гораздо сложнее привезти в какой-нибудь совсем небольшой город с населением 10-15 тысяч человек такую выставку.

А.Ершов

— Привезти не сложно. А вот меценатов мало.

А.Аседач

— Привезти легко.

А.Пичугин

— Привезти физически, да, а я именно про это.

А.Ершов

— Если вспомнить Россию дореволюционную, то меценатство — это было очень глубоко осмысленным что ли. Это некая внутренняя тяга людей, его обязанность моральная перед тем, что денег то ты заработал, а что ты дал стране? Вот это было классно в дореволюционной России.

А.Пичугин

— Самое интересное, что Прокудину-Горскому помимо вагона еще и бумагу дали о том, чтобы все местные чиновники ему содействовали. Казалось бы, крестьяне Таврической губернии, о крестьянах Тверской, или Владимирской губернии тогда знали не сильно больше, чем сейчас жители Ивановской области знают о жителях Новосибирской, вот ведь поле деятельности. Но да, я понимаю, что это все....

А.Ершов

— Это проблема.

А.Аседач

— Было бы здорово...

А.Пичугин

— И теория.

А.Аседач

— Самое интересное, что есть, я забегу немножко, извините может быть в политику, есть программы по продвижению туризма как внутреннего, так и внешнего и конечно же есть контент. Вроде две сопоставляющие, которые могут при хорошем взаимодействии дать отличный результат — это то есть, показать Крым, показать Байкал, показать Алтай, ну Андрей уже перечислил. Всю нашу красоту за рубежом, пожалуйста. Стенды есть, контент есть, готовность к работе есть. Вопрос второй, что если такая программа, то может быть, мы очень надеемся, мы над этим сейчас работаем плотно и может быть кто-то нас услышит, все-таки, я не имею в виду радио, а вообще. А почему не по радио, чтобы эти проекты взять под крыло, под федеральное крыло и показать, может быть, Вы хорошо сказали, привезти в города «Православные храмы России. Взгляд сквозь время» — выставку провезти по городам. От Владивостока до Калининграда, добро пожаловать, мы открыты для общения. Мы открыты для других проектов, но есть то, что есть, накопленный годами контент, то есть, стенды сделать — ерунда, железяки, свет — это все есть, там немножко поработал, проконструировал, но контент, сами фотографии, это добыть сегодня, особенно качественный контент, ну не то чтобы, может быть возможно, но очень-очень сложно. Это есть и это можно, и нужно, мне кажется, показывать.

А.Пичугин

— Ну правда ведь приезжаешь в Европу в маленький город не туристический, где казалось бы, не должно было бы быть такого количества культурных мероприятий, а там я не говорю, что какие-то театральные представления. Там такие уличные фотовыставки проходят на хорошем уровне. И люди их устраивают, и люди приходят и просвещаются таким образом. Ну что, время нашей программы уже подошло к концу. Спасибо вам!

А.Аседач

— Так быстро.

А.Пичугин

— Да, час пролетел. Спасибо вам большое, что пришли к нам сегодня. Я слушателям напомню, что Андрей Ершов — руководитель Открытого музея современной фотографии и Александр Аседач — продюсер проектов Открытого музея современной фотографии были гостями программы «Светлый вечер» сегодня. Спасибо большое! Приходите, давайте будем общаться. Тем более, что о фотографии сейчас говорится действительно мало, надо этот пробел восполнять. Я — Алексей Пичугин. Будьте здоровы, всего хорошего!

Друзья! Поддержите выпуски новых программ Радио ВЕРА!
Вы можете стать попечителем радио, установив ежемесячный платеж. Будем вместе свидетельствовать миру о Христе, Его любви и милосердии!
Мы в соцсетях
******
Слушать на мобильном

Скачайте приложение для мобильного устройства и Радио ВЕРА будет всегда у вас под рукой, где бы вы ни были, дома или в дороге.

Слушайте подкасты в iTunes и Яндекс.Музыка

Другие программы
Храмы моего города
Храмы моего города
Древние храмы Москвы и церкви в спальных районах — именно православные храмы издревле определяют архитектурный облик Столицы. Совершить прогулку по старинным и новым, знаменитым и малоизвестным церквям предлагает Дмитрий Серебряков в программе «Храмы моего города»
Притчи
Притчи
Притчи - небольшие рассказы, наполненные глубоким духовным смыслом, побуждают человека к размышлению о жизни. Они несут доброту и любовь, помогают становиться милосерднее и внимательнее к себе и к окружающим.
Вселенная Православия
Вселенная Православия
Православие – это мировая религия, которая во многих странах мира имеет свою собственную историю и самобытные традиции. Программа открывает для слушателей красоту и разнообразие традиций внутри Православия на примере жизни православных христиан по всему миру.
Дело дня
Дело дня
Каждый выпуск программы «Дело дня» — это новая история и просьба о помощи. Мы рассказываем о тех, кому можно помочь уже сегодня, и о том, как это сделать.

Также рекомендуем