Дошкольная математика

Дошкольная математика
Поделиться

Clipart-Schoty_abacusДошкольная математика. Постоянный гость программы «Материнский капитал», игровой педагог Женя Кац не считает себя сторонником раннего развития, однако уверена, что учить детей азам математики нужно еще до школы. Вопрос лишь в том как это делать: через игру или через серьезные занятия?

Об этом — новый разговор в программе Софьи Бакалеевой.

 

 

 

С.Бакалеева

— Здравствуйте, это программа «Материнский капитал» – программа о самом драгоценном  – о семье и детях. У меня в гостях игровой педагог, очень известный, очень известный автор книг, одна из ее книг называется «Необычная математика» – это такая книга-тетрадка, «Математика в твоих руках», «Игры для начинающих мам» – это Женя Кац, здравствуйте, Женя!

Ж.Кац

— Здравствуйте!

С.Бакалеева

— Женя, скажите, пожалуйста, Вы очень на самом деле авторитетный педагог, известный человек среди педагогов и родителей, и уже хочется, зная Ваши достижения, обращаться по имени отчеству и тем не менее все, и вся интернет сфера знает Вас, как Женю Кац, почему? Вы специально так позиционируете себя?

Ж.Кац

— Когда я веду семинары для учителей и родителей, то я представляюсь официально Евгения Марковна, а когда я работаю с детьми, то я представляюсь, как Женя, мне кажется, что детям так комфортнее.

С.Бакалеева

— И быстрее контакт находите, да?

Ж.Кац

— Да.

С.Бакалеева

— То есть, Вы себя вот именно так лучше ощущаете?

Ж.Кац

— Да.

С.Бакалеева

— Я поняла. Скажите, пожалуйста, Женя, я знаю, что одно из Ваших направлений интересных, полных, разнообразных – это дошкольная математика и тем не менее, хотя мы говорим о дошкольной математике, Вы ведь не сторонник раннего развития, правильно я понимаю?

Ж.Кац

— Я совершенно не сторонник раннего развития, если под этим понимать развитие – с пеленок махать перед ребенком буковками, циферками, карточками с точками – такого раннего развития я совершенно не сторонник.

С.Бакалеева

— Но все-таки, до школы заниматься математикой можно?

Ж.Кац

— Можно и нужно, но вопрос в том, что можно заниматься совершенно по-разному. Можно оторвать ребенка от игры и сказать: «Так, все брось, сейчас мы занимаемся математикой – это серьезно», – а можно просто придумать игры, которые будут ребенку интересны и при этом он будет тоже изучать математику. И я сторонник именно такого подхода, мне кажется, что игровая деятельность для дошкольников, она же не случайно была описана еще у Выготского, и ребенку садиться за парту в четыре года совершенно не нужно, а вот играть в математику очень даже полезно.

С.Бакалеева

— Полезно почему, чем полезно? Ведь начнется действительно настоящая парта, школа и этой математики будет предостаточно.

Ж.Кац

— Да, и он будет уже знать, что он с этой математикой на ты, что он с ней вполне знаком, что он понимает, как она устроена и для него не будет таких неприятных открытий, что все знают, а он почему-то не знают, все догадались, а он почему-то не понимает, как это они этот ответ узнали.

С.Бакалеева

— То есть, мы хотим побольше знаний в него вложить до школы? Какая цель наша родительская?

Ж.Кац

— Нет, скорее не побольше знаний, а первое, что хотелось бы – это показать, что учиться бывает интересно, что учиться бывает весело и что я сам, как ученик, тоже успешен. И, очень разные сейчас бывают школы, чем раньше ребенок это знает, что он успешный ученик, тем лучшую службу это может ему оказать в школе.

С.Бакалеева

— Это могут даже родители, занимаясь дома, эту мысль попытаться внушить ребенку?

Ж.Кац

— Мне кажется, да.

С.Бакалеева

— Да, а каким образом?

Ж.Кац

— Ну, если подбирать материал для своих занятий, для игр в соответствии с интересами ребенка и с его уровнем, то это вполне можно и дома.

С.Бакалеева

— Но, когда вы считаете начинать нормально, достаточно, не слишком рано, не слишком поздно для таких занятий?

Ж.Кац

— Ну, мне кажется 4-5 лет как раз хороший возраст.

С.Бакалеева

— Мальчики-девочки, имеет значение, кто раньше увлекается математикой?

Ж.Кац

— Совершенно по-разному, не зависит, мне кажется.

С.Бакалеева

— Нужно ли ждать какого-то первого толчка от ребенка, когда он подойдет и скажет: «Давай выучим с тобой цифры», – или: «Что это за цифра?», или: «Помоги мне посчитать», – или самому родителю предложить что-то?

Ж.Кац

— Ну, мне кажется, что математика в большой мере и так встроена нашу жизнь. Когда мы покупаем в магазине и ребенок говорит: «Давай купим вот это», – а вы ему говорите: «Нет, видишь, что написано? Тут написано, что слишком дорого стоит», – он говорит: «А как ты догадалась?». Или он идет в магазин и мама ему дает монетку, он говорит: «Нет, дай мне две монетки, чтобы сдача осталась», – то есть он понимает, что две монетки – это больше, чем одна монетка, а какие они и чем они отличаются, он еще не знает. Прекрасно можно просто поиграть дома в магазин, вы ему даете монетку два рубля – он должен дать вам две счетных палочки, или две бусинки, а если он дает пять рублей, то значит, пять бусинок. И, ну вот такие игры, которые детям и так нравятся, дети очень любят играть в магазин, или что-нибудь такое считать просто в процессе игры – всякие считалочки, они же тоже придуманы много-много лет назад.

С.Бакалеева

— Это в общем-то, уже и есть дошкольная математика?

Ж.Кац

— Да, в какой-то мере- это тоже математика. Но, основное, то что может вызывать у родителей сложность – это именно то, что родители могут не понимать, что в дошкольной математике может быть непонятного. Это такая вещь, которой мы сами пользуемся уже так давно, что увидеть, что тут может быть сложного, для родителей бывает сложно.

С.Бакалеева

— Все равно, как непонятно, как можно учиться ходить, берешь и ходишь.

Ж.Кац

— Да, берешь и ходишь, но для родителей можно представить такую метафору, сейчас многие учатся водить машину. И когда человек только начинает машину водить, то ему очень тяжело следить и за светофорами, и еще вовремя повортником помигать, и еще вовремя то, и вовремя се, и ему кажется, что надо очень много всего одновременно делать. Так вот ребенок, который учится считать, он примерно столько же разных вещей должен иметь в виду и когда он умеет только, скажем, смотреть вперед, если возвращаться, или только рулить, то это еще не значит, что он умеет. Он уже освоил какую-то часть навыка и именно это я стараюсь показать родителям и именно поэтому мы занимаемся какими-то простыми вещами, но по многу раз в разных формах.

С.Бакалеева

— Например, какими простыми вещами?

Ж.Кац

— Ну, например, я не пытаюсь учить сразу, скажем, ребенка и считать до ста, и при этом еще писать цифры, и при этом еще писать примеры. А мы скорее стараемся, чтобы счет был не абстрактным каким-то предметом, а чтобы это все было прожито, чтобы ребенок пощупал все на пальцах, на своих шагах, на своих прыжках. У меня есть любимая игра, например, «Мяу, гав», когда я говорю ребенку: «Если я скажу мяу – ты прыгаешь вперед, сколько раз я сказала мяу, столько раз надо прыгнуть. А если я говорю гав – ты прыгаешь назад», – и после этого мы начинаем прыгать. Я говорю: «Мяу, мяу», – и ему надо догадаться, во-первых, куда прыгать, а во-вторых, сколько раз. Родителям кажется, что это очень просто, они еще говорят: «Да что вы, это такая простая игра, да он у меня вообще до 20 считает, а вы тут только до двух мяукаете». Вперед он действительно два раза прыгает, но вот уже я говорю: «Гав, гав», – и он забывает, он прыгает пять раз. И это очень удивляет родителей, а всего-то на всего две сложности – надо помнить, что мы договорились про такое обозначение, что мяу – это вперед, гав – это назад, и договорились еще и считать, сколько раз это слово сказано. И математика, она в некотором смысле наука об обозначениях. Мы договорились, что количество три мы записываем вот такой закорючкой, а количество пять, мы записываем другой закорючкой. Это мы с этим давно знакомы, мы к этим закорючкам давно привыкли.

С.Бакалеева

— То есть, этот иероглиф должен в сознании ребенка совместиться с настоящим количеством?

Ж.Кац

— Да, с количеством – с тремя пальцами, с тремя яблоками, с тремя прыжками, с тремя шагами. И этот процесс не мгновенный. От того, что ребенок умеет произнести скороговорку – раз, два, три, четыре, пять, шесть, семь, восемь, девять, десять – это еще не значит, что он до десяти умеет считать. Это значит, что он умеет это произносить. Но для него, это как песенка, как, знаете, песенка алфавита, вы можете по порядку произнести все буквы, но при этом, если вас спросить, какая буква в алфавите перед У, вам надо сообразить и начать с какого-то места произносить этот алфавит. Так вот ребенок, когда считает, для него это тоже песенка. Он эту песенку до куда-то знает, но при этом, если нас спросить: «Назови какое-нибудь число, которое больше чем пять и меньше, чем десять», – то вы понимаете, где это число искать, а ребенку надо сначала произнести от одного до пяти, а потом уже искать, что же там есть, больше чем пять и меньше, чем десять. И вот это понимание, что сложностей несколько, при том, что ребенок вроде как все умеет произносить правильно, оно даже для родителей бывает неочевидным.

С.Бакалеева

— А как Вам кажется, уже к школе должно сформироваться это понимание?

Ж.Кац

— Что значит должно. Ребенку было бы удобнее, если бы оно было сформировано.  Но, это совсем не всегда так случается и когда оказывается, что ребенок умеет произносить числительные, но при этом их совершенно не чувствует, то у него могут возникать в школе очень большие сложности. Потому что учитель говорит, что надо сделать и все остальные, у которых чувство числа сформировалось, понимают, откуда взять ответ, а ребенок, который с числительными пока на вы, он понимает, что ему надо посмотреть в лицо учителю внимательно и угадать, а что же требуется сделать – сложить, отнять, назвать какое-нибудь число, которое учитель последним произносил. И ребенок получается, тренируется в телепатии, он пытается угадывать по лицу, что от него требуется. И получается, что математика, это такое искусство телепатии. Я стараюсь все-таки дать детям почувствовать, что математика имеет под собой какие-то более реальные основы.

С.Бакалеева

— Какие еще основополагающие такие, фундаментальные моменты можно заложить просто в игре?

Ж.Кац

— Например, просто в игре можно заложить представление о том, как разные количества соотносятся. Но не только по порядку, но что, скажем, шесть больше не только, чем пять, но и чем три, чем два. и это можно заложить очень просто в любой настольной игре, где требуется подсчет очков, поэтому совершенно не обязательно именно учиться писать циферки, или по точечкам их обводить, это как раз не очень продвигает ребенка в понимании математики, а скорее важно, скажем, строить башни из кубиков, или… а вот ты можешь построить башню, такой же высоты, как у меня?

С.Бакалеева

— При этом нужно посчитать кубики, или нужно просто приблизительно понимать количество?

Ж.Кац

— И то, и другое. Полезно и то, и другое. Умение посчитать… ребенок ведь очень часто умеет потыкать пальчиком, и тыкая пальчиком произносить нужные слова, тыкает первый раз, говорит: «Один, два, три, четыре», – его спрашиваешь: «И сколько?», а он не знает. Он на вопрос сколько, снова начинает тыкать. Потому  у него возникает идея, что вот какое последнее он сказал, такое и надо произнести. Но это понимание, оно не сразу появляется.

С.Бакалеева

— Тоже должно пройти какое-то время.

Ж.Кац

— Тоже до этого надо пройти. После этого, скажем, если я от него спрячу эту башню из четырех кубиков, а потом покажу ненадолго и скажу: «А можешь построить такую же?», идея, что надо отсчитать себе тоже четыре кубика, она не у всех детей возникает, то есть, они берут сколько-то кубиков, строят башню, сравнивают, а потом уже видят – ой, получилось слишком высоко, или, ой, наоборот не хватило. Или, скажем, играю с ребенком в магазин, даю ему монетку 3, а он мне дает 3 палочки, даю ему монетку 2 – он мне дает две палочки, даю монетку 5, а он мне дает 4 палочки. Я говорю: «Мне кажется, ты ошибся, давай посчитаем», – он считает, видит, что палочек четыре. Вот что бы сделал взрослый – взрослый добавил бы одну палочку, правильно?

С.Бакалеева

— Ну да, логично, да.

Ж.Кац

— А ребенок еще не может, он не мыслит такими категориями, он у меня забирает все четыре палочки, а потом аккуратно выдает мне пять палочек, на этот раз не сбиваясь. Потому что вот эта идея, что четыре, добавить один, будет то же самое пять – она ему еще не близка. Произнести число пять он может, и даже отсчитать аккуратно число пять он в целом может, если постарается, ну ошибся, бывает, но вот идея, что четыре плюс один будет то же самое пять, ему совершенно еще не очевидна. Так в первом классе очень многие дети, когда считают, они пользуются пальцами. И если родители им говорят: «Ты что, ты как маленький считаешь на пальцах», – но ему это помогает, и пока оно помогает, от того, что вы заставите его спрятать руки за спину, он не станет лучше считать, он станет лучше считать, когда он это все проживет, когда он действительно будет наизусть знать. Но, первое время, скажем, если просишь его: «Покажи шесть пальцев», – он показывает ладошку, пересчитывает на этой ладошке все пять пальцев, тыкает в первый палец, второй, третий, четвертый, пятый, потом уже добавляет шестой. Идея, что он и так знает, что на одной ладошке пять пальцев, поэтому их можно не пересчитывать, долгое время для многих детей совершенно не очевидна. Его можно пытаться этому учить, но самому ему проще, на всякий случай их пересчитать. И если в этот момент его попытаться попросить считать без пальцев, то это будет для него такая же угадайка, телепатия, он не понимает, откуда вы берете ответ. Ему надо удостовериться, что их действительно пять. У него процесс подсчета происходит всегда с одного, как алфавит, вот если ты помнишь с середины и можешь с середины начать – очень удобно, но если не помнишь, значит, надо начинать с А. Вот долгое время им надо всегда начинать с одного.

С.Бакалеева

— Спасибо большое, Женя. У нас в гостях была Женя Кац – известный игровой педагог, автор книг «Игры для начинающих мам», «Математика в твоих руках», а также, это тетрадка, да?

Ж.Кац

— Да, тетрадка, которая называется «Необычная математика». Всего хорошего, до свидания!

«При реализации проекта используются средства государственной поддержки, выделенные в качестве гранта в соответствии c распоряжением Президента Российской Федерации № 11-рп от 17.01.2014 г. и на основании конкурса, проведенного Общероссийской общественной организацией «Российский Союз Молодежи».

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (6 оценок, в среднем: 4,33 из 5)
Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *