«Этикет светский и церковный». Светлый вечер с прот. Андреем Новиковым и Лидией Малыгиной (01.03.2018)

Этикет светский и церковный (01.03.2018) - Часть 1
Поделиться
Этикет светский и церковный (01.03.2018) - Часть 2
Поделиться

У нас в гостях были настоятель Московского Троицкого храма на Воробьёвых горах протоиерей Андрей Новиков и кандидат филологических наук, заместитель начальника отдела научно-методической поддержки сферы общего образования МГУ Лидия Малыгина.

Разговор шел о том, каковы особенности современного этикета, причем не только светского, но и церковного.


А. Пичугин

— В студии светлого радио приветствуем вас мы: Алла Митрофанова —

А. Митрофанова

— Алексей Пичугин.

А. Пичугин

— И сегодня в этой студии вместе с вами и снами протоиерей Андрей Новиков — настоятель храма Живоначальной Троицы на Воробьевых горах. Здравствуйте.

Прот. Андрей Новиков

— Здравствуйте.

А. Пичугин

— Лидия Малыгина — кандидат филологических наук, доцент кафедры стилистики русского языка факультета журналистики Московского университета, научный руководитель системы дистанционного обучения «Ликбез.орг» (www.likbez.org). Добрый вечер.

Л. Малыгина

— Добрый вечер.

А. Пичугин

— Мы сегодня будем говорить про этикет — церковный этикет, светский этикет. Это тема, которая в последнее время, да и не только в последнее время, мне кажется, она всегда была на периферии. Многим кажется, что они не окажутся в той ситуации, когда будет принято соблюдать некие правила приличия, некие правила поведения, которые соответствуют именно этому месту. Кто-то считает, что он по ходу разберется — будет смотреть, как делают другие, и повторять. Кто-то вообще об этом не задумывается, и так бывает чаще всего. Давайте разбираться: что это вообще такое — этикет? Почему мы решили, что мы должны себя вести по-разному, но тем не менее, соблюдая некие правила в определенном месте? Почему мы везде не можем оставаться самими собой, в конце концов? Лидия, отец Андрей?

Л. Малыгина

— Знаете, сейчас интерес очень высокий в обществе к этому вопросу. Даже депутаты Госдумы решили в школе вернуть такой предмет как «Дореволюционный речевой этикет». Потому что, по мнению депутатов, наш речевой этикет, наши приветствия, прощания, даже обращение к незнакомому человеку — «Эй ты, иди сюда!», «Эй, слышь!» А действительно: как вы обратитесь к незнакомому человеку?

А. Митрофанова

— Кстати, это большая проблема в русском языке.

Л. Малыгина

— Да, наш язык стал грубым в повседневном общении. И даже предложили ввести отдельный предмет в школе — «Дореволюционный речевой этикет». А сами депутаты знают, что представлял собой дореволюционный речевой этикет? Ведь в то время весь этикет строился на чинопочитании. У нас даже в языке сохранилось очень много слов с корнем «чин»: и чиновник, и чин чином… Эти правила обращения как раз должны были подчеркивать разный социальный статус. Да, я вспомнила еще такие слова: чиновник, чиновничество, благочинный, благочиние, чинопочитание, бесчинный, бесчинствовать, чиноподчиняться, чиноподчинение. Или — целых два чина: дурак да дурачина; тот бы и в чинах, да жаль, карманы пусты. То есть было очень важно, чтобы, условно говоря, холоп правильно обратился к барину — очень важно было подчеркнуть эти социальные различия. И что же, депутаты хотят опять вернуться к этому? Вопрос.

А. Митрофанова

— Да, вопрос есть такой. Вот то, о чем вы сейчас сказали: а как мы сегодня в России обращаемся к людям незнакомым? Как правило: «Кхм, извините, пожалуйста, — или, —кхм, а вы не подскажете? Ой, а вы не знаете?» То есть мы как-то опускаем, пропускаем то слово, которое можно было бы… Раньше была такая форма — «сударь» или «сударыня»…

А. Пичугин

— «Милостивый государь».

Прот. Андрей Новиков

— «Барышня».

А. Митрофанова

— «Гражданочка». (Смеется.) В советское время эта форма — «гражданин» или «гражданка». Сейчас это уже имеет такой оттенок, скорее ирония такая. «Гражданка, а подскажите, пожалуйста». А как быть-то вообще?

Прот. Андрей Новиков

— По половому признаку иногда — «мужчина» или «женщина». По возрасту — «молодой человек».

Л. Малыгина

— Получается, что в других странах есть официальное обращение к незнакомому человеку: «мистер», «миссис», «сеньор», «сеньорита». Например, в Испании, в Италии: «синьорина»; «пан», «пани» — в Польше. Лев Успенский писал, что во Франции и консьержка у входа в дом называет хозяйку-домовладелицу «мадам», но и хозяйка, пусть без особого почтения, обратится к своей служащей точно так же: «Бонжур, мадам Вижу». И миллионер, севший в такси, назовет шофера «месье». И таксист, открывая ему дверь, скажет: «Сильвупле, месье» (пожалуйста, сударь). Там это — норма.

А. Митрофанова

— Это Успенский пишет?

Л. Малыгина

— Да, это цитата Льва Успенского. А у нас? Нам нужно придумать какую-то форму обращения к незнакомому человеку. Некоторым кажется, что «сударь» и «сударыня» как-то вычурно, но люди привыкают.

А. Митрофанова

— А вы слышали это? Сейчас к кому-то так обращаются — «сударь» и «сударыня»?

Л. Малыгина

— Сейчас так обращаются в заведениях быстрого питания.

А. Пичугин

— С таким национальным налетом.

Л. Малыгина

— Это фирменный стиль одного из заведений быстрого питания, где к гостям обращаются «сударь» и «сударыня».

А. Пичугин

— Честно говоря, может быть, кому-то нравится, когда к нему так обращаются, но меня сразу — я понял, о чем идет речь — у меня это сразу… ну, вызывает определенное отвращение.

Л. Малыгина

— Ой, даже отвращение?

А. Пичугин

— Я не люблю, когда человек — я понимаю, что он получает за это зарплату, — но когда он начинает перед тобой так подчеркнуто, картинно унижаться.

Л. Малыгина

— А почему унижение? Почему до революции никакого унижения в этом не было? «Сударь» и «сударыня», между прочим, так обращались к людям с высоким уровнем дохода, образования, то есть к людям…

А. Пичугин

— Исторической памяти у нас уже нет, видимо.

А. Митрофанова

— Может быть, и в этом дело.

Л. Малыгина

— А сейчас даже уже забыли, что «сударь» — это сокращенное от «государь». И «сударыня» — тоже от «государыня». То есть изначально обращались «государь» и «государыня».

А. Митрофанова

— Мне бы хотелось отца Андрея подключить к нашему разговору. Есть такое выражение «как вы яхту назовете, так она и поплывет». Исходя из этого, то, как мы друг к другу обращаемся, наверное, тоже влияет на то, как мы себя ощущаем и кем мы себя ощущаем. Если вместо обращения просто пробел, то, наверное, это тоже влияет на подсознательном уровне на нашу самооценку. Может быть, я ошибаюсь. Вот с точки зрения того, что такое человек, понимания человека в христианстве, понимания человека как образа и подобия Божия, насколько важно, как к нам обращаются? Или это, может быть, вообще не важно, и дело вообще не в этом. Что об этом можно сказать именно в духовном измерении?

Прот. Андрей Новиков

— Действительно, это вопрос такой непростой. Конечно же, в христианстве самое главное это не обращение, как ты обращаешься, но, безусловно, это имеет значение. Мы по-разному обращаемся к священнослужителям: к епископу или к священнику. Мы по-разному обращаемся друг к другу — здесь достаточно большая свобода. Если мы друг друга знаем, то хорошо обращаться по имени и отчеству. Или, если мы на более короткой ноге, обращаться по имени. Внутри храмового пространства очень часто и правильно, если человек незнакомый, обращаются друг к другу «брат» или «сестра». Но вот те примеры, которые вы привели: «сударь», «сударыня», «господа»… Я читал различные старые книги, например, как защита диссертации происходила в Духовной академии. Как обращались к профессуре, как обращались к коллегам…

А. Пичугин

— Как обращались к духовенству до революции. Это тоже немного отличается от современной принятой формы.

Прот. Андрей Новиков

— Даже к светским — «милостивые господа» обращались, «государь» или «государыня» в речи приходилось такое встречать. И я не думаю, что здесь есть некое унижение со стороны того человека, который так обращается.

А. Пичугин

— Даже уже сейчас, в XXI веке?

Прот. Андрей Новиков

— Да. Я думаю, что эта тема с унижением… Это все-таки советское наследие, понимаете. Это советское наследие, и после него образовалась некая пустота, ничем не заполненная. И нам проще, как вы совершенно правильно отметили, просто вообще обойти форму какого-то бы то ни было обращения, сказать «простите», «извините», либо обратиться «мужчина», «женщина».

А. Митрофанова

— Потому что «товарищ Огурцов» уже не скажешь, а «гражданка лошадка», действительно, уже иронично звучит.

Л. Малыгина

— Мы же в этом году отмечали столетие революции. Между прочим, в 1917-м году, после Февральской революции система титулования была упрощена — чины, звания, титулы были упразднены. И уже после Октябрьской революции уже особым декретом было провозглашено всеобщее равенство, никаких чинов и званий, обращение «господин», «госпожа», «барин», «барыня», «сударь», «сударыня», «милостивый государь», «милостивая государыня» исчезают из повседневной речи. И только дипломатический язык сохраняет некие такие формулы международной вежливости — к главам государств могут обратиться, например, «ваше величество» (к главам монархических государств), «ваше превосходительство». Иностранных дипломатов продолжают называть «господин», «госпожа». Но в России вместо существовавших обращений уже после 1917-го года как раз «гражданин» и «товарищ» появляются. И вот здесь очень примечательна история самого слова «гражданин». Откуда вообще оно взялось? Впервые это слово было зафиксировано еще в памятниках XI века, оно пришло в древнерусский язык из старославянского языка и служило фонетическим вариантом слова «горожанин». И то и другое — гражданин и горожанин — означало «житель города, града». И в этом смысле слово «гражданин» встречается и в текстах, относящихся к XIX веку. У Пушкина, например: «Не демон — даже не цыган, а просто гражданин столичный». Мы видим упоминание этого слова. А в XVIII веке это слово приобретает уже значение «полноправный член общества», «полноправный член государства» — то есть появляются новые оттенки значения. Ну, а после Октябрьской революции на смену «сударю» и «сударыне», «господину» и «госпоже» пришло слово «товарищ» и слово «гражданин». И вот здесь были различия — «гражданин» обращались к тем, в ком пока еще не видели товарища. (Смеются.) Потому что слово «товарищ» содержит оттенки, связанные с дружескими отношениями.

Прот. Андрей Новиков

— Это уже более позднее.

Л. Малыгина

— Да. А сейчас, конечно, это слово «гражданин» у нас больше ассоциируется с какими-то заседаниями судов, когда обращаются «гражданин Иванов»… А вовсе не с Февральской революцией.

А. Пичугин

— Помните, как у Бродского? Вы говорите — в ком пока не видели товарища. У него одно из самых известных стихотворений «Я всегда твердил, что судьба игра», там были такие строчки: «Гражданин второсортной эпохи, гордо признаю я товаром второго сорта…»

Прот. Андрей Новиков

— Раз уж мы вспомнили литературу, вспоминали французские обращения. Есть еще одно произведение — «Золотой теленок», где Остап Бендер говорит Паниковскому: «Если уж вы решили обращаться ко мне на французский манер, то не месье говорите, а ситуайен». (Смеются.)

А. Митрофанова

— Напоминаю, что в программе «Светлый вечер» на радио «Вера» сегодня протоиерей Андрей Новиков — настоятель храма Живоначальной Троицы на Воробьевых горах в Москве. Мы соседи, это очень приятно. Лидия Малыгина — кандидат филологических наук, доцент кафедры стилистики русского языка факультета журналистики МГУ имени Ломоносова. Мы тоже соседи. Мы говорим сегодня о том, как мы друг к другу обращаемся, о речевом этикете, о том, насколько это важно или не важно. Мне почему-то кажется, что все-таки это важно — «извините, пожалуйста» мы друг другу говорим, или каким-то словом пытаемся обратить внимание, привлечь внимание человека, чтобы задать ему вопрос, попросить его помощи. Может быть, конечно, я накручиваю, но мне кажется, что так мы определенным образом транслируем свое отношение друг к другу. И пока у нас там, где должно быть обращение, пустое место. Меня это беспокоит.

А. Пичугин

— А почему пустое место? Насколько я понимаю, у нас это даже зафиксировано в каких-то документах: официальное обращение в Российской Федерации это «госпожа Митрофанова», «госпожа Малыгина». Я бы к священнику обратился по-другому, но «господин Новиков».

А. Митрофанова

— К тебе часто так обращаются?

А. Пичугин

— Да, часто, особенно в каких-то официальных учреждениях и на официальных мероприятиях — «господин Пичугин», безусловно.

Л. Малыгина

— Вы знаете, я проводила в интернете дистанционный интенсив. Такой эксперимент у меня был — «Ликвидация безграмотности: 100 уроков стилистики, риторики и культуры речи». Я спросила слушателей — это достаточно большая репрезентативная выборка, это люди, которые в разных регионах страны живут, и наши соотечественники за рубежом. И я спросила: «Друзья мои, вот в школах предлагают возродить уроки этикета. Как вам кажется, чему нужно учить на этих уроках в первую очередь, и что вообще такое этикет? Само слово что означает, откуда оно появилось?» И я была удивлена, потому что многие не смогли ответить толком на вопрос, что такое речевой этикет, и как возникло само слово. Само слово «этикет» ввел в обиход французский король Людовик XIV в XVII веке — на одном из своих пышных приемов он решил раздать приглашенным карточки с правилами поведения. И гости обязательно должны были соблюдать эти правила. И именно от названия этих французских карточек — этикеток — и появилось это понятие. Этикет — то есть воспитанность, хорошие манеры, умение вести себя в обществе. И при дворе европейских монархов строго соблюдался придворный этикет (если мы говорим о видах этикета), исполнение которого требовало… Понимаете, эти правила были жестко регламентированы, такие строгие нормы поведения. И доходило даже до абсурда — известен такой исторический пример, когда испанский король Филипп III предпочел сгореть у своего камина — у него вспыхнули кружева на одежде. Якобы он не был готов самостоятельно гасить огонь, а ждал человека, ответственного за церемониал — придворный отлучился, и в этот момент человек сгорел. Ну, это еще нужно выяснить, что там за интриги…

А. Митрофанова

— Похоже на байку.

Л. Малыгина

— Там интриги были при дворе, может быть, на этикет просто всё сваливают. Но тем не менее были некие правила. А людям вообще в принципе легче, когда они понимают, что есть некие границы, есть правила, и понятно, какие нормы соблюдать. Вот, например, если мы вернемся к церковному этикету. Я много работаю со студентами, со студентами МГУ. Я им говорю о том, что есть храм напротив главного здания МГУ, и здесь в 1812 году перед советом в Филях молился Кутузов, это просто даже интересные исторические факты. И это здание уцелело после наполеоновского нашествия. И примечательно, что даже в советские годы там мог слышаться колокольный звон, потому что границы Москвы были несколько другие, и получалось, что этот храм находился за пределами Москвы. И поэтому даже в советские годы там не прекращался колокольный звон.

А. Пичугин

— Там по реке… Простите, пожалуйста, я вас перебил, просто это интересная история из нашего недавнего прошлого. Когда колокольный звон в Москве был запрещен, а храм был чуть-чуть за пределами города, граница которого проходила по железной дороге, окружной, долгой очень, практически до… Но это уже совсем другая история. По реке звук очень хорошо распространялся. И в Пасху, в Пасхальные дни, в ночной тишине Москвы таким образом колокольный звон долетал до Кремля. Это была единственная возможность услышать колокол в атеистическом городе.

А. Митрофанова

— Алексей Пичугин, прогулки по Москве. (Смеются.)

Л. Малыгина

— Дело в том, что в этом храме сейчас есть лекторий, где православные преподаватели МГУ в инициативном порядке, с большим удовольствием, никто их не заставляет, если они сами испытывают такую потребность, желание, они читают там открытые лекции. И мои студенты спрашивают меня, не на занятиях, а во время неформального общения: «Лидия Евгеньевна, а вы знаете, что для того чтобы прийти в храм, нужно знать некие правила — как себя вести?»

А. Митрофанова

— Как обращаться…

Л. Малыгина

— Да, как обращаться… А если семья была, в которой родители атеисты?

А. Митрофанова

— Ну, или даже просто нецерковные люди, которые сами, может быть, и хотели бы подойти к священнику, и обратиться, но они стесняются, потому что просто не знают, с чего начать разговор. Кстати, у меня недавно в храме была такая ситуация, когда ко мне подходит женщина и спрашивает: «Слушайте, а вот там стоит священник, скажите мне, а как мне к нему обратиться?»

Л. Малыгина

— Как поздороваться. Можно ли за руку здороваться со священником?

А. Митрофанова

— И это один из часто задаваемых вопросов. Короче говоря, отец Андрей, ваше время отвечать на вопросы: как обращаться правильно к священнику, которого видишь в храме? Как здороваться?

Прот. Андрей Новиков

— То, что вы сейчас рассказали, это довольно типичная ситуация. В нашем храме, как правило, священник всегда находится прямо в храме, не в алтаре — он готов ответить на вопросы, пообщаться…

А. Пичугин

— Дежурный священник?

Прот. Андрей Новиков

— Да, дежурный священник.

А. Митрофанова

— Замечательно, кстати.

Прот. Андрей Новиков

— Иногда заходит огромное количество людей, и никто не подходит. И я думаю, в частности, потому что не знают, как обратиться, боятся. Легче обратиться к свечнице, у нее спросить: «Женщина, вы можете сказать, как обратиться к священнику?» Самое главное, что я хочу сказать — и студентам МГУ, и преподавателям, и тем, кто никакого отношения к МГУ не имеет…

А. Митрофанова

— Просто гуляет там по Воробьевым горам.

Прот. Андрей Новиков

— И не по Воробьевым горам, а в любом православном храме мира… Прежде всего, не стоит смущаться. Не стоит смущаться, вас, конечно, всегда примут. Понимаете, не это составляет суть того, ради чего человек приходит в храм. Разные бывают ситуации, и разные люди… Но и священнослужители, и сотрудники храма, как правило, знают, они обучены, они адекватные люди… Разумеется, всё в жизни бывает, разные бывают ситуации, но в подавляющем большинстве, самое главное — прийти в храм, самое главное — иметь намерение обратиться к Богу, заняться своей душой. И вам помогут. Но, конечно же, человек, который заинтересован в том, чтобы как-то продолжить свой церковный путь, он, безусловно, хочет узнать, как это нужно сделать. В принципе, в этих правилах поведения ничего сложного-то нет. Когда человек входит в храм, самое основное правило церковного этикета, а скорее всего, даже не этикета правильнее сказать, а правило благочестия, — это уважение к храму. Каждый человек, даже малознакомый с церковью, с церковной жизнью, понимает, что это место, которому подобает уважение, определенное благоговение. Нормальный человек не будет устраивать в храме, как некоторые, пляски, еще что-то, все люди понимают, что есть какое-то поведение, которое в храме абсолютно недопустимо. Это благоговение, прежде всего, уважение. По православной традиции, человек, входя в храм, прежде всего должен перекреститься. Если по церковным правилам, то трижды.

А. Пичугин

— Но это если он крещеный и как-то отождествляет себя с церковной традицией. Потому что если он просто зашел в храм как турист, если он человек неверующий, двери храма же для всех открыты, то тут уже…

Прот. Андрей Новиков

— Мы сейчас отвечаем на вопрос все-таки для людей верующих, которые хотят как-то обратиться к священнику, которые пришли, чтобы ответить на духовные вопросы, пришли в храм для молитвы. Прежде всего — трижды перекреститься, поклониться. И, войдя в храм, можно обратиться к свечнице, или к сотруднику храма, вполне можно обратиться «сестра» или «брат». А к священнику обращаются — я думаю, это многие знают, даже не всегда знают слово «священник», но слово «батюшка» знают все. К священнику, которого не знают, как правило, к нему обращаются просто «батюшка». Если же знают имя, то соответственно, обращаются «отец Александр», «отец Николай». Спрашивают: как здороваться со священником? Вот, тоже вопрос. Я в этих случаях всегда вспоминаю апостола Павла. Посмотрите, как начинаются его послания: «радуйтесь». А что такое «радуйтесь»? Это «аве» — римская форма, например, «добрый день», или «здравствуйте». То есть поздороваться со священником, просто поздороваться — в этом нет никакой проблемы. Но православные берут у священника благословение — складывают руки ладонь на ладонь, берут благословение. Некоторые люди, воспитанные в такой советско-светской парадигме (кстати, вспомню еще старых-старых бабушек 95-летних, которые жили еще по старому стилю, когда приходил Новый год, они говорили «советский Новый год»), стесняются поцеловать руку. А почему целуют руку священнику? Это очень важно. Дело в том, что священник, благословляя человека, обращающегося к нему с такой просьбой, складывает руки в имясловном благословении — «Иисус Христос» означает сложение его пальцев. И, целуя руку священника, человек как бы символически целует руку Христа, это первое. Ну, и второе — это акт уважения. Потому что если ты говоришь «отец», то подразумевается, что ты не лицемерно, не формально это говоришь, а действительно относишься к священнику как к отцу — это древняя форма уважения своих родителей.

А. Пичугин

— А вот еще есть такой момент — уже со стороны священника. Меня иногда смущает… Это очень редко бывает, но встречается, и мне кажется, это тоже надо проговорить. Меня смущает, и мне кажется, что с точки зрения церковного этикета это совсем неправильно — когда сам священник называет себя «батюшкой». Например, на дверях храма висит телефон настоятеля, и написано «батюшка Василий». Или он здоровается с незнакомым человеком и говорит «батюшка Олег».

Прот. Андрей Новиков

— Да, это абсолютно верно. Конечно, есть такие случаи. Этому очень много внимания уделяет священноначалие, и в духовных семинариях об этом говорят, и когда готовят священника к служению — постоянно напоминают о том, что сам себя ты не можешь представлять отцом, не можешь сам кому-то навязываться в отцы. Священника представляют согласно сану: либо священник, либо протоиерей, либо епископ. Мне неоднократно приходилось общаться с епископами по телефону. Когда ты не знаешь, незнакомый телефон, и всегда представляются «епископ», или «архиепископ», «митрополит». Вот я не помню ни разу, чтобы позвонил кто-то и сказал, что это владыка такой-то.

А. Митрофанова

— Кстати говоря, по поводу слова «владыка». Это тоже многих смущает — почему к епископу, архиепископу, митрополиту обращаются этим словом, которое с точки зрения человека XXI века, живущего сейчас в наших российских реалиях, владыка — это высокопарно звучит, для кого-то. То есть кому-то кажется, что это слишком высокий стиль, или что это такое превознесение человека над другими: почему он мне владыка, какой он мне владыка? Объясните, пожалуйста, откуда берется эта традиция? Когда мы логику понимаем, то мы тогда и без внутреннего смущения этими словами пользуемся. Что за происхождение?

Прот. Андрей Новиков

— Происхождение из Восточной Римской империи, Византии, ее церемониала, ее обращений, из греческой традиции. Это титул, означающий высокое положение епископа — выше, чем священника. У греков, например, обращаются к патриархам «Кир Кир», то есть «господин-господин» два раза, чтобы показать высочайшее положение этого сана. А что касается того, что это архаично или высокопарно — ну, знаете, в Церкви всё так. Я знал людей, протестантов, которые говорили: «Снимите эти одежды, наденьте костюмы, галстуки, и выглядите, как нормальные, адекватные люди в XXI веке. Вы и католики — как вы выглядите? Вы застряли в каком-то Средневековье». Тут, если следовать этой логике, много от чего придется отказаться. А это почтение основывается на… Можно вспомнить слова святого Игнатия Богоносца: «Диакона почитай как закон Божий, пресвитера как апостола, а епископа как самого Христа». Это почтение к епископу, которое несет полноту той благодати, которое Христос оставил Своей Церкви, выражается в таком титуловании. Конечно, в древности были абсолютно разные титулования. Но постепенно, с развитием времени устоялись определенные формы. И раз они устоялись, раз традиция церковная их пропустила сквозь сито времен, то это не случайно. Традиция в Церкви — это очень важная вещь, потому что в традиции так же действует рука Божия.

А. Митрофанова

— Мне кажется, тут такая поправка важна. Когда вы говорили о том, что священник определенным образом складывает пальцы, давая человеку благословение, и человек таким образом не от священника, а от Христа это благословение принимает, — точно так же, как я понимаю, когда к епископу обращаются словом «владыка», то имеют в виду не то, что он, как человек, вознесся на небеса и стоит рядом со Христом, а то, что…

Прот. Андрей Новиков

— Его сан.

А. Митрофанова

— Его сан…

Прот. Андрей Новиков

— Надо различать нашу личность, личность священнослужителя, и тот сан, который он несет. Вы совершенно правильно сейчас заметили, что люди путают сан, которым обладает священник (епископ или диакон), и его личность. И думают, что этот сан автоматически дает некую личную святость, или личное, недостижимое для мирянина положение. Это абсолютно не так. И епископ, и священник, и диакон, они совершенствуются, они так же могут и падать, и восставать в своей духовной жизни. А эта святость, то, что вызывает в человеке почтение — этим, конечно же, является сан.

А. Пичугин

— Мы сейчас прервемся на минуту. Напомним, что протоиерей Андрей Новиков — настоятель храма Живоначальной Троицы на Воробьевых горах в Москве; и Лидия Малыгина — кандидат филологических наук, доцент кафедры стилистики русского языка факультета журналистики МГУ, научный руководитель системы дистанционного обучения портала «Ликбез.орг» в гостях у светлого радио. Мы через минуту вернемся.

А. Митрофанова

— Еще раз добрый светлый вечер, дорогие слушатели. Алексей Пичугин и я, Алла Митрофанова. И с удовольствием напоминаю, что в гостях у нас: протоиерей Андрей Новиков — настоятель храма Живоначальной Троицы на Воробьевых горах; и Лидия Малыгина — кандидат филологических наук, доцент кафедры стилистики русского языка факультета журналистики Московского университета. Мы говорим сегодня о речевом этикете, о том, как правильно обращаться друг к другу, как правильно обращаться к священнику, к епископу. Вообще, те формы обращения, которые были в нашем языке, которые в нем сейчас так или иначе присутствуют, а какие-то возрождаются — как правильно этим пользоваться. И массу других интересных вопросов тоже здесь поднимаем.

Л. Малыгина

— Я хотела бы сказать, что не только проблема обращения, которая, безусловно, является социально значимой, но и другие вопросы. Например, кто должен здороваться первым? Кто — мужчина или женщина? Старший или младший? Начальник или подчиненный? Возникает масса проблем. И здесь я хочу рассказать некоторые простые правила. Вообще, словом «радуйся» — сегодня это слово у нас звучало в эфире — древние греки приветствовали друг друга. Для них «здравствуйте», как мы сейчас говорим, звучало «радуйся». Современные говорят «будь здоровым». Арабы говорят, например, «мир вам» или «мир с тобой». А индейцы навахо приветствуют друг друга фразой «всё хорошо». (Смеются.) В этикете некоторых народов Кавказа, например, у осетин, у адыгов, у абхазов, существует вообще несколько десятков форм приветствия — они учитывают не только пол и возраст собеседника, но даже тот вид занятия, которым человек занят в момент приветствия. То есть в зависимости от того, что человек делает, выбирается форма приветствия. Современный деловой этикет — что он нам предписывает? Кто должен здороваться первым? Первым здоровается мужчина с женщиной. Дорогие мои мужчины-коллеги, не забывайте об этом. Женщина в единственной ситуации может поздороваться первой, и ситуация эта такова — мужчина намного старше ее по возрасту. То есть она может приветствовать только очень пожилого мужчину, которого она уважает, и таким образом она свое почтение свидетельствует. В других ситуациях мужчина здоровается с женщиной первым. Дальше. Младший со старшим здоровается, подчиненный с начальником. Но дальше уже возникают тонкости. Что делать, если в обществе…

А. Митрофанова

— А если женщина — подчиненная, а мужчина у нее начальник?

Л. Малыгина

— Очень хороший вопрос. Однако, в обществе начальник должен первым здороваться со своей сотрудницей. Женщина у нас только пожилому мужчине кланяется. Тот, кто входит в помещение, первым приветствует тех, кто в помещении уже находится. То есть вы зашли в комнату, вы приветствуете собравшихся, а не ждете, пока они первыми…

Прот. Андрей Новиков

— А если вошла женщина, а сидят мужчины?

Л. Малыгина

— Тогда человек… Смотрите, любопытный такой кейс, как говорит сейчас молодежь. Что делать, если человек моложе нас по возрасту, или занимающий более низкое положение на службе, находится в обществе одной или нескольких женщин? Что нам делать, как начальнику? В этой ситуации, даже если наш подчиненный находится с дамами — то, что он находится с дамами, для нас решающее значение имеет. Мы должны поздороваться, даже если мы начальник. Но он с женщинами. То есть мы таким образом демонстрируем уважение к дамам. Начальник здоровается первым, если его подчиненный находится в обществе дам.

А. Митрофанова

— А как быть, когда пытаешься одного человека представить другому? То есть их надо познакомить. И это замешательство — кого кому надо представлять первым? Слава Богу, сейчас люди адекватно относятся к таким вещам, и корона особо ни с кого не падает, если кого-то первым вдруг представили, а надо было вторым, или наоборот. Но наверняка же правила существуют. Постарше человек, помладше человек, более старший по званию, или по социальному статусу… Хотя социальный статус вещь относительная.

А. Пичугин

— Бывает, что начальник в разы младше подчиненного.

А. Митрофанова

— И такое тоже бывает. Лида, как правильно?

Л. Малыгина

— Возникает частая ситуация. Вот только что мы говорили об устном приветствии: кто произносит слово «здравствуйте». А дальше у нас часто бывает ситуация, когда за этим следует рукопожатие. И опять же: а кто должен первым руку протянуть? Начальник подчиненному, мужчина женщине или женщина мужчине? Как здесь быть? Запоминайте: начальник подчиненному протягивает руку. То есть здоровается первым подчиненный с начальником, а руку протягивает, и вообще, решает, быть рукопожатию или нет, начальник. То же самое в случае, если вас представляют другому человеку — первым протягивать руку должен он. Вас представляют, он — протягивает руку. При встрече мужчины и женщины именно женщина решает — будем за руку здороваться или нет, то есть женщина первой протягивает руку. Потому что она не всегда хочет здороваться за руку.

А. Пичугин

— Но поцелуй руки — это вообще крайнее, насколько я знаю.

Л. Малыгина

— Поцелуй — это вообще тема отдельного исследования.

А. Пичугин

— Некоторые сразу бросаются целовать ручки…

Л. Малыгина

— Главное — не делать этого на улице. Если мужчина решил женщине поцеловать руку, то…

А. Митрофанова

— А я никогда ничего против не имею.

Л. Малыгина

— Но на улице это не делается. Но некоторые наши женщины забывают о том, что женщина первой протягивает руку. И более того, когда они работают за рубежом, приезжают и говорят: «Надо же, мы видим иностранных наших коллег — там женщина сама протягивает руку». — «Так и должно быть!» Так и должно быть, потому что женщина может решить, что она не хочет с этим мужчиной здороваться за руку.

А. Митрофанова

— Мне все-таки кажется, что для женщины… Может быть, я, конечно, более старомодна, но это более органично. Это товарищеское пожимание рук, уравнивание, подчеркивание того, что «я с мужчинами на равных», доминирование такое — мне кажется, в этом есть феминистское, что ли… Хотя я ничего не имею против феминисток.

А. Пичугин

— У меня тогда вопрос к Алле: а как же тогда в таком случае здороваться с девушкой? Далеко не всем приятно, что руки целуют. И с точки зрения этикета, мы изучали когда-то этот вопрос — есть огромное количество ограничений на поцелуй руки. Если это произойдет, как уже сказала Лидия, на улице, перчатка не может никогда присутствовать. Если это происходит в помещении, на это тоже накладывается огромное количество ограничений.

А. Митрофанова

— Конечно, ты прав. Но мне кажется, важно, чтобы женщина в этот момент чувствовала себя женщиной, а не товарищем.

А. Пичугин

— Просто Алла очень любит, когда ей руки целуют. (Смеются.)

Л. Малыгина

— Алла очень женственна. Но я хочу вернуться к теме рукопожатия и рассмотреть такую ситуацию: а что делать, если у нас разного возраста люди? И вот здесь, при встрече людей разного возраста, запоминаем, что инициатива должна исходить от старших товарищей. Иногда бывает очень молодой сотрудник, он стремится произвести хорошее впечатление, и первый начинает протягивать руку начальнику. Это неверно. Здоровается устно он первый, а вот дальше — начальник либо протянет руку, либо нет.

А. Митрофанова

— Знакомить-то как?

Л. Малыгина

— Или если вдруг дама, или человек старше по возрасту вдруг решит, вместо того, чтобы здороваться за руку, изобразить легкий поклон и устно приветствовать. Не стоит в этом случае настаивать на рукопожатии, это будет очень навязчиво выглядеть. Но — уже протянутую вам руку ни в коем случае нельзя оставлять висящей в воздухе, потому что это уже оскорбление.

А. Пичугин

— А если между вами разногласия?

Л. Малыгина

— Ну, если вы хотите оскорбить человека, и так, чтобы еще и окружающие это заметили, то вы можете так поступить. Но у меня вопрос возникает: а можно ли пожать руку священнику? Потому что и такую картину я иногда наблюдаю.

Прот. Андрей Новиков

— Безусловно, можно и пожать руку священнику. Конечно, православный человек при встрече со священником хочет взять у него благословение, это является нормой. Но и в рукопожатии со священником нет ничего ненормального, или какого-то вопиющего проступка.

А. Пичугин

— Есть люди, которым по своему, так скажем, статусу, не положено, наверное, брать благословение — если речь идет о федеральных чиновниках, которые представляют многоконфессиональное государство.

Прот. Андрей Новиков

— Я с этим категорически не согласен.

А. Пичугин

— Не согласны? Это, скорее, вопрос был.

А. Митрофанова

— Если они не как частное лицо в храме, а как официальное лицо.

А. Пичугин

— На мероприятии.

Прот. Андрей Новиков

— Этому нет никаких ограничений ни в законодательстве, ни в Конституции. Это вот те самые условные антиклерикальные барьеры, которые пытаются создать.

А. Пичугин

— Почему антиклерикальные?

Прот. Андрей Новиков

— Когда при Алексии II передавали партию икон, вывезенных из России в Испанию, возвращал их испанский министр культуры. Он передал это, подошел к Патриарху, поцеловал ему руку.

А. Пичугин

— Я неоднократно на мероприятиях наблюдал такую картину: когда подходили к архиерею или священнослужителю федеральные чиновники, про которых я знал, что они люди церковные и знают, как брать благословение у священника — либо они сами первые протягивали руку, либо (вплоть до Патриарха) архиерей протягивал руку.

Прот. Андрей Новиков

— Пример из моей жизни: когда-то мне удалось встретиться с царем Болгарии Симеоном II, он был на тот момент премьер-министром Болгарии. Я стоял в окружении вице-премьеров, министров, была встреча. И тут неожиданно Симеон II Саксен-Кобург-Готский покидает ряд этих чиновников, подходит и испрашивает благословения. Он нагнулся, поцеловал руку, спокойно. Посмотрели, покорежились, но ничего, корона не упала.

А. Митрофанова

— Ну да, имеется в виду, что если человек верующий, то он берет благословение, его в этот момент сам Христос благословляет. Тогда понятно, что можно пройти мимо всяких высоких чинов и званий, и подойти…

Прот. Андрей Новиков

— Но если человека это смущает, разумеется, священник никак… Это уже со стороны священника будет некорректная и абсолютно дикая ситуация, когда священник будет навязывать свое благословение, или навязывать, чтобы ему поцеловали руку.

А. Митрофанова

— Скажите, а почему, когда благословение берет мужчина (я часто это вижу, и многие задают этот вопрос), то священник, помимо того, что он его благословляет, они еще трижды друг друга касаются щеками…

А. Пичугин

— Или один раз, что чаще.

А. Митрофанова

— Или, может быть, один раз.

А. Пичугин

— Скорее, это вопрос про один раз, потому что три раза — это принятая форма. А когда священник благословляет мужчину, он слегка к нему наклоняется, и они…

А. Митрофанова

— Как символическое такое целование.

А. Пичугин

— Да.

Прот. Андрей Новиков

— Это достаточно индивидуальная вещь, в разных случаях по-разному бывает, разные есть епископы и священники, — тут нет какого-то общего правила. Но, по моему мнению, это, конечно, является проявлением того литургического момента еще с древней Церкви. Традиция очень древняя, когда после «Возлюбим друг друга, до единомыслием исповемы» мужчины давали лобзание мужчинам, а женщины женщинам. Межобщение полов в поцелуях в христианской Церкви никогда не было предусмотрено.

А. Митрофанова

— Публично, во всяком случае.

Прот. Андрей Новиков

— Да, речь идет не о браке. И это является проявлением христианской любви, такого расположения священнослужителя к своим чадам, мирянам.

А. Митрофанова

— Братской любви.

Прот. Андрей Новиков

— Это тоже прекрасная, хорошая традиция.

А. Пичугин

— Мы напомним, что в гостях у светлого радио сегодня: протоиерей Андрей Новиков — настоятель храма Живоначальной Троицы на Воробьевых горах в Москве; Лидия Малыгина — кандидат филологических наук, доцент кафедры стилистики русского языка факультета журналистики Московского университета, научный руководитель системы дистанционного обучения портала «Ликбез.орг». Вот еще такой вопрос к отцу Андрею. В армии, также в силовых структурах принято при обращении, скажем, к лейтенанту в присутствии полковника, обратиться так: «Товарищ полковник, разрешите обратиться к товарищу лейтенанту». А в присутствии архиерея, можно ли брать благословение у священника, если рядом стоит архиерей? Или надо, поздоровавшись с архиереем путем взятия благословения, так же надо поздороваться и со священником? Или достаточно пожать руку?

Прот. Андрей Новиков

— Нет, в присутствии архиерея благословение у священника не берется.

А. Пичугин

— А как мне с вами поздороваться, если рядом с нами еще находится, например, архиерей?

Прот. Андрей Новиков

— В этой ситуации поприветствовать, пожать руку, это вполне нормально.

А. Митрофанова

— Столько тонкостей. Но вопрос, который…

Прот. Андрей Новиков

— Простите. В основу очень хорошо положить себе правило святого апостола Павла: низшее от высшего без всякого прекословия благословляется. Когда присутствует носитель высшего иерархического церковного сана, а в Церкви очень важен иерархический элемент, всегда берется благословение у высшего.

А. Митрофанова

— Отец Андрей, по поводу иерархического элемента я и хотела задать свой вопрос, вы его прямо предварили. Дело в том, что однажды моя коллега, которая на одном из федеральных каналов работает, мне говорит: «Представляешь, у нас был случай: мы делали новости, и сообщение прошло, что Патриарх Александрийский приехал, что-то случилось… И мы стали искать информацию: как правильно его представить? Как титровать? И открыли, увидели официальное обращение в интернете: Папа и Патриарх Александрийский и всей Африки, блаженнейший, божественнейший и святейший отец и пастыреначальник, Папа и Патриарх великого града Александрии, Ливии, Пентаполя, Эфиопии, всего Египта и всей Африки, — это еще не всё, — отец отцов, пастырь пастырей, архиерей архиереев, тринадцатый апостол и судия Вселенной». Вот на этом месте они просто уронили все свои гаджеты (смеется), посмотрели друг на друга и подумали: и что нам с этим делать, и почему это так? Вот есть человек, он живет на Земле, его называют «тринадцатый апостол и судия Вселенной» — как к этому правильно относиться? Что это за традиция такая?

А. Пичугин

— Кстати, — простите, пожалуйста, что вмешался, — я знаю точно, что применительно к Александрийскому Патриарху этот титул не употребляется. То есть официально он у него есть, но ни в одном… Может быть, в документах он проходит, но нигде никогда не фигурирует.

Прот. Андрей Новиков

— О каком титуле вы хотели больше узнать? (Смеются.) Из перечисленных? Если мы хотим серьезно поговорить о титуле Александрийского Патриарха, я думаю, это займет у нас часа полтора. Давайте последнее — «судия Вселенной».

А. Митрофанова

— Например, давайте. С полным почтением к традиции, но действительно вопрос возникает.

Прот. Андрей Новиков

— Во-первых, это основано на нашем не очень хорошем знании истории. Какого-то упрека я не посылаю ни здесь присутствующим, ни вашим друзьям. Может быть, это довольно специальные знания и как раз знания, которые хорошо бы нам иметь. Слово «Вселенная» — это не в смысле физики и не в том даже смысле, в котором это принято сейчас в отношении всего человечества употреблять. Вселенная — это империя, империя, которая по традиционному православному представлению, могла быть только одна: христианская империя, православная империя. И в Литургии, например, когда мы поминаем в тайных молитвах Вселенную — в Литургии святого Иоанна Златоуста, — когда священник молится, то надо понимать, что когда Златоуст писал, он имел в виду Римскую империю.

А. Пичугин

— Восточную?

Прот. Андрей Новиков

— Тогда еще была и Западная, и Восточная, она условно разделялась, но была единым государством. Златоуст жил же еще в ранний период, это IV-V век. И «судия Вселенной» — это титул, который был дан в XI веке, в 1015 году, Патриарху Александрийскому Феофилу II царем Василием Болгаробойцем, знаменитым царем македонской династии, за то, что тот выступил третейским апелляционным судьей в споре Василия II Болгаробойцы и Патриарха Сергия II. И кстати, внешним свидетельством этого титула является то, что, как вы знаете, есть такие облачения у священника — это единственный из всех патриархов, который надевает две епитрахили, как знак высшей судебной власти. Кстати, когда Константинопольский патриархат (мы знаем его притязания, кто знает церковную историю и современную церковную ситуацию) претендует на высшую судебную апелляционную власть в Церкви, то скорее, по традиции византийской, в случае возникающих разногласий между поместными Церквями, в случае, если обе стороны согласны и дело не нужно доводить до Собора, то следует обратиться в таком случае к Александрийскому Патриарху.

А. Пичугин

— Но когда мы говорим про поместные православные Церкви, я думаю, что многие и не знают о существовании Александрийского патриархата — только из сводок новостей, которые оттуда довольно редки. Вот если мы говорим о титулах христианских епископов, то вот вам титул Папы Римского, который — Епископ Рима, Викарий Христа, Преемник князя апостолов, Верховный первосвященник Вселенской Церкви, Великий Понтифик, Примас Италии, Архиепископ и митрополит Римской провинции, Суверен государства-города Ватикан, Раб рабов Божьих.

Прот. Андрей Новиков

— Это с Папы Григория Двоеслова началось. Кстати, в противовес титулу, который взял себе Константинопольский Патриарх, вернее, он также был им наделен императором, титул «Вселенский», он категорически не принимал этот титул. Он сказал, что «если ты Вселенский, то я раб рабов Божьих».

А. Пичугин

— А «Суверен государства-города Ватикан» — это позднейшее добавление, да?

Прот. Андрей Новиков

— Да. Кстати, еще до недавнего времени был в этой титулатуре титул «Патриарх Запада», который Папа Бенедикт убрал.

А. Митрофанова

— Как же всё интересно. Начинаешь просто копать обращения, титулы и так далее, и — пласты смыслов.

Л. Малыгина

— Я бы хотела вернуться к светскому этикету. Достаточно распространенная ситуация общения — это обмен визитными карточками, например, с человеком, с которым вы познакомились на каком-то мероприятии. Опять же, как себя вести? Младший по должности должен дать старшему свою визитку, или наоборот? Мужчина или женщина? А что делать при равенстве статусов? Или вы оказались в неформальной обстановке? И вот здесь к нам на помощь приходят правила знакомства — правила обмена визитками будут точно такими же. То есть мы вспоминаем, что младший по возрасту первым здоровается, значит, и подает свою визитку старшему он первым, подчиненный — начальнику протягивает визитку. А мужчина — женщинам. Женщина, кстати, совершенно не обязана в ответ давать свою визитную карточку — это на ее усмотрение, она может ее и не дать, может так себя повести. Если же вы предложили визитную карточку человеку, который вас заинтересовал, и просите в обмен его карточку, то каких-то особых нарушений этикета в этой ситуации не будет, но при условии, что ваш собеседник мужчина. Потому что с женщиной особая ситуация. Может быть такая ситуация, что у вас с собой вообще нет визитных карточек (сейчас у людей часто меняются обстоятельства, меняется работа). Тогда обязательно пошлите свою визитку человеку, который дал вам свою карточку — желательно это сделать не позднее следующего дня. То есть вы должны обязательно ответный жест сделать, просто взять карточку и исчезнуть — это будет невежливо.

А. Митрофанова

— Я слушаю вас, Лидия, и думаю, что мы в нашем реальном мире зачастую как-то по-человечески друг с другом договариваемся, не подозревая об этих правилах этикета — кто кому первым должен визитку давать и так далее. То есть проще как-то относимся к этим вещам, и проще они и протекают, не заморачиваясь, кто кому первым должен, что в этом пункте было написано — значит, я ему сейчас визитку давать не должна, или должна?

Прот. Андрей Новиков

— Но это полезно знать, если вы попадаете в общество, где это соблюдается, чтобы не попасть впросак.

Л. Малыгина

— В то же время, смотрите, вроде бы простое правило: мужчина первым здоровается с женщиной. И я как-то рассказала об этом своим студентам и услышала очень интересную обратную связь. Женщина, которая слушала эту лекцию, мне говорит: «Вы знаете, я перестала первая здороваться с мужчинами — я наконец начала чувствовать себя женщиной. То есть я иду по коридору, и не говорю сразу «здравствуйте». Я жду, пока мужчина поздоровается первым». И она говорит: «Я увидела совершенно другое отношение мужчин. Потому что, оказывается, что эта ненужная в данной ситуации инициатива воспринимается плохо, потому что если женщина первой здоровается, то она этого мужчину мужчиной не воспринимает, она видит в нем пожилого человека.

А. Митрофанова

— Так это же нормальное здоровое женское отношение, женское мироощущение нормальное — не бежать впереди паровоза, не с инициативой куда-то лезть, а занимать реагирующую позицию.

Л. Малыгина

— А многие просто не знают, они думают, что это правильно. Если не знать, как этикет нам предписывает себя вести, то можно такую ошибку совершить.

А. Пичугин

— Но мы говорим про определенные, приличествующие тому места. А если речь идет о компании старых друзей, которые прекрасно друг друга знают. И если кто-то, послушав нашу с вами программу, или, почитав материал в интернете, вдруг, придя в компанию старых друзей, где принято какое-то свое общение, и никто никого не разделяет по статусу (понятно, что по полу разделение есть), но не соблюдаются эти правила, о которых мы говорим, если кто-то из девушек придет в такую компанию и начнет соблюдать, то это как минимум покажется очень странным.

А. Митрофанова

— Я думаю, что степень адекватности все-таки… Ну как, надо же всегда поправку делать на ситуацию.

Прот. Андрей Новиков

— Мне кажется, что здесь такое правило можно применить. Конечно, этикет важная вещь, но, как говорил апостол Павел: «Ничто не должно обладать мною». Все-таки всегда нужно приноравливаться к обстоятельствам. И то, о чем вы говорили — эту человечность, конечно же, нужно сохранять.

А. Пичугин

— Превыше всего.

Л. Малыгина

— В то же время, мне кажется, что наблюдательность еще никому не навредила. Кстати, мы часто произносим «дамы и господа» при одновременном обращении к мужчинам и женщинам. Между прочим, это не очень удачная калька из английского языка (ladies and gentlemen). По-русски слово «господа» в равной степени соотносится и с формами единственного лица — «господин» и «госпожа». То есть получается, что «госпожа» входит в число «господ». Это не очень верная получается формулировка, которая так часто употребляется, что мы уже даже и не обращаем на это внимания.

А. Митрофанова

— Но если будет написано просто «господа», то подумают, что речь идет о дискриминации…

Прот. Андрей Новиков

— Но я не думаю, что это категорически запрещено употреблять. Во всяком случае, у Льва Толстого я читал в «Анне Карениной», я специально смотрел — есть обращение «дамы и господа».

Л. Малыгина

— Кстати, этикет — еще вернемся к этому моменту — явление национальное. И бывает так, что оказавшись в компании людей, например, наших деловых партнеров из Японии, мы иногда вообще не понимаем их поведения.

А. Пичугин

— А они — наше.

Л. Малыгина

— Японцы просто не произносят слова «нет». И если мы об этом не знаем, то наши переговоры никогда не станут конструктивными. Вы должны знать, что если вы что-то предложили японцу, он никогда прямо не скажет «нет» — он будет использовать иносказательные формулировки. Например, его ответ может звучать так: «Прежде чем ответить на ваше предложение, я хотел бы посоветоваться с женой». Это вовсе не поборник женского равноправия перед вами, это просто «нет». Или, например, вы приглашаете японца встретиться в ресторане в 7 часов вечера, а в ответ вы слышите какое-то мычание: «В 7 часов? В ресторане?» — он переспрашивать начинает. Это тоже «нет». Не зная этих нюансов, вы просто будете думать, что перед вами такой сомневающийся человек, вместо того, чтобы тут же предложить ему другое решение: не в ресторане, допустим, а в клубе, не в 7, а в 6. И тогда он согласится.

А. Пичугин

— Нам пора заканчивать программу. Давайте напоследок я вам еще один титул прочитаю, я вдруг вспомнил, что есть такой. По крайней мере, говорят, что титул Иди Амина, президента Уганды в 70-е годы, звучал так: «Его Превосходительство пожизненный Президент, Фельдмаршал Аль-Хаджи Доктор Иди Амин, Повелитель всех зверей на земле и рыб в море, Завоеватель Британской империи в Африке вообще и в Уганде в частности, кавалер орденов «Крест Виктории», «Военный крест» и ордена «За боевые заслуги». Ну, пожизненным президентом он не стал, после своего изгнания он 25 лет прожил на другом конце…

Прот. Андрей Новиков

— Меня всегда забавляло это сочетание: победитель Британской империи и кавалер «Креста Виктории». (Смеются.)

Л. Малыгина

— А я хочу пригласить наших слушателей в эту субботу, 3 марта, на открытую лекцию в Центральный дом журналиста. Тема лекции: «Наука убеждать, риторика и эффективное речевое воздействие». Приходите вместе с вашими друзьями, родственниками. Знакомьтесь с новым людьми, обменивайтесь визитными карточками и применяйте правила этикета, которые вы сегодня узнали.

А. Митрофанова

— Бесплатное мероприятие.

Л. Малыгина

— Да, вход свободный.

А. Пичугин

— Никитский бульвар, дом 8.

Л. Малыгина

— Начало в 12 часов, ждем вас.

А. Митрофанова

— Как интересно. Спасибо.

А. Пичугин

— И мы тоже постараемся там быть. Спасибо большое. Прощаемся с вами. Сегодня вам здесь про этикет — и церковный, и светский — рассказывали: протоиерей Андрей Новиков — настоятель храма Живоначальной Троицы на Воробьевых горах в Москве; Лидия Малыгина — кандидат филологических наук, доцент кафедры стилистики русского языка факультета журналистики, научный руководитель системы дистанционного обучения портала «Ликбез.орг». Спасибо вам большое. И мы также: Алла Митрофанова…

А. Митрофанова

— Алексей Пичугин.

А. Пичугин

— Всего доброго.

А. Митрофанова

— До свидания.

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (10 оценок, в среднем: 4,30 из 5)
Загрузка...