Школа кладоискателей

Школа кладоискателей
Поделиться

klad-Bolgaria-01Историк, руководитель школы кладоискателей Александр Пеший раскроет несколько секретов о том, как найти настоящий клад, а также поведает об особенностях профессии археолога.

 

 

 

С.Бакалеева

— Здравствуйте, это программа «Материнский капитал» – программа о самом драгоценном  – о семье и детях. Редко кто из детей не хотел бы найти самый настоящий клад. Но клад, я так всегда думала – это случайность, ну такое везение, счастливый случай. И вдруг, оказалось, что существует целая школа кладоискателей. Вероятно, этому можно научиться, давайте спросим у руководителя школы кладоискателей – историка Александра Пешего.

А.Пеший

— Здравствуйте!

С.Бакалеева

— Здравствуйте, Александр! Ну, раскройте тайну, неужели можно этому научиться?

А.Пеший

— Ну, как найти клад, конечно, научиться можно, а вот непосредственно найти клад, гораздо сложнее. Собственно, в школе мы обучаем тому, как нужно действовать для того, чтобы максимально увеличить возможность находки клада.

С.Бакалеева

— То есть, все-таки, это счастливый случай, клад?

А.Пеший

— Отчасти, но можно быть, скажем, строителем и копать канаву, и найти клад, но этот человек не кладоискатель, правильно?

С.Бакалеева

— Ну да.

А.Пеший

— А можно свои действия оптимизировать определенным образом, для того, чтобы вероятность находки клада была максимальная, ну, насколько вообще это возможно. То есть, дело, конечно сложное, непростое, очень затратное, кроме как финансово оно затратное, оно также требует очень больших усилий и очень больших знаний.

С.Бакалеева

— Ну, в Простоквашино, мы все помним, когда они пошли искать клад, они взяли лопату, большой сундук и отправились за кладом, а в настоящей жизни, что нужно?

А.Пеший

— По большому счету то ничего не изменилось, тоже нужно…

С.Бакалеева

— Сундук побольше и лопата?

А.Пеший

— Тоже нужна лопата, нужен металлодетектор, но и нужны определенные знания, определенная система действий. В первую очередь, конечно, стоит начать с карт. Если у вас нет карты на котором крестиком обозначено место, где закопан клад, то нужно ее просто составить. Для этого мы возьмем к примеру туристическую километровку современную, а еще лучше, это карты генштаба, которые не так давно рассекретили, на них…

С.Бакалеева

— А где же взять карты генштаба?

А.Пеший

— Это все есть в интернете в свободном доступе.

С.Бакалеева

— А туристическая километровка  – это что?

А.Пеший

— Карта, в одном сантиметре один километр. Последняя топосъемка была в 1982 году, конечно, в Подмосковье очень много полян, лужаек и перелесков теперь уже коттеджные поселки, но, тем не менее, какие-то моменты карта указывает и указывает достаточно точно. Единственный ее минус – это то, что не обозначены высоты, не обозначены броды, глубина, сила течения, ширина, не обозначен состав леса. В первую очередь нас, конечно, интересуют высоты, потому что в средней полосе в основном застройка шла по высотам, по неподтопляемым сухим местам по южной стороне склона, особенно хорошо, если южная сторона примыкает к какому-либо ручью. С.Бакалеева

— Прежде, чем искать клад, нужно найти место, где жили люди?

А.Пеший

— Да, для этого мы на нашу карту будем переносить всю информацию, которую только сможем собрать. Сейчас в свободном доступе в интернете есть планы генерального межевания, различные губернии Российской империи межевались в различные годы соответственно, но, тем не менее в 1792 году появились издания на которых были размечены владельческие деревни, то есть, которые относились к частным лицам, были во владении частных лиц и соответственно были деревни казенные. Не все правда казенные деревни вошли в топосъемку, но тем не менее, они есть. Если какая-то деревня обозначена на этой карте 1792 года, к примеру, по Старицкому уезду Тверской губернии, а на современной километровке ее нет, мы, соответственно, на километровке ее наносим и идем к следующей карте – это карта Александра Ивановича Менде 1761, если не ошибаюсь, года выпуска, и топосъемка была сделана в 1858 году. Если у Менде она уже отсутствует, соответственно между 1791 и 1861 эта деревня пропала, это очень интересная точка для кладоискателя. Если же она есть, то дальше мы идем к следующей карте…

С.Бакалеева

— А если она так давно пропала, от нее что-то возможно найти разве?

А.Пеший

— Да, конечно, от нее возможно найти, могут остаться деревья, одичавшие плодовые, это будут одичавшие груши, одичавшие яблони. Может остаться смородина, естественно, она будет очень мелкая, но тем не менее, ее можно на местности увидеть, могут остаться какие-либо тополя, липы могут остаться, особенно высаженные в ряд, которые сажали традиционно в палисадниках. Могут остаться домовые ямы, так называемые, то есть, углубления в тех местах, где стояли дома.

С.Бакалеева

— Это будет выглядеть, как яма?

А.Пеший

— Да, это будет выглядеть, знаете, как оплывшая-оплывшая яма, точнее даже такое углубление в земле, ну, размеров чуть меньше, чем сам дом.

С.Бакалеева

— Ну, это то, что над землей, а под землей? Что с тех пор так клады там и хранятся?

А.Пеший

— Да, разумеется. В первую очередь, конечно стоит обратить внимание на керамику, которая будет попадаться. Чем старше деревня, тем, соответственно, старше и керамика. То есть, для XVIII века характерна чернолощеная керамика, с черным узором по внешней части, а к примеру, для XIV-XV – это будет белоглиняная керамика. Для XIX века – это будет так называемая поливная керамика с узором, или без, будет вероятно фаянс. Собственно по керамике мы и датируем поселение, датируем тот момент, когда оно пропало по самой поздней керамике, которую мы там найдем. А дальше у нас будет там много-много гвоздей, много-много железа и, может быть, если повезет, какие-то монетки. Монетки могут быть, крестики могут быть, различные складни, металлопластика, что очень интересно, конечно, потому что…

С.Бакалеева

— Металлопластика – это что?

А.Пеший

— Металлопластика – это как раз крестики, складки, седмицы, различные меднолитые иконы. При Петре медное литье икон было запрещено, но старообрядцы тем не менее лили и всем этим торговали. По большому счету, ничто никуда не пропадает, просто все уходит в землю. Как правило, глубина залегания – это 30 см, это пределы культурного слоя.

С.Бакалеева

— То есть, глубже копать не смысла?

А.Пеший

— Да, глубже копать уже нет смысла, начинается материк. Там же мы можем найти из керамики различные трубки, курительные трубки, мы можем найти флейты. У меня был такой случай, мы нашли маленькую флейту.

С.Бакалеева

— Целая сохранилась?

А.Пеший

— Почти целая, ну, собрали, склеили. Можно найти детские погремушки, тогда они назывались гремотушки, можно найти…

С.Бакалеева

— Из чего же делали погремушки?

А.Пеший

— Тоже из глины – это один обожженный шарик, вкладывали в шар побольше и потом вместе их обжигали, наносили узор, соответственно предварительно. Очень интересная вещь, за счет того, что один шар помещен в другой, она никогда не катается по прямой, она катается исключительно зигзагом, по-разному звучит в зависимости от того, как ее взять. И я так представляю, что выкопав гремотушку, скажем, XVIII века, так подержав ее в руках, учитывая то, что она лет 200 пролежала в земле молча. У меня был такой случай просто, я показал своей племяшке, у нее масса погремушек, игрушек, чего угодно. Но она так заинтересовалась, казалось бы, облезлый глиняный шарик всего навсего, а такой эффект он произвел.

С.Бакалеева

— А раз уж мы коснулись темы детей, можно ли детей брать в такие походы кладоискательские?

А.Пеший

— Да, я думаю, даже не можно, а нужно. Потому что это прививает собственно любовь к отечественной истории, это двигает детей однозначно в нужном направлении, заставляет их задуматься, заставляет свое мышление развивать не только, как длина, ширина и высота, но и так называемое четырехмерное мышление, которое просто необходимо кладоискателю – это длина, ширина, высота, плюс время. То есть, мыслить в перспективе времени, что здесь было, что здесь может быть, как тает снег, куда уходят талые воды, где что могло стоять, почему речка обмелела, или почему какое-то поле стало приболачиваться. Ну и плюс к тому, детям искать клад – это очень интересно, это может быть делом всей жизни, и собственно профессия археолога, она интересная, почетная и для того, чтобы ею овладеть, конечно, человеку нужно учиться, учиться и еще раз учиться. Но уж без этого, да, я бы сказал, может стать делом всей жизни, это просто замечательно.

С.Бакалеева

— С какого этапа можно привлекать детей? Скажем, может быть, действительно на этапе составления карты, или лучше чуть позже уже, когда место обнаружено?

А.Пеший

— Лучше, конечно, на этапе составления карты, чтобы ребенок видел весь процесс, что это не просто взял лопатку и что-то где-то ковыряешь, ведь клады ищутся не лопатой, а головой. И в первую очередь, конечно, да, это составление карты. Чем лучше составлена карта, тем меньше человеку приходится на местности ходить ногами.

С.Бакалеева

— Ну, как Вам кажется, скажем, школьник, со школьного возраста – семи-восьмилетнему, уже это будет интересно ребенку?

А.Пеший

— Да, конечно. Это будет очень интересно. К нам приезжают и с пяти, и с шестилетними, да, где-то им надо что-то объяснять, где-то показывать, не всегда ребенок знает какие-то термины. Но тем не менее он учится и дети – это самые благодарные слушатели, самая благодарная аудитория и самые рьяные помощники. Причем, они придают значение всему, не важно, что это старый топор, подкова…

С.Бакалеева

— Для них клад – это все, что найдено.

А.Пеший

— Клад – это все, что найдено, все что найдено – это клад.

С.Бакалеева

— А Вы сказали, что с собой нужно иметь металлодетектор, для того, чтобы найти клад. В двух словах, что это такое и как этим воспользоваться.

А.Пеший

— Металлодетектор – это прибор для обнаружения аномалий в земле, собственно аномалий металлических, сейчас они есть в свободной продаже, достаточно широко. В принципе, ценовая группа от 10 000 до 200 000, можно себе подобрать любой, на любой вкус, размер. Ну, конечно, для ребенка желательно недорогой, достаточно простой в освоении, их масса от разных производителей. И очень много магазинов, которые торгуют и в интернете, и в городе.

С.Бакалеева

— То есть, не бывает таких детских металлодетекторов, нужно покупать уже настоящий тогда обычный.

А.Пеший

— Ну, ребенок очень быстро перерастет игрушечный металлодетектор, ему просто будет неинтересно и соответственно захочется каких-то находок, а сделать их игрушечным металлодетектором практически невозможно. Отсюда будет разочарование и просто неприязнь. Не так много стоит вложить, чтобы ребенок именно это освоил, заинтересовался. Но раньше, или позже, железо надоедает, захочется каких-то информативных находок, таких, как монеты, например. А монетами засыпаны просто все поля, потому что… даже не там, где стояли деревни, а те поля, которые просто пахались, распахивались на достаточно большом отрезке времени.

С.Бакалеева

— По-моему, Вы сейчас раскрыли страшную тайну, что клад есть везде.

А.Пеший

— Нет, именно монетки, клад – это все-таки совокупность, это комплекс, а так называемые потеряшки, они встречаются практически повсеместно. На старопаханных полях не часто, но там есть большой плюс в поиске – очень мало железа. Если только тракторное железо какое-то остается, да, а вот монетки, крестики, у которых порвалась нитка и они упали в землю, различные какие-то предметы быта, которые крестьянин мог брать с собой в поле – да, встречаются. Единственное, что, конечно, если в поля вносились удобрения, различные доломитовые, азотные удобрения, то сохранность, конечно, увы, оставляет желать лучшего.

С.Бакалеева

— Даже монета может пострадать от таких удобрений?

А.Пеший

— Практически выгнивает до медного кружка, просто зелененький медный кружок, уже не читаемый. К сожалению, таких находок, ну, как минимум 50%.

С.Бакалеева

— Да, это, конечно, страшно обидно найти. А если монета более, или менее сохранна, но, действительно плохо читается, можно ли как-то почистить ее?

А.Пеший

— Да, можно, для этого нужно сделать мыльный раствор по консистенции, как 1% кефир и положить туда монетку минимум на неделю. Раз в сутки нужно ее вынимать, чистить какой-нибудь старой зубной щеточкой, переворачивать на другую сторону и снова класть в этот мыльный раствор. Единственное, что мыльный раствор, лучше взять хозяйственное мыло, не детское, не какое-нибудь увлажняющее, потому что там кремы, добавки, они не помогут, только помешают. А самое дешевое хозяйственное мыло – это, пожалуй, самое лучшее и самый щадящий, хотя и достаточно долгий способ очистки.

С.Бакалеева

— Мы с Вами остановились на том, что мы поработали с картами, нашли место, предполагаемое место, которое нас может заинтересовать. Дальше что, выезжаем уже туда?

А.Пеший

— Предварительно мы еще посмотрим спутник, спутниковые снимки на различных сайтах – что сейчас на этом месте. Потому что спутниковые снимки как правило 2005-2007 и мы сможем точно знать, что там нет поселка, скажем, коттеджного, не выросли дачи, не построен какой-нибудь комбинат, вот после этого мы выезжаем на место. И стараемся по растительности, по покрову определить, здесь была деревня, или нет. Очень хорошо привязываться по излучинам рек, по старым дорогам.

С.Бакалеева

— А как это нам может помочь?

А.Пеший

— Если, скажем, деревня стояла на излучине реки, то ее будет проще найти, собственно говоря, и на местности, если излучина сохранилась. Если излучина не сохранилась, можно привязать ее по старым деревням, по соседним деревням, которые сохранились. Если дороги остались на прежнем месте, то, соответственно, и на местности можно будет привязаться по дорогам. Ну, спутниковые сайты позволяют измерять расстояние, соответственно и нам это будет гораздо проще. То есть мы будем знать, где она стояла, как ее найти в непосредственно в современных условиях.

С.Бакалеева

— Поделитесь, пожалуйста, какая Ваша находка Вам самому ближе и дороже всего?

А.Пеший

— Первая монета, конечно.

С.Бакалеева

— Вы ее помните?

А.Пеший

— Да, деньга 1731 года. Она на самом деле ничего не стоит, сохранность очень средненькая, но я к ней шел целый год. Первый год, когда я купил металлодетектор, это был 2002 год, я не нашел вообще ничего, только в 2003 ранней весной на берегу речки я нашел эту вот монетку и счастье было запредельное.

С.Бакалеева

— Спасибо большое! У нас в гостях был Александр Пеший – руководитель школы кладоискателей, который утверждает, что каждый при желании и хорошей подготовке, может найти свой клад. Всего хорошего, до свидания!

«При реализации проекта используются средства государственной поддержки, выделенные в качестве гранта в соответствии c распоряжением Президента Российской Федерации № 11-рп от 17.01.2014 г. и на основании конкурса, проведенного Общероссийской общественной организацией «Российский Союз Молодежи».

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (5 оценок, в среднем: 3,00 из 5)
Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.