Москва - 100,9 FM

«Дневник Великого Поста». Священник Николай Бабкин, Алексей Шириков

* Поделиться

У нас в гостях были клирик храма святителя Николая Чудотворца в Отрадном, блогер священник Николай Бабкин и автор книги "Дневник Великого Поста", редактор портала "Иисус" Алексей Шириков.


Мы говорили о книге Алексея Ширикова "Дневник Великого Поста": в чем её особенность, какие задачи она ставит перед читателями, и каким образом помогает проходить пост более осмысленно и с духовной пользой. Наши гости поделились, что пост - это дни великой радости, и важно уметь это увидеть, важно ставить перед собой определенные цели по изменению себя и своих дел. Также разговор шел о детской книге о посте: чем она может заинтересовать подрастающее поколение.


А.Пичугин:

- Здравствуйте, дорогие слушатели!

«Светлый вечер» на светлом радио.

Здесь, в этой студии, приветствуем вас мы – Алла Митрофанова…

А.Митрофанова:

- … Алексей Пичугин.

А.Пичугин:

- И у нас в гостях сегодня – с удовольствием вам представляем – священник Николай Бабкин, клирик храма Святителя Николая Чудотворца в Отрадном, блогер…

Здравствуйте!

О.Николай:

- Здравствуйте!

А.Пичугин:

- Алексей Шириков – автор книги «Дневник Великого поста», редактор портала «Иисус».

Добрый вечер!

А.Шириков:

- Добрый вечер!

А.Пичугин:

- Мы с вами встречаемся накануне Великого поста, буквально, 3 дня нас от него отделяют, но, тем не менее, уже…

А.Митрофанова:

- Уже – два, можно так сказать.

А.Пичугин:

- Ну, уже два почти – да, уже вечер пятницы. Но, тем не менее, Церковь-то готовится к Великому посту задолго до его начала – практически, за месяц всё это начинается – начинается со служб определённых.

Но мы сегодня об этом не будем говорить. Мне кажется, у нас достаточно программ, которые рассказывают о подготовке е посту, о том, как его проводят, о том, что делается.

У нас сегодня – люди, которые общаются с современной аудиторией, при помощи современных же технологий, и, безусловно, у огромного количества людей, которые подписаны, там… скажем… на блог отца Николая, которые посещают проекты, которые делает Алексей Шириков. Это люди, которые либо ещё не вошли в Церковную ограду, либо – вошли совсем недавно, и у них очень много вопросов, много каких-то… не столь предубеждений, наверное, сколько… таких… скорее, народных, что ли, представлений и знаний о посте.

Много ли к вам обращаются с вопросами, связанными с постами? Ведь, Вы уже не первый год ведёте блог, не первый Великий пост, который у Вас наступает в таком качестве?

О.Николай:

- Я… года с 2012 занимаюсь блогосферой, в разных социальных площадках. В Инстаграме, последние лет 5 уже, пытаюсь, каким-то образом, отвечать на вопросы людей. Каждый год они всегда одни и те же, и их можно свести в общий вопрос: что поесть? Это главный вопрос, который беспокоит людей в дни Великого поста.

А.Митрофанова:

- Ну, ладно… что, серьёзно?

О.Николай:

- Да. Что можно, и что нельзя, батюшка? И – со всеми вытекающими обстоятельствами.

А.Пичугин:

- Ну, Вы, в какой-то момент, не махнули рукой, не ушли полностью в гастрономию?

О.Николай:

- Нет. Мне не хочется про это писать. Потому, что указывать людям, что они должны есть – это не совсем правильно. Все – разные. У каждого – свой опыт пребывания в Церкви. Здоровье тоже у всех разное. В конце концов, у каждого человека, кто ходит в храм, есть духовник, или просто приходской священник, с которым всегда все эти вещи согласовываются.

А.Митрофанова:

- Тем не менее, смотрите… да, есть, допустим. Но к Вам-то, всё равно, обращаются люди, и вопросы эти – пусть, они из года в год одни и те же – но их не становится меньше.

То есть, огромное количество людей сейчас, с помощью новых технологий, ищут для себя ответы на эти вопросы. И социальные сети, в этом смысле, конечно – великолепный способ продвижения. И… ну, там… можно их ругать, можно к ним скептически относиться – я считаю, что это, как… ну… тот самый, простите за банальность, нож, которым можно хлеб порезать, а можно – совершить преступление. Вот, то же самое – с помощью соцсети отвечать на вопросы, самые пусть даже и распространённые, и банальные, от которых, может быть, приходские священники, действительно, уже устали. А люди, стоя в храме, чувствуют себя… вот… из той серии «Хочу знать, но стесняюсь спросить». Вот, социальные сети – снимают эти проблемы, и можно напрямую свои вопросы адресовать. По-моему, это очень круто.

И есть, знаю, для многих… там… рекомендация вот такая, которую люди применяют, что во время Великого поста мы в соцсети стараемся заходить меньше, и прочее. Я так думаю, что в ваших случаях – наоборот. Вы даже… ну… не то, что реже это делаете, а, может быть, даже и чаще. Потому, что вопросы продолжают сыпаться, а иногда, наверное, ещё и более интенсивно.

А.Шириков:

- Ну… если мы говорим о марафоне Великого поста, который – «Пост со смыслом», то там вопросов, действительно, возникает очень много…

А.Пичугин:

- А Вы поясните, пожалуйста, что это такое…

А.Митрофанова:

- А Вы… в двух словах объясните… да… что это?

О.Николай:

- Да, марафон «Пост со смыслом» – это онлайн-проект, который создан по благословению митрополита Илариона. В течение всего Великого поста, люди подписываются на определённые блоги, и следят за информацией.

Каждый из блогеров раскрывает определённые темы. Сначала отвечают на вопросы, как, вообще поститься, какие меры поста должны соблюдать люди. И дальше, в течение поста, разбираются темы Евхаристии, покаяния. То есть, главная задача этого марафона была, как раз-таки, помочь людям перейти со ступеньки вот этих простых вопросов о том, что можно есть, чего – нельзя, на ступеньку более высокую. Чтобы пост был, действительно, со смыслом, а не просто гастрономическая диета.

Ну, и, вот, в прошлом году, Великим постом… как раз, с отцом Николаем Бабкиным, с отцом Александром Даниловым мы проводили этот марафон, с иконописной мастерской «Арт-икона», и, каждый из этих блогеров разбирал свою тему, в течение поста. И параллельно были созданы группы в WhatsApp, чтобы люди могли общаться, взаимную поддержку получать, и так далее. И всё это, судя по отзывам, очень сильно помогло людям именно провести пост осознанно.

И, тогда же, в том же году, родилась идея «Дневника Великого поста». Он изначально основан на текстах из Постной триоди.

Я, года 4 назад, наверное, познакомился полностью с Постной Триодью, наконец, и был настолько впечатлён…

А.Пичугин:

- Что значит «познакомились», и что такое Постная Триодь? Понимаете, Вы, когда нам рассказываете сейчас, Вы об этом знаете, а многие из наших слушателей… для них «Постная Триодь»… вот… Вы можете аналогию провести какую-нибудь, которая не связана с этой книгой?

А.Митрофанова:

- Ну, вот… буквально, в двух словах – что такое, действительно, Постная Триодь? И почему – такое странное название?

А.Шириков:

- Да… буквально, лет 5 назад, я познакомился с главной Богослужебной книгой Великого поста. То есть, книгой, в которой собраны все тексты молитв, чинопоследования служб этого периода – она называется «Постная Триодь». И в ней собрано огромное количество смыслов, как раз-таки: воздержание, покаяние, подготовка к Пасхе. И она очень красиво проводит человека от первой недели поста – к Пасхе. То есть, там каждая неделя… прямо вот… ты чувствуешь полное погружение – в церковную традицию, в церковную практику, ты понимаешь… тебе расставляют акценты, что, как раз-таки, не надо обращать много внимания на пищу и питие, а нужно больше думать о добрых делах, о праведности, о творении дел милосердия – и так далее.

Ну, вот, я был очень впечатлён этой книгой, и у меня…

А.Митрофанова:

- А Вы… простите, я сразу хочу уточнить… открыли её – и сразу поняли всё её содержание? Вот, на том языке, на котором она написана.

А.Шириков:

- Ну… во-первых, я учился в Семинарии, и, поэтому, мне было проще – я понимал её, во-многом, как раз, на церковнославянском. Но я, конечно же, читал переводы на русский. Но проблема в том, что на будние дни этих переводов просто нет.

А.Пичугин:

- Отец Николай не даст соврать, что, если взять случайного священника, встреченного на улице, и спросить у него, что такое «Постная Триодь», процентов 70, что он, в общем, пожмёт плечами, и скажет, что это… книжка… ну… какая-то, там… в Семинарии что-то про неё говорили, но у меня есть «Богослужебные указания».

А.Митрофанова:

- Да ладно…

О.Николай:

- Ну, я надеюсь, что не 70% наших священников были двоечниками в Семинарии…

А.Пичугин:

- Двоечниками… слушайте, я тоже там учился, и у меня всё было хорошо с Литургикой, более того – я её люблю. Но, вот, если меня сейчас выдернуть на улице…

А.Шириков:

- Сходу, да…

А.Пичугин:

- … сходу, да, спросить про «Постную Триодь», я… долго покопавшись в голове, наверное, что-то вспомню…

А.Шириков:

- Трипеснец…

А.Пичугин:

- Нет, безусловно…

А.Шириков:

- … всплывая дальше…

А.Пичугин:

- Ну, вот, так… разматывая клубок…

А.Митрофанова:

- Подожди, а у тебя не было книжки… вот, такой, сиреневой… для…

А.Пичугин:

- «Богослужебные указания»?

А.Митрофанова:

- Нет… это, как раз, с текстами, которые русскими буквами… ну… церковнославянские тексты, написанные русскими буквами, для тех, кто в храм заходит, и хочет понять происходящее, во время Богослужения Великого поста…

А.Пичугин:

- Но там из Постной… про Постную Триодь ничего не было сказано.

А.Митрофанова:

- Как – ничего? Это и есть… на ней написано: «Триодь Постная» – и дальше ты открываешь, и там, с короткими комментариями, перед каждым Богослужением…

А.Пичугин:

- Не-не-не… я такую не видел!

А.Митрофанова:

- … описано, в чём смысл происходящего, зачем это нужно…

А.Шириков:

- Это частное, видимо, издание…

А.Митрофанова:

- Это – блестящая книга! Я не знаю… у нас, в Татьянинском храме… вообще… когда ещё не было, вот…

А.Пичугин:

- Значит, это была частная инициатива Татьянинского храма, им и изданная, и за пределы…

А.Митрофанова:

- Нет… это было не издание Татьянинского храма… я не помню, кто её изд…

О.Николай:

- А… есть такие книги, есть… мы тоже ими пользуемся, священнослужители…

А.Митрофанова:

- … да. И, точно так же, потом… вот, точно такая же книга, но уже на все дни…

О.Николай:

- Толстые такие, да? В двух частях.

А.Митрофанова:

- Толстые, да, упитанные… на все дни Страстной недели.

А.Шириков:

- Обычно, эти книги – они затрагивают, как раз, первую седмицу и последнюю седмицу…

О.Николай:

- Да.

А.Шириков:

- И… там… стояние Марии Египетской…

А.Митрофанова:

- Да, да, да…

А.Шириков:

- … Субботу Акафиста, но не весь пост.

А.Пичугин:

- А будние службы Великого поста, рядовые – они там, видимо…

О.Николай:

- Не хватит книг просто, да…

А.Митрофанова:

- Нет, там… пожалуйста – там есть и последование тоже Литургии Преждеосвященных Даров, которая служится…

О.Николай:

- Конечно.

А.Пичугин:

- Да, но только это… да, это Литургия Преждеосвященных Даров! А, всё-таки, основные службы, они же… она выходит, всё-таки, немножко за пределы… основные службы Великого поста – это вот эти, рядовые службы, которые идут с утреней, с канонами… вот, так идут, идут ежедневно.

О.Николай:

- Знаете, когда заходишь в костёл ( бывал на экскурсиях ), там – тоненькие книжечки лежат, для каждого человека. Если заходишь в православный храм, на обычную Литургию, там… ну… в тоненькую всё не влезет!

А.Пичугин:

- Но, кстати, лежат…

О.Николай:

- Наше Богослужение – оно более сложное. У них оно упрощённое, а у нас – осталась вот эта красота, древняя гимнография, структура – это всё формировалось, на протяжении многих столетий.

А.Пичугин:

- Всё-таки, если возьмёте Миссалий сам, да…

О.Николай:

- Нет, сам Миссалий, разумеется, да… конечно…

А.Митрофанова:

- Вот, начались всякие термины… Можно я по-простому скажу?

Слушатели, дорогие, у кого сейчас есть вопросы, связанные с Богослужением Великого поста – всё можно найти в Интернете. Есть прекрасные сайты. Есть… там… azbyka.ru, есть портал «Иисус» – заходите, скачивайте себе в смартфоны.

Сейчас… я не знаю… наверное, в разных храмах по-разному относятся к тому, что люди могут стоять на службе и смотреть в телефон…

А.Пичугин:

- Уже нормально везде…

О.Николай:

- Ко мне на исповедь приходят с телефоном – грехи зачитывают.

А.Митрофанова:

- Да, даже так? В Москве, может быть, да, но в других городах – я знаю, что по-разному. Но, в принципе, я думаю, если поговорить со священником, и объяснить, почему ты смотришь в телефон – что у тебя там последование службы, что ты следишь просто, хочешь не только на слух воспринимать, но и глазами видеть, и это помогает глубже погрузиться в смысл происходящего, – я думаю, что… особо… люди не будут возражать.

А.Шириков:

- Да, возражать не будут, но здесь возникает другая проблема. Очень большое количество смыслов заложено именно на буднях. А на буднях людям просто некогда прийти на Богослужение…

А.Митрофанова:

- Ну, да, это правда.

А.Шириков:

- Всё-таки, у нас Устав – он монашеский. И там прописаны… то есть, вся красота его раскрывается в том случае, если ты посещаешь Богослужения каждый день утром и вечером. Тогда Великий пост проходит совершенно иначе.

Понятно, что, в условиях современного города, это невозможно. Ну, и даже в условиях современного села. В принципе, это – монашеская норма. И вот, тогда же родилась идея: взять самые красивые тексты из Триоди на каждый день, перевести их на русский язык ( потому, что они… большая часть… ещё не переведены ) и включить их в «Дневник Великого поста». То есть…

А.Пичугин:

- Очень крутая идея!

А.Шириков:

- … это стало сердцем, скажем, этого «Дневника».

Я попробовал сначала сделать просто книжку небольшую, и раздал её на приходе. И мне прихожане просто рассказывали, как у них… как они плакали, читая эти тексты.

А.Пичугин:

- А – какой приход?

А.Шириков:

- Приход… я во Владимире тогда был, и там люди говорили, насколько у них… им открылись вот эти смыслы. Предпоследняя неделя – неделя Лазаря – она просто прекрасная по смыслам!

А.Пичугин:

- Владимир я хорошо знаю.

А.Шириков:

- Там… каждый день мы сопутствуем Лазарю. Там говорится: «Сегодня Лазарь заболел… сегодня Лазарь умер… сегодня – он два дня во гробе…» – и так далее.

И, уже, где-то, через два года, пришла мысль дополнить это комментариями о посте – чтобы было понятно, что происходит – не только по Триоди, но и какими-то практическими советами, и некоторыми практиками духовными.

То есть, к примеру, в этот «Дневник» включена практика ежедневных благодарностей Богу. Поскольку… вроде бы, время покаяния, но покаяние – это изменение себя. Соответственно – умение позитивно смотреть на мир, на то, что нас окружает, благодарить Бога. И одна из практик, которая включена в «Дневник», была – вот, эта ежедневная благодарность.

А.Митрофанова:

- То есть, искать в течение дня, что хорошего произошло, и от всего сердца сказать за это: «Спасибо!»

А.Шириков:

- И записывать даже – чтобы потом можно было листать и вспомнить, сколько хорошего было в твоей жизни.

А.Митрофанова:

- И подумать: «О! А жизнь-то, на самом деле, крута!»

А.Шириков:

- Да.

А.Пичугин:

- Может быть, тогда, придя к Пасхе, всё-таки, будет какое-то ощущение того, что пост прошёл не совсем зря?

А.Шириков:

- И, вот, знаете, действительно, в прошлом году мы это реализовали. В соцсетях мы распространили этот дневник, более 3000 человек в этом приняли участие, и потом писали отзывы, насколько… что: «Хожу в храм 20 лет, и это был мой первый пост со смыслом».

А.Пичугин:

- Вполне возможно!

А.Митрофанова:

- Где взять «Дневник»?

А.Шириков:

- Сейчас «Дневник» издан в издательстве «Никея», есть у них на сайте электронная версия, и есть – в моём блоге…

А.Пичугин:

- Ваш блог – где доступен?

А.Шириков:

- В Инстраграме… ну, в принципе, я и во всех соцсетях есть: Алексей Шириков ( Алекс Шириков ) – там доступны электронные версии этих «Дневников».

«СВЕТЛЫЙ ВЕЧЕР» НА РАДИО «ВЕРА»

А.Митрофанова:

- Напомню, что в программе «Светлый вечер» на радио «Вера» сегодня – священник Николай Бабкин, клирик храма Святителя Николая в Отрадном, в Москве, и Алексей Шириков, автор книги «Дневник Великого поста» и редактор портала «Иисус».

О «Дневнике Великого поста» мы сейчас, вот, как раз, и говорим…

А.Пичугин:

- Только, ведь, путаница… прости, пожалуйста, возникает – когда я набираю в любом поисковике, в том числе добавляя «издательство Никея», мне выпадает книга отца Александра Дьяченко «Дневник Великого поста».

А.Шириков:

- Сейчас уже вторым результатом выходит «Дневник Великого поста. Семь недель работы над собой» – как раз, тот самый дневник.

А.Пичугин:

- Ага… вот… ну, просто, чтобы не было путаницы.

А.Митрофанова:

- Ну, можно – и то, и то… пожалуйста! Они обе прекрасны, я думаю.

А.Пичугин:

- Безусловно. Но, просто…

А.Шириков:

- Да, одна… первая – более текстовая, а здесь – именно такой планер: в этом году добавлены страницы… там… расширенное Введение, и, как раз, во Введении, расписано, каким образом, по идее, нужно готовиться к Посту. То есть, мы призываем планировать Пост, определить меру пищевых ограничений. Потому, что, всё-таки, у нас любят календарики с расписанным – когда можно рыбу, когда можно масло, но, по факту, людям это тяжело соблюдать. И, в полной мере, Устав соблюсти невозможно, потому, что и Устав этот предписывает, к примеру, «пост до вечера» – в большое число дней Великого поста.

Так, вот, чтобы люди понимали, что не страшно, во-первых, изменить какую-то меру для себя, а, во-вторых, как это сделать так, чтобы это было не просто попустительство своим слабостям – это всё во Введении прописано, и там есть специальные страницы, где можно спланировать, записать себе: я этим постом откажусь от того-то и того-то.

А.Митрофанова:

- Слушайте, мне очень нравится этот подход.

Отец Николай, что Вы скажете? Есть – бизнес-планирование, которое многим сейчас очень хорошо понятно. Когда строит человек бизнес-план, он понимает, к чему он хочет прийти, в итоге, и какие шаги необходимы. Когда он видит эту цель – прописанную, чаще всего… очень полезно, вот именно, от руки писать на бумаге… ему становится понятнее, какие шаги необходимо предпринять на каждом определённом этапе, чтобы к этой цели, в своё время, прийти. Дедлайн, причём, очень хорошо помогает. Но тут, в данном случае, дедлайн… извините… это Пасха, да? Вот, эта аналогия – насколько в духовной жизни, с Вашей точки зрения, она… не хочется говорить слово «эффективна»… насколько она… ну… приемлема, что ли?

О.Николай:

- Даже у обычного блогера – даже у православного блогера – бывает контент-план, который он выстраивает. У каждого православного христианина…

А.Митрофанова:

- А Вы – тоже?

О.Николай:

- Ну… у меня не получается, честно говоря. Потому, что… часто бывает что-нибудь спонтанное…

А.Пичугин:

- Всё - аd libitum…

О.Николай:

- Да, у меня это – дело творческое больше, и… наперёд – не всегда выходит, честно признаюсь. Но у нас тоже есть свой… как бы… план – Церковный Устав, и он, в принципе, рамками Богослужений, обозначает какие-то темы, обозначает какую-то последовательность событий, в которых мы участвуем. И, входя в Великий пост, вот, даже Недели Великого поста – они потихоньку, постепенно тебя подводят к самому главному – к Пасхе. Начиная с Прощёного Воскресенья, и с других покаянных Богослужений, человек потихоньку приближается, пройдя вот этот план, по ступенькам. Поэтому, я думаю – здорово, если ты заранее планируешь.

Вот, в святоотеческих текстах… есть различие, например, у аввы Дорофея, или у преподобного Иоанна Лествичника – про особенности духовной жизни.

Вот, есть тактика, а есть – стратегия. Стратегия – это нечто, далеко идущее, а тактика – это то, что происходит на месте. Тактические сражения мы какие-то каждый день проводим – сами с собой, внутренние. А стратегия – это, вообще, то, как я буду проводить Великий пост.

Иногда человек думает: «Я буду заниматься сухоядением, аки монах. Буду следовать букве Типикона с максимальной точностью». Начинает сдавать здоровье, начинаешь уставать, теряются силы. А если ещё активная умственная или физическая работа – бывает очень сложно, невыносимо сложно. Я сам через это проходил в молодые годы, и… не скажу, что…

А.Пичугин:

- Многие из нас через это проходили…

О.Николай:

- Да, многие из нас через это проходили… не скажу, что это полезно для человека, но пройти через это стоит, всё-таки. Для того, чтобы ты понимал, что пост – больше, чем просто… что – можно, что – нельзя.

А.Пичугин:

- Да, да, именно так. Но… тут ведь главное, что… если ты упал, в какой-то момент… ну… всё – бросил пост окончательно, и сказал себе: «Ну, раз я то, что пообещал, не сделал, так и – поста никакого не будет. Не задался», – главное, наверное, просто не переживать по этому поводу, а идти дальше – какие-то новые себе свершения придумать, и следовать им?

О.Николай:

- Ну, мы же не древние назореи, там…

А.Пичугин:

- Просто, почему я спрашиваю? У меня – достаточное количество нецерковных знакомых, которые никакой церковной жизни никогда не вели и не ведут. Они просто, когда наступает Великий пост, открывают газету, где написано, что можно и нужно делать в Пост – обычную светскую газету, которая на любом прилавке – на вокзале, где угодно – продаётся. И – начинают следовать. Потом ещё – какие-то безумные рецепты из Интернета. И вот тут – понеслось!

В какой-то момент всё срывается – потому, что выдержать это невозможно никак…

А.Шириков:

- А, вот, кстати, именно против такой практики – да, я тоже постоянно с этим сталкивался, и постоянно хотелось это изменить. Потому, что Интернет, с одной стороны – хорош, с другой стороны – с Гугл зайдёшь, и первое, что он выдаст – это какой-нибудь тебе график, где – сухоядение, когда ничего не есть, и так далее. Это всё – очень мешает людям.

Более того, мы столкнулись с практикой такой, что, даже когда люди, на основании вот этого планирования, сами себе выстраивают… ну… какие-то… цели ставят в питании… мы призываем к практике молитвы… к практике ежедневного молчания, и так далее. Про это, если будет интересно, можно будет рассказать подробнее…

А.Митрофанова:

- Это – очень интересно… мне – особенно актуально, потому, что, выйдя замуж, я обнаружила, что я – жуткая болтушка…

А.Шириков:

- Ну, вот, сейчас я договорю эту мысль…

А.Митрофанова:

- До сих пор такой проблемы не было!

А.Шириков:

- … и расскажу про молчание.

О.Николай:

- Ну, надо, чтобы это для мужа не было открытием!

А.Шириков:

- Так, вот… даже не смотря на то, что люди сами себе выстраивают все эти ограничения, в конце Первой недели начали писать: «Всё, ничего не могу… ничего не получается… что делать?»

И, вот, в итоге, в новой версии электронного «Дневника» мы встроили даже в конце Первой недели новый разворот: вернитесь к своим целям, и посмотрите – адекватно ли вы их себе поставили? Если вы где-то перегнули палку – убавьте. Лучше вы будете расти и идти вверх, чем вы будете себя вечно ругать, что у вас ничего не получается.

А.Митрофанова:

- А этот электронный «Дневник»… его закачать в телефон можно, или в ноутбук… куда?

А.Шириков:

- Ну… его скачивают и распечатывают, в основном. То есть, можно со смартфона, но там, по идее, заполнять надо – это pdf-файл. То есть, удобнее, конечно…

А.Митрофанова:

- То есть, повесить на холодильник – магнитами…

А.Шириков:

- Ну, примерно, так…

А.Митрофанова:

- … или положить на рабочий стол.

А.Шириков:

- Скорее, на рабочий стол. Потому, что это – такая книжечка, в 150 страниц…

А.Митрофанова:

- О-о!

А.Шириков:

- И… вот… как раз, в контексте нашего разговора, я вспомнил, что, буквально, при подготовке новой версии «Дневника» в этом году, я нашёл слова святителя Иоанна Златоуста, которые можно, прямо, вот… назвать девизом «Дневника». Он писал в IV веке: «Нам следует так делать. Не просто лишь проходить седмицы Поста, но исследовать свою совесть, исследовать помыслы, и замечать, что мы успели сделать на этой неделе, что – на другой, что нового предприняли достичь на следующей, и от каких избавились страстей». Ну, и дальше он пишет, что только таким образом можно пройти Пост успешно.

А.Митрофанова:

- Знаете, всё это – очень созвучно… может быть, я, конечно, ошибаюсь – отец Николай меня тогда поправит авторитетно, обладая благодатью священства… открытие, которое я сделала… ну… может быть… там… в прошлом, или позапрошлом, году – что, на самом деле, для меня лично, в моём представлении, девизом Великого поста может быть фраза: «Бери от жизни всё!»

Потому, что – к чему призывает Пост? Убавить в себе то, что тебе мешает жить, чтобы максимально освободить, внутри себя, место для Бога. А брать от жизни всё – ну, не в том смысле, как… всё попробовать, а в том смысле, как максимально раскрыть в себе тот потенциал, который в тебя Господь заложил.

Пост – наилучшее время для того, чтобы… ну… углубиться, что ли, в эту тренировку – всё кругом к этому призывает! И, главное, что в конце этого пути – ждёт Пасха, Воскресение! То есть, у тебя ещё – и обострённое ожидание, приближение и понимание своей… там… неготовности к этому событию. И – ещё больше хочется максимально внимательно относиться к собственной жизни, и стараться уходить от того, что мешает в этом… союзе, по большому счёту, с Господом Богом, в течение жизни.

Вот, для меня, в моём сознании, брать от жизни всё – это максимально… что ли… максимально раскрыться навстречу Богу, дать Ему место в себе.

О.Николай:

- Ну… по сути, замолчать – вот, то, что мы говорили. Замолчать не внешне, а внутренне.

Вот, одна из практик – самых, пожалуй, необычных – которые мы предлагаем отслеживать ( причём, у нас там трекеры… как раз, все современные инструменты планирования мы постарались интегрировать в «Дневник» ) – это молчание.

То есть, мы привыкли к тому, что молитва – это… ну, в общем-то, понятно: мы попросим о чём-то – кто своими словами, кто из молитвослова прочитает – попросим у Бога, и дальше бежим куда-то дела делать, спешить.

А.Пичугин:

- Я правильно понимаю, что вы старались тот инструментарий, который Церковь предлагает для прохождения Великого поста, облачить в современные технологии?

А.Шириков:

- Совершенно верно, да. Совместить его с современными техниками планирования, и технологиями, в том числе.

А.Пичугин:

- Я понимаю, что единственный логичный ответ здесь это: пусть каждый решает сам для себя. Но, вот, насколько вы считаете это полезным и возможным для каждого?

А.Шириков:

- Я думаю, что…

А.Пичугин:

- Из тех людей, конечно, кто задумывается о Посте.

А.Шириков:

- На мой взгляд, в разной мере, это будет полезно каждому – точно. Дело в том, что «Дневник» подразумевает, скажем, двухуровневую систему. То есть, можно просто его взять, и просто, без соцсетей, сидеть с этим «Дневником», контролировать, следить – это один путь. В принципе, он вполне возможен, он такой… не знаю… ближе к монашеской традиции будет. А другой путь – это получать активную поддержку из чата единомышленников, от блогеров, которые рассказывают, помогают, отвечают на вопросы, подсказывают. Это – более, такой, общинный уже путь, не аскетический, а… такой… церковный, я бы сказал, путь. Оба…

А.Митрофанова:

- Эффективность этих инструментов подтверждается практиками психологов, которые, ведя большие группы – тоже онлайн, я знаю, сейчас эту практику очень широко применяют – точно так же организуют чаты какие-то, группы поддержки, и прочая, и прочая. И люди, ставя перед собою цели разобраться внутри себя с какими-то сложными узлами, которые мешают им двигаться в жизни, благодаря такой комплексной и всесторонней поддержке, действительно, приходят к очень хорошим результатам. Так, почему бы, правда, не применять это и в духовной жизни тоже?

А.Шириков:

- Конечно, да.

С той же практикой молчанья, мы прописывали, к примеру, что нужно делать, и, всё равно, людям не до конца понятно. И они приходят, спрашивают – вот, эта взаимная поддержка – у кого как получается. Потому, что многие люди, например, взяли себе большое время молчания.

Ведь, что такое – молчание? Всё-таки, да, расскажу.

А.Митрофанова:

- Давайте, мы вернёмся к этому разговору, буквально, через минуту – после небольшого перерыва, ладно? И про практику молчания. Я думаю, что многие мужья, если Вы подробно расскажете, в чём смысл, будут Вам за это очень благодарны, и дадут своим жёнам послушать.

Я напомню, что в нашей студии – Алексей Шириков, автор книги «Дневник Великого поста», редактор портала «Иисус», и священник Николай Бабкин, клирик храма Святителя Николая в Отрадном, в Москве.

Алексей Пичугин, я – Алла Митрофанова.

Через минуту – вернёмся.

«СВЕТЛЫЙ ВЕЧЕР» НА РАДИО «ВЕРА»

А.Пичугин:

- Мы возвращаемся в студию светлого радио.

Напомним, что сегодня здесь – Алла Митрофанова, я – Алексей Пичугин, Алексей Шириков, автор книги «Дневник Великого поста», редактор портала «Иисус», священник Николай Бабкин, клирик храма Святителя Николая Чудотворца в Отрадном.

Мы говорим о проекте «Дневник Великого поста, о том, как с помощью современных технологий можно проходить Великий пост так, как предписывает Церковь.

Вот, про практику молчания мы собирались поговорить подробней.

А.Митрофанова:

- О, да…

А.Пичугин:

- Я, вот, так чувствую… у меня сел голос сейчас – как бы… это… практика молчания в период Великого поста меня не охватила! Но… с моей работой, честно говоря, не хотелось бы.

А.Шириков:

- Что такое практика молчания? Одна из самых необычных, пожалуй, техник, которые мы предлагаем использовать в течение Великого поста.

Дело в том, что, с одной стороны, конечно же, это – максимальное молчание внешнее. Молчание – это не подразумевает только… да, вот – в эфире, к примеру, нам нужно говорить, от этого никуда не деться. Но – максимально избегать лишних тем. То есть, где-то – смолчать, где-то, возможно, не ответить, и так далее. Но это – лишь внешняя вещь, которая помогает, но… скажем, это не самое глубокое, что можно сделать.

А что мы предлагаем делать-то? Это – брать себе, в течение дня, хотя бы маленький отрезок времени, в который – целенаправленно молчать, но молчать не только внешне, но и внутренне. То есть, стараться слушать мир, который тебя окружает. Вот, Вы сказали: брать от жизни всё… брать именно от жизни, а не из своих мыслей.

На самом деле, это – древняя аскетическая и молитвенная практика…

А.Митрофанова:

- Вот, святые, я думаю, больше всего преуспели в том, чтобы, действительно, по-настоящему, брать от жизни всё…

А.Шириков:

- Да, несомненно… И в современно мире, понятно, это сложно. Но, к примеру, 3-5 минут – вот, эта практика показывает – самое реальное время, когда человек может высидеть, выдержать. Потому, что дальше уже – и дела, и мысли начинают крутиться.

И, что интересно, кстати… недавно я общался с шеф-редактором нашего портала, и он говорил, что, согласно сирийским мистикам, первым шагом на пути к обожению, является, как раз, внутренняя тишина.

То есть, человек должен замолчать, увидеть мир, который его окружает – и порадоваться этому. Просто порадоваться тому, что вокруг. Именно это является ответом на те молитвы, которые мы Богу возносим.

То есть, у нас получается часто не диалог, а монолог. Мы Богу говорим, говорим, говорим, а времени на ответ – не даём. И, вот, практика молчания призвана, по идее, это скомпенсировать. Целенаправленно посидеть, послушать…

Я обычно сравниваю это с нашими чувствами, которые мы испытываем, когда смотрим на звёздное небо. О чём мы думаем? Сложно сказать. Мы не думаем о том, сколько там звёзд… ну, иногда, конечно, думаем… насколько это красиво – мы просто стоим и слушаем.

А.Митрофанова:

- А, кстати, эту практику молчания можно сочетать с наблюдением? Например… там… смотреть на огонь, на воду – на что, говорят, можно бесконечно…

А.Пичугин:

- … как работают другие люди…

А.Митрофанова:

- … да, да!

А.Шириков:

- Ну… в такие моменты восхищение миром – несомненно, да. Это – красота, которая создана Богом, она помогает этой практике.

А.Митрофанова:

- Отец Николай сидит и хмурится. Я хочу у Вас спросить – что Вы думаете о практике молчания? Это, вообще, реально современному человеку, у которого в голове… этот… «идёт, гудёт зелёный шум» информационный?

О.Николай:

- Думаю, стоит объяснить нашим дорогим радиослушателям, что молчание, конечно, это не только, когда твой рот молчит, но когда безмолвствует твоё сердце. То есть, ты, по-настоящему, находишься наедине с собою.

Современный человек, находящийся в ритме этой жизни, в гонке со временем, который никогда ничего не успевает, вечно опаздывает – наверное, стоит иногда просто, хотя бы, сесть на 5 минут, и помолчать. Особенно перед молитвой это полезно.

Когда спрашивают: «Батюшка, а почему мысли у меня рассеиваются? Почему я не могу сосредоточиться? Вроде бы, читаю слова, и желание есть молиться, а, при этом, ум блуждает по делам земным…» – я всегда советую: «Вы – сядьте, перед молитвой, просто в тишине посидите. Помолчите. Настройтесь на общение с Богом, на разговор с Ним. Не можете читать слова церковнославянские – обратитесь своими словами…» У нас должно быть, каждый день, что мы хотим сказать Богу. Если у нас не происходит общения – это странно. Приходя домой, не общаться с тем, кого ты любишь, когда тебе нечего сказать тем, кого ты любишь. У тебя жизнь ограничена работой, отдыхом, домом, какими-то делами – и всё. А где… вот… общение? Где – душевное единение с людьми, которых ты любишь? Всё ж тогда обесценивается, всё становится сразу серым таким, чёрно-белым. И большинство людей живут, в общем-то… от зарплаты – к зарплате, от отпуска – к отпуску, и, в конечном итоге, ради исполнения каких-то своих желаний – добрых вполне – там, ипотеку выплатить, например, на юг съездить, ещё что-то… Человек, бывает, достигает этой цели, а счастье – не приходит с этим.

А.Пичугин:

- Вы знаете, но, для многих людей – мы об этом тоже как-то говорили – вот такие маленькие элементы счастья в их… Вы очень хорошо описали вот эту большую, зачастую, непростую, и полную серых будней, жизнь… вот… других вариантов счастья – нет. Мы можем говорить, сколько угодно, про Церковь, про счастье, которое человек обретает в общении со Христом, но для очень многих людей – это очень сложная материя. К которой они, возможно, когда-то придут. Но сейчас – не пришли.

И для них вот такое… вот, такие элементы счастья – это может быть, когда, вдруг, дети, живущие за пять тысяч километров, на один день приехали, или написали, или позвонили, когда получилась возможность с детьми со своими маленькими поехать на юг, когда удалось что-то купить – вроде бы, самое простое, но что очень давно хотелось… И, вот, эти маленькие элементы счастья – из них и складывается вторая, какая-то более красочная сторона серой жизни. И, мне кажется, вот это – та штука, о которой мы, христиане, должны помнить, когда рассказываем кому-то о том, что люди со Христом только в Церкви обретают всю полноту счастья. Может быть, мы так считаем, а они – когда-нибудь к этому придут, или – не придут.

О.Николай:

- Я немножко имел в виду другое. Не в том смысле, что… там… материальные блага не имеют какой-то ценности. Потому, что, действительно, когда мы говорим о духовности, есть такая… соблазн впасть в другую крайность – начать отрицать, вообще, нашу жизнь, и наши человеческие радости.

Нет, я говорю про одиночество человеческое. Про наше внутреннее одиночество. А оно бывает и у мужчин, и у женщин, и оно, порой, приводит к тому, что мужчина может отделиться от своей семьи, он может… там… не знаю… например, полюбить какие-нибудь онлайн-игры, или увлекаться алкоголем, или азартными играми, чтобы каким-то образом избавиться от чувства пустоты внутренней, одиночества. Женщина – ей, вроде бы, меньше времени остаётся, потому, что… ну… надо признать, что у большинства, наверное, женщин после работы – работа продолжается дома, бытовая работа, и у неё, наверное, меньше остаётся времени, чтобы побыть с собой. Может быть, поэтому в храмах больше женщин, не знаю… как один из таких вариантов для размышления нашим радиослушателям… но вот эта проблема внутреннего одиночества – она, на самом деле, портит всё. И, в том числе, и эти маленькие человеческие радости. То есть, если у тебя внутри пусто, то, даже если снаружи будет густо, от этого легче не станет никак. Ты никогда не зальёшь эту пустоту алкоголем, ты никогда не заполнишь эту пустоту какими-то играми…

А.Митрофанова:

- А откуда она берётся, отец Николай, вот эта пустота? Всегда ли она была внутри человека?

О.Николай:

- Любви когда не хватает, душевного тепла… даже на простом человеческом уровне это всё отражается. Бывает, люди живут вместе, а… они… не привыкли искренне общаться – нету! То есть, вот… пропадает между ними понимание… искренность, взаимопонимание.

То есть, они не могут сесть и поговорить друг про друга – что их беспокоит, что их волнует. То есть, душа… вот… настолько бывает одинока. И… что… человек – он не способен обрести единство даже с тем, кто ему дороже всего – дети, жена.

Он, вроде бы, сидит дома, на диване, но, при этом, он находится не дома – он в каких-то своих проблемах, каких-то своих заботах. Вот, выйти из этого внутреннего кризиса ему бы хорошо помогло и молчание, и молитва, и пост Великий, неслучайно называемый духовною весною – таким… пробуждением души, когда человек наконец открывает глаза, и говорит: «А что это, вообще, происходит с моей жизнью?» Да… а мы всё к гастрономии сводим – что поесть, что нельзя поесть, как вкусно поесть…

А.Пичугин:

- Мы, кстати, много лет проведя в Церкви, тоже, зачастую, всё сводим к гастрономии, поскольку…

О.Николай:

- Да.

А.Пичугин:

- То тут, то там в храмах слышно: «А ты постишься?» – «Ой, ни в коем случае!» – «Ой… а вот… а правда, сегодня рыбки можно?...» – «О-о, рыбки нельзя, нет!» – и: «Ах, нет…»

Я – про радость хотел сказать. Есть один храм в Москве, куда я одно время часто ходил. Сейчас хожу реже – не потому, что… там… что-то… а просто локации изменились, неудобно туда ездить. Но всегда с удовольствием бываю.

И, вот, я помню, как-то, на первой неделе Поста – на Первой седмице, если быть точным – в очередной раз, после Канона, выходит Настоятель. Ну, часто же священники благословляют в Пост что-нибудь читать своим прихожанам, и, вот, он – тоже благословил. Вернее, как – он не говорил никогда «благословил», он говорил: «Я бы вам рекомендовал почитать в Пост…» – что-нибудь. Вот, он и говорит: «Необыкновенная жизнь Дона Камилло»…

А.Митрофанова:

- О, прекрасно!

А.Пичугин:

- … у кого нет – возьмите, у нас в лавке продаётся!» – я специально посмотрел на Аллу – мы с ней это когда-то обсуждали. Я не знаю, вы знаете эту книгу… ещё был прекрасный итальянский фильм – про священника… католический священник в маленьком итальянском городке, который… всем рекомендую её прочитать – чудеснейшая, действительно! Во время Поста – потрясающее чтение про священника, который живёт… такой… обычной жизнью провинциального итальянского священника. Но у него в храме стоит статуя Иисуса, с которой он общается, и Иисус ему отвечает. И, вот, у них там очень курьёзные моменты, в течение всей книги, происходят, с которыми он обращается к Иисусу… и Он иногда подтрунивает над ним, иногда помогает решать эти проблемы. Там, мэр-коммунист, который – заядлый антиклерикал, но, тем не менее, чуть что – бежит на исповедь к этому дону Камилло… ну… это не спойлер, это просто очень-очень интересное и доброе чтение – поделился.

А.Митрофанова:

- Для повышения уровня радости в крови?

А.Пичугин:

- Да.

А.Митрофанова:

- Вот, я не знаю… «Дневник Великого поста» – он имеет такую опцию, чтобы отслеживать, как меняется – и в связи с чем и с какими событиями – внутреннее состояние?

Потому, что бывают – особенно, вот, у женщин – перепады настроения. И мы иногда даже не понимаем… там… вот, кто-то на кого-то сорвался – а из-за чего, на самом деле, это произошло?

Вот… отмотать назад, найти в себе эту настоящую причину, и не просто покаяться на исповеди в том, что ты на кого-то накричал, а рассказать Богу, что: «Вот, я обнаружил в себе трещину такую-то, которая дала такие-то и такие-то ростки, и я с этим хочу покончить – помоги мне, пожалуйста!»

А.Шириков:

- Второй инструмент, который ежедневно в «Дневник» встроен, кроме «Слава Богу за…» – «Я мог бы сделать лучше…»

То есть, человеку так же необходимо записать, проанализировать свой день: что ему в этом дне не понравилось – не понравилось именно в себе. И, на самом деле, родилось это из того, что люди хотели записывать грехи…

А.Митрофанова:

- … на бумажках.

А.Шириков:

- К исповеди готовиться, да. Но, это достаточно… то есть, это – полезно, но это – одна сторона медали. А другая сторона медали – что с этим грехом делать дальше? То есть, как от него избавиться? Что сделать, чтобы потом стать лучше? Ну, и, вот… в общем-то, действительно, это – полезная практика, когда мы анализируем свой день.

В общем-то… если мы смотрим вечернее молитвенное правило в молитвослове, то мы видим, что одна из последних молитв – это тоже исповедание грехов. Там, обычно, это идёт списком каким-то формализованным, но, по сути, туда каждый вставлять должен то, что для него актуально.

И, опять же… вот… «я мог бы сделать лучше». Полезно записать именно – что было не так, но в ключе: я мог бы… не знаю… лучше подготовить этот «Дневник» ( как я написал во Введении ), а, соответственно, в следующий раз я исправлюсь, сделаю это лучше. То есть, я, может быть, не очень доволен…

А.Митрофанова:

- То есть, в позитивном ключе. Чтобы не самобичеванием заниматься, а настраивать себя на какую-то…

А.Шириков:

- Да, на работу.

А.Митрофанова:

- … на работу, да…

А.Шириков:

- На работу, на развитие. То есть, вот эта практика… на мой взгляд, вот эти позитивные установки в голове – очень важны. Потому, что мы Пост воспринимаем, действительно, как… такое… тяжёлое ярмо, зачастую. С кем ни пообщаешься: «Вот… опять скоро пост… опять нельзя будет есть… опять нужно соблюдать эти правила, длинные службы, которые непонятны…»

А.Пичугин:

- Будем откровенны – на длинные службы ходит немного людей. Те, кто работает – они, по объективным обстоятельствам, на них попасть не могут. Из-за чего, кстати… не знаю, кто из вас говорил, что люди много-много лет ходят в церковь, а вот на этих службах не бывают…

А.Шириков:

- Да, да…

А.Пичугин:

- … и даже не знаю, что они бывают. И даже не знают, как они выглядят, и что Церковь проживает.

У меня, на самом деле, было… только достаточно недавним Великим постом, был такой опыт подобных служб, когда просто мы у очень близкого друга в храме… мы эту утреню всю вычитывали – я вычитывал, вместе с клиросом. А так, до этого, в общем… вот, именно на Пост – такого опыта не было.

А.Шириков:

- Ну, да… но… на самом деле, даже эти длинные службы, к примеру… понятно, что нет возможности познакомиться, но, обычно, с ними знакомятся… с такой… негативной стороны: пришёл – спина болит, ноги болят, ничего не понимаешь.

А я участвовал в этих службах – понятно, я в семинарии учился, у меня отец – настоятель, и я помогал ему на приходе, и у нас там Великим постом на первой неделе службы – по пять часов утром.

А.Митрофанова:

- О-о…

А.Шириков:

- Но, когда ты с книгами, ты всё понимаешь, и они – совершенно иначе воспринимаются. И вот, мне очень хотелось людям помочь именно посмотреть на Пост – с позитивной стороны, во всех смыслах. То есть, что – в нём нет ничего, что просто так человека… то есть, Бог не хочет, чтобы человек мучился, чтобы человек страдал.

И – что, опять же, забавно, – в первый день Поста читается отрывок из Ветхого Завета, где Бог, устами пророка Исайи, говорит, что: «Ненавижу посты ваши, и новомесячия ваши Я не терплю. Мне нужно не ваше самобичевание, Мне нужно, чтобы вы изменили дела свои».

А.Митрофанова:

- Отец Николай, объясните, пожалуйста, а почему тогда, если целеполагание, действительно, такое, о котором Алексей говорит, в нашем сознании, зачастую, пост, действительно, воспринимается, как неподъёмная, такая, телега, которую надо – НАДО – не то, что… там… я хочу через это пройти, а мне –НАДО это на себя взвалить почему-то, и… вот… тащить, тащить, тащить, тащить… и так далее? Почему это – так? В какой момент начался этот перекос? И что с ним делать?

О.Николай:

- Исторически, вообще, Библейский пост – это полное воздержание от пищи, либо – воздержание от пищи до вечера.

Практика частичного воздержания, которою мы сегодня пользуемся – она стала общецерковной, и она, изначально, появилась у еретиков. И, в связи с полемикой, стала общеизвестна.

А.Пичугин:

- Это – типичный ближневосточный пост, который сейчас… ну… практически, в неизменном виде у мусульман сохранился.

О.Николай:

- Да.

А.Шириков:

- Но, кстати, в древности не было длинных постов. То есть, Великий пост был – 40 часов.

А.Пичугин:

- Да, да… ну, это вот… история развития поста – она… кстати, это – очень интересный разговор для отдельной программы.

О.Николай:

- Да, история поста.

А.Пичугин:

- Я уже когда-то – несколько лет назад – пытался провести такую программу. Но я не помню, почему… почему… почему… опять, все – в гастрономию ушли совсем. А вот эта история возникновения и развития постов Вселенской Церкви – она, конечно, крайне интересна.

О.Николай:

- В любом случае, мы к посту когда приступаем, то, пусть исторически оно было так – сейчас реалии другие.

Пост – он… всё-таки, это – полное воздержание, полное ограничение. Это – умерщвление плоти, изначально. То есть, это, действительно, аскетическое упражнение. Ну, и Христос постился – Он ничего не ел. Это – всегда было в Церкви, всегда этим жили христиане, хоть и сам пост, в современном виде, сформировался на протяжении столетий, но огромное влияние монашеской традиции… ну, все знают Антония Великого, например, Феодосия… оказал и на восточную традицию, и на нашу традицию, в том числе. Поэтому, здесь, конечно… разумеется, пост – он воспринимается, для большинства, по-монашески.

И наши русские люди, наверное, благодаря особенностям национального менталитета, темперамента личного – мы любим построже, вот, основательно…

А.Митрофанова:

- У нас есть любовь к крайностям, да…

О.Николай:

- Это, как Достоевский говорил: нас бросает из крайнего аскетизма – в безудержный разврат какой-нибудь. Широка русская душа – мы не можем… как-то… посредине держаться.

А.Пичугин:

- Ну, а сколько было копий сломано о том, что нужно… на протяжении, там… последних нескольких столетий говорилось, в разных частях Вселенской Церкви… нужно создать отдельный Устав немонашеский, Устав храма – хотя бы, по примеру Устава Великой церкви.

О.Николай:

- Да, это было – на Поместном Соборе, сто лет тому назад. Была даже редакция Приходского Устава, но… к сожалению, Революция…

А.Пичугин:

- Но известные исторические события – они, там… в принципе, этот Собор сильно подкорректировали.

А.Шириков:

- Я хотел бы ещё уточнить важный момент, что умерщвление плоти – у нас, как раз… мне кажется, что отношение к посту, как… к такому… тяжёлому бремени, которым нужно себя мучить – это из-за неправильного понимания слова «плоть».

Потом, что мы, зачастую, думаем, что умерщвление плоти – это умерщвление физических сил своего тела. Но по факту – это не так. «Плоть», в данном случае, это – средоточие греха в человеке, по тому же Писанию, и «умерщвление плоти» не равно умерщвлению тела.

То есть, Великий пост направлен, как раз, на борьбу с началом зла, внутри тебя. А для этого нужна дисциплина, строгий контроль, определённые духовные практики – они помогают освободить своё тело от вот этого… негативного слова «плоть».

Из-за того, что в народном сознании «плоть» и «тело» сейчас, в принципе, примерно, одно и то же, получается, что – и акцент переносится. Мы боремся – с телом.

А.Пичугин:

- Ну, как у нас и слово «любовь» толкуется одинаково во всех смыслах, а, на самом деле, оно очень многозначное.

А.Шириков:

- Древние стоики – они тоже отрицали плотские вещи.

О.Николай:

- Многие современные христиане тоже считают, что… например, брак – это… такая… некая… «допустимая» мера от Бога. То есть, не норма человеческого общежития, а некое… такое… допустимое. А вот монашество и настоящее… как сказать… самоистязание плоти – это и есть высший идеал духовности.

Но, на самом деле, монах – он не отказывается от своих каких-то жизненных потребностей. Мы же не буддисты, чтобы отказываться от чувств – от радости, от общения, в том числе – и с женским полом, или с мужским полом, создавать семью… Поэтому, в общем-то, дни Поста – это не время для того, чтобы угробить своё здоровье.

А.Шириков:

- И дни великой радости!

Мы, опять же, скорбно воспринимаем эти дни. А если мы вчитаемся в Триодь – в ту книгу прекрасную, то увидим, что там абсолютно везде говорится… даже там такой парадокс есть… Мы в новой версии детского «Дневника» приводим ещё цитаты…

А.Митрофанова:

- У вас ещё и детский «Дневник» есть?

А.Шириков:

- Да, ещё и детский есть. Приводим цитаты из того, как в русской литературе… там… Шмелёв описывает Пост Великий… и у нас получилось: на одной стороне – из Триоди, где говорится, что «не будьте мрачными и унылыми в Великий Пост, но будем радоваться добрым делам», и на соседней – цитата из Шмелёва, где говорится: «Мне велели надеть затрапезную курточку с продранными рукавами…» И это очень интересная… такая, вот… параллель: как говорили раньше, и как говорится сейчас.

«СВЕТЛЫЙ ВЕЧЕР» НА РАДИО «ВЕРА»

А.Митрофанова:

- В программе «Светлый вечер» на радио «Вера» сегодня, я напомню, священник Николай Бабкин, клирик храма Святителя Николая в Отрадном, в Москве, и Алексей Шириков, автор книги «Дневник Великого поста», редактор портала «Иисус».

Мы, собственно, и говорим, в преддверии Великого поста, о том, как правильно было бы… с какой оптикой взглянуть внутрь себя, и – какие открытия это может дать.

И… Алексей, про «Дневник Великого поста» для взрослых мы сейчас… ну… относительно подробно поговорили, хотя об этом, я думаю, бесконечно можно рассказывать. Вообще, это такой… невероятный, по-моему, прорыв – то, что вы сделали! Спасибо вам огромное!

А, вот, детский «Дневник» – это что за ноу-хау такое? И для какого возраста, вообще?

А.Шириков:

- С 8 до 14 лет мы, примерно, рассчитывали этот «Дневник».

Нас просили, после «Дневника Великого поста» сделать что-то для детей. Мы проэкспериментировали на Рождественском посте.

Ну, Рождественский пост, всё-таки, конечно, легче. Там дневник детям понравился, в большинстве случаев. Нам писали, что дети прочитали Введение перед постом, и теперь уже спрашивают маму: «А когда же уже пост начнётся? Я хочу поститься!»

Там мы постарались доступным языком объяснить детям, что такое пост. Ну, в частности, сейчас, например, мы хотим в Синодальном отделе образования и катехизации провести экспертизу, и одобрение получить.

А.Митрофанова:

- Чтобы это было рекомендовано, да.

А.Шириков:

- Но, по факту, Рождественским постом отзывы, в основном, были положительными – что дети с удовольствием…

Состав этого дневника постом Рождественским был несколько иной. Там были задания на каждый день – полуигровые-полусерьёзные, и комментарии о том, что такое пост. И, всё-таки, эти практики «Слава Богу за…» и «Я мог бы сделать лучше…» мы оставили и для детей.

Это было непросто детям, но… вместе с родителями, они, зачастую, заполняли… но – многим понравилось из детей.

А.Митрофанова:

- То есть, родители помогали детям анализировать прожитый день, и отмечать, что можно было бы сделать лучше, за что сказать «спасибо» обязательно… да?

А.Шириков:

- Да. Кто-то сам это делал, кто-то – с родителями. Но, в итоге… то есть, там была ещё встроена игра, например, нужно было украшать ёлочку – понятно, чтобы было детям интереснее.

С Великим постом, конечно, сложнее. Мы этот «Дневник» впервые запускаем сейчас, и будем собирать, соответственно, обратную связь. Здесь именно, всё-таки, уже с восьми – тот был ещё и помладше – мы оставили там самые простые тексты из Триоди в адаптированном виде – то есть, убрали там самые… такие… тяжёлые вещи, вроде «я всю жизнь прожил в блуде» – понятно, ребёнку это неактуально. Это – образ, это – и для взрослых, зачастую, образ. Мы оставили больше… там… про историю Лазаря – прямо тексты. И – практики «Слава Богу за…» и «Я мог бы сделать лучше…» Точно так же и комментарии – уже здесь более серьёзные, всё-таки, вещи. Понятно, мы пытаемся объяснить ребёнку и что такое покаяние, и что такое Причастие, и, опять же, конечно, зачем нужен пост, и так же – задания на каждый день. Задания, вроде… там… ну, к примеру, мы предлагаем на неделю Крестопоклонную – поставить ветки дома в воду, чтобы к Вербному Воскресенью подготовить ветви к встрече Христа.

А.Митрофанова:

- Слушайте, потрясающая вещь! Получается, с помощью этого «Дневника», ребёнок может научиться видеть причинно-следственную связь между своим поступком, например, и теми событиями, которые в его жизни происходят. Это, на самом деле, не каждый взрослый умеет. Даже далеко… я так думаю… ну… не то, что далеко… но не все те люди, которые регулярно ходят на исповедь, замечают связь, между своими поступками и теми событиями, которые с ними происходят. А нести за них ответственность, и понимать, что всё, происходящее с нами, спровоцировано нами же самими – нашими выборами, которые мы совершаем – это же очень важный навык!

И, мне кажется, что если с ребёнком начинать об этом говорить с самого детства… потому, что… там… с 8-ми лет, когда уже же на исповедь дети ходят, как правило – это же даст потом прекрасный результат.

А.Шириков:

- Ну, да… цель детского «Дневника» – попытаться сместить акцент с пищи на что-то более серьёзное.

Понятно, с каждым ребёнком будет своя история. Кому-то это не понравится, кто-то не сможет это понести, в связи… там… просто с возрастными особенностями, и так далее. Но, в целом, например, сама идея, что в пост мы предлагаем ребёнку – в первую очередь ему ( ну, понятно, вместе с родителями ), определить меру пищевого поста, отказаться от каких-то вкусных вещей… может быть, ему нравятся конфеты, которые – постные, и он, в качестве практики контроля над собой, сможет отказаться от них на время поста. Ну, Рождественским постом мы такое делали, действительно, и, вроде как, успешно. И – уже, действительно, пытаться что-то… задумываться о смыслах, и о себе. Это – непросто. Но… с Рождеством – получалось.

А.Митрофанова:

- Гораздо проще, конечно… да… если ударился об косяк, то виноват – косяк.

А.Шириков:

- Да.

А.Пичугин:

- А куда хуже, если ударился об косяк: «Это тебя Боженька за грехи наказал»!

А.Митрофанова:

- Ой… это, вообще, кошмар!

А.Шириков:

- Ну, и здесь, к детскому «Дневнику», понятно, мы прикрепляем файл для родителей небольшой, чтобы они понимали, как с этим работать, и… очень многое зависит… всё равно, ребёнок вопросы будет адресовать родителям. Ну, а родители – они есть и в чате, мы их собираем, и они могут, если что, адресовать их нам, и мы тоже подсказываем, как лучше что сделать, посоветовать – у меня и педагогическое образование тоже есть.

Поэтому… сейчас это – эксперимент, на самом деле. Посмотрим, как «Великий пост» пройдёт у детей.

А.Митрофанова:

- Отец Николай, Вы видели этот «Дневник» детский?

О.Николай:

- Нет.

А.Митрофанова:

- Нет? А – взрослый?

О. Николай:

- Я… естественно. Так, как я рекомендовал «Дневник», я не мог на него не посмотреть.

Мы уже у себя на страничке, так как я уже давно занимаюсь в блогосфере, чаще всего… наша деятельность – она основана была изначально в Инстаграме, ради изучения Священного Писания. Потому, что это – главная проблема, которая меня лично беспокоит. У нас… большинство людей, которые в храм ходят – они не знают Божье Слово.

То есть, когда, например, мы интересуемся каким-то автором, мы открываем его книгу, да? Если мы интересуемся Богом, то мы Его Книгу почему-то не открываем. Вот эта вот связь – не срабатывает. И, в дни Великого поста, мы, уже на протяжении нескольких лет, обычно занимаемся изучением Псалтыри – с нашими подписчиками, и сформировали за эти годы «Библейское движение». Сейчас в нём уже больше 16 тысяч человек участвуют. Несколько тысяч человек прочитали Священное Писание – порядка трёх тысяч. А порядка двух тысяч прочитали его, как минимум, дважды. Некоторые стали кураторами, волонтёрами – помогают, и ведут совместные чаты с участниками – меня поддерживают. Потому, что, конечно, я один с такой массой людей просто не справлюсь.

А.Митрофанова:

- Имеется в виду, прочитали – и поняли?

О.Николай:

- Конечно, конечно! Потому, что мы – не просто… я не просто говорю: «Так, сегодня читаем вот эту главу, там… конспектируем её, выписываем – мы проводим прямые эфиры. То есть, я даю заранее задания, отправляю… сейчас нас – 2 потока участников, около тысячи человек… да…

А.Митрофанова:

- Потрясающе!

О.Николай:

- И… вот… в прошлый раз мы изучали Псалтырь тоже в пост, в основном, основываясь на переводе Юнгерова, хотя есть, конечно, и другие, но, вот, мы взяли его – для того, чтобы люди понимали Псалтырь. Потому, что Псалтырь – это одно из самых… ну… если признаться… для невоцерковлённого человека, скучных моментов службы – потому, что греческие синтаксические обороты, устаревшие, и ряд архаизмов церковнославянских, которые сегодня современному человеку непонятны, а, порой, и звучат неприлично – в понимании современного человека… на нашем, русском, языке звучат неприлично… а для древнего человека звучали вполне прилично… и, получается, Псалтырь-то, как книга, остаётся закрытой, даже для людей, которые читают, например, по кафизме в день для себя, периодически. И у нас, обычно, изучение Библии совпадает, как раз, с Псалтырью. То есть, за год мы всю Библию прочитываем, а изучение Псалтыри, как раз, попадает на период Великого Поста. Ну, а Псалтырь – это традиционное чтение в дни поста. И мы её – каждый год изучаем.

Поэтому, я думаю, чем больше будет вот таких замечательных проектов в социальных сетях, тем лучше люди будут понимать.

Вот, так сказать, подведя черту тому, что я сказал… я недавно соцопрос у себя проводил, среди подписчиков, и оказалось, что порядка 7000 человек – впервые сходили в храм, исповедались и Причастились после подписки на мой блог в Инстаграме.

А.Митрофанова:

- Прекрасно!

О.Николай:

- Да. И это – страшная цифра, потому, что понятно, что это – большая ответственность для нас. И я рад, что, из этого числа, почти половина прочитала Библию.

То есть, вот – какой-то конкретный результат. Потому, что у наших слушателей может сложиться впечатление: зачем, вообще, всё это надо? Можно же пойти в Воскресную школу, можно с батюшкой поговорить, можно, в конце концов, Интернет открыть… зачем все эти «Дневники», зачем все эти батюшки блоги ведут, там… занимались бы, по старинке, как святые апостолы – проповедовали!

Но, вот, пожалуйста – ведь есть конкретные плоды, о которых нельзя не говорить! Если бы «Дневник Великого поста» был людям неинтересен, его бы не издавали. Если бы он был неинтересен детям, его бы тоже не издавали. Но – читают, смотрят люди, и…

А, конкретно, как сказано в Писании: «По плодам их узнаете их». Вот – есть дела, вот – есть плоды. Выводы делайте сами.

А.Пичугин:

- Спасибо большое за этот разговор!

Мы напомним, что сегодня в программе «Светлый вечер» были: священник Николай Бабкин, клирик храма Святителя Николая в Отрадном, блогер, и Алексей Шириков, автор книги «Дневник Великого поста», редактор портала «Иисус».

Спасибо вам большое!

Я – Алексей Пичугин…

А.Митрофанова:

- … Алла Митрофанова.

Мы – прощаемся с вами!

А.Пичугин:

- Спасибо! Счастливо!

О.Николай:

- До свидания!

А.Шириков:

- До свидания!

Друзья! Поддержите выпуски новых программ Радио ВЕРА!
Вы можете стать попечителем радио, установив ежемесячный платеж. Будем вместе свидетельствовать миру о Христе, Его любви и милосердии!
Мы в соцсетях
******
Слушать на мобильном

Скачайте приложение для мобильного устройства и Радио ВЕРА будет всегда у вас под рукой, где бы вы ни были, дома или в дороге.

Слушайте подкасты в iTunes и Яндекс.Музыка

Другие программы
Мудрость Святой Горы
Мудрость Святой Горы
В программе представлены короткие высказывания монахов-подвижников Святой Горы Афон о жизни человека, о познании его собственной души, о его отношениях другими людьми, с природой, с Богом.
Прогулки по Москве
Прогулки по Москве
Программа «Прогулки по Москве» реализуется при поддержке Комитета общественных связей города Москвы. Каждая программа – это новый маршрут, открывающий перед жителями столицы и ее гостями определенный уголок Москвы через рассказ о ее достопримечательностях и людях, событиях и традициях, связанных с выбранным для рассказа местом.
Притчи
Притчи
Притчи - небольшие рассказы, наполненные глубоким духовным смыслом, побуждают человека к размышлению о жизни. Они несут доброту и любовь, помогают становиться милосерднее и внимательнее к себе и к окружающим.
Места и люди
Места и люди

В мире немало мест, которые хотелось бы посетить, и множество людей, с которыми хотелось бы пообщаться. С этими людьми и общаются наши корреспонденты в программе «Места и люди». Отдаленный монастырь или школа в соседнем дворе – мы открываем двери, а наши собеседники делятся с нами опытом своей жизни.

Также рекомендуем