Невольник — не богомольник

Частное мнение. Константин Мацан. Невольник — не богомольник
Поделиться

Мацан (1)Есть такая пословица: «невольник — не богомольник». Ее принято вспоминать, когда речь идет о том, что любая «обязаловка» несовместима с христианской верой — ни в школе нельзя преподавать Православие насильно, ни в жизни нельзя к вере принудить и заставлять человека ходить в Церковь.

Но часто критики упрекают: дескать, вы, православные, для проформы так говорите, а на самом деле считаете, что веру нужно агрессивно навязывать. На этом можно ответить вот что. Мы не можем считать, что веру нужно навязывать, уже хотя бы потому, что в Библии — в нашей главной книге — есть история о том, как Бог никому ничего не навязывает. Это — история Благовещения Пресвятой Богородицы.

Мы привыкли к этому сюжету, тысячи раз он становился темой полотен и литературных произведений. Он как будто покрыт музейной пылью. Но если пыль сдуть и посмотреть на него вблизи как на историю обычного, как мы с вами, человека — юной девушки Марии, мы увидим небывалое по напряженности событие. К ней, глубоко верующей благочестивой иудейке, является архангел Гавриил и провозглашает, что она, Непорочная Дева, родит Сына от самого Бога. Трудно представить, но вообразите, что бы испытали в такой ситуации лично Вы?

Для Девы Марии, должно быть, нет сомнений, что с ней говорит Божий посланник и все услышанное — от Бога. И все же Мария в смятении. Что значило в иудейском обществе того времени родить ребенка не от мужа? Вполне возможно, быть побитой камнями как прелюбодейка. Да и кто вокруг поверит, что ее ребенок — Сын Божий, тот самый Мессия, которого ждет весь ее народ. Мария задает ангелу тревожный вопрос: «Как будет это, когда Я мужа не знаю?» Ангел объясняет: «Дух Святый найдет на Тебя, и сила Всевышнего осенит Тебя». Тут снова стоит остановиться и вдуматься: что могла почувствовать юная девушка, услышав такое… Как это понять?! Как это принять?! Как это вместить?! Что теперь делать?!

И вот тут звучат слова принципиально важные слова — Дева Мария смиренно соглашается: «Cе, Раба Господня; да будет Мне по слову твоему».

Могла бы Дева Мария, грубо говоря, отказаться? Наверное, могла. Мог бы Бог исполнить свой замысле насильственно — грубо говоря, не спрашивая согласия Марии? Мог бы — для Него нет ничего невозможного. Но Бог этого не делает. И это имеет колоссальное значение: Он сотворил человека свободным и теперь всегда и во всем ждет от человека только его доброй воли, только его личного желания. Бог не может спасти человека против воли самого человека. От нас нужен хотя бы шаг навстречу Богу. В раю Адам и Ева, сотворенные свободными людьми, добровольно от Бога отворачиваются: выбирают зло — нарушают заповедь и вкушают плод с древа познания, и Господь изгоняет первых людей из Эдема. Так начинается история нашего мира, который отныне — после грехопадения — считается падшим. Несколько тысячелетий спустя юная девушка Мария — точно так же добровольно и свободно — выбирает добро, Бога и смирение перед Ним. И начинается новая история падшего мира — история его исправления через приход Богочеловека Иисуса Христа.

Ключевые слова здесь — добровольно и свободно. Праздник Благовещения в этом смысле раскрывает, на чем строятся в христианстве отношения человека и Бога. А именно, какого образа мыслей и поступков Бог от человека ждет.. В этом смысле точно звучит пословица «невольник — не богомольник». Смирение перед Богом не может быть ничем иным, кроме как актом свободного выбора.

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (12 оценок, в среднем: 4,92 из 5)
Загрузка...