Москва - 100,9 FM

«Фонд «Линия жизни». Фаина Захарова

* Поделиться

У нас в студии была президент благотворительного фонда спасения тяжелобольных детей «Линия жизни» Фаина Захарова.

Мы говорили с нашей гостьей о благотворительности и помощи детям в современном обществе, а также о деятельности и проектах фонда «Линия жизни».


К. Мацан

– «Светлый вечер» на радио «Вера». Здравствуйте, дорогие друзья. В студии Алла Митрофанова...

А. Митрофанова

– Добрый вечер.

К. Мацан

– И Константин Мацан. Добрый вечер. У нас сегодня в гостях Фаина Яковлевна Захарова, президент благотворительного фонда спасения тяжелобольных детей «Линия жизни». Добрый вечер.

Ф. Захарова

– Добрый вечер.

А. Митрофанова

– Мне кажется, фонд «Линия жизни» еще пока нашим слушателям не так хорошо знаком, как другие фонды, с которыми мы давно дружим домами. Поэтому логично, наверное, было бы начать разговор с самой общей информации. Какими направлениями ваш благотворительный фонд занимается? Все-таки сейчас, слава Богу, да, не начало двухтысячных годов, когда благотворительных фондов практически не было у нас, есть возможность каждому фонду выбрать какое-то одном направление. Но насколько я понимаю, у «Линии жизни» ваша задача, вы ее для себя сформулировали максимально широко.

Ф. Захарова

– Во-первых, фонду в этом году 15 лет.

К. Мацан

– Мы вас поздравляем с юбилеем.

Ф. Захарова

– Да, это настоящий юбилей и, конечно, мы прошли уже очень длинный путь. И начинали мы как фонд, который занимался и специализировался именно на кардиологии. В это трудно поверить, но в 2005 году у нас вообще в стране было эндоваскулярных операций. Всем детям и всем взрослым делали операции на открытое сердце. И вот мы были как раз тем самым фондом, который начал поддерживать именно вот эти высокие технологии в формате эндоваскулярных операций.

А. Митрофанова

– Что это значит – эндоваскулярная операция?

Ф. Захарова

– Это значит, когда операция проводится через сосуды, когда не надо, ну в случае с сердцем, да, открывать грудную клетку, делать операцию на открытом сердце. Операция очень длительная, потом очень серьезный и очень длительный этап реабилитации. А эндоваскулярная операция – это где-то порядка полчаса, и уже на следующий день ребенок фактически встает с постели и бегает.

А. Митрофанова

– Ну это высоко технологичное такое вмешательство должно быть, и требует не только максимально опытных рук хирурга, но и тех технологий, которые, наверное, требуют вообще больших затрат.

Ф. Захарова

– Да, конечно. Дело в том, что в нашей стране вообще не было даже кардиохирургов с такой специализацией, эндоваскулярных, у нас были полостные кардиохирурги. Поэтому в течение довольно долгого времени, совместно с образовательными программами, мы как раз обучали наших кардиохирургов именно вот этой специализации. И мы покупали необходимые медицинские изделия, которые требуются там – кардиостимуляторы, дефибраторы и так далее. Сейчас это уже просто ну ни у кого не взывает вопросов, потому что это обычная совершенно история. Но в 2007 году уже государство, да, начало вот это вот направление, эту программу. И в 2013 году мы ее закрыли, потому что фактически запрос на эти операции и на эти диагнозы, он полностью стал покрываться за счет государства.

А. Митрофанова

– Так это же счастье, это же прорыв.

Ф. Захарова

– Конечно, это величайшее счастье.

А. Митрофанова

– Я сейчас поймала себя на мысли, что, наверное, парадокс работы благотворительных фондов заключается в том, что их конечная цель – чтобы им незачем было работать, чтобы все выздоровели, чтобы вообще как-то наладилась иным образом история с лечением, если человеку нельзя помочь так, чтобы он выздоровел окончательно, вот правда. И у вас одно из таких направлений, получается, все оно исчерпало.

Ф. Захарова

– Да, это направление, во всяком случае, уже не нуждается в нашей помощи. Но есть много других направлений, которые все-таки еще требуют помощи благотворительных фондов. И если задать вопрос: а вот соотношение, да? Потому что часто говорят: конфликт интересов, что там, да, иногда говорят, что благотворительные фонды дублируют государство, поэтому здесь очень важно найти правильно партнерство. И вот это вот, я считаю, одна из очень сильных сторон нашего фонда, и в этом плане, конечно, для нас очень важный такой проект, проект очень серьезного партнерства между благотворительным фондом и Министерством здравоохранения, то есть государственные структуры – это искусственная вентиляция легких. В какой-то момент, когда я встречалась с Вероникой Игоревной Скворцовой, мы как раз задали вопрос: чем мы можем помочь, да, в чем еще нуждается государство и что еще не может закрыть, какие проблемы не может закрыть государство? Это был 2016 год, тогда она сказала, что мы были бы вам очень признательны, если бы вы могли взять вот эту тему, связанную с искусственной вентиляцией легких. Эта тема паллиативная, но она очень актуальная. То есть в больницах по всей стране находятся большое количество детей, которые дышат на стационарных аппаратах, и они лежат в течение долгого времени в больницах. А очень часто родители готовы забрать ребенка домой, существуют паллиативные службы, то есть вся служба поддержки, вопрос только вот...

А. Митрофанова

– В самом аппарате.

Ф. Захарова

– В самом этом аппарате. И мы, собственно, взяли на себя как бы вот этот труд и финансовую поддержку. Мы повсеместно с Министерством здравоохранения очень плотно работали, проводили конференции. Дело в том, что все-таки крупнейшие клиники медицинские это очень сложные структуры, поэтому здесь очень важно это самое партнерство, чтобы в этих самых медицинских организациях понимали, что да, вот есть фонд, но фонд при этом сотрудничает с Министерством здравоохранения. И фактически за три года нам удалось вот действительно сделать это как пилотный проект сначала в пяти регионах. И мы отработали юридическую сторону и то что называют сейчас, всю карту взаимодействия. И потом мы расширили эту программу уже на 17 регионов и помогли более 49 детям выйти из больниц и, собственно, вот жить дома, с родителями – это очень такая серьезная история. И к нашей огромной на самом деле радости детки, ну вот из 49 детей вот ушло всего несколько детей, а так дети продолжают жить с родителями. Есть мобильные аппараты искусственной вентиляции легких, то есть иногда даже они могут выходить на улицу и гулять и так далее. И в этом смысле, мне кажется, что иногда и во многих случаях для медицинских фондов вот эта вот роль какой-то отработки пилотной истории очень важна. Потому что, когда мы начинаем, у нас есть более гибкие механизмы привлечения денег, мы можем начать большую тему, отработать ее, а потом государство уже масштабирует как бы, да, вот этот вот...

А. Митрофанова

– Ваш опыт.

Ф. Захарова

– Да, решение той или иной проблемы в масштабах всей страны. И вот фактически такой пример для нас очень интересный, правильный, который позволил нам действительно отработать механизмы работы с государством, Министерством здравоохранения, механизм работы с благотворительным фондом, он, в общем, оказался достаточно успешным, я могу сейчас это сказать. Сейчас новое направление, которое мы начали тоже активно поддерживать, это протонная терапия. Это тоже как бы лучевая терапия, но основанная на протонном облучении, и это в основном диагнозы, связанные с онкологией головного мозга, спинного мозга, ну и ряд других диагнозов. У нас пока в стране существует один центр имени Березина, он в Питере, и они работают с детьми, только вот последний год где-то им удалось помочь порядка ста детям. И это ну вот это уже космическое действительно оборудование, производит неизгладимое впечатление. И я на самом деле, когда туда приехала, я просто радовалась, как ребенок, потому что такое было ощущение, что ты попал, в общем, куда-то даже не в XXI век, а в какой-то XXII век, в будущее. И протонная терапия позволяет просто до микрона рассчитать и попасть, и убить больную клетку, не повредив клетки вокруг. Это абсолютно такая новая технология, которая тоже уже довольно активно используется и в Штатах, и в Европе, но вот у нас такой первый протонный центр. У нас вот, нам сейчас пока удалось помочь там пяти деткам. Но мы написали письмо в Министерство здравоохранения о том, что мы готовы ну где-то вот помочь там 80–90 детям, когда им потребуется вот эта вот именно протонная терапия. Потому что здесь тоже много своей специфики. И врачи протонного центра, они обязательно, конечно же, лично сами обследуют ребенка и определяют, что да, именно этому ребенку вот эта технология может помочь. Результаты очень хорошие. Поэтому это такое новое направление, которое мы сейчас начали поддерживать, и я считаю, и я просто уверена, что мы будем это делать и дальше. Еще у нас очень такая серьезная тема, которой мы занимаемся – это костная саркома. И мы фактически стараемся вот эту тему как бы взять целиком, то есть мы говорим о ранней диагностике этого заболевания, потому что, к сожалению, его очень трудно диагностировать. Потому что часто это костная саркома возникает – ну ребенок упал, ударился, и там долго не заживает рана, – ну не очень как бы обращают на это внимание.

А. Митрофанова

– Подождите, а это заболевание, оно врожденное или приобретаемое?

Ф. Захарова

– Оно приобретаемое, но есть как бы во всех...

А. Митрофанова

– Предрасположенность.

Ф. Захарова

– Да, но есть и как бы такие врожденные истории. Мы стараемся, в общем, как-то сейчас думать именно о ранней диагностике. Делается операция ребенку, а потом ставятся эндопротезы. И эндопротезы – сейчас тоже уже новое поколение эндопротезов, они саморастущие, то есть ребенок растет и вместе с ним растет протез. И, конечно, здесь очень важно не просто там сделать операцию, не просто там поставить протез, очень важно для родителей понимание того, что после этой сложной процедуры обязательно надо проводить реабилитацию. Потому что мы вот видим, что детки, которые после эндопротезирования прошли реабилитацию, вы вообще никогда не скажете, что у них вообще стоит протез. А когда этого не делают, то дети продолжают хромать. И получается, что ребенку ставят новейший, космический, да, протез, а он его использует ну фактически как вот металлическую палочку. Поэтому все больше и больше мы приходим к тому, что недостаточное внимание, к сожалению, уделяется родителями, даже очень часто, именно реабилитации. Поэтому достаточно много внимания мы сейчас именно этому вопросу и уделяем. Мы плотно работаем с центром психоневрологии, Татьяна Тимофеевна Батышева возглавляет этот центр, и там проходят как раз, при нашей поддержке, проходят реабилитацию детки после инсультов. Я на самом деле раньше даже не знала, что у детей есть инсульты, но оказывается, что это достаточно частая история. И, к сожалению, опять она очень трудно диагностируется. ДЦП, конечно. И у нас прямо дети, мы все время делаем видеосъемку детей, и это несколько курсов – три-четыре, иногда пять курсов реабилитации. И просто у нас есть уже реальные случаи, когда ребенок прямо встает с кресла и начинает ходить.

А. Митрофанова

– Потрясающе.

Ф. Захарова

– Это мощная, очень сильная история.

К. Мацан

– Фаина Захарова, президент благотворительного фонда спасения тяжелобольных детей «Линия жизни», сегодня проводит с нами и с вами этот «Светлый вечер». Потрясающие вещи вы рассказываете. И хочется просто слушать и слушать дальше вот об этих, с одной стороны, историях успеха, а с другой стороны, понятно, сколько за ними труда и, может быть, и неуспеха, который вы, преодолевая, получаете опыт и дальше идете, к новым свершениям. Ну я спрошу, может быть, это впишется как раз в дальнейшее знакомство и в ваш рассказ о ваших проектах. Программа «Чужих детей не бывает» – вы помогаете сирийским детям, детям до 17 лет, которые вот прибывают в Москву на лечение, они стали жертвами военных действий в Сирии. Если я правильно понимаю, программа инициирована совместно с Церковью, и ее одним из таких инициаторов является митрополит Иларион Волоколамский, глава Отдела внешних церковных связей, ну и происходит это, само собой, по благословению Патриарха Кирилла. Вот что с этими детьми происходит в ваших заботливых руках?

Ф. Захарова

– Ну, с одной стороны, это хорошо, что таких детей не так много, с другой стороны, мы прекрасно понимаем, что их очень много. Просто, к сожалению, это не такая простая процедура, чтобы привезти такого ребенка сюда в Москву на лечение.

А. Митрофанова

– Вы имеете в виду не только оформление документов, но и сам процесс транспортировки?

Ф. Захарова

– Даже не столько транспортировки, сколько вообще сам процесс, потому что это требует очень серьезных согласований.

А. Митрофанова

– А, все-таки документация.

Ф. Захарова

– Это документы и, конечно же, тяжелые дети. Привозить их надо тоже, там не знаю, первого ребенка, которого привезли, его привезли МЧС, и доставили его на военном самолете – вот эта девочка прекрасная, Сидра, и она была доставлена в РДКБ, это наша Детская республиканская клиническая больница, с которой мы очень много работаем. Ей сделали операцию, ей поставили протез, она проходила долгую реабилитацию. Ну и потом как-то выяснилось, что как бы финансовой поддержки всем этим процедурам не оказалось.

А. Митрофанова

– А Сидру привезли изначально как, не по линии вашего фонда?

Ф. Захарова

– Нет.

А. Митрофанова

– Она оказалась сама по себе.

Ф. Захарова

– Ее привезли на военном самолете.

А. Митрофанова

– Да, не по линии вашего фонда она была.

Ф. Захарова

– Абсолютно. К нам обратились как форс-мажор и попросили нас...

А. Митрофанова

– Подключиться?

Ф. Захарова

– Да, попросили нас оплатить ее пребывание, ее лечение, ее реабилитацию. Ну что мы, естественно, сделали. И вот сейчас прошло, по-моему, уже три года, и вот девочка вернулась, она уже стала прямо молодой красивой девушкой.

А. Митрофанова

– Вернулась, простите, в родную страну?

Ф. Захарова

– Нет, вернулась, чтобы поменять...

А. Митрофанова

– В Россию.

Ф. Захарова

– Вернулась сделать повторную операцию. Потому что она выросла, и нужно было поменять ей протез. Девчонка просто прекрасно выглядит. Я побежала быстро в магазин, купила ей невероятной красоты спортивный костюм, рюкзак, и она, в общем, была абсолютно счастлива. И ну просто было радостно наблюдать, как, несмотря на вот эти жесткие, страшные условия, которые существуют сейчас в районах военных действий, как все равно естественны дети, как они быстро ну как-то приходят в себя и видят вокруг себя вот эти улыбающиеся лица врачей там, волонтеров и так далее. Насколько они довольно быстро адаптируются. И как к ним возвращается все вот там, желание пококетничать, желание как-то перед зеркалом покрутиться – это, конечно, бесконечно радует. Таких детей вот, пока во всяком случае, было привезено шесть, и вот всем деткам мы оказали финансовую поддержку. В том смысле, что мы оплатили и их пребывание в больнице, их лечение и, собственно, поскольку им ставили протезы, то соответственно, и протезы.

А. Митрофанова

– То есть дальше уже сразу напрямую обращались к вам, не дожидаясь, когда выяснится, что денег нет.

Ф. Захарова

– Ну к нам напрямую не обращались в больнице. Мы этот проект делаем совместно с фондом «Познание» у них есть программа «Чужих детей не бывает», они как раз занимаются формальным оформлением. Есть прекрасный доктор Джихад, который работает совместно с сотрудниками фонда «Познание» и сирийскими врачами, они там отбирают детей, отправляют все документы, привозят сюда. А мы уже оказываем финансовую поддержку вот как раз для того, чтоб ребенок счастливый отсюда уехал.

А. Митрофанова

– Возвращаются они обратно в Сирию, но уже не в горячие точки?

Ф. Захарова

– Нет, они возвращаются туда, куда возвращаются, где они жили, где их родственники. Конечно, они возвращаются в те же очень часто самые горячие точки. Никто их специально никуда не вывозит, а они возвращаются в те места, где они, собственно говоря, жили, откуда их забирали. Потому что, в принципе, это не промежуток времени вот в месяцы. Их вот привезли – в каких-то случаях это там две недели их пребывания здесь, ну максимум три недели. Вот сейчас я знаю, что приедет несколько детей, у которых будут проблемы уже не с ногами, а с руками – это быстрее процесс происходит. Но вообще все это, конечно, ужасно. Потому что это непросто, это непросто как бы – оторванные ручки, ножки...

А. Митрофанова

– Это вообще не просто ни физически, ни по-человечески, никак, ни внутренне, ни внешне – это очень тяжело. И спасибо, что вы вот на том этапе, где можете подключиться, помогаете этим детям. Конечно, очень жаль, что они возвращаются в то же самое место, это же очень опасно.

Ф. Захарова

– Ну что делать, война это такая вот история. Самое главное, чтобы эти военные действия прекратились. А здесь уже, к сожалению, не столько гуманитарный вопрос, сколько политический.

К. Мацан

– Фаина Яковлевна, я вот открываю сайт фонда «Линия жизни» – и одно из, скажем так, сообщений, один из баннеров такой на этом сайте звучит так: «Не бывает маленьких пожертвований. Значимо само желание помогать». Вот что это значит на практике?

Ф. Захарова

– Ну мы знаем, каждая копейка да на счету. В английском языке: everypennycounts. Да, конечно, чрезвычайно важно ведь, знаете, вот я же очень долго занимаюсь темой благотворительности, до этого занималась темой, связанной с охраной природы, потому что я один из создателей Всемирного фонда дикой природы «Панда», поэтому здесь очень важно людей мотивировать. У меня вот полный запрет на... Во-первых, я ненавижу слово «жалость». Потому что для меня слово «жалость» от слова «жало». И я считаю, что вот есть понятие сострадания, сопереживания – и это как бы понятия. которые дают энергию, а вот для меня жалость, она забирает энергию. Поэтому вот у нас, мы не размещаем наши истории наших детей в социальных сетях, мы не делаем фотографии вот эти вот таких вот страдающих детских глаз – вот все, что, с одной стороны, позволяет привлекать больше средств, а с другой стороны, для меня запретная тема. Я считаю, что мы должны делать, придумывать проекты, программы, которые будут людей мотивировать, привлекать и создавать у них такой настрой, который позволит им активно участвовать вот в тех программах, которые мы делаем, и да, именно это позволяет нам привлекать большое количество денег, а деньги – это тоже энергия. Поэтому мы говорим, что возникает желание, и как только возникает желание помочь, и возникают возможности. Они разные, и они у всех людей разные. И это не столь важно, сколько ты денег перевел, да, а это важно, что ты внутри себя прожил эту историю и понял, что да, действительно твои 50 рублей, твои 100 рулей могут изменить жизнь вот этого ребенка к лучшему. А поскольку таких людей тысячи, то так и происходит.

А. Митрофанова

– Принципиальная, на мой взгляд, разница между жалостью и сопереживанием, и состраданием в том, что, когда мы позволяем себе кого-то жалеть, мы сознательно или, может быть, подсознательно, но изначально становимся на ступеньку выше этого человека. И вот это прижать к груди: ах ты, бедненький, давай я тебе помогу и так далее – мы транслируем этому человеку, что мы в него не верим. А сопереживание – это когда мы на равных. Поэтому во второй части нашего разговора попросим вас рассказать о тех программах, которые разрабатывает фонд «Линия жизни», позволяющий людям жертвовать на благотворительность, чувствуя себя при этом на равных с теми, кому они помогают. Фаина Захарова, президент благотворительного фонда «Линия жизни», сегодня в программе «Светлый вечер» на радио «Вера». И, кстати говоря, есть короткий номер для СМС для тех, кто хочет поддержать подопечных этого фонда – 3242. И в содержании сообщения нужно просто указать сумму пожертвования. Еще не раз повторим за наш разговор этот номер телефона. Константин Мацан, я Алла Митрофанова. Вернемся через минуту.

К. Мацан

– «Светлый вечер» на радио «Вера» продолжается. Еще раз здравствуйте, дорогие друзья. В студии Алла Митрофанова, я Константин Мацан. Мы сегодня говорим с Фаиной Захаровой, президентом благотворительного фонда спасения тяжелобольных детей «Линия жизни». О проектах этого фонда и о программах, вот, наверное, к этому сейчас мы и переходим или продолжаем эту тему. Вот очень ценно то, что вы сказали о том, что важно не просто там вовлечь людей в какое-то жертвование денег, а вовлечь человека ну в некое видение, предложить ему это видение. Как сегодня говорят, вовлечь в движуху. Может быть, «движуха» такое грубоватое слово, но в какое-то делание, которое бы заставило бы его – не заставило, плохое слово «заставило», – которое дало бы возможность сердцем к чему-то прикоснуться. И тогда, как результат этого прикосновения, может возникнуть желание помогать, и даже 50 рублей могут стать значимой суммой, если таких людей миллионы. А вот что за программы, куда можно вовлечься?

Ф. Захарова

– У нас много программ, куда много вовлечься.

А. Митрофанова

– Гольф, спектакли, концерты, ну масса всего.

Ф. Захарова

– Забеги, заплывы.

А. Митрофанова

– Вот-вот.

Ф. Захарова

– Танцы, у нас прекрасная наша программа, которая очень давно радует не только москвичей н она проходит во многих городах нашей страны – это «Чья-то жизнь – уже не мелочь!» – когда можно собирать мелочь, и эта мелочь, где-то уже порядка 23 миллионов, которая была собрана.

А. Митрофанова

– Вы имеете в виду монеты, которые скапливаются у нас в карманах и которые тяжело таскать?

Ф. Захарова

– Это да, монеты, которые скапливаются в карманах, дома где-то валяются, кто-то специально их собирает. У нас на самом деле этот проект приносит огромную радость, позволяет нам привлекать большое количество волонтеров-мальчиков. Потому что мелочь очень тяжелая, и когда мы эти мешки с мелочью как бы таскаем, тут очень важно, чтобы участвовали в этой акции мужчины.

А. Митрофанова

– Подготовленные молодые люди с крепкими мышцами.

Ф. Захарова

– Да, подготовленные люди. Ну на самом деле это очень занятно смотреть, как приходят пожилые бабушки, они приходят с мешочками. Приезжают хорошие машины и выносят коробки с мелочью. Приезжают велосипедисты, и у них рюкзаки с мелочью. Приходят дети с копилками, потому что на самом деле, у нас огромная коллекция копилок, потому что на самом деле этот проект позволяет детям объяснить, что такое благотворительность. И у нас очень много историй, рассказанных родителями, как дети легко расстаются со своими копилками, когда им объясняют, что вот, да...

А. Митрофанова

– Зачем это нужно.

Ф. Захарова

– Да, зачем это нужно. На самом деле это очень такая трогательная история, когда приходят детки вот со своими копилками, и они прямо рассказывают, что им очень хочется помочь там этому или тому ребенку, потому что уже в течение долгого времени у нас эта проходит акция.

А. Митрофанова

– Так, а что вы с ними делаете-то с этими монетами? Их же тонны получаются у вас.

Ф. Захарова

– Да. Ну у нас есть наш партнер прекрасный «Альфа-Банк», который инкассирует, бесплатно инкассирует эту мелочь. Они даже купили дополнительные машины для подсчета этой мелочи, особенно ну в Москве нет, а вот в небольших городах, где это происходит – вот это такой тоже для нас очень важный момент.

А. Митрофанова

– А куда нести? Вот у меня сейчас, если муж мой нас слушает, у нас-то целая коробка дома. И уже бы как-то мы так горсть возьмем куда-то там, на мелкие расходы или какие-то дела, а все равно ее меньше не становится, потому что горсть взяли, а вечером опять где-то там получили сдачу.

Ф. Захарова

– Ну сейчас проще всего, поскольку нас акция проходит два раза в год, пока у нас еще она не началась, лучше привезти к нам в офис, по адресу: Малая Дмитровка, 16, строение 6.

А. Митрофанова

– Отлично. А если человек не в Москве?

Ф. Захарова

– Если человек не в Москве, то в Питере можно тоже принести в наш офис, который находится в «Севкабеле». В Сочи тоже есть наш офис. Просто надо зайти к нам на сайт и посмотреть контакты, адреса наших представительств. Ну вот пока у нас только в Сочи и в Петербурге.

А. Митрофанова

– Ага, https://www.life-line.ru/ – вот так звучит адрес фонда. Можно там найти адреса, явки, пароли. Узнать, какого калибра монеты приносить. Вы все принимаете, да?

Ф. Захарова

– Абсолютно.

А. Митрофанова

– Слава Богу. Хороший вариант. Так, а что вы там сказали про танцы, про забеги и заплывы?

Ф. Захарова

– Ну вот у нас в течение восьми лет, вот сейчас мы завершили как бы определенный этап, у нас происходит забег – 5,275. Если спросите, почему 5,275 – это одна восьмая часть марафона. Просто мне вот практически восемь лет тому назад посчастливилось быть в Лондоне, и я как раз наблюдала лондонский марафон. И настолько сильное впечатление он на меня произвел, что когда я вернулась, я сказала: так, будем делать, будем проводить забег. Но еще тогда не было всех марафонов, мы были первые.

А. Митрофанова

– Нашего Московского марафона еще не было.

Ф. Захарова

– Еще не было в помине. И мы, да, я прикинула на себя, думаю: так, марафон не пробегу, но 5,275 точно пробегу. И за восемь лет, значит, тот, кто восемь лет принимал участие в этом забеге, фактически пробежали...

А. Митрофанова

– Пробежали марафон.

Ф. Захарова

– Пробежали марафон, да. И, конечно, мы потом дистанцию увеличили, у нас уже дистанция там двойная, то есть это практически 12 километров, 15 километров. Ну вот эта – 5.275, она у нас была все восемь лет. И в этом году у нас как бы завершился вот этот вот наш...

А. Митрофанова

– Круг.

Ф. Захарова

– Круг, да. И я думаю, что пока мы еще точно не знаем, будем ли мы продолжать. Потому что мы сейчас стали как бы партнерами Московского марафона. Поэтому сейчас мы не знаем, будем ли мы свой марафон продолжать или уже будем как бы сотрудничать с Московским марафоном.

А. Митрофанова

– Это распространеная тема, когда благобегуны – люди, понимающие, что можно бежать не просто так, а каким-то образом объяснять своим друзьям и подписчиками в социальных сетях, зачем вы это делаете, сотрудничая с определенным фондом, да, объясняется, что вот есть такая система, что вот я бегу, вы можете из солидарности с тем, что делаю я, перечислить деньги по такому-то счету, это будет в помощь таком-то такому-то ребенку.

Ф. Захарова

– Есть как бы и этот механизм. И еще такой, самый распространенный механизм – это регистрация. Люди регистрируются, и как раз деньги, которые идут как раз регистрацию, они как раз...

А. Митрофанова

– Перечисляются тоже в фонд.

Ф. Захарова

– Они как раз идут на программы фонда.

А. Митрофанова

– А можно и то и другое.

Ф. Захарова

– Конечно, можно и то и другое, несомненно. И вот именно наше партнерство с Московским марафоном заключается в том, что там есть на сайте наш логотип, и люди регистрируются на марафон и, соответственно, они и могут в это же время перечислить нам деньги. Вот в результате мы ну чуть меньше, чем за год, собрали миллион триста.

А. Митрофанова

– Прекрасно.

Ф. Захарова

– А сейчас как раз Московский марафон вот в воскресенье, еще пока не подсчитали, сколько денег, но я думаю, что тоже достаточно много. Это двойная история, мне кажется, очень важная. Это, с одной стороны, конечно же, прямая помощь, а с другой стороны, это, знаете, такая образовательно-просветительская история. И то что мы говорим, как бы изменение сознания людей. Потому что я, наверное, тоже так немножко так кажусь, может быть, такой, не совсем здравомыслящий в какие-то моменты...

А. Митрофанова

– Почему?

Ф. Захарова

– Потому что, объясню, потому что...

К. Мацан

– У нас такого еще не сложилось.

А. Митрофанова

– Пока не заметили.

Ф. Захарова

– Потому что я все время всем говорила: что вы просто так... Вот Сереже Лазареву я говорю: вот, Сережа, ну что ты так просто так будешь петь? Давай петь за детей. И мы с ним много делаем совместных проектов. Вот Митя Фомин. Мить, ну что ты, такой молодой, красивый, замечательный, ну что ты просто так поешь? Давайте петь за детей.

А. Митрофанова

– А что значит: петь за детей?

Ф. Захарова

– Ну в том смысле, что когда ты делаешь, участвуешь в концертах или еще что-то, какие-то должны быть механизмы, да, которые еще позволяют собирать деньги. Это могут быть СМС те же самые, когда там или Сергей, или Митя призывает там, да, своих зрителей послать СМС. Потом есть же прекрасные фан-клубы, и мы очень активно работаем с фан-клубами. И вот если, например, Сергей призывает своих девушек: так, все, больше не покупайте косметику. Вот обещайте, что вы эту неделю сэкономите деньги, лучше пошлите их, значит, вот в фонд «Линия жизни», – то это работает. Так же с танцами, там у нас партнерские в Сочи и в Москве с зумба. Вот то же самое говорим: ну что просто так танцевать? Давайте танцевать и еще помогать детям.

А. Митрофанова

– Какая вот самая острая нужда у вас есть, сбор на какую-то программу ведется?

Ф. Захарова

– Ну вы знаете, у нас параллельно происходит сбор как бы, да, на нашу уставную деятельность, то есть мы собираем деньги и для детей, вот самые разные диагнозы, я уже частично называла. У нас еще очень серьезная история, связанная с локтевыми суставами, с институтом Турнера. Впервые в мире там сделали операцию, то что называется, вот когда нет локтевого сустава, сухорукость.

А. Митрофанова

– А у вас подопечных много с такими диагнозами, детки?

Ф. Захарова

– Ну у нас вот за 15 лет, я хочу сказать, вот за моей спиной стоит более десяти тысяч шестисот детей, которым нам удалось помочь, от Калининграда до Владивостока. И я все время говорю, что я все время вот ощущаю, да, энергию этих детей. И очень часто ну вот у меня создается такое ощущение, что ну вот эти дети, они там смотрят на меня, и что в моих глазах вот их глаза, и это такой очень серьезный для меня, ну скажем, источник энергии.

К. Мацан

– Как-то очень рифмуется с тем, что вот опять-таки я смотрю сайт фонда «Линия жизни», и на самом первой странице большими буками написано: «Шалости – это полноценная жизнь». И на фоне этого идут видео, как дети разбивают мячом стекло, измазываются кремом от торта, разрисовывают обои красками – в общем-то, все то, что мы, родители, так ценим в наших детях.

А. Митрофанова

– Шалости.

К. Мацан

– А вы с этими шалостями на практике сами сталкиваетесь, они вас радуют? Почему именно это вынесено на первый экран сайта?

Ф. Захарова

– А объясню. Просто дело в том, что мы говорим о том, что «Линия жизни» – технологии детского счастья. Потому что вот мы же наблюдаем, представьте, там более 10 600 детей, конечно, далеко не всех мы можем там видеть, но большое количество детей мы тем не менее видим. Вот как только, какая бы ни была тяжелая, да, ситуация, как только чуть-чуть становится легче, ребенок начинает хулиганить.

К. Мацан

– Это индикатор такой.

А. Митрофанова

– Это значит, что с ним все хорошо.

Ф. Захарова

– Это значит, что он...

А. Митрофанова

– Ну или он идет на поправку.

А. Митрофанова

– На поправку. И именно поэтому мы и так вот сделали такой слоган: «Линия жизни» – технологии детского счастья. Потому что мы все силы свои направляем на то, чтобы дети начали шалить.

А. Митрофанова

– Ну я представляю себе, если у ребенка диагноз, например, онкология там, глиобластома или что-нибудь там, связанное с мозгом, и это требует вот такого высокотехнологичного подхода и лечения, о котором вот вы сказали, в Петербурге у нас практикуется сейчас, слава Богу, появилась необходимая аппаратура. Но тем не менее все равно, родителям услышать такой диагноз – это же, ну это удар, это поседеть можно вот просто за одну минуту и похоронить надежду вот на простое человеческое счастье. И когда проходит какое-то время, и ребенок начинает шалить, на эти детские шалости начинаешь смотреть уже совершенно другими глазами. Это как благословение Господа Бога, что ребенок там побежал, что-то разбил или там занавеску решил разрисовать или что-то подобное, потому что когда ребенок шалит – это же тоже проявление творчества.

Ф. Захарова

– Конечно.

А. Митрофанова

– Это значит, появилась вот это вот самая свободная энергия.

Ф. Захарова

– Живая энергия, конечно.

А. Митрофанова

– Короткий номер для СМС – 3242. Можно по этому номеру поддержать благотворительный фонд «Линия жизни» и его подопечных, детей с очень тяжелыми заболеваниями, их несколько направлений, требующих высокотехнологичного лечения. И в том числе одно из направлений, такое очень важное и новое, это помощь деткам, пострадавшим в Сирии от военных действий, им необходимы протезы – это такой из самых важных и частых запросов сейчас. 3242 – короткий номер для СМС, и в содержании сообщения достаточно просто написать сумму, которую вы хотели бы пожертвовать. Огромное спасибо тем, кто откликнется, потому что это действительно ну потрясающее такое благое дело. И главное, что помощь, она действительно настолько высокотехнологична, что ребенок начинает жить нормальной полноценной жизнью настолько, насколько это возможно в его ситуации. А другие программы? Вот очень интересно, у вас проходит «Рояль-шоу в темноте» – что это такое?

Ф. Захарова

– Это наш новый проект, который мы запустили в Аптекарском саду.

А. Митрофанова

– Аптекарский огород – это замечательный сад...

Ф. Захарова

– В Аптекарском огороде, да.

А. Митрофанова

– Городской сад в Москве есть такой, да.

Ф. Захарова

– И мы там посадили как раз дерево красивое, дальневосточный японский багряник, дальневосточный вид. Есть легенда с этим деревом – ну во-первых, у него листочки похожи на сердце, – и есть легенда, что если ты притронешься, дотронешься до этого листочка, то все твои желания сбудутся. И вот мы посадили это прекрасное дерево и тем самым открыли серию концертов, «Добрых концертов», собственно, вот в Аптекарском огороде.

А. Митрофанова

– В Аптекарском огороде.

Ф. Захарова

– Да. И в чем смысл этих «Добрых концертов» как раз вот то, о чем я говорю: то есть ты приходишь, получаешь удовольствие, слушаешь прекрасную музыку, или смотришь прекрасный спектакль, но часть средств с билетов пойдет как раз на поддержку наших программ. Поэтому мы назвали этот проект «Добрый концерт». Вообще у нас много всего доброго, начиная от добрых конфет, «Конфеты доброты»...

А. Митрофанова

– Так. А что такое «Конфеты доброты»? Давайте уже теперь тогда объясняйте, пожалуйста.

Ф. Захарова

– Ну вот это конфетки в виде сердца, которые можно там купить в «Перекрестках», в «Пятерочках», в «Карусели». Мы долго совместно с нашими партнерами, Х5 Retail Group, отрабатывали вкус этой конфетки, прекрасные фантики от этой конфетки. И на самом деле эти конфетки спасли уже огромное количество детей. Потому что, покупая эти конфеты, ты понимаешь, и тебе об этом говорят, что часть средств идет как раз на поддержку наших детей. Так же как у нас очень долго был проект в «Формуле кино» – попкорн, тоже был «Добрый попкорн». И для нас было удивительно, еще более удивительно было для руководства кинотеатров «Формула кино», что люди выбирали – они не верили вначале, вот баночка одна и баночка другая, вот размер баночек одинаковый, при этом вот одна баночка, брендированная «Линией жизни», и стоит она на 50 рублей дороже. И вначале нам говорили: ну кто будет покупать на 50 рублей дороже, когда все-таки вот есть попкорн, который рядышком и который имеет другую цену?

А. Митрофанова

– Не надо недооценивать в людях желание помочь.

Ф. Захарова

– Да, вот совершенно верно.

А. Митрофанова

– Оно творит чудеса. Нам всем хочется быть нужными, понимаете, хотя бы так.

Ф. Захарова

– Абсолютно с вами согласна. И практика нашей жизни как раз именно это и показывает.

К. Мацан

– Фаина Захарова, президент благотворительного фонда спасения тяжелобольных детей «Линия жизни», сегодня проводит с нами и с вами этот «Светлый вечер». Вот позволю себе прицепиться к словам Аллы о том, что хотя бы так, каждый из нас хочет быть полезен. Я, с одной стороны, с тобой полностью согласен. А с другой стороны, каждый раз возникает дискуссия: а не является ли это такой облегченной формой участия? Ну вот человек пришел в кино, купил попкорн, маркированный «Линией жизни», и так почувствовал себя хорошим человеком, вообще достойным, неравнодушным. Но при этом пошел в кино – и все, и на этом все закончилось. Это вот вопрос такой: что вы об этом думаете?

Ф. Захарова

– Вы знаете, я вот о чем думаю в таких случаях. Я точно знаю, что если человек один раз пошел, купил, потом еще где-то встретил эту тему, потом еще где-то – и дальше он заходит на сайт и смотрит. И еще такой очень важный момент. Вот если там человек начинает заниматься темой, да, благотворительности, она начинает его волновать. И ну вот представьте себе: вы приходите в гости, и там обсуждаются там любые темы, и вдруг вот кто-то начинает рассказывать про то, как он помог...

А. Митрофанова

– Сарафанное радио.

Ф. Захарова

– Да. Помог еще в каком-то... И вы знаете, ну это мой уже жизненный опыт, все замолкают и все тут же начинают или задавать вопросы, или присоединяются, или просят рассказать – то есть это становится центральной темой.

А. Митрофанова

– Знаете, что надо делать? Вот эти конфеты, про которые вы сказали, в форме сердечек, которые «Линия жизни» специально разработала, чтобы часть средств от продажи этих конфеты поступала потом в поддержку ваших подопечных, надо с этими конфетами в гости приходить. Вот мы так друзьям про крышечки рассказали, есть тоже такая акция – «Добрые крышечки»...

Ф. Захарова

– Да, знаю.

А. Митрофанова

– У нас теперь все крышечки собирают вокруг. Вот с такими конфетами приходишь в гости, объясняешь, в чем дело. Я вас уверяю, потом люди сами захотят тоже этим делиться с другими, и это действительно работает. То есть это как механизм, который, если даже он в нас в какой-то момент уснул или, может быть, отчасти атрофировался, если мы его запускаем, он начинает работать на полную катушку. Это человеческая потребность – помогать кому-то.

Ф. Захарова

– Конечно. И конфеты, и сейчас у нас прекрасный проект, называется «Добрая школа». Поскольку я долго занималась природой, я все пытаюсь соединить как-то детей и природу. И вот у нас прекрасный проект «Добрая школа» – то есть дети, родители приносят макулатуру, эта макулатура сдается. И у нас там есть прекрасные наши партнеры, и деньги за эту макулатуру переводят нам. То есть здесь, с одной стороны, детям объясняют, как важно беречь природу, а с другой стороны, они же, да, принося макулатуру в школу, еще и спасают детей. То есть здесь вот такие прекрасные проекты. Знаете, когда нам было десять лет, я ну обратилась в Географическое общество, и мы с ними сделали такой прекрасный совместный проект. К тому времени мы спасли десять тысяч с небольшим детей. И мы посадили... Простите, не десять тысяч, а семь. И мы посадили семь тысяч деревьев по всей России. Ну деревья часто многие сажают, но у нас каждое дерево было именное, то есть у каждого дерева было имя спасенного ребенка.

К. Мацан

– А ребенок может приехать, найти вот в тайге где-нибудь дерево имени себя? Это так трогательно.

Ф. Захарова

– Ну я думаю, это сложно. Вот куда ребенок может приехать и посмотреть – мы в Царском селе посадили пятнадцать дубов. Во время войны там погибли дубы, и мы решили, что мы, с одной стороны, восстановим эту историю, и это историческая часть, связанная с Царским Селом. А с другой стороны, у нас каждое посаженое нами дерево – а это были уже такие большие, подрощенные дубы, – оно имело у нас и имеет до сих пор, то есть ты приезжаешь в Царское Село, и там эта прекрасная аллея, и вот прекрасно ты как бы, да, все вот эти таблички с именами детей.

А. Митрофанова

– С именами деток, которых вы спасли.

Ф. Захарова

– Да, которых мы спасли, да.

А. Митрофанова

– Потрясающе. Еще раз напомню короткий номер для СМС для тех, кто хочет прямо сейчас поддержать работу благотворительного фонда «Линия жизни» –3242. И в содержании сообщения достаточно просто указать сумму пожертвования, которую вы хотели бы перевести на работу фонда. А подробная информация обо всех проектах, программах и, конечно же, о тех направлениях, по которым оказывается помощь подопечным фонда «Линия жизни», можно найти на сайте https://www.life-line.ru/.

Ф. Захарова

– Я хотела бы, знаете, обратить внимание вот еще на что, что как бы, да, мы сейчас говорим не только об адресной помощи. Мы сейчас очень активно занимаемся как раз помощью финансовой поддержки новейшего оборудования для больниц. И где-то там полтора месяца назад мы для Казанской детской республиканской больницы купили нейронавигацию.

А. Митрофанова

– Что это такое?

Ф. Захарова

– Это очень дорогостоящее оборудование, где-то порядка 21 миллиона оно стоило, это оборудование, которое позволит совершенно на другом уровне делать операции врачам-нейрохирургам. И мы говорим о том, что, покупая оборудование, мы фактически помогаем, с одной стороны, врачам – почему, потому что они повышают свою квалификацию, они получают оборудование, которое совершенно на другой уровень поднимает и качество операций, и там точность операций, и время как бы сокращают операций, с одной стороны. С другой стороны, они осваивают это новое оборудование, и через это оборудование проходит большое количество детей. И вот мы сейчас уже просим и получаем списки детей, которые проходят через то оборудование, которое мы помогли там нашим крупнейшим клиникам приобретать. Многие скажут: а почему вы покупаете оборудование? Это должно делать государство. И я скажу: и да и нет. Да, государство покупает, но сейчас настолько быстро развиваются технологии, что государство не успевает менять и как бы обеспечивать финансировать вот эту вот быструю смену.

А. Митрофанова

– Все-таки государственная машина очень инертна, это нужно иметь в виду.

Ф. Захарова

– Инертная, да. Поэтому здесь в этом смысле это тоже очень такое серьезное наше направление, которым мы сейчас занимаемся, это вот как раз помощь в приобретении оборудования.

А. Митрофанова

– Ну это называется вложиться именно в эффективность. Сколько, получается, там в Казани уже через это дорогущее и сложнейшее оборудование детишек прошло?

Ф. Захарова

– Еще прошло немного, потому что мы только профинансировали его, вот сейчас доставили и в ближайшее время будет операция там. Но когда это оборудование будет запущено уже, то конечно, это будет большое количество детей, которое пройдет. Вот мы точно так же закупили новейший лазер для Детской республиканской клинической больницы.

А. Митрофанова

– РДКБ, вы имеете в виду.

Ф. Захарова

– РДКБ, да. И вот через это как раз уже это оборудование прошло там более четырехсот детей. А это сложнейшие, с одной стороны, ну как бы да, считается что это косметические операции гемангиомы – это когда сосуды разрастаются, это еще ряд таких очень неприятных диагнозов, связанных именно с телом, с лицом. Но я хочу сказать, что, к сожалению, вот эти пятна огромные – это одна из основных причин детских самоубийств, в частности, девочек. Потому что когда у тебя на лице огромная сосудистая история...

А. Митрофанова

– Попробуй, поживи. Это тяжело очень.

Ф. Захарова

– Да, попробуй поживи. И государство действительно обеспечивает одну как бы бесплатную операцию, но это мало что дает. То есть это должно быть пять-шесть, и вот где-то порядка это миллиона рублей стоит весь курс, зато и результат совершенно другой.

А. Митрофанова

– Счастливый ребенок с желанием жить.

Ф. Захарова

– И это тоже направление, которое мы сейчас активно поддерживаем.

А. Митрофанова

– Потрясающе. У нас, к сожалению, тут время неожиданно к концу подходит. А вы могли бы поделиться, может быть, какими-то своими идеями на будущее. Вы настолько творчески работаете в вашем благотворительном фонде, изобретая каждый раз, ну, казалось бы, уже все перепробовано, да, но вы каждый раз изобретаете какие-то новые ходы, ищете нестандартные решения, как привлекать деньги, и это очень здорово. Вот какие сферы пока вы еще не освоили, но вот думаете, что стоит, наверное, и там попробовать?

Ф. Захарова

– Ну я думаю, что все сейчас фонды, я уверена, именно задумываются, думают о том, как активно привлекать молодежь. А чтобы активно привлекать молодежь, надо с ними говорить на их языке, употреблять их речевые коды и заниматься той областью, которая для них интересна. Поэтому мы сейчас активно развиваем такие направления как партнерство с кибер-играми...

А. Митрофанова

– Ого!

Ф. Захарова

– И это для нас прямо прекрасная история, в том смысле, что мы действительно видим, что действительно интересно молодежи, и как вовлечь молодежь вот в благотворительную историю. У нас очень интересный проект с нашими партнерами, которые развивают, ну вот вы когда едете в «Сапсане», там всякие вы видите в каталоге, например, открытки. Или вы сядете в любой поезд дальнего следования, куда бы вы ни ехали – Нижний Новгород там, не знаю, в Тулу, куда угодно – и вам объявят обязательно по громкой связи, что вы можете купить открытки и, значит, деньги с продажи этих открыток идут на помощь детям фонда «Линия жизни». И, действительно, проходят проводники с корзинками, и значит, прекрасные открытки, нарисованные и талантливыми детками фонда «Сириус», и детками в больницах. И здесь еще не просто «Помоги и выиграй», а еще там есть открытки, купив которые, ты можешь выиграть встречу, например, с известными людьми или попасть на концерт к ним.

А. Митрофанова

– Это ваши друзья, видимо.

Ф. Захарова

– Да, это друзья фонда. И на самом деле ты понимаешь, какая огромная страна. Потому что вот это вот открытка, которая продается за сто рублей, и мы получаем, конечно же, часть этих средств, приносит огромные миллионы и помогает спасти большое количество детей. И ты понимаешь, какая же огромная, ну ты просто вот ты там через разные вещи ощущаешь и понимаешь вот размер своей страны, когда летишь там, да, во Владивосток. А здесь, когда ты вдруг понимаешь, что простая открытка...

А. Митрофанова

– Сколько может всего сделать.

Ф. Захарова

– Да, сколько может всего сделать.

А. Митрофанова

– Друзья, увидите открытки в поездах, которые будут маркированы специально, что вот в сотрудничестве с «Линия жизни» проходит эта акция и прочее – берите, дарите вашим друзьям. Пусть они тоже узнают, пусть радуются ваши близкие все, пусть эти открытки, они согревают пространство. И, конечно же, это колоссальная помощь будет подопечным благотворительного фонда «Линия жизни». И, кстати, можно прямо сейчас тоже фонд поддержать: 3242 – это короткий номер для СМС, и в содержании сообщения просто указать сумму пожертвования, вот никаких там не надо кодовых слов.

К. Мацан

– Спасибо огромное за эту беседу. Фаина Захарова, президент благотворительного фонда спасения тяжелобольных детей «Линия жизни», была сегодня с нами и с вами в программе «Светлый вечер». В студии также была Алла Митрофанова и я, Константин Мацан. До свидания.

А. Митрофанова

– До свидания.

Ф. Захарова

– До свидания.

Друзья! Поддержите выпуски новых программ Радио ВЕРА!
Вы можете стать попечителем радио, установив ежемесячный платеж. Будем вместе свидетельствовать миру о Христе, Его любви и милосердии!
Мы в соцсетях
******
Слушать на мобильном

Скачайте приложение для мобильного устройства и Радио ВЕРА будет всегда у вас под рукой, где бы вы ни были, дома или в дороге.

Слушайте подкасты в iTunes и Яндекс.Музыка

Другие программы
Прогулки по Москве
Прогулки по Москве
Программа «Прогулки по Москве» реализуется при поддержке Комитета общественных связей города Москвы. Каждая программа – это новый маршрут, открывающий перед жителями столицы и ее гостями определенный уголок Москвы через рассказ о ее достопримечательностях и людях, событиях и традициях, связанных с выбранным для рассказа местом.
Семейные истории с Туттой Ларсен
Семейные истории с Туттой Ларсен
Мы хорошо знаем этих людей как великих политиков, ученых, музыкантов, художников и писателей. Но редко задумываемся об их личной жизни, хотя их семьи – пример настоящей любви и верности. В своей программе Тутта Ларсен рассказывает истории, которые не интересны «желтой прессе». Но они захватывают и поражают любого неравнодушного человека.
Места и люди
Места и люди

В мире немало мест, которые хотелось бы посетить, и множество людей, с которыми хотелось бы пообщаться. С этими людьми и общаются наши корреспонденты в программе «Места и люди». Отдаленный монастырь или школа в соседнем дворе – мы открываем двери, а наши собеседники делятся с нами опытом своей жизни.

Фрески
Фрески
Фрески – это очень короткие прозаические произведения, написанные интересно, порою забавно, простым и лёгким слогом, с юмором. Фрески раскрывают яркие моменты жизни, глубокие чувства, переживания человека, его действия, его восприятие окружающего мира. Порою даже через, казалось бы, чисто бытовые зарисовки просвечивает бытие, вечность.

Также рекомендуем