Светлый вечер с прот. Андреем Близнюком и Полиной Юфиревой (16.09.2016)

Андрей Близнюк и Полина Юфирева (16.09.2016) - Часть 1
Поделиться
Андрей Близнюк и Полина Юфирева (16.09.2016) - Часть 2
Поделиться

прот. Андрей Близнюк 2У нас в гостях Руководитель выездной мобильной бригады Церковной помощи в Чрезвычайных Ситуациях протоиерей Андрей Близнюк координатор направления по организации помощи в ЧС Синодального отдела по благотворительности и социальному служению Полина Юфирева.

Мы говорили о наводнении в Приморье, о помощи, организованной Церковью, и о том какие первоочередные нужды сейчас у людей, пострадавших от стихийного бедствия.


А. Пичугин

— Добрый вечер, дорогие слушатели! Здесь, в этой студии, Алла Митрофанова…

А. Митрофанова

— …Алексей Пичугин.

А. Пичугин

— И представляем Вам наших гостей. Ближайший час вместе с Вами и с нами проведут протоиерей Андрей Близнюк, руководитель выездной мобильной бригады церковной помощи в чрезвычайных ситуациях… Здравствуйте!

Протоиерей А. Близнюк

— Добрый вечер!

А. Пичугин

— И Полина Юфирева, координатор направления по организации помощи в чрезвычайных ситуациях Синодального отдела по благотворительности Русской Православной церкви.

Мы сегодня беседуем, собираемся здесь по такому не самому приятному поводу. Наводнение в Приморье… Я думаю, что все, кто следит за новостями, про это наводнение знает. Кто не знает, я напомню, что там выпала трехмесячная норма осадков. В Приморском крае ввели режим чрезвычайной ситуации федерального уровня. Там подтоплено 18 муниципальных образований из 34. Ну, и в зоне наводнения находится более 9 тысяч человек. Сейчас, конечно, вода уходит, но, тем не менее, обстановка все равно достаточно тяжелая. Отец Андрей Близнюк, которого наши постоянные слушатели, наверное, хорошо знают, в свое время прошел такую подготовку по линии МЧС и теперь участвует от Русской Православной церкви в ликвидации последствий чрезвычайных ситуаций вместе со спасателями и вот недавно вернулся как раз из Приморья.

Ну, давайте нарисуем картинку, для начала. Что там происходит, Вы видели своими глазами и даже сейчас нам показывали ролики, которые Вы там сделали и сняли. Конечно, впечатляет.

Протоиерей А. Близнюк

— Да, мне довелось впервые побывать в этом регионе. Конечно, всегда, открывая для себя новые места России, удивляешься, насколько красива и разнообразна наша страна. Потому что мы видели край, где растут сосны и березы, обвитые какими-то лианами, климат такой, как будто в субтропиках — туман, пар. Как в турецкой бане, тебя окутывает. И при этом нережимные осадки и паводок такой силы, что вода на улицах города Владивостока. Из Владивостока отправились в Арсеньевский муниципальный округ и, конечно, видели там такую картину тяжелую, когда многие села просто были отрезаны от общего сообщения, потому что дороги были просто размыты, куски асфальта, бетонные основания мостов — все это как будто огромная чья-то рука разбросала, разнесла по территориям, и люди остались отрезаны и лишены электроснабжения, возможности жить нормально. И это, конечно, так на нас обрушилось, и мы постарались побывать во всех наиболее пострадавших местах, чтобы собрать информацию и оказать им помощь, которую мы уже с собой привезли, собранную в Москве. И сейчас продолжается сбор пожертвований людям нуждающимся, и мы надеемся, что помощь будет поступать своевременно и в самые нуждающиеся районы.

А. Митрофанова

— Вы говорите о кусках асфальта, фрагментах мостов. А это все дождевая вода смыла? Это такой силы вот эти потоки?

Протоиерей А. Близнюк

— Ну, тайфун, который из Японии пришел, и эти дожди наполнили горные реки. На стоках реки наполнились и с огромной силой обрушились на территорию, которая находилась уже у подошвы этих гор. И поэтому вода обладает огромной силой. Просто сметает все на своем пути. Вот те постройки, которые не были закреплены фундаментом, — такие, как бани, туалеты, какие-то металлические контейнеры, — все это вода несла просто как щепки, сметая на своем пути просто все, что явилось препятствием. И в первые дни вот так погиб глава МЧС региона Олег Федюк. Он ехал на машине, на «КамАЗе». Представьте себе «КамАЗ» трехмостовый такой, тяжелый. Его вода подхватила, перевернула и затащила под мост. Десять человек выбрались, а начальник, помогая своим подчиненным, погиб. И вот такая страшная картина — что человек, который взял на себя ответственность и нес ее, как бы был такой первой жертвой. Слава Богу, сейчас о жертвах больше сообщений нет, но есть пропавшие без вести.

А. Пичугин

— Но вот Вы рассказывали в Вашем ролике, собственно же… Там совершенно ужасная история о том мужчине, который спасал ребенка и утонул, а на следующий день его жена родила пятого.

Протоиерей А. Близнюк

— Дело в том, что он утонул еще до этой трагедии. Он утонул 12 августа.

А. Пичугин

— А, 12 августа — да, действительно. Но все равно…

Протоиерей А. Близнюк

— Но его жена, вдова с этими маленькими детьми на руках, переживала это горе. Сейчас она в доме проживать не может, потому что дом, хоть уже освобожден от воды, но он весь сырой. Мебель покрыта плесенью, матрасы, все. Поэтому им доставлена помощь в виде матрасов, постельного белья, одежд, но диван-то никто ведь не пришлет. И поэтому они сейчас пока у родственников перебиваются и сушат эту мебель и остро нуждаются вот в таких приборах для просушки, как тепловые пушки, генераторы и другие.

А. Митрофанова

— То есть если говорить о какой-то помощи людям — такой, чтобы она была не медвежьей услугой, а чтобы она была конкретной и действительно полезной, а не помощью во вред, как иногда бывает, это речь идет именно о таких просушивающих всяких приборах?

Протоиерей А. Близнюк

— Приборах, вот это в первую очередь. Потому что жители Приморья откликнулись, и Владивосток постоянно туда отправлял машины, и привозили. И нам сразу, когда мы только с Полиной прибыли, сказали, что в одежде не нуждаются люди, а люди нуждаются в питьевой воде, потому что пить воду было невозможно из колодцев — она была уже заражена вот этими павшими животными и всякой грязью, которую там намутила река. Поэтому, в первую очередь, покупали воду во Владивостоке, чтобы с собой везти, потому что в этом Арсеньевском округе ее всю скупили, в магазинах ее почти не было. Для маленьких детей везли памперсы, детское питание. Консервы — тушенка, рыбные, — потому что людям нужно было кушать. А в одежде они не нуждались.

А. Митрофанова

— Полин, можно к Вам вопрос? Какое на Вас все это впечатление произвело? Или Вы уже не первый раз оказываетесь в подобных?..

П. Юфирева

— Не первый раз, действительно, но в таком…

Протоиерей А. Близнюк

— Вы перечислите, где Вы побывали в России…

П. Юфирева

— Да, мы побывали за последние несколько… шесть лет и на пожарах, которые у нас были по всей России в 2010 году, мы побывали и в Крымске в 2012 году, на наводнении в Сербии, в Алтайском крае… И даже на Хибинах мы побывали, когда там был тайфун и циклон очень сильный. Но на Дальнем Востоке тоже были мы впервые, и такого масштаба бедствия в таких отдаленных поселках мы еще не видали… Отдаленные от центра, когда помощь не приходит в течение нескольких дней, когда тяжело добраться, и добровольцы туда не могут доехать.

А. Пичугин

— А сколько расстояние до центра?

П. Юфирева

— До ближайшего центра… вот ближайший поселок — это 120 километров, а дальше — 200-270 и далее.

Протоиерей А. Близнюк

— 300 километров от Владивостока.

А. Митрофанова

— Ну, серьезное расстояние. Если…

П. Юфирева

— Это нужен и транспорт специализированный, чтобы машины были проходные, и бензин, и люди, которых там вообще в принципе мало — населения. Население этого региона небольшое.

А. Митрофанова

— А что конкретно Вы там делали? Чем занимались, какую помощь оказывали?

П. Юфирева

— Задача нашей группы… На самом деле вот наша группа церковной помощи в чрезвычайных ситуациях — это группа священнослужителей, сестер милосердия, добровольцев, специально обученных МЧС, аттестованных на спасателя. В задачи нашей группы входит выезд на масштабные ЧС, на крупные, для того, чтобы оценить, в каком масштабе бедствие, чтобы оказать первую гуманитарную помощь, понять, что происходит, что нужно завтра, и начать вот такой сбор на будущее для помощи этим людям. По возможности, организовать совместно с епархией на месте церковный штаб помощи.

А. Пичугин

— А церковная помощь в чрезвычайных ситуациях подразумевает только гуманитарную составляющую, или?.. Мы как-то с отцом Андреем в одной из программ об этом беседовали — священники или церковные сотрудники помогают спасателям в их непосредственной профессиональной деятельности.

П. Юфирева

— Да, безусловно, это не только гуманитарная помощь. Наверное, в первую очередь, это духовная, психологическая помощь — тот уникальный вид помощи, который не оказывают другие государственные структуры. И об этом, может быть, подробнее может отец Андрей рассказать.

А. Пичугин

— А физическая — разбирать завалы?..

П. Юфирева

— Если есть свободные руки, если есть добровольцы — то да, конечно.

А. Пичугин

— А у Вас большая группа была?

Протоиерей А. Близнюк

— Нет, конечно, наша группа такими чисто спасательными мероприятиями не занимается, поскольку выезды эти очень дорого стоят, а мы едем минимально.

А. Пичугин

— Ну, наверняка, на Дальнем Востоке тоже есть какие-то православные ребята, которые?..

Протоиерей А. Близнюк

— Там, конечно, этим занимаются… На самом деле, было радостно заметить, что православные ведут такое активное участие в ликвидации последствий. И когда мы прибыли в одно из самых пострадавших сел — Кокшаровку, то мы увидели сразу такой тесный, такой очень плодотворный тандем руководителя этого поселкового образования (как ее? — Наталья Васильевна Андросова, да?) и батюшки — отца Андрея Кузнецова. Глава только матушке доверила раздачу хлеба, зная, что она сделает это добросовестно. Батюшка со своим сыном тоже помогал ей. И надо сказать, что было приятно узнать о такой вот безвозмездной добровольной помощи людей, как их называют, малого бизнеса.

А. Пичугин

— Ну, да-да-да.

А. Митрофанова

— Угу.

Протоиерей А. Близнюк

— Предприниматели, которые у нас в стране, как-то всеми, мы слышим, обижены, а вот в критической ситуации они проявили себя очень ярко.

А. Митрофанова

— А что они сделали?

Протоиерей А. Близнюк

— Допустим, Федор, предприниматель в этом селе, Кокшаровке, когда не успела прийти помощь от государства, открыл свои склады, и все продукты, которые у него лежали, даром раздал людям — рыбу, мясо, все.

А. Митрофанова

— А он владелец какого-то местного магазина, получается, да?

Протоиерей А. Близнюк

— По-видимому, да, торговый бизнес. Он все, что было на складах, раздал людям, чтобы они не голодали. Другой — хлебопечка, и делал хлеб, и тоже глава администрации вместе с матушкой раздавали людям. То есть они проявили свои такие самые настоящие, такие глубокие качества русские — милосердие, сострадание.

Когда мы груз наш привезли и не могли его доставить в село, потому что моста нет, и сутки там ждать, пока его восстановит МЧС, хотя они активно работали, мы не могли, тем более, машину нужно было отпускать — вплоть до того, что груз на землю выгружай и сторожа оставляй. И тут идет какая-то «амфибия» — такая машина просто, знаете, которая плавает, преодолевает любые препятствия. (Смеется.) И я спрашиваю человека — он тоже частный предприниматель: «Вы не можете помочь?» — «Пожалуйста». Мы загружаем этот груз, и он через эти все завалы и водные препятствия доставляет груз к храму. Вот это было очень приятно отметить, что вот эти люди такие, которые с такой удивительной жертвенностью помогали и не бросили народ. Это было приятно.

П. Юфирева

— Хотела бы привести в пример еще Алексея, нашего водителя-добровольца, который является… У него собственная строительная фирма, и вот он несколько дней подряд был с нами, консультировал, где бы мы могли купить, закупиться подешевле. Он оплачивал бензин, он таскал все это и возил нас двое суток, ремонтировал наши грузовики. Вот тоже как пример такой жертвенности.

Протоиерей А. Близнюк

— И еще тоже — в поселке Кавалерово (мы туда выезжали с владыкой Гурием Арсеньевским, который тоже сразу сел за руль и сам управлял своим таким автомобилем с повышенной проходимостью, везде бывал, узнавал, чем людям помочь)… И к нему навстречу выехал тоже один молодой предприниматель, который, когда узнал о масштабах бедствия, о том, что дети там оставлены без воды, питания… У него мотодельтаплан. Он говорит: «Все, покупаю подарки, лечу в эту Кокшаровку раздавать детям гостинцы».

А. Митрофанова

— Простите за обывательский вопрос: а как выглядит мотодельтаплан?

А. Пичугин

— Я тебе на картинке покажу потом.

Протоиерей А. Близнюк

— Ну, это легкий, да, летательный аппарат, который можно загрузить на порядка 100-200 килограммов, может быть. Но мне вот понравилось, что он понял, что детей можно порадовать… Не то, что машина приезжает, а вот он прилетит с воздуха — знаете, как в этой песне…

А. Митрофанова

— Волшебник…

Протоиерей А. Близнюк

— «Прилетит вдруг волшебник в голубом вертолете и бесплатно покажет кино». А тут еще подарки даст. И вот люди прямо, знаете, они творчески в этом во всем участвуют, сразу понимают, что нужно делать. Это радостно.

А. Пичугин

— Напомним, что сегодня в программе «Светлый вечер» протоиерей Андрей Близнюк, руководитель выездной мобильной бригады церковной помощи в чрезвычайных ситуациях, и Полина Юфирева, координатор направления по организации помощи в чрезвычайных ситуациях Синодального отдела по благотворительности.

А. Митрофанова

— Вы знаете, мы, когда общались с Вами перед эфиром, Вы рассказывали о том, как люди, сами жители этих затопленных сел, друг другу помогали, и о том, как спасли людей, и не только людей, но и животных. Мне бы очень хотелось, чтоб Вы нашим слушателям рассказали. Может быть, пару примеров приведите из всего того огромного спектра того, что Вы видели. Как это происходило? Потому что это важный пример. Это то, что… как сказать… Это человеческая реакция в чрезвычайные ситуации не про себя самого, а про других.

Протоиерей А. Близнюк

— Конечно. Вы знаете, человек, который ни разу не бывал в чрезвычайные ситуации, даже не может представить, что с ним может произойти. Вот психологи, с которыми мы тоже сотрудничаем, как бы они нас консультируют, говорят, что человек попадает в такие тяжелые состояния — аггравация, сверхмобилизации, — он может делать то, что никогда не делал бы, по спасению своего существования. Но, может быть, в то же время, в этом состоянии, допустим, аггравации просто побежать по головам. И вот тут как раз духовный опыт очень помогает не поддаться этой панике, этому ступору, а броситься на помощь и повести себя правильно. И это ведь неслучайно — наш долгий опыт молитвы и прочего помогает в этом. Потому что в первую очередь, что человек должен остановить, это панические атаки, которые в виде помыслов обрушиваются.

И вот мы видим, что батюшка отец Андрей, сидя на крыше со своей многодетной семьей, и матушка, которая только что пробила свою ногу скобой от сарая и истекает кровью, и уже начинается заражение, потому что нога пухнет и температура повышается, слышат вой собаки, которую потоп просто, по-видимому, овчарку, несет, и она зацепилась за забор и воет, взывая о помощи. И тут понятно, как в Библии написано: «Блаженны же скоты милые». Он берет маленький матрасик детский и со своим старшим сыном бросается ей на помощь. Река тут же его уносит на несколько сот метров — он мог просто погибнуть. Матушка говорит: «Я так молилась, как никогда в жизни, с дочерьми — о супруге и о сыне». Они смогли два часа по заборам перебираться, вернувшись, к этой собаке, засунули ее на сеновал — спасли, и еще в течение часа возвращались опять к дому. Это, конечно, говорит о том, что человек — он действительно с глубоким таким чувством жертвенным помогать и ближнему, и даже скотам, что называется. Потому что так уж устроен человек, что вот он не может сидеть и слышать вот этот вой о помощи. Они на крышу затащили своих двух собак, кошку и прочих. То есть это было, конечно, страшное их состояние. Но при этом они вот эту бутылочку воды, которая у них единственная была, так распределяли, чтобы маленькой дочке трехлетней хватило. Справлялись с ее тяжелым состоянием. И как только к ним вода пришла, как только они смогли помогать другим, администрация попросила их, и они развозили хлеб на лодках.

А. Митрофанова

— А как нога-то у матушки?

Протоиерей А. Близнюк

— Ну, слава Богу, когда мы ее уже встретили, ей оказал помощь местный ветеринар, и смогли, в общем, ногу спасти. В общем, по-видимому, надеемся, что все хорошо.

П. Юфирева

— Вы знаете, такая взаимовыручка… Мы тоже с этим столкнулись — замечательная. Люди очень далеко когда живут от Центра, очень сплоченные — не на кого надеяться, только самим на себя. И были, нам рассказывали истории, когда старались спасти больных, инвалидов в первую очередь. Елена Титова, например, в поселке Шумном — в первую очередь сосед пришел и вывез ее с этой территории в школу, где она и была в течение четырех дней. А других инвалидов-колясочников, парализованных женщин в селе Кошкаровка поднимали на чердак…

Протоиерей А. Близнюк

— Они сами не могли туда подняться.

П. Юфирева

— Сами не могли, да. И спустить, главное, не могли потом, просили помощи МЧС.

Протоиерей А. Близнюк

— Мы как-то вот разговариваем, при нас прямо подходят к главе администрации и говорят: «Как спустить инвалидов?» Это такая, в общем, женщина хрупкая и интеллигентная, она все в себе объединила, знаете? И спасателя, и полицию, и МЧС, и все. То есть в первые дни к ней помощь не пришла, и она смогла все это организовать очень верно, спасти людей. У нее жертв нет в поселении.

П. Юфирева

— Люди удивительно смиренные такие, терпеливые, стесняются просить о помощи. Мы приносим гуманитарную помощь какую-то — продукты, постельное белье, они говорят: «Ну что Вы! Я еще не в таком тяжелом положении. Вот помогите нашим соседям — им гораздо сложнее». И такие, конечно, очень скромные…

Протоиерей А. Близнюк

— Скромные, конечно. Мы говорим о том, что будет сбор пожертвований в Москве, и они так сразу пугаются: «Ну что Вы, что Вы! Нам не надо! Вот есть люди, кому труднее!» Вы знаете, не так, что вот «давай-давай, помогай!», а прямо вот сразу начинают… Первая их реакция — это отказаться. Это поражает — скромностью людей, живущих в регионах. Они живут бедно, у них дома маленькие. Так вот, знаете, когда на самолете прилетаешь к Москве и видишь эти замки, и что там мы видели — дома…

А. Пичугин

— Я как раз хотел спросить… Может быть, это немного не по теме… А чем они там занимаются вообще?

Протоиерей А. Близнюк

— Выживают. Потому что очень много разрушилось…

А. Пичугин

— Нет, я даже не про наводнение, а вообще — люди в поселках?

Протоиерей А. Близнюк

— Да, да. Вот я говорю о том, что многие…

П. Юфирева

— Живут огородами, в основном, в поселках, деревнях. И сейчас это все затопило, что очень сильно усугубляет их положение.

Протоиерей А. Близнюк

— Да… Организация…

А. Пичугин

— Живых денег там практически нет у людей?

П. Юфирева

— В деревнях — нет.

Протоиерей А. Близнюк

— Ну, единственное, что вот охота, рыбалка что-то приносит. Но в каком масштабе это было в советское время, когда это были совхозы, колхозы… Сейчас этого ведь нет. Поэтому такие какие-то индивидуальные, частные инициативы — они, конечно, еще присутствуют, и люди, конечно, просто живут лесом. Они говорят: «Мы идем в лес — у нас грибы, у нас ягоды уникальные — там, лимонник, и все… Даже виноград есть там!»

А. Митрофанова

— Ничего себе!

Протоиерей А. Близнюк

— Охота там… Мы идем по селу, говорят: «Где-то здесь тигр ходит — он выходил к воде». Уссурийский — самый большой тигр в мире — где-то здесь…

А. Пичугин

— Краснокнижный.

Протоиерей А. Близнюк

— Вокруг, да. Да их там уже так много развелось, что были случаи даже нападения. Потому что когда вода их прижала… Нам рассказывали два случая нападения медведей. Один человек погиб, а другой — сторож на складах недалеко от Арсеньева — в реанимации находится. Звери так вот, когда люди живут в нормальных таких… частых нападений не наблюдается. Но вот когда стихия, когда катастрофа, она не только людей выводит, как говорится, из равновесия, но и животных, и они тогда уже прут.

А. Митрофанова

— А что делали там люди до того, как в этих местах завелись колхозы и совхозы? До революции чем они там жили? Как вообще там появились эти поселения? Ведь они как-то там появились, люди туда пришли, и настолько удаленные от центра! Это было зачем-то нужно!

Протоиерей А. Близнюк

— Ну, это зачем-то нужно, потому как это территория, которая… Она, конечно, уже поздно стала осваиваться — это XIX век, начало ХХ. В этом активное участие — в заселении Амурского края, Дальнего Востока — принимала и Церковь. Замечательный наш святитель Иннокентий Московский — это была его епархия Трансконтинентальная, которая в себя включала и Аляску еще в первой половине XIX века, Охотский край, Чукотку, Сахалин, Курилы, Амурскую и Дальний Восток — он был у Ольги в поселениях как раз, недалеко от того места, где мы находились. И тогда начинается активное заселение этих мест. Вот такие люди, которые чувствовали, что там дадут землю. Там предлагалась земля. Крестьяне, свободные люди, понимали, что земля хорошая, она плодит много. Потому что, знаете, урожай — не то, что у нас здесь, в Центральном Черноземье. Там много чего вырастает того, что у нас здесь не может вырасти.

Поэтому отправились такие вот активные предприниматели, люди, освобожденные крестьяне и стали заселять. И в советское время там вот эти поселения, в основном, занимались… вот этим «но»: были добавлены туда и промышленные объекты. Допустим, в Арсеньеве находится замечательный завод по производству вертолетов — К-50, К-52…

А. Митрофанова

— Вертолетов?

Протоиерей А. Близнюк

— Вертолеты вот эти, знаменитые на весь мир, производятся именно в городе Арсеньеве, в округе которого сейчас это бедствие. И мы там видели, как готовится город к празднованию 80-летия этого завода. Там такой памятник воздвигли вертолету К-50 — он висит в воздухе прямо.

Поэтому несколько тысяч человек сейчас до сих пор работают на этом предприятии.

А. Пичугин

— Вы, отец Андрей, уже упомянули, что в Москве будет сбор пожертвований…

Протоиерей А. Близнюк

— Идет уже…

А. Пичугин

— Идет cбор пожертвований. Я так понимаю, что там даже есть какие-то короткие SMS-номера, которые мы можем сейчас озвучить.

Протоиерей А. Близнюк

— Полина сейчас может рассказать подробнее.

П. Юфирева

— Да, совершенно верно.

А. Пичугин

— Давайте поподробнее об этом поговорим!

П. Юфирева

— Можно пожертвовать через SMS на короткий номер 7715. Большими буквами две буквы — «ЧС» («чрезвычайные ситуации»), пробел и сумма, которую Вы хотите пожертвовать.

А. Митрофанова

— Еще раз: номер 7715 (это номер, который уже, я думаю, хорошо знаком нашим постоянным слушателям). Общий номер «Службы милосердия» — 7715, а дальше — содержание сообщения. Две буквы: «ЧС», пробел и сумма пожертвования — 100 рублей или 50, или кто как может. Может быть, кто-то может и больше. Может быть, и сильно больше.

Протоиерей А. Близнюк

— С миру по нитке.

А. Митрофанова

— Сердечная благодарность всем, кто откликнется, потому что, безусловно, людям в такой ситуации помощь очень нужна. И, прежде всего, как мы выяснили, необходима аппаратура, с помощью которой можно было бы высушивать дома. Отец Андрей, Вы могли бы назвать еще раз вот эти агрегаты — что это такое? Что Вы буде закупать на эти деньги?

Протоиерей А. Близнюк

— Закупать будем не мы. Надо отметить, что если мы здесь закупим и туда повезем, это оборудование будет в разы дороже. Деньги туда отправляются — в Арсеньевскую епархию, где наиболее пострадавшие районы. Там они закупают, в первую очередь, поскольку там перебои с электричеством, генераторы, которые вырабатывают электричество, и к ним уже могут люди подсоединять тепловые пушки и всякие просушивающие тепловентиляторы и прочее оборудование.

А. Пичугин

— А это тоже может кто-то в Москве пожертвовать, если есть у кого-то? И вообще, кроме денег, в Москве идет сбор чего-то? Или не довезешь?

Протоиерей А. Близнюк

— Нет, Вы знаете, это будет не совсем… Ну, на самолете везти или неделю на поезде — это все, конечно…

А. Митрофанова

— Это нерентабельно.

Протоиерей А. Близнюк

— Да, не совсем… нерентабельно. Да, лучше там. Или во Владивостоке…

П. Юфирева

— Либо во Владивостоке, да, в епархии активно этим занимаются.

Протоиерей А. Близнюк

— Во Владивостоке или в Арсеньеве самом, или в Уссурийске покупать. Я думаю, так будет логично.

А. Митрофанова

— А сколько вообще человек, по Вашим подсчетам, нуждается сейчас в помощи?

П. Юфирева

— Ну, по информации от Департамента социальной защиты Приморского края, 8 с половиной тысяч человек пострадало сейчас. На сегодня, мы знаем от МЧС, 512 домов еще затоплено в 22 населенных пунктах. Эвакуировано за все время было 1 тысяча 435 человек, включая 248 детей. Грубо говоря, несколько тысяч человек нуждаются… Даже там, где вода спала, они сейчас как раз нуждаются в том, чтобы продолжать жить в этих домах. Ситуация ухудшается тем, что морозы там быстро настают. Зима уже вот-вот…

А. Пичугин

— Все же замерзает…

П. Юфирева

— Все замерзает, да.

А. Митрофанова

— Зима близко. Тот случай, когда страшно, действительно, звучат эти слова.

Я видела кадры в Вашей съемке, отец Андрей, где затоплена картошка. Видимо, ее собрали, выкопали…

Протоиерей А. Близнюк

— Не успели даже собрать. Вот она погибла на огородах — ее вода срывала, носила, ударяла, понятно, сорвало кожу, и поэтому она гниет. И то, что я отснял, это пропавший урожай. Понимаете, там урожаи были замечательные — арбузы, дыни, тыквы огромные. Все это, понимаете, когда оно раскололось, понятно уже все…

А. Пичугин

— Все это еще усложняет ситуацию тем, что людям нечего и не на что купить. Это то, чем они должны были всю зиму питаться.

Протоиерей А. Близнюк

— Даже там люди, не имея зарплату… Вот нам говорят некоторые — зарплата 8 тысяч, представьте себе. Понятно, что они много заготовок делают. И вот все это погибло. Их огород погиб, погибло то, что было запасено. Потому что когда эта стихия на дома надавила, то все сараи, все подвалы — все было просто, знаете, как будто метлой вымели. Все унесло — и безвозвратно.

П. Юфирева

— Бытовая техника пострадала. Представляете, да, как такой семье купить телевизор, холодильник, печку какую-то отопительную, плиту? Детей нечем собрать в школу. Тоже очень серьезная проблема. Школа сейчас затягивается.

А. Митрофанова

— У Вас есть какие-то планы, как можно было бы и вот эти статьи расходов покрыть? Как можно было бы людям не только генераторы доставить, но и помочь им продержаться в ближайший год? Есть у Вас какие-то подобные наработки?

П. Юфирева

— Если будет возможность собрать существенную сумму денег, то конечно. Обычно у нас так Церковь и действует: есть первая волна помощи, и есть второй этап помощи, когда Церковь начинает разбирать случаи, где людям не оказали государственную компенсацию какую-то.

А. Пичугин

— Вот об этом чуть подробнее через минуту поговорим. Я быстренько напомню номер: 7715 — это короткий номер, на который, вписав в SMSку две буквы — «ЧС», а после пробела поставив сумму, Вы можете сделать пожертвование для пострадавших от наводнения в Приморье. Я напомню, что в гостях у нас протоиерей Андрей Близнюк, руководитель выездной мобильной бригады церковной помощи в чрезвычайных ситуациях, и Полина Юфирева — координатор направления по организации помощи в чрезвычайных ситуациях Синодального церковного отдела по благотворительности. Алла Митрофанова, я — Алексей Пичугин, через минуту вернемся.

А. Митрофанова

— Еще раз добрый светлый вечер, дорогие слушатели! Алексей Пичугин, я — Алла Митрофанова. И сегодня о том, как помочь жителям Приморья, которые пострадали от наводнения, мы говорим с нашими гостями — руководителем выездной мобильной бригады церковной помощи в чрезвычайных ситуациях протоиереем Андреем Близнюком и Полиной Юфиревой, координатором направлений по организации помощи в чрезвычайных ситуациях Синодального отдела по благотворительности.

Мы в первой части программы довольно подробно поговорили о том, что сейчас происходит в Приморье. Вы там были, Вы видели, как это все выглядит. И вообще спасибо Вам за то, что Вы нам подсвечиваете как-то эти… какие-то реальные картинки из жизни даете, потому что в том потоке новостей, в котором мы живем, такая информация… К сожалению, часто бывает, что она прозвучала на первых полосах газеты где-то там, на новостных сайтах, а потом все, она уже ушла куда-то в «подвал», и мы перестаем замечать, что где-то совсем недалеко от нас… Ну, в плане, не знаю, если взять в масштабах планеты Земля, не так уж и далеко — несколько тысяч километров, и это территория нашей страны, и людям там очень помощь нужна.

Но, вместе с тем, мы уже начали говорить о том, что есть два уровня помощи. Первый уровень — это та помощь, которую можно оказать непосредственно сразу после чрезвычайного происшествия, когда наводнение, когда люди сидят на крышах домов, и нужно помочь им, во-первых, как-то заново наладить свой быт, их спустить с крыш. Если это люди с ограниченными возможностями, то куда-то их переместить, переселить и так далее. А второй уровень — это уже помочь им наладить нормальную жизнь, исходя из тех реалий, что у них, может быть, пострадали дома, нет денег, нет урожая — нет ничего. У Вашего отдела есть опыт оказания подобной помощи. Вы могли бы рассказать о том, как строится эта работа? Как Вы вообще, имея уже какие-то свои наработки, собираетесь и в этой ситуации в Приморье, если средства позволят, действовать, чтобы людям поддержку оказать?

П. Юфирева

— Да, Вы знаете, в таких ситуациях, как правило, мы рекомендуем создавать комиссии по оценке ущерба, по принятию просьб от пострадавших. Туда обычно входит руководитель отдела, храма, может быть, епархии, главный бухгалтер, еще какие-то социально активно направленные священники. И они заседают, принимают просьбы, обязательно идут, делают подворовый обход. Они, как правило, знают своих прихожан, знают тех людей, которые живут в их деревне. Соответственно, принимают эти просьбы и рассматривают уже, стараются оказать помощь адресно. Адресно тем, кто не получил какие-то государственные компенсации. Может быть, человек там проживал, но не был прописан. Может быть, он потерял какие-то такие вещи, на которые государство не выдает денег. Например, это инвалиды, которые сейчас остро нуждаются в специализированном оборудовании — коляски, какие-то еще средства. А может быть, специализированная медицинская помощь им сейчас необходима. Может быть, нужен транспорт для того, чтобы этого инвалида доставить до больницы для каких-то специализированных процедур. Кто-то потерял скот, и ему сейчас обязательно нужно восстановить домашний скот, это хозяйство. Вот такие просьбы индивидуально рассматриваются, и Церковь уже старается это удовлетворить.

Мы, конечно, по масштабам государственным, собираем не так много средств, как государство, и ориентируем епархию, в первую очередь, на более социально незащищенные слои населения. То есть это помощь многодетным семьям, там, где есть инвалиды, одинокие пенсионеры, пожилые люди.

А. Митрофанова

— Вы могли бы рассказать сейчас про эту женщину, у которой пятый ребенок родился накануне наводнения, а за день до этого погиб муж? Какова ее ситуация, и что, может быть, конкретно для нее можно было бы сделать?

П. Юфирева

— Да, Татьяна Малаховская. Мы с ней познакомились в поселке Шумный. Она родила пятого ребенка 13 августа. А 12-го, накануне, у нее погиб муж, спасая племянника. Они купались в речке, и он его спасал, а сам не выжил — к сожалению, его затянуло, и утонул.

А. Митрофанова

— А племянника спас?

П. Юфирева

— Племянника спас, да, сам погиб. И еще вот такая беда на них нашла: этот потоп. Мы были у них в доме — все снесло, голые стены, одна детская кроватка, пятеро ребятишек. Это вот один из примеров. Я понимаю, что таких, наверное, много. Но просто с чем вот мы реально столкнулись.

Но в чем нуждается такая семья? Ну, естественно, во всем, в чем люди нуждаются в первое время, — это продукты и какое-то постельное белье, а потом мебель, техника. Детей нужно собрать в школу. Школа, правда, задерживается в этом году, она начнется позже, но для того, чтобы собрать детей, мы с Вами знаем, тоже нужно много всего.

А. Митрофанова

— О да. А школа-то выстояла? Само здание — оно тоже?..

Протоиерей А. Близнюк

— Как раз школа и стала приемником пострадавших. Там было их временное размещение, и директор школы, и глава администрации всем оказывали помощь, готовили еду. И в первые дни школа стала домом для пострадавших.

А. Митрофанова

— Еще раз давайте напомним: 7715 — это короткий номер для SMS. Можно отправить сообщение для тех, кто хочет помочь, оказать поддержку людям, пострадавшим от наводнения в Приморье, на этот номер — 7715. И содержание SMS такое: две буквы — «ЧС», крупные, большие буквы, заглавные буквы, пробел и сумма пожертвования. Если я правильно понимаю эту логику, то, в первую очередь, Вы будете расходовать эти средства, перешлете их туда, в Приморский край, чтобы их расходовали на закупку генераторов и устройств (там, тепловентиляторы), с помощью которых можно было бы просушивать дома. А во вторую очередь, когда вот эта линия расходов, статья расходов будет закрыта, чтобы оказать в течение всего года поддержку людям, оставшимся без урожая, которые живут, как Вы сказали, за счет своих собственных огородов, а там все просто смыло.

П. Юфирева

— Да, совершенно верно.

Протоиерей А. Близнюк

— И вот тоже, я считаю, Церковь не должна бросить таких замечательных, инициативных людей, которые, помимо того, что они там живут и работают, как-то себя обеспечивают, помогают другим. Вот отец Андрей Кузнецов из Кокшаровки занимался неблагополучными детьми из социально незащищенных таких… У них родители могли быть алкоголики и прочее. Он их собрал в группу. Он осуществляет походы, он хочет водить автомобиль, он ас. Он их возит на каток в какое-то другое поселение. То есть он этих детей просто вот так спасал духовно и организовывал их жизнь. И сейчас эта его деятельность, такая необходимая, конечно, под угрозой, потому что они лишились — и транспорта лишились, и какого-то оборудования. И тут есть некоторый опыт — обратиться уже в поисках помощи именно лично ему на эту социальную программу. Есть такие фонды, которые помогают людям, такие, как http://kakpomoch.ru при Афоне Святителе, и все другие. Они уже помогают не регионам, а конкретным людям. И вот я вижу свою задачу, как вот таких Господь свел с замечательными людьми, и им помочь здесь, найти тех, кто поддержит. Когда они опять наладят свой быт, он опять будет заниматься этими детьми, и ему нужна здесь помощь.

А. Митрофанова

— Удалось выжить-то? Деток всех спасли, все?

Протоиерей А. Близнюк

— Да, детки не пострадали…

А. Митрофанова

— Ну, слава Богу.

Протоиерей А. Близнюк

— Слава Богу, но, опять же, им нужно помочь и дальше в жизни как-то определиться, пойти по пути такого созидания, развития.

А. Митрофанова

— А как, кстати говоря, он с ними занимается? Что он делает?

Протоиерей А. Близнюк

— Всё.

А. Митрофанова

— Дети из неблагополучных семей. К ним же нужны какие-то…

Протоиерей А. Близнюк

— Он их учит водить автомобиль. У него автомобили с двумя…

А. Пичугин

— Дублируемыми (нрзб.)…

Протоиерей А. Близнюк

— Да. Ну, знаете, он просто с ними живет. Вот, понимаете, для мальчишек в переходном возрасте важно, чтобы был человек, который может больше, чем они.

А. Пичугин

— А детей вообще много в этих поселках? Потому что мы как-то все судим по Центральной России, где уже никого не осталось в сельской местности, а там, я так понимаю, жизнь-то как раз…

Протоиерей А. Близнюк

— Вы знаете, детей повсюду много. Они ездят на велосипедах, они первые такие активные участники разговоров. Дети такие, знаете, ну, как бы очень красивые, и, несмотря на стихию, какие-то ухоженные — не грязные, красиво одетые, понимаете? Умеют говорить. Наше впечатление такое, что в глубине, на окраине России, в тяжелейших условиях родители могут воспитывать детей — они аккуратненькие и не брошенные, и поэтому видно, что эти дети могут далеко, как говорится, пойти, многого достичь. Вот это тоже для меня открытие — что, несмотря на тяжелые условия жизни, родители справляются и воспитывают детей. И это, может быть, будущие Ломоносовы, будущие какие-то ученые, будущие военные, мореходы… Потому что они активные. Потому что они что? Они ходят в лес, они в тяжелых таких условиях живут — они много умеют. Они умеют пользоваться лодками, моторами, на охоту, на рыбалку. Поэтому это такой потенциал, можно сказать, народа замечательный. Так что это, конечно…

Еще я вижу в этом желание помочь, потому что дети-москвичи — они порой такие… Знаете, вяло сидят у компьютеров и режутся в эти игры. А эти дети — они на улице. Понимаете, там нет сетей, там нет таких еще соблазнов. И поэтому они как-то живее и активнее.

П. Юфирева

— Отец Андрей их также возит во всякие летние лагеря, на море. Они никогда не были на море, для них это было просто чудо.

Протоиерей А. Близнюк

— Там до моря 200 километров.

А. Пичугин

— Да, я только хотел сказать… Море-то — вот оно!

П. Юфирева

— Да, спортом с ними занимается.

Протоиерей А. Близнюк

— И оно, главное, теплое, они до октября купаются.

А. Митрофанова

— Правда?

Протоиерей А. Близнюк

— Да.

А. Митрофанова

— Ох, я никогда не была в Приморском крае… Я не знаю, что такое…

Протоиерей А. Близнюк

— Это широта Сочи, понимаете? Это замечательный край. Но там континентальный климат, там рано холода приходят. Если в Сочи не бывает минус 30, то там — запросто.

А. Пичугин

— Арсений (это я говорю нашему продюсеру), срочно отправляй нас с Алой туда в командировку!

А. Митрофанова

— (Смеется.)

Протоиерей А. Близнюк

— Арсений, отправляй в Арсеньев! (Смеется.)

А. Пичугин

— Поехали с нами! (Смеется.)

А. Митрофанова

— Поехали, действительно, все вместе — посмотрим и, может быть… Не знаю, вообще, очень хочется, конечно, людям помочь. Очень хочется, и хорошо, что Вы этими вещами занимаетесь и налаживаете эту коммуникацию, когда мы, сидя здесь, в Москве, вот даже за микрофонами, все равно можем какую-то свою лепту внести. Пусть это будет какая-то, не знаю, капля в море, но хотя бы так. Ну, пока так, а дальше…

П. Юфирева

— Да, мы очень благодарны всем, сердечно благодарим, низкий поклон за такую помощь, за отзывчивость. Люди в этом нуждаются.

А. Митрофанова

— Вы могли бы рассказать о том, как вообще Вы определяете, куда Вы направитесь, как Вы, Ваша Служба помощи в чрезвычайных ситуациях, выбираете тех людей, с которыми Вы будете работать, которые будут координаторами на местах и так далее? Как это все функционирует как система?

П. Юфирева

— Вы знаете, у нас заключено соглашение с МЧС России с 2010 года, и, по этому соглашению, мы получаем оповещения обо всех достаточно масштабных чрезвычайных ситуациях, которые происходят на территории России. Скажем, непосредственно мне приходят SMS-сообщения каждый день — что-то где-то… И вот по этим первым SMS-сообщениям мы понимаем, что произошло у нас в регионе.

У нас тесный контакт с представителями Национального центра управления кризисными ситуациями МЧС России в Москве. Мы можем всегда созвониться и уточнить, что там реально произошло, сколько пострадавших, какая помощь требуется. И, исходя из этого, мы уже со своим руководством согласуем поездку — стоит, не стоит, нужно ли подключаться, есть ли такая необходимость. Выезжая в епархию, мы, как правило, связываемся, конечно, с представительствами — с нашими представительствами, епархиями в регионах, с руководителями социальных отделов, с правящими архиереями, и уже на месте назначают людей ответственных, работаем с ними.

А. Пичугин

— А за чей счет Вы ездите? Это Церковь сама оплачивает поездки, или государство?

П. Юфирева

— Нами создана программа, она называется «Корзина первой помощи». Мы в течение года регулярно, постоянно собираем средства как раз для того, чтобы в случае чрезвычайной ситуации можно было оперативно выехать и оказать какую-то помощь. Сила Церкви в том, что мы бываем на месте ЧС в первые дни, первые часы, первые минуты. И особенно это удается епархиям, тем церквам, на территории которых произошло ЧС. Соответственно, эти средства мы собираем в течение года, и, при такой необходимости, мы их тратим. За них мы отчитываемся всегда. У нас на нашем сайте вывешиваются, подготавливаются отчеты. Соответственно, призываем всех тоже участвовать по мере возможности.

А. Митрофанова

— Сайт — Вы имеете в виду, http://diaconia.ru?

П. Юфирева

— Да, http://diaconia.ru, сайт Синодального отдела по благотворительности.

А. Пичугин

— А номер тот же, если кто-то захочет помочь? Тоже 7715?

П. Юфирева

— Да, можно помочь на этот номер, и есть много других возможностей оплаты — через карточку, квитанцию, банкомат. Это все на нашем сайте http://diaconia.ru, через «си».

А. Пичугин

— Ну, давайте напомним про 7715: Вы можете отправить на этот номер сообщение. Там всего лишь надо написать: «ЧС» («чрезвычайная ситуация» — ЧС), пробел и сумму, которую Вы хотите пожертвовать.

Друзья, напомню, что это «Светлый вечер» на радио «Вера». У нас здесь в гостях протоиерей Андрей Близнюк, руководитель выездной мобильной бригады церковной помощи в чрезвычайных ситуациях, и Полина Юфирева, координатор Управления по организации помощи в чрезвычайных ситуациях Церковного синодального отдела по благотворительности.

А. Митрофанова

— Скажите, а если кто-нибудь из наших слушателей, который сейчас следит за нашим разговором, думает, что, может быть, хорошо было бы присоединиться к Вам в качестве волонтера, это возможно вообще? Вам нужны такие люди?

Протоиерей А. Близнюк

— Опытные — нужны, конечно, потому как, слава Богу, таких вот тяжелых еще, которые требуют массового… бригады более многочисленной, еще не происходило… Но если представить тенденцию по увеличению чрезвычайных ситуаций — природных, техногенных, специалисты говорят, что жертвы возрастают ежегодно на 6, на 4 процента.

А. Митрофанова

— А с чем это связано?

Протоиерей А. Близнюк

— А это связано, конечно, со степенью как бы осваиваемости людьми территории, с обветшанием каких-то прежних систем. Допустим, почему у этих наводнений были такие тяжелые последствия? Какие-то выстроенные в советское время дамбы и технические сооружения по сдерживанию воды уже обветшали и не восстанавливались, поэтому они не выдержали напора таких…

А. Митрофанова

— Никто не следил за этим, да?

Протоиерей А. Близнюк

— Ну, следят, но они были недостаточно крепкими, понимаете? Поэтому — тенденция к увеличению чрезвычайных ситуаций. Понятно, что, возможно, понадобится гораздо больше сотрудников. И поэтому — у нас такая база данных есть, мы проводим занятия с добровольцами, со старшими школьниками, со студентами. Телефоны у нас их есть. И всех, кто, в случае такой необходимости, захочет поучаствовать, конечно, мы с радостью примем и в свою базу включим. Но здесь важно понимать, что человек должен быть подготовлен. В первую очередь, конечно, он должен быть подготовлен духовно и психологически, и физически. Потому что, оказавшись в чрезвычайные ситуации, кто страдает? Это, понятно, сами участники, жители, их родственники, зрители (телезрители) и сами сотрудники МЧС. Это группа, которая нуждается в такой духовно-психологической поддержке. Часто люди, столкнувшись с таким горем, с таким масштабом несчастья, порой с какими-то страшными картинками, могут просто получить такую психологическую травму и сами будут нуждаться в этой помощи. Поэтому понятно, что на выезды мы никого не обещаем брать, а вот оказывать помощь уже здесь… Допустим, собираются вещи — их нужно сортировать, их нужно складировать, их нужно просто перевезти из одной точки — точки А — в точку В. Понимаете, это нужны люди, которые… Студенты — да, уже взрослые люди, — конечно, могут участвовать, и им какие-то особые профессиональные навыки не нужны, а просто желание. А вот иногда нужны специалисты — и медики, и какие-то технические работники, человек, который имеет права на автомобиль, на лодку и еще на что-то, на вертолет. Конечно, в будущем все это нам может пригодиться, и мы таких с радостью готовы принять в нашу группу, да, Полина?

П. Юфирева

— Да, конечно.

А. Митрофанова

— Вы упомянули сейчас медиков… Скажите, а как обстоит дело с медицинскими учреждениями в этом пострадавшем регионе? И насколько вообще способны больницы оказать помощь всем тем людям, которые в этом нуждаются?

П. Юфирева

— Мы, к сожалению, не совсем изучили эту ситуацию с медицинскими учреждениями, но мы, по крайней мере, не встречали таких случаев, помимо матушки, которая ранение такое получила. В общем-то, людям стараются помочь. Знаем, что сейчас там проходит вакцинация — 40 тысяч человек уже сделали вакцину против гепатита А, брюшного тифа, дизентерии…

А. Митрофанова

— Это в связи с водой?

А. Пичугин

— Антисанитарная обстановка?

Протоиерей А. Близнюк

— Конечно.

П. Юфирева

— В связи с санитарной обстановкой, потому что вода очень зараженная — она прошла через кладбища всякие, туалеты… Много было умерших животных там у них. И, конечно, в колодцах ее пить уже нельзя, она непригодна для питья. В связи с этим такие вакцинации проходили.

А. Митрофанова

— У меня прямо перед глазами стоит картина этой спасенной собаки. Вы когда рассказали о том, как священник плыл три километра…

Протоиерей А. Близнюк

— Не три километра — там вот эти 300 метров, но три часа…

А. Митрофанова

— А, три часа, вот! Я помню, что это было связано с цифрой «три», и что это было очень долго. Три часа, спасая собаку… И как он ее вытащил на сеновал, и как потом еще очень долго добирался до дома против течения…

Протоиерей А. Близнюк

— До крыши.

А. Митрофанова

— До крыши своего дома, против течения.

П. Юфирева

— Вспоминаю ситуацию, рассказанную в поселке Шумном. Там есть свиноферма. И вот хозяин так переживал за своих животных, что когда начался потоп, он понимал, что всех вручную не сможет перенести ни на какую крышу. Он просто открыл забор и сказал: «Вот плывите, спасайтесь, кто может».

Протоиерей А. Близнюк

— Спасайся, кто может. Поросята. И они поплыли.

А. Митрофанова

— И куда, и как? И что дальше с ними?

А. Пичугин

— Ну, дальше никто не знает, наверное.

П. Юфирева

— Двоих видели в каком-то поселке, да.

Протоиерей А. Близнюк

— Вы знаете, мы порой не понимаем, что такое вообще река, когда она разбушевалась. Мне казалось, что я спокойно могу перейти речку вброд. Ложное представление фильмы нам дают — вот люди там по грудь идут через горные реки. Мне сказали: «Выше колена — не ходи». Я действительно, когда зашел чуть выше колена (у меня даже была палка, это не в этот раз было, а в другой раз) — уже сносит. Понимаете? Уже чуть выше колена — речку, ту, которая с горы спускается, перейти уже невозможно. Поэтому… А когда уже по пояс или по грудь, тебя несет со скоростью несколько десятков километров в час, и ты можешь просто удариться или травмироваться, если по пути будут какие-то деревья, какие-то конструкции. Поэтому это страшно. Страшную картину вот этого наводнения горных рек, которое происходит, мы представить себе не можем, жители Москвы.

А. Митрофанова

— Отец Андрей, а вот Вам вопрос, как священнику, в связи с этим. Господь допускает такие трагедии, Господь это все как-то… Это же не случайно все. Если мы понимаем, что в нашей жизни присутствует Бог, мы живем в Его присутствии, то, значит, это все с Его ведома. А зачем, почему? А как это объяснить?

Протоиерей А. Близнюк

— Ну, святые нам уже объяснили. Они говорят так, что… По-моему, да, это цитата из преподобного Амвросия Оптинского. Он говорит, что в природе — все необходимое. То есть чтобы не заболотилось, бывают ураганы, чтобы убрать лишнее, бывают наводнения. То есть все имеет какой-то вот такой, знаете… Даже стихийные бедствия имеют какое-то вот такое освежающее, очистительное действие для природы. Вот человеческое общество, которое, знаете, вот так покрывается жиром и какими-то такими вот… эгоизмом и себялюбием, вот эти несчастья — они его как бы отрезвляют. Вот эти случаи, которые я рассказал, когда предприниматели просто взяли и жертвенно открыли свои закрома. И когда люди друг другу начинают помогать, когда вдруг вспоминают инвалидов. Это, наверное, необходимо обществу бывает — чтобы вот так вспомнить о самом главном. Любить Бога. Потому что все начинают молиться — по поговорке «пока гром не грянет, мужик не перекрестится». Все, кто имеет сострадание и любовь в душе, начинают бросаться и помогать. Поэтому такие страшные события людей отрезвляют и возвращают их к пониманию смысла жизни. Я думаю, что вот в этом и духовное значение каких-то страшных катастроф. Но мы ведь понимаем, что несчастья не уничтожают человека, а мобилизуют духовно.

А. Пичугин

— Ну, сложно, наверное, все равно считать, что люди, которые и так выживают (Вы говорите, что они и без наводнения выживают)…

А. Митрофанова

— А тут они еще и домов своих лишились, и урожая своего лишились.

А. Пичугин

— Да.

А. Митрофанова

— Картошка погибла. Да все погибло — тыквы, арбузы, все, что Вы перечислили.

Протоиерей А. Близнюк

— Ну, им люди помогут, они выживут — и уже будут дальше жить с благодарностью, и совершенно новый этап жизненный наступит. Понимаете, нам трудно вот так как бы замысел Божий сейчас вот так раскрыть. Но я понимаю, что это не случайность, а что в этом ексть духовная цель, задача, которая со временем откроется. Наша задача — как бы вот довериться Богу, считать, что это не уничтожение, это не проклятье, а это задача. Господь, когда посылает человеку какую-то страшную болезнь или посылает ему какое-то несчастье, он дает как бы задачу. И человек вдруг экстерном проходит какие-то этапы жизни. Так бы, в обычной ситуации, он проходил это годами, а тут он за неделю проскочит — и уже будет совершенно иным.

А. Митрофанова

— Это и нам тоже, кстати, задача.

Протоиерей А. Близнюк

— Конечно.

А. Митрофанова

— Присоединиться к этому процессу.

Протоиерей А. Близнюк

— Проверка на вшивость общества, так можно сказать. Чего мы стоим. Знаете, вот общество, которое помогает близким, то и будет жить. Когда святитель Николай Сербский сказал: «Чего Вы стоите? Вы стоите столько, сколько не может людей прожить без Вашей заботы». Вот о чем надо думать.

А. Митрофанова

— Напомним еще раз номер 7715 — это короткий номер для SMS, на который можно отправиь сообщение, состоящее из двух заглавных букв «ЧС», что значит «чрезвычайная ситуация», дальше пробел и сумма пожертвования. Любой из нас может это сделать — по желанию по своему, конечно же. Ну, и сумма пожертвования тоже может быть любая. Каждый в меру своих возможностей и желаний… Уже мы не можем здесь никаких давать рекомендаций. Это, я думаю, сотрудники Службы милосердия и Синодального отдела по благотворительности и наши сегодняшние гости с сердечной благодарностью примут любую помощь — каждую, любого размера.

А. Пичугин

— Мы просто когда говорим об этом… В Приморье довольно часто что-то происходит, к сожалению, вот такого стихийного именно, природного характера бедствия… Мы, сидя в Центральной России, считаем, что как-то вот Филиппины, Таити, Приморье — это все далеко. Вот, например, случись что-то, ну, не дай Бог, в Ярославской области — наводнение, — мы сразу переполошимся. Потому что Ярославская область — вот она, рядом, почти у дверей. А это тоже Россия. И, как бы банально это ни звучало, но это Россия.

А. Митрофанова

— Да, это не другая планета. Это то, что… Вот я как раз в самом начале программы сказала, что это не так-то и далеко. Это даже не половина Земного шара, это гораздо ближе. И это гораздо ближе нам в том плане, что мы, в общем-то, одна страна, и это тоже… Это наши соседи. Вообще соседи. Это соседи по… Может быть, там, они отстоят от нас в несколько часовых поясов, и между нами несколько еще регионов, но это в данном случае не важно — мы ментально друг другу вообще соседи. И в таких ситуациях… Вы знаете, у нас национальный характер имеет свои особенности, когда у соседа все хорошо, а нам от этого плохо. Но когда соседу становится плохо, мы в такие моменты вспоминаем, что, вообще-то, людям надо помогать. Мне очень хочется, чтобы мы всегда были такими, чтобы по второму сценарию, а не по первому. Я надеюсь, что это возможно. Я не знаю, конечно, отец Андрей, Вам, как священнику, виднее, но очень хочется, чтобы те примеры помощи, которые Вы сегодня рассказали, про предпринимателей и про обычных людей, которые просто так друг другу руку протягивали, чтобы это как-то становилось уже нашей нормой такой, не дожидаясь чрезвычайных ситуаций.

Протоиерей А. Близнюк

— Да, и, Вы знаете, поэтому я в этих поездках участвую. Потому что некоторые говорят: зачем священнику ехать? Спасатели пускай ездят. А на самом деле у нас, у Церкви, за последние десятилетия выработались свои возможности, свои ресурсы. Вот сейчас ведь, по новому Церковному уставу, приход — это не забор вокруг храма, а приход — это все села, которые ты распределил между священниками, которые в соседнем районе живут. Поэтому у священника порой восемь сел в его духовном окормлении. И поэтому когда приезжаешь туда… Вот я, допустим, в прошлом году был нра пожарах в Забайкалье. Там замечательно активный священник — отец Александр Толкевич. И он сразу говорит: «Давай, ты у меня послужи, а я поеду в соседнее село, где у меня есть храм, а священника нет». Понимаете? Вот так радостно, что ты можешь послужить, что можешь поехать в то село, где людям нужно поисповедоваться. Иногда бывает так, что священник живет один, его матушка — и никого больше нет, и ему хочется поисповедоваться, понимаете? И священник в таких ситуациях как раз может заниматься непосредственно своей работой, деятельностью — служить, исповедовать. Я там в школу пошел, дети тоже мне такой вопрос задавали: за что нам это Господь послал? Мы с ними об этом беседовали.

А. Пичугин

— А дети какого возраста такие вопросы задают?

Протоиерей А. Близнюк

— Ну, вот я со старшеклассниками в городе Шилка беседовал, с детьми. Они мне, 10-й и 11-й класс, такой вопрос задавали. В клубе мы встретились с сиротами. Детский дом, и там дети захотели повстречаться. Мы с ними тоже беседовали, и тоже они такие вопросы порой задавали… Одна девочка подошла, говорит: «Я хочу покреститься — мне воспитательница не разрешает». И тоже нужно быть священником, чтобы тебе такой вопрос задали, и ты ему помог.

Поэтому я считаю, что наше вот такое церковное единство помогает в таких ситуациях применить новые возможности. Потому что священник этот знает, что происходит в его селах. У него можно это узнать, и ему можно помочь. И в этом утешение.

А. Пичугин

— Протоиерей Андрей Близнюк, руководитель выездной мобильной бригады церковной помощи в чрезвычайных ситуациях, и Полина Юфирева, координатор Управления по организации помощи в чрезвычайных ситуациях Синодального отдела по благотворительности Русской церкви, были сегодня гостями программы «Светлый вечер». Спасибо. И давайте еще раз напомним короткий номер, на который каждый человек может, написав всего лишь две буквы — «ЧС», потом, после пробела, написав сумму, которую он хочет пожертвовать, может отправить на номер 7715. Программу для Вас провели мы — Алла Митрофанова…

А. Митрофанова

— …Алексей Пичугин.

А. Пичугин

— Всего хорошего!

А. Митрофанова

— До свидания!

Протоиерей А. Близнюк

— До свидания!

П. Юфирева

— До свидания!

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (5 оценок, в среднем: 3,80 из 5)
Загрузка...