Москва - 100,9 FM

«Фестиваль „Русское поле“». Константин Блаженов, Михаил Косачев

* Поделиться

У нас в гостях были заместитель руководителя Департамента национальной политики и межрегиональных связей Москвы, начальник Управления по связям с религиозными организациями Константин Блаженов и генеральный директор Ассоциации благотворителей «Белый цветок» Михаил Косачёв.

Мы говорили с нашими гостями о фестивале славянского искусства «Русское поле», который пройдет 20 июля на территории музея-заповедника «Коломенское», о том, как сегодня возрождаются и сохраняются русские традиции искусства, ремесел и благотворительности.


Ведущие: Алексей Пичугин, Алла Митрофанова

А. Пичугин

— Здравствуйте, дорогие слушатели! «Светлый вечер» на Светлом радио. Рады приветствовать в нашей студии. Алла Митрофанова...

А. Митрофанова

— ...Алексей Пичугин.

А. Пичугин

— И сегодня у нас в гостях здесь приветствуем Константина Блаженова, заместителя руководителя Департамента национальной политики и межрегиональных связей Москвы, начальника Управления по связям с религиозными организациями. Добрый вечер!

К. Блаженов

— Добрый вечер.

А. Пичугин

— Михаил Косачев, генеральный директор Ассоциации благотворителей «Белый цветок». Здравствуйте.

М. Косачев

— Здравствуйте, дорогие радиослушатели.

А. Пичугин

— У нас хорошая тема сегодня. Мы любим рассказывать о грядущих праздниках...

А. Митрофанова

— Фестивалях.

А. Пичугин

— ...фестивалях, да. Ну, мы сами люди такие — любим по фестивалям ездить и любим на них звать наших слушателей.

А. Митрофанова

— (Смеется.)

А. Пичугин

— 20 июля в музее-заповеднике «Коломенское» в Москве — очень красивое место — пройдет очередной фестиваль, который называется «Русское поле», и в этом году он будет уже восьмым, Межрегиональный творческий фестиваль славянского искусства. Алла вспоминала... Я, кстати, ни разу не был. Алла была, поэтому я думаю, что ей и поделиться своими впечатлениями о прошедших фестивалях. Я только скажу, что за предыдущие годы было съедено полторы тысячи литров окрошки, выпито 5 тысяч 300 литров кваса, 200 тысяч человек прошло через фестиваль, 3 тысячи 100 участников со всей России съезжались и провели 105 мастер-классов, во как!

А. Митрофанова

— Фантастика! Но я-то всего раз была, сумела выбраться, потому что летнее время, как правило, и не всегда попадаешь так, чтобы быть в Москве, и прочее. Но в тот год, когда мы были, конечно, на меня неизгладимое впечатление произвело выступление оркестра Валерия Халилова, Царствие ему Небесное. Вот я напомню, что выдающийся был дирижер военного оркестра. Даже, по-моему, он был главным дирижером всех военных оркестров, потому что процента рад на Красной площади, когда выступают музыканты, это как раз он руководил всеми и сводными репетициями, и выступлением этого сводного музыкального коллектива. И, конечно, такая невосполнимая утрата — вместе с Елизаветой Петровной Глинкой в самолете был и Ансамбль Александрова, вот та самая история. И большое счастье было видеть его на фестивале «Русское поле». Невероятная энергетика, атмосфера сразу возникала вокруг этого человека. И не только он — там масса разных исполнителей, о которых, я думаю, наши гости лучше расскажут. То есть это такой праздник под открытым небом, куда свободный вход, насколько я помню, и где помимо музыки — такой тоже атмосферной и тематической (об этом поговорим) — проводится целый ряд благотворительных акций. Потому что неслучайно «Белый цветок» принимает участие в организации фестиваля «Русское поле». Но все подробности, я думаю, сейчас, все эти вопросы я адресую нашим гостям. А пока мы об этом говорить не начали, важный момент — у каждого фестиваля, конечно же, есть свои, как сейчас принято говорить, хэдлайнеры — то есть артисты, наиболее известные, выступающие на фестивале и на которых, собственно, все мы приходим посмотреть и послушать. За что мы любим фестивали? У Леши список есть...

А. Пичугин

— Я даже думаю, что это не хэдлайнеры. Хэдлайнер — он все-таки обычно один, который завершает (может быть, я ошибаюсь, но, по-моему, это так), а здесь просто очень громкие имена, на каждого из которых, может быть... на каждого исполнителя придут свои слушатели, зрители, которые прекрасно знают творчество этих людей. Это Руслан Алехно, «Хор Турецкого» и «Сопрано», Сретенский хор, ансамбль «Песняры», который все с глубокого детства помнят.

А. Митрофанова

— Мы все на нем выросли.

А. Пичугин

— Все выросли, да. Владимир Девятов, «Кватро». Все люди, которые постоянно слушали радио «Вера», многие из них знают, по нашим программам, в том числе. В общем, я думаю, что придете — не пожалеете точно совершенно. Очень громкие имена.

А. Митрофанова

— Расскажите, пожалуйста, а в чем особенность этого фестиваля? Вот как Вы себе, когда его готовите, объясняете, что обязательно там должно быть?

К. Блаженов

— Ну, как Вы уже сказали, это восьмой фестиваль, поэтому у него сложились свои традиции. Главная традиция фестиваля — это представить народное творчество России во всем его многообразии. Хотя здесь, как Вы уже сказали, основная идея — это песенное творчество, но параллельно с этим на этом фестивале представлены народные промыслы, народные игры, забавы, то есть все то, что составляет традиционные российские народные традиции. И главная цель нашего фестиваля — эти традиции сохранить, приумножить и донести до современных россиян, до тех, которые уже живут в огромном мегаполисе и поэтому в большинстве своем утратили связь вот с теми народными, деревенскими, сельскими корнями, которые были, там, 30, 40, 50 лет назад. А теперь они вдруг эти традиции, которые раньше мы, люди нашего поколения, узнавали у своих бабушек, когда были в деревнях у них, оттуда эти традиции приехали к ним в Москву, в огромный мегаполис. Причем, приехали из разных регионов России. У нас традиционно в фестивале участвует до 50 регионов России. Из регионов приезжают лучшие коллективы этого региона, лучшие мастера народных промыслов, причем, очень разнообразные — гончарные, кузнецы, лозоплетение, вышивка, шитье, ну, трудно перечислить. И все это развернуто на огромной площадке так, чтобы люди могли и что-то купить себе в качестве сувениров. Дети могли — и не только дети — поучаствовать в мастер-классах, посмотреть, как идут единоборства по народным традициям. Ну, мне кажется, человек больше находит там и забаву, развлечение по вкусу своему.

А. Митрофанова

— Погоду Вы заказали, помимо всего прочего? (Смеется.)

К. Блаженов

— Ну, на погоду мы всегда надеемся. И, к счастью, она нас практически никогда не подводила. Да, бывали дожди, был один раз, когда накануне прошел сильнейший ветер, и нам пришлось срочно восстанавливать весь фестивальный городок, и все успели сделать. Поэтому мы сейчас будем надеяться, что погода нас поддержит.

А. Пичугин

— Ну, если ливня не будет, мне кажется, человек входит в фестивальный раж, ему уже настолько интересно все, что происходит, хочется и туда успеть, и сюда успеть попасть. Поэтому какой-нибудь даже если будет мелкий дождик, это не помеха. Главное — чтобы не было ливня.

А. Митрофанова

— (Смеется.) Ну, дай Бог!

К. Блаженов

— Главное — чтобы не было длительного ливня. Короткий ливень — он прошел, и все высохло! А вот когда дожди на целый день — это, конечно, тяжело.

А. Митрофанова

— Ну, надеюсь, что, действительно, с погодой все будет удачно. Все-таки хочется понять еще и в чем вот эта благотворительная составляющая фестиваля. Михаил Евгеньевич, это, наверное, к Вам вопрос. Ассоциация благотворителей «Белый цветок» — один из организаторов фестиваля и участников. А что Вы там делаете? И каким образом можно будет, участвуя в фестивале «Русское поле», поддержать те благотворительные инициативы, которые Вы продвигаете?

М. Косачев

— Прежде всего, позвольте поблагодарить радио «Вера», которая уже несколько лет оказывает нам некий информационный покров. Мы неоднократно были у Вас и с Вашей, так сказать, подачи «Белый цветок» очень гармонично идет и совершается. И в этом году по инициативе правительства Москвы, Департамента межрегиональных связей было сделано такое предложение, чтобы мы, как ассоциация «Белый цветок», провели наш благотворительный праздник в рамках фестиваля «Русское поле». Как правильно сказал Константин Леонидович, российские народные традиции — главное, что на фестивале присутствует. Мы твердо уверены, что традиция благотворительности, традиция русского меценатства — одна из главных особенностей. И в этом году... Мы четыре года «Белый цветок» проводили, как Вы знаете, на ВДНХ при поддержке правительства Москвы, и в этом году мы очень гармонично входим в фестиваль «Русское поле» отдельной площадкой, приглашаем на нашу площадку делегации всех регионов Центрального федерального округа — это тоже наша некая «изюминка». И что происходит? В тех регионах, в которых «Белый цветок» проводился, они привозят свой положительный опыт. В тех регионах, в которых «Белый цветок» не проводился, они смотрят, как его провести, и вывозят домой. То есть они дают нам такое небольшое как бы обещание для того, чтобы провести такой же «Белый цветок» дома.

А. Пичугин

— Именно обещание?

М. Косачев

— Ну, мы так образно, да? Что некое...

А. Пичугин

— Но Вы хотели все-таки его провести. А какие регионы сейчас с Вами работают, вот эти самые активные?

М. Косачев

— Самые активные регионы — это, конечно, Белгород, Тула, Кострома, Курск, Воронеж. Это там, где «Белый цветок» идет ежегодно. И в этом году в некоторых регионах он пройдет уже седьмой раз.

А. Митрофанова

— То есть это такая площадка по обмену опытом получается?

М. Косачев

— И по обмену опытом площадка, и по привлечению вообще к проблематике благотворительности и милосердия, и по... Самое главное же в «Белом цветке» — это просветительская и образовательная часть нашего подрастающего поколения, когда ребенок своими руками изготавливает какие-то поделки, своими талантами, своими умениями участвует в ярмарке, участвует в благотворительном мероприятии и тем самым способствует сбору денежных пожертвований, конечная цель которых — помочь тяжелобольному ребенку. Поэтому и те, кто приезжает из регионов, это лучшие дети, это лучшие представители, которые уже у себя дома поучаствовали в таком роде мероприятия и приехали в Москву поделиться опытом, перенять его.

А. Митрофанова

— Получается, вот если я, например, туда прихожу, вот мы приходим с семьей, там, с детьми приходит кто-то, с мужьями кто-то, с родителями, нам вот на этой площадке, где будет «Белый цветок», особо делать нечего? Потому что там будет обмен опытом между разными региональными организациями, а вот мы, простые зрители — ну, это немножко не для нас? Или нет? Или?..

М. Косачев

— Алла, Вы ошибаетесь.

А. Митрофанова

— Так?

М. Косачев

— Вам, конечно, будет что там делать, потому что Вы, так же, как общий фестиваль «Русское поле», представляющий собой такую грандиозную самобытность России, так же и здесь, на площадке «Белого цветка» также будут представлены самобытные поделки, самобытные выступления. Мало того...

А. Митрофанова

— А, то есть там можно будет купить подарки?

М. Косачев

— Конечно, конечно.

А. Митрофанова

— Отлично. Все, пояснили.

М. Косачев

— Коллективы, которые приезжают на фестиваль «Русское поле», это большие коллективы. Мы просим, чтобы часть этих коллективов зашли на площадку «Белого цветка», поддержали своих представителей, свои делегации, может быть, исполнили какие-то свои произведения. Открою секрет: у нас будет такая изюминка, которая называется стенд «Страна Добра». Она будет заполняться в течение всего дня сердечками, то есть символизировать то, что человек, пришедший на площадку «Белого цветка», оставил часть своего сердца, пожертвовал что-то от себя, по его возможности, и, в конце концов, оказал помощь нуждающимся. Поэтому я очень надеюсь, что эта площадка будет не менее интересна, чем остальные площадки фестиваля.

А. Пичугин

— Об остальных площадках фестиваля, наверное, Константин, Вы расскажете подробней? Мы сообщили, что будет большой концерт, будут громкие имена на сцене. Но фестиваль-то очень большой. Во-первых, он будет идти целый день, во-вторых, помимо благотворительной составляющей «Белого цветка», о которой мы сегодня еще будем подробней говорить, помимо концерта ведь еще много всего — много всяких интересных мест, площадок.

К. Блаженов

— Да, естественно. Там, традиционно, несколько зон — зона, где можно купить произведения народных промыслов. Мастера приезжают с результатом своего...

А. Митрофанова

— ...труда.

К. Блаженов

— ...творчества. И редко ухожу с этих фестивалей, что-то не купив. Потому что когда на одной площадке можно увидеть и дымковскую игрушку, и городецкую игрушку, и торжокские кружева, это редкое (нрзб.).

А. Митрофанова

— Хочется сразу все.

К. Блаженов

— Да, хочется все и сразу, поэтому у людей будет выбор. Будет традиционная площадка, где дети смогут активно поиграть в традиционные игры. Будет площадка, где люди смогут перекусить. Учитывая, что фестиваль будет идти почти 12 часов, там есть возможность перекусить как какими-то традиционными народными блюдами...

А. Пичугин

— Вот, важно. Очень важно, чтобы такое было.

К. Блаженов

— Да. И Вы недаром сказали в вводном слове, что там съели 5 тысяч литров окрошки. И здесь будет...

А. Пичугин

— ...окрошка.

К. Блаженов

— И окрошка тоже! Так и, так скажем, какая-то стандартная еда для тех, кто привык к ней. То есть на любой вкус. И, конечно, что самое интересное — что будет большое количество игр, где могут участвовать всей семьей. Это тоже, это очень важно, потому что... Чтобы и дети, и родители почувствовали такое семейное единение. Потому что, еще раз хочу повторить, главная задача фестиваля — это сохранение и развитие традиционных ценностей. А традиционные ценности без семьи — это невозможно.

А. Митрофанова

— В программе «Светлый вечер» на радио «Вера» сегодня Константин Блаженов, заместитель руководителя Департамента национальной политики и межрегиональных связей города Москвы, начальник Управления по связям с религиозными организациями, и Михаил Косачев, генеральный директор Ассоциации благотворителей «Белый цветок». Мы говорим о фестивале славянского искусства «Русское поле», который 20 июля пройдет — вот уже совсем скоро, то есть в ближайшие выходные — в музее-заповеднике «Коломенское». Туда, пожалуйста, свободный вход. Приходите все принимать участие и в тех играх, которые там будут проводиться, и можно слушать музыку — Леша нам озвучивал уже исполнителей, которые там будут выступать.

А. Пичугин

— Давай повторим.

А. Митрофанова

— Да, конечно.

А. Пичугин

— Давай повторим. Это Сретенский хор, это белорусский ансамбль «Песняры», Владимир Девятов, «Хор Турецкого», ансамбль «Кватро», Руслан Алехно.

А. Митрофанова

— И многие-многие другие. И плюс еще, музыканты и артисты из разных регионов России. Ну, Вы простите, у меня такой немножко «фейсбучный» сейчас будет, наверное, вопрос. Вы про окрошку сказали. А Вы знаете, какие дебаты ведутся по поводу того, как правильно ее готовить и на чем — на квасе, на кефире, на кумысе? Там вариантов сто пятьсот. А на фестивале «Русское поле» какая будет окрошка? Вы меня простите, мне правда очень интересно.

К. Блаженов

— Разнообразная. Потому что у нас представлены разные регионы со своими традициями и своими особенностями.

А. Митрофанова

— Все будут утешены! (Смеется.)

А. Пичугин

— А кефир — позднее изобретение. Кефир пришел из Закавказья только в конце XIX века сюда, в Центральную Россию. Поэтому окрошка на квасе, как я считаю... Ну, я вообще свекольник больше люблю. Но если уж на то пошло, то только на квасе.

А. Митрофанова

— Не начинай. (Смеется.) Потому что иначе... (Смеется.)

К. Блаженов

— Ну, что я могу сказать... Тем и сильны народные традиции, что они не мертвые, не окостеневшие, а развиваются.

А. Митрофанова

— Вот.

К. Блаженов

— И умеют впитывать в себя достижения новые.

А. Митрофанова

— Еще хочу уточнить про игры. Вы знаете, ну, Вы сами сказали — мы, жители мегаполиса, оторваны немного от своих корней, хотя процентов на восемьдесят мы все вышли из крестьянских родов. Но игры, о которых Вы говорите, были свойственны нашим русским деревням. Сейчас эта традиция во многом утрачена. А там будут люди специально обученные, которые расскажут, что и как?

К. Блаженов

— Конечно. То есть с детьми и со взрослыми будут заниматься специальные люди, которые умеют это делать. Которые привезли эти свои традиционные игры из разных регионов, будут рассказывать нам истории этих игр, учить, показывать. В этом и смысл этих игровых зон — чтобы люди не просто там покидали что-то куда-то, а поняли, откуда это вообще сохранилось в нашей традиции.

А. Митрофанова

— Так, ну, я сижу и вспоминаю — лапта...

А. Пичугин

— Городки.

А. Митрофанова

— «Бояре, а мы к Вам пришли».

К. Блаженов

— Чижик.

А. Митрофанова

— Чижик — это что? (Смеется.)

К. Блаженов

— Чижик — это вот такая деревянная палочка, с двух сторон заостренная. Бьешь по ней специальной битой, такой досточкой. Она подскакивает, ты должен был по ней ударить... Она тебя... Ну, немножко разновидность лапты.

А. Митрофанова

— Ага. Безопасно?

К. Блаженов

— Безопасно.

А. Пичугин

— Конечно, безопасно.

А. Митрофанова

— Константин Леонидович, а у Вас было какое-то открытие, связанное с фестивалем «Русское поле»? Вот Вы там что-то для себя новое узнали за предыдущие годы?

К. Блаженов

— Вы знаете, на каждом фестивале узнаешь что-то новое. Вот в этом преимущество фестивалей. Потому что хотя есть регионы, которые стабильно приезжают, даже они каждый год привозят что-то новое. А появляются новые регионы — ну просто узнаешь многообразие нашей страны.

А. Митрофанова

— Вот, например, последний фестиваль что для Вас открыл в этой жизни, чего Вы не знали?

К. Блаженов

— Меня поразило многообразие гончарных промыслов. Я немало езжу по стране, очень это дело люблю и понимаю, что в каждом регионе есть свои гончарные особенности. Но когда все это приезжает на достаточно замкнутую площадку, я понимаю, что это такой огромный пласт нашей культуры, причем, культуры как старинной, так и современной. А самое главное, на мой взгляд, имеющей еще и будущее. Потому что там, вот я говорю, чем сильна традиционная культура, — что она впитывает новые веяния, их усваивает и на них развивается.

А. Митрофанова

— У меня подруга есть, она художник, и она, в том числе, занимается гончарным ремеслом, или даже в ее руках это как настоящий вид искусства. Но выглядит — потрясающие вещи она делает. И помимо вот этой эстетической красоты что еще — важная особенность, которую она отмечает? Она говорит: «Понимаешь, сидишь за гончарным кругом — это такой антистресс! Вот сразу мысли упорядочиваются, внутри все приходит в какое-то состояние гармонии». Не знаю, правда это или нет, я сама не пробовала, но там...

А. Пичугин

— Кому-то пупырчатый полиэтилен, кому-то гончарный круг.

А. Митрофанова

— (Смеется.) Ну, как вариант, как разновидность, а почему нет? Но мне тот же вопрос хочется, Михаил Евгеньевич, Вам адресовать: какие Вы для себя открытия сделали, когда вот?.. «Белый цветок» присутствует же на фестивале «Русское поле». Вот что привозят люди из регионов, что Вас удивило?

М. Косачев

— Мне удалось поучаствовать в фестивале «Русское поле» и в предыдущие года — не в качестве «Белого цветка». Меня, конечно, покорило строительство храмов. За один день обыденный храм, когда большое количество людей собираются и возводят храм, и потом этот храм служит людям. Что касается этого года, мы даже... У нас есть даже такое как бы негласное такое предложение: «Белый цветок» расцвел на «Русском поле».

А. Митрофанова

— Угу. Красиво.

М. Косачев

— Во-первых, это что-то красивое, что-то первое. И, во-вторых, мы думаем, что это очень такая осмысленная площадка. Человек, приходящий на «Белый цветок», понимает, для чего он пришел, зачем он пришел, да? В его сердце есть какая-то частичка, что он очень чутко относится к ближнему. Поэтому, я думаю, что... Да, и самое интересное, что делегации, приехавшие из регионов Центрального федерального округа (а именно таких мы собираем под свое крыло в этом году, инициатором был аппарат полпреда в Центральном федеральном округе), они все денежные пожертвования увезут с собой в область. И там, проведя свой домашний цветок, сами окажут некую помощь. То есть, помните, в свое время была такая расхожая поговорка — «Я не дам Вам рыбы, я дам Вам удочку»? Вот сейчас мы даже не удочку, мы даже чертежи к удочке предоставляем, так сказать, подрастающему поколению. Они приезжают, они это все делают. Я думаю, что поскольку участие их в «Белом цветке» достаточно патриотичное, потому что они — за своего, они приехали помочь своему ребенку, который живет, там, в области, и Москва в этом случае является таким главенствующим органом, откуда идет вот такая волна добра, такая детонация хорошая. И поэтому я больше, чем уверен, что поделки, которые будут привезены, будут удивительно красивы, будут удивительно какие-то полезные. Их можно будет приобрести? Да, у нас на площадке можно будет посмотреть удивительные мастер-классы. Потому что все дети еще участвуют в каких-то таких самобытных, присущих их области мастер-классах. Они что-то делают своими руками, они что-то показывают. Ну и, конечно, поддержка больших коллективов, которые на нашей площадке будут представлены своей какой-то частью.

А. Пичугин

— Напомню, что много лет подряд, буквально до недавнего времени, на ВДНХ проходят (проходили, может быть, и сейчас проходят) большие православные ярмарки. По городу висели афиши, но тогда это было таким событием, может быть, определенным в церковном мире. Люди приезжали туда, могли купить, приобрести там иконки, какую-то монастырскую продукцию. Но это вот было такое чисто православное мероприятие. А сейчас, я смотрю, это все достаточно успешно инкорпорируется и в светские фестивали, один их которых, конечно, «Русское поле». Его можно назвать светским мероприятием, естественно, потому что его организатором выступает Департамент национальной политики межрегиональных связей города Москвы, но довольно обширная программа представлена храмами и монастырями, которые привозят свою продукцию, которые привозят свои книжки, свои диски какие-то, я не знаю, что еще. Вот как раз Константин отвечает за религиозную тематику, участие монастырей и храмов в фестивале. Расскажите, пожалуйста, кто что привезет, кто будет, что это за люди и что можно купить.

К. Блаженов

— Ну, традиционно в фестивалях «Русское поле» у нас участвуют представители Русской Православной церкви. Причем, они участвуют как, скажем, централизованно на площадке «Монастырский двор», так и в составе региональных делегаций приезжают. Потому что мы с Вами прекрасно знаем, что храмы и, особенно, монастыри, это такие места, где сохраняются традиции. Если человек приезжает в монастырь, там обязательно подаются монастырский хлеб, монастырский квас, монастырские пироги, и в каждом монастыре они свои, разные. И поэтому мы с самого начала фестиваля «Русское поле», понимая, что религиозная культура — это неотъемлемая составляющая часть нашей народной культуры, привлекали московские религиозные организации. И в фестивале этого года примут участие несколько монастырей и храмов города Москвы. Причем, очень интересная получается картина. Монастыри — это одни из древнейших монастырей: Свято-Данилов монастырь...

А. Митрофанова

— Пироги там прекрасные.

К. Блаженов

— ...Высоко-Петровский монастырь, Алексеевский монастырь. Это монастыри, имеющие многовековую историю. Свято-Данилов монастырь основан в XIII веке, Алексеевский — в XIV, Высоко-Петровский — в начале XIV века. То есть это монастыри, имеющие огромные традиции, и вот за последние годы они сумели эти традиции восстановить. В том числе, и традиции кулинарные — этим особенно отличается Данилов монастырь. Мы видим на телевидении и прекрасные репортажи из Данилова монастыря, когда пропагандируется монастырская кухня. Но к этим старинным московским монастырям в этом году добавились приходы новые — тех храмов, которые только строятся. Это храм Похвалы Пресвятой Богородице в Зябликово и храм Казанской Иконы Божьей Матери в Лосиноостровском — храмы, которые только-только начинают создаваться. В Лосиноостровском только еще начинается строительство основного храма, там построен небольшой временный храм — около платформы «Лосиноостровская», но там уже вовсю бьет ключом приходская жизнь. Приходская жизнь не только богослужебная, что очень важно для верующих, но жизнь общественная — то, что важно для всех москвичей, вне зависимости от их отношения к религии. И именно социальная жизнь прихода делает приход центром своего района — культурным центром, досуговым. И вот они также представят всевозможные изделия, в том числе изделия, которые делают дети — учащиеся воскресных школ, произведения своих кулинаров. И вот этот широкий спектр того, что представят участвующие в фестивале религиозные организации, храмы и монастыри, показывают многообразие приходской, монастырской жизни. И то, что даже в таком мегаполисе, как Москва, люди не теряются, они не превращаются в каких-то стандартных граждан, а они сохраняют свою самобытность. Потому что каждый московский приход, каждый московский монастырь самобытен. Невозможно спутать их. И это, я считаю, одна из основных заслуг фестиваля.

А. Пичугин

— Давайте прервемся. Здесь буквально минуту перерыв. Я напомню, что в гостях у Светлого радио сегодня Константин Блаженов, заместитель руководителя Департамента национальной политики и межрегиональных связей Москвы, и Михаил Косачев, генеральный директор Ассоциации благотворителей «Белый цветок». Мы обсуждаем фестиваль «Русское поле», который пройдет 20 июля в парке «Коломенское» в Москве. Очень много всего интересного. И давайте еще вкратце назову быстро некоторых исполнителей, которые выступят на главной сцене фестиваля. Это Владимир Девятов, «Хор Турецкого», Сретенский хор, «Песняры», «Кватро», Руслан Алехно и многие другие.

А. Митрофанова

— Еще раз добрый светлый вечер, дорогие слушатели! Алексей Пичугин, я — Алла Митрофанова, и напоминаю, что в гостях у нас Константин Блаженов, заместитель руководителя Департамента национальной политики и межрегиональных связей города Москвы, начальник Управления по связям с религиозными организациями, и Михаил Косачев, генеральный директор Ассоциации благотворителей «Белый цветок». Мы говорим о фестивале «Русское поле», который 20 июля, то есть в ближайшие выходные, пройдет в Москве, в парке «Коломенское», даже в музее-заповеднике «Коломенское». Вход туда свободный. Пожалуйста, все желающие вместе с детьми, с родителями... Всей семьей можно приходить — это подчеркивается организаторами, которые в нашей студии. Вот этот семейный характер фестиваля — что всем найдется какое-то дело по душе и музыка там будет звучать самая разная, Леша уже несколько раз озвучивал, называл, какие музыкальные коллективы примут участие в «Русском поле». А я хочу уточнить, как это будет выглядеть. Вот под открытым небом стоит большая сцена, туда по очереди заходят... выходят те музыкальные коллективы, которые будут выступать. Где-то рядом игровые площадки, где будут объяснять, что такое лапта, что такое чижик. В первой части программы мы уже выяснили, что есть такая народная игра и целый ряд других. Где-то еще будут стенды, которые представлены монастырями, перечисленными Вами, Константин Леонидович, всякие вкусные вещи будут продаваться, потому что все это длится целый день — там, завтрак, обед, ужин и компот, наверняка, тоже будет... (Смеется.) И так далее. Вот что еще? Вот какие еще площадки, на которые стоит обратить внимание?

К. Блаженов

— Прежде всего, это площадки народных промыслов. Площадки мастер-классов — их будет огромное количество: кузнецы, гончары, вышивальщики, изготовители игрушек. Трудно даже все это перечислить. Площадки... Так скажем, кулинарное разнообразие народной кухни.

А. Митрофанова

— Будут учить готовить?

К. Блаженов

— И это тоже будет.

А. Митрофанова

— Прекрасно. Блюда русской кухни?

К. Блаженов

— Да, разнообразные. Каждая региональная делегация приезжает со своей мини-программой. Поэтому, придя на этот фестиваль, можно познакомиться, как бы проехать, практически, по всей нашей стране.

А. Пичугин

— Визитная карточка регионов, фактически, такой набор основных их отличительных черт?

К. Блаженов

— Да.

А. Митрофанова

— Включая и ту благотворительную работу, которая в регионе ведется. Благодаря «Белому цветку» на фестивале можно будет и с этой стороной жизни тоже познакомиться. А можно все-таки, Михаил Евгеньевич, Вам адресовать вопрос — как выстраивается Ваша работа? Вы же возглавляете Ассоциацию благотворителей, и у Вас, я так понимаю, разные регионы в эту Ассоциацию входят. Как Вы между собой взаимодействуете? Проводите какие-то конференции, или вот на таких фестивалях встречаетесь? Или ездите по регионам и смотрите, как, что, как там «Белый цветок» поживает?

М. Косачев

— Алла, может быть, целесообразно здесь немножко коснуться истории. Как Вы знаете, «Цветок» был в России более 100 лет назад и привнесен императорской...

А. Митрофанова

— Царской семьей, да.

М. Косачев

— ...да, царской семьей.

А. Пичугин

— Да, кстати, в двух словах об истории напомните, пожалуйста.

М. Косачев

— Да, это относится к 1913-1914-1915 годам, когда «Белый цветок» был в России и служил для того, чтобы помогать нуждающимся. На площадях России раздавали белый цветок и вместе с ним маленькую листовочку — как уберечь себя от всевозможных заболеваний. И дальше он был направлен на помощь раненым — Первая мировая война. Сейчас он немножко преобразился. Он был восстановлен в Крыму, оттуда в Марфо-Мариинской обители, Вам всем известной. Там он проходит уже, так сказать, примерно 11-й раз. А потом совместно с правительством Москвы мы начали его проводить в центре Москвы. И вот «Цветок», который проходил в Москве, он и являлся таким началом годового «Белого цветка». И мы его после Москвы вывозили в регионы. И там происходил. Естественно, мы ездим по регионам, естественно, встречаемся, естественно, проводим. И, как правило, это «Цветок» такого серьезного уровня. Почему? Потому что дети, которые проживают в регионе и нуждаются в помощи, они не попадают под бюджетную схему. Мы прекрасно это понимаем, и поэтому в этом отношении государству надо просто помочь. А как же еще лучше помочь, как объединить вокруг проблемы простых людей? Объединить детей. В конце концов, рассказать им, как это делается. Потому что, чего греха таить, много суеты в человеческой жизни, много всяких дел, забот, и иногда до благотворительности не доходят руки и не доходит время. Я думаю, что мы как раз осуществляем вот эту помощь и подсказку. В нас каждом есть искра Божья, ее надо только разбудить. На мой взгляд, такого рода праздники — это такие, знаете, элементы пробуждения, когда человек, приходя, может свое сердце открыть и частичку сердца оставить. Поэтому если бы я обращался к радиослушателям, я бы сказал так: приходите на фестиваль «Русское поле». Вы послушаете хорошую музыку, Вы увидите самобытность каждого региона, Вы посмотрите какие-то удивительные вещи, которых Вы не видели, наверное, давно. И, конечно, зайдите на площадку «Белый цветок», где Ваше сердце может открыться, Вы можете осуществить любое пожертвование и также посмотреть что-то интересное. А я думаю, что там это будет.

А. Митрофанова

— Вот, кстати, спасибо огромное, что Вы напомнили, как «Белый цветок» появился. Александра Федоровна и Елизавета Федоровна Романовы — они немало усилий приложили к тому, чтобы благотворительность у нас стала развиваться и набирала какие-то серьезные обороты, и просто разрослась в какое-то масштабное дело. Они родом из Германии, и в их семье, в их земле, в Дармштадте, как раз это было очень развито. И будучи такими достойными дочерями своих родителей... А у них мама такая — ну просто удивительная была. Она же своих дочерей водила обязательно в госпиталь, где они, несмотря на свое высокое происхождение, наравне с медсестрами, трудились там и пострадавшим людям обрабатывали раны. И как-то их там хорошо принимали, и они не в отрыве от своих собственных подданных, получается, выросли. И вот когда они в России оказались, они и сами тем же занялись, такой работой, и Александра Федоровна своим дочерям то же самое привила. Ведь потому что во время Первой мировой войны девочки, царевны — они же тоже ходили в госпитали и там ухаживали за ранеными. И вот «Белый цветок» — это одна из частей, наверное, той большой работы, которую они вели. Они, конечно, большие молодцы, и вот прямо поклон за это. За много что, но и за это тоже. И вот сейчас как раз, когда начинается осмысление опыта жизни царской семьи, одна из тех вещей, на которые обращают внимание, это как раз их благотворительная работа. Поэтому «Белый цветок» действительно с именами и Александры Федоровны, и Елизаветы Федоровны, и царевен, и императора Николая очень тесно связан. Слава Богу, что все это сейчас продолжается и поддерживается. А каким образом, например, если люди, пришедшие на фестиваль «Русское поле», захотят, может быть, присоединиться к движению «Белого цветка», можно ли это как-то сделать? Или все-таки мы на правах зрителей остаемся?

М. Косачев

— Конечно, можно. Конечно, можно. У нас, помимо делегаций из регионов Цен трального федерального округа, будут наши московские воскресные школы, будет Служба милосердия, скорее всего, будет Храм Христа Спасители, Марфо-Мариинская обитель будет представлена. Всегда можно в живой беседе поговорить с представителями, всегда можно обменяться контактами и принять участие в очередном «Белом цветке», который будет где-то происходить. И, знаете, еще хотел сказать — такая мысль хорошая пришла, что человек должен быть все-таки полноценным. Вот этот фестиваль «Русское поле» — он дает возможность человеку ознакомиться с культурой, ознакомиться с самобытностью и, конечно, с элементами милосердия. И тогда человек становится целостным — когда все это он, так сказать, объединяет в себе.

А. Митрофанова

— Дух, душа и тело.

М. Косачев

— Да, не просто пришел и, там, что-то такое скушал вкусное, будь даже это окрошка, не просто что-то послушал-посмотрел, а еще и проявил себя как личность, как человек, который может, способен и вообще должен оказывать милость ближнему. Поэтому приходите.

А. Пичугин

— А еще там будет у Вас такое замечательное событие в рамках «Белый цветок» на фестивале, как аукцион. Мы с Вами, с отцом Алексеем Уминским про это говорили здесь, в этой студии, когда в рамках «Белого цветка» — он проходил в храме у отца Алексея, в храме Троицы в Хохлах, — и вот я так понял, что, действительно, это приносит свои плоды. Люди приходят участвовать, это участие — оно значимо и видимо. Поэтому, наверное, Вы решили его еще и на площадке фестиваля провести. Расскажите про аукцион.

М. Косачев

— Да, абсолютно точно. Это такое удивительное мероприятие, когда люди приобретают что-то не для того, что это что-то им нужно или приносит какие-то дивиденды, а именно понимая, что участие в аукционе — это такое их дополнительное пожертвование, и знают, для чего. Я думаю, что мы на площадке также сделаем аукцион, и, как правило, там реализуются картины художников, которые также жертвуют их для аукциона, там реализуются очень хорошие и качественные детские поделки. И, кстати вот, на детские поделки люди больше отзываются. И там иногда реализуются какие-то смешные вещи — например, так называемый «Кот в мешке», когда...

А. Митрофанова

— Не знаешь, что берешь? (Смеется.)

М. Косачев

— ...не знаешь, что берешь, разыгрывается, потом открываешь мешок — а там, например, просто кирпич.

А. Митрофанова

— Ах!

М. Косачев

— Красивый, но просто кирпич. Но это все происходит достаточно забавно, смешно, и поэтому люди с удовольствием реагируют на такого рода вещи.

А. Митрофанова

— Слушайте...

А. Пичугин

— Расстроишься, если кирпич тебе попадет?

А. Митрофанова

— Я вот была на аукционе как раз в храме Живоначальной Троицы в Хохлах. Отец Алексей Уминский блестяще совершенно этот аукцион проводил. Это отдельный, вот прямо отдельный пункт программы, потому что это, знаете, такой человек-артист, развитый во всех смыслах. Отец Алексий и пастырь глубокий, такой невероятный, и еще вот в новом качестве для меня раскрылся. И я до кирпича-то, наверное, не досидела... (Смеется.)

М. Косачев

— Там была трехлитровая банка консервации — в виде... В виде такого. (Смеется.)

А. Митрофанова

— (Смеется.) Да? Огурцы или что-то?..

М. Косачев

— Да-да-да! (Смеется.) Это было очень замечательно! (Смеется.)

А. Митрофанова

— Вот это я, видимо... Просто раньше ушла, и, видимо, да, этот момент уже не застала. Но ушла я, естественно, оттуда не с пустыми руками, а с прекрасными подарками — тарелка, расписанная вручную, и удивительный кулон, который... Ну, ничего подобного я не видела вообще нигде. Искусный мастер, который из старинных часов... берет корпус часов и наполняет потрясающими вещами — обрывками писем, какими-то засушенными бабочками... Это такая красота, что просто забываешь, как дышать, глядя на это. Ну, помимо таких вещей, там много всего еще было. Это действительно уникальная работа, все уникальное — и картины, которые отец Алексей с гордостью представлял, прямо во дворе рассказывал о каждом художнике. Ну, это было... Это был настоящий праздник такой, хотя было уже очень холодно на улице. Я помню, что как-то мы подмерзли. Но вот это совершенно никого не смущало, потому что невероятно теплая атмосфера. Поэтому да, если у Вас там еще и такой аукцион, то, совершенно точно, стоит посвятить этому... отдельно вот прямо выделить время на фестивале, прийти туда...

М. Косачев

— Да, да. «Белый цветок» этим славится.

А. Пичугин

— Будет еще площадка исторической реконструкции — это к Константину Баженову вопрос, наверное, больше, как к одному из организаторов такой общей части. Про реконструкцию... «Молодецкая дружина» называется площадка, судя по тому, что я вижу на сайте фестиваля. И что там будет, для кого это будет интересно?

К. Блаженов

— Ну, это такая же активная площадка, где рассказывается об истории нашей страны, о ее славном боевом прошлом. Само название площадки подчеркивается — «Молодецкая дружина». Там можно будет пострелять из лука, пофехтовать на мечах, примерить кольчугу, шлем. То есть опять это...

А. Митрофанова

— Сфотографироваться и сделать селфи. (Смеется.)

К. Блаженов

— Да, сделать селфи. То есть вот именно такая площадка, которая, мне кажется, будет интересна всем членам семьи.

А. Пичугин

— А это профессиональные историки готовят и настоящие реконструкторы, которые со знанием дела восстанавливают, реконструируют оружие, одежду, быт средневековой Руси?

К. Блаженов

— Да-да, это именно такие энтузиасты изучения истории именно в ключе военного прошлого страны. Люди, которые сами делают эти кольчуги, куют мечи. Конечно, мечи не острые, надо сказать сразу, чтобы никто не опасался пораниться...

А. Пичугин

— Тренировочные.

К. Блаженов

— Да, тренировочные. Но они изготовлены по традиции русских оружейников.

А. Пичугин

— Напомню, что в гостях у Светлого радио сегодня Константин Блаженов, заместитель руководителя Департамента национальной политики и межрегиональных связей города Москвы; Михаил Косачев, генеральный директор Ассоциации благотворителей «Белый цветок». И мы сегодня говорим про фестиваль «Русское поле», который 20 июля, уже совсем скоро, пройдет в парке «Коломенское» в Москве. Очень много разнообразных площадок. Это и музыкальная сцена, на которую выйдут такие известные исполнители, как «Хор Турецкого», Сретенский хор, «Песняры», «Кватро», Владимир Девятов, Руслан Алехно и многие-многие другие. И вот перед этой небольшой отбивочкой я спрашивал про «Молодецкую дружину», площадку исторической реконструкции. Но то, что я вижу, здесь не только реконструкция средневековых доспехов и оружия, здесь еще и достаточно много каких-то международных историй — вот скандинавский лабиринт для детей, игры народов России, показательные выступления средневековой дружины русских витязей, мастер-классы по коже, по... даже не знаю, как это правильно сказать... по набойному рисунку на ткань с помощью штампов, валяльщик — о как! То есть вот раннесредневековый лагерь. действительно, очень много всего. Если это... А тынзян — во, оказывается, тынзян — это традиционный вид соревнований в ловкости народов Севера, оленеводов. Если все это действительно делают профессионалы, каждый из которых посвятил этому достаточно много времени, то... И ради этого — видите, мы каждый раз вот находим какие-то новые причины для того, чтобы прийти на этот фестиваль. Не любите музыку — зато, наверное, любите молодецкие забавы и скандинавские лабиринты. А интереснее Вам принять участие в благотворительной составляющей — вот для Вас «Белый цветок», который сегодня у нас Михаил Косачев представляет.

А. Митрофанова

— А Вы знаете, в предыдущие годы, в частности, когда я попала на фестиваль «Русское поле», я видела, как возводят обыденный храм. Уже сегодня, мне кажется, Михаил Евгеньевич, Вы упоминали, что была такая история в рамках фестиваля «Русское поле». Обыденный храм — это храм, который возводится за один день. Собирается из подготовленных бревен, и принимают участие в этом совершенно разные люди. Ну вот, что называется, всем миром собрать храм. А Вы могли бы рассказать, а что за история с этими храмами, куда дальше они отправились, и где... Служат ли в них люди сейчас? Приходят ли?

К. Блаженов

— Ну вот сейчас мне на память пришло два храма, которые были каким-то образом построены на фестивале «Русское поле». Один из этих храмов находится в Москве на Родниковой улице, и там идет богослужение. Он поставлен на участке, где уже в конце этого — начале будущего года начнется строительство нового постоянного храма. А один храм обыденный был отправлен в Севастополь, и сейчас там выделят земельный участок, и его там тоже хотят собрать именно как такую стартовую позицию, как временный храм. Все-таки строительство большого капитального храма занимает не один год — чтобы люди могли молиться, чтобы могла развиваться приходская жизнь. Для Москвы вообще характерно, что при строительстве новых храмов они начинают действительно с создания такого небольшого храма, который вот служит точкой такой концентрации людей, где люди собираются, молятся, ведут приходскую жизнь. Когда строится храм постоянный, то этот временный храм часто переносится на новый участок. Вот недалеко, где я живу, на Ленинградском шоссе, сейчас там собран храм, который до этого стоял на другом берегу Химкинского водохранилища, на Лодочной улице.

А. Митрофанова

— Вообще, это действительно распространенная практика, и слава Богу, что это так, потому что храм без молитвы построить невозможно. Я знаю несколько священников, которые либо уже закончили вот такое строительство, либо в процессе сейчас. Как это сложно, невероятно сложно, любой из них может в красках описать, потому что заканчиваются деньги, заканчиваются ресурсы, какие-то сложности возникают с согласованием проекта, даже вот на этом уровне. Или, там, не знаю, со строительной бригадой, или с чем-то еще. На каждом шагу обязательно приходится ну вот преодолевать, что-то преодолевать. Сопротивление... Сопромат такой, да? (Смеется.) Сопротивление материала, окружающей среды. И вот эта молитва, которая как раз во временном храме ведется, она... Вот такое ощущение, что благодаря этому, благодаря тому, что люди приходят и уже частицу себя вкладывают, вот как-то, видимо, не знаю, что там... Каким-то иррациональным образом начинает устраиваться это дело, и, в итоге, строительство завершается, хотя там ни денег не было, ни строительных материалов, ни спонсоров, ничего. Но откуда-то что-то начинает находиться. Вот для того, чтобы это все происходило, как раз такие временные храмы и ставят. И хорошо, что так, наверное. А на фестивале «Русское поле», если я правильно понимаю, это был такой акт, ну... Ну, во-первых, это добровольно было — кто хотел, мог принять в этом участие. А во-вторых, важно было показать, если я правильно поняла задумку, что вообще это такое — обыденный храм, откуда он появился и зачем. Правильно, нет?

К. Блаженов

— Да, это, во-первых, было важно показать, что это возможно.

А. Митрофанова

— За один день собрать.

К. Блаженов

— Важно было показать, что это не игрушка, а вот та основа, которая кладется в основание фундамента будущего храма.

М. Косачев

— А как показать, что это не игрушка?

К. Блаженов

— А вот Вы построили, разобрали — и собрали на другом месте.

М. Косачев

— И начались службы. И это не игрушка.

А. Митрофанова

— Это не «Лего». Это...

М. Косачев

— ...абсолютно реальный храм, в котором идут богослужения.

К. Блаженов

— И вот у нас полтора-два десятка храмов было перенесено. Некоторые остались на своих местах. Потому что, ну, понимаем, что приход разрастается, и есть действия, которые надо совершать в большом храме, а есть какие-то более камерные, которые совершаются в малом храме. И традиционно на Руси храмов строилось два рядом — большой и малый, зимний и летний.

А. Пичугин

— Ну, это в тех регионах, где плохо с лесом. Там, например, где-нибудь в архангельской тайге он будет один, потому что вот, пожалуйста, топи — не хочу. А где леса мало, там, конечно же, обычно строились два...

К. Блаженов

— Ну, Средняя полоса.

А. Пичугин

— Да. Потому что, конечно, поди вытопи в большом храме...

А. Митрофанова

— Сейчас, в этом году, уже не будет, я так понимаю, потом, да?..

К. Блаженов

— А у нас сейчас в Москве практически все площадки, где идет строительство храмов, уже имеют временные храмы.

А. Митрофанова

— А, то есть нет потребности?

К. Блаженов

— Нет потребности. Поэтому... Это же... Обыденный храм на «Русском поле» выполнил свою задачу.

А. Митрофанова

— Слава Богу, что так.

А. Пичугин

— Это в Москве. А вот если такую идею перенести на региональный уровень, мне кажется, достаточно много регионов, где бы это было востребовано.

К. Блаженов

— А как и Программа строительства новых храмов, так и вот эта ее составляющая часть — строительство временных храмов, — она достаточно широко распространяется по стране. Очень многих, то, что я вижу по СМИ, строительство больших храмов в регионах начинается именно с такого маленького храма.

А. Пичугин

— Есть хорошая программа «Сельский храм», которая представляет проект, уже готовый, утвержденный храма. Ну, или это малонаселенный какой-то район, или это временный храм, пока не построят большой, или можно его поставить рядом с невосстановленным, потому что все-таки научная реставрация требует больших затрат, а этот храм вот ставится за несколько дней, и он уже полностью, там, готов выполнять... Есть такой проект. Ну, и обыденный храм, который собрали — разобрали — перевезли и тоже собрали — тоже ведь идея очень интересная. А в Москве она выполнила свое предназначение, но вот в регионах, я думаю, что есть регионы, куда бы это можно было отвозить и где это можно было бы проводить в рамках каких-то региональных мероприятий. Проходит фестиваль — раз, туда вот так программа «Обыденный храм» зашла...

К. Блаженов

— Что касается вывоза храмов, Вы знаете, экономически более целесообразно его делать на месте.

А. Пичугин

— Не-не-не! Про «на месте». Не про то, что вот везти — в Москве сделать и отвезти, а про то, что проходит какое-нибудь региональное мероприятие, не обязательно «Русское поле», а, условно, Тверской музыкальный фестиваль, и там тоже делают какой-нибудь храм, строят обыденный, который потом отвозят в нужное место в Тверской области, где в нем очень нуждаются.

А. Митрофанова

— Как вариант. А почему нет? Возвращаясь к фестивалю «Русское поле»... В прошлом году за один день там было порядка 200 тысяч человек. Все-таки это много. Есть ли где всем разместиться? Есть ли там, например, отдохнуть, посидеть, если тенек, например, нужен? Да ведь? Ведь, как я помню, там это пространство под открытым небом, но на большой поляне, не в парковой зоне Коломенского, а вот где-то, где открытое пространство.

К. Блаженов

— Вы правы, специально этот фестиваль проводится на той части заповедника «Коломенское», которая не относится к исторической застройке. Поэтому у людей есть возможность, побывав на фестивале «Русское поле», одновременно посетить музей «Коломенское». А площадь музея «Коломенское» настолько огромна, что она может вместить не 200, а, я думаю, и 2 миллиона человек. И, по крайней мере, желающие, что называется, полежать на травке, найдут место посидеть в тенечке, найдут место прогуляться по набережной Москва-реки — там сейчас сделана великолепная набережная протяженностью несколько километров.

А. Митрофанова

— Угу, да, красивая.

А. Пичугин

— Храм Вознесения посмотреть — тот самый, который стал...

К. Блаженов

— Вознесения, Дьяковское городище, Дьяковский храм...

А. Пичугин

— Дьяковское городище, да. Ну, то, ради чего вообще приезжают в Коломенское. А тут еще и фестиваль такой проходит замечательный, который сегодня мы здесь, в этой студии представляли. Он называется «Русское поле», 20 июля пройдет в Коломенском, в Москве, в парке «Коломенское». Целый день. Еще раз, в который уже за сегодня, напомню: на главной сцене фестиваля выступят такие известные коллективы и люди, как «Хор Турецкого» и «Сопрано», Сретенский хор, ансамбль «Песняры», Владимир Девятов, ансамбль «Кватро», Руслан Алехно и многие другие. Приходите, здесь и благотворительная составляющая очень серьезная, которую представляет Ассоциация благотворителей «Белый цветок». Здесь и историческая реконструкция, и окрошки можно поесть, да и...

А. Митрофанова

— Окрошка будет разная, нам обещали! (Смеется.) Так что никто не подерется.

А. Пичугин

— Специально для Аллы еще и на кефире сделают!

А. Митрофанова

— Я — нет. Я как раз приверженец...

А. Пичугин

— А, ты из квасных!

А. Митрофанова

— Все, я молчу, да, опять! (Смеется.)

А. Пичугин

— Спасибо большое! Спасибо! Мы сегодня говорили про этот фестиваль с Константином Блаженовым, заместителем Руководителя Департамента национальной политики и межрегиональных связей Москвы, начальником Управления по связям с религиозными организациями, Михаилом Косачевым, генеральным директором Ассоциации благотворителей «Белый цветок». На этом все, спасибо большое. Алла Митрофанова...

А. Митрофанова

— ...Алексей Пичугин. Прощаемся с Вами, до свидания.

М. Косачев

— До свидания, дорогие радиослушатели!

К. Блаженов

— До свидания! Приглашаем на фестиваль!

А. Пичугин

— Спасибо! Всего доброго!

Друзья! Поддержите выпуски новых программ Радио ВЕРА!
Вы можете стать попечителем радио, установив ежемесячный платеж. Будем вместе свидетельствовать миру о Христе, Его любви и милосердии!
Мы в соцсетях
******
Слушать на мобильном

Скачайте приложение для мобильного устройства и Радио ВЕРА будет всегда у вас под рукой, где бы вы ни были, дома или в дороге.

Слушайте подкасты в iTunes и Яндекс.Музыка

Другие программы
Богослужебные песнопения
Богослужебные песнопения
Программа о богослужебной жизни Церкви раскрывает историю, смысл и богослужебный контекст песнопений, которые звучат в православном храме.
Мой Урал
Мой Урал
Сказки Бажова и строительство завода Уралмаш – все это об Уральской земле, богатой не только полезными ископаемыми, но и людьми, вчерашними и сегодняшними жителями Урала. Познакомьтесь ближе с этим замечательным краем в программе «Мой Урал».
Пересказки
Пересказки
Программа основана на материале сказок народов мира. Пересказ ведётся с учётом повестки дня современного человека и отражает христианскую систему ценностей.
Встречаем праздник
Встречаем праздник
Рождество, Крещение, Пасха… Как в Церкви появились эти и другие праздники, почему они отмечаются именно в этот день? В преддверии торжественных дат православного календаря программа «Встречаем праздник» рассказывает множество интересных фактах об этих датах.

Также рекомендуем