Москва - 100,9 FM

«Жития святых — новые данные». Светлый вечер с Александром Бугаевским

* Поделиться

У нас в гостях был писатель-агиограф, автор новых редакций житий святых Николая Чудотворца, Спиридона Тримифунтского, великомученика Георгия Победоносца и других Александр Бугаевский.

Мы говорили об особенностях написания и изучения житий святых, а также о том, что нового сегодня удается узнать о жизни известных святых благодаря внимательному изучению исторических документов.

Ведущая: Лиза Горская.


Л. Горская

— В эфире радио «Вера», программа «Светлый вечер». Здесь с вами в студии Лиза Горская. И сегодня у нас в гостях Александр Владимирович Бугаевский, писатель-агиограф, автор новых редакций житий святителя Николая Чудотворца, Спиридона Тримифунтского, великомученика Георгия Победоносца и ряда других. Здравствуйте, Александр Владимирович.

А. Бугаевский

— Здравствуйте.

Л. Горская

— И у меня к вам первый вопрос: откуда необходимость, почему понадобилось составлять новые редакции житий старых православных святых?

А. Бугаевский

— Древних православных святых.

Л. Горская

— Древних, знакомых православных святых.

А. Бугаевский

— В начале 90-х годов в храмах и монастырях практически отсутствовала духовная литература, был очень большой дефицит. Ну а многие знания у православных христиан берутся главным образом не только из проповеди, но прежде всего из книг. Вот старец Кирилл (Павлов), когда я ему передавал постоянно свои книги, говорил мне: ну что я могу людям рассказать за 15–20 минут? Знания, в конечном счете, люди приобретают из книг православных. Я стал издавать православные книги. Сначала я был очень осторожен и относился как к таким сакральным текстам, в которых почти ничего нельзя менять. Потом я все-таки увидел, что перевод на русский язык, который делали на рубеже XIX XX века, как правило, студенты семинарии, страдает часто косноязычием, часто очень большими погрешностями русского языка, и надо как-то стилистически вносить правку, делать их более литературно приемлемыми, сохраняя канву и стиль великого святителя Димитрия Ростовского. И вот когда я работал над житием святой преподобномученицы Евгении, почти закончил жизнеописание ее, один из священников сказал мне: а видел ли ты издание греческого текста такого-то, такого-то, недавно изданного жития преподобномученицы Евгении? Я сказал: нет. Ну познакомься с ним. Я взял этот текст и увидел очень много ярких подробностей, которые донесены были в этом тексте, который имел возраст около тысячи лет, и которые отсутствовали в жизнеописании, в житии, изложенном Димитрием Ростовским. Я добавил все эти упущенные рассказы, подробности важные из жития преподобномученицы Евгении, и действительно житие очень обогатилось. И тогда я понял, что надо обратиться к древним текстам. До этого вообще-то у меня был опыт, когда я работал в Московском университете и работал над биографиями ученых XIX, XVIII века, я увидел, что в архиве, если обратиться к архивам, то те биографические справки, которые там содержались о них и которые были опубликованы в разных энциклопедических изданиях, очень неточны и несовершенны. И архив открывал очень много сведений ярких, интересных. Ну то же самое оказалось в древних текстах о святых. И стал я работать над житием святого великомученика Георгия. И это было 43 текста, они были опубликованы в двухтомнике Крумбахера — 43 текста на греческом, латинском, арабском коптском языке, — они были близки друг к другу, но содержали довольно большое количество разнообразных подробностей. Картина была примерно такая в изменениях текста, какая бывает в быту, когда человек берет камешек с острыми углами, кидает в воду, в море, и если этот камешек удастся ему найти через несколько лет, через несколько десятков, может быть, лет, камешек становится окатышем. Очень часто так получалось и с житиями святых. Была традиция, благочестивая традиция, в течение пятнадцати веков переписывать жития. И по мере того как писцы переписывали с одной рукописи в другую текст жития, вкрадывались ошибки, часто бывали сокращения, часто бывали некие прибавления, на усмотрение писца, часто бывали, оценки новые появлялись, не всегда соответствующие тому, что было на самом деле. И тексты очень сильно менялись, преобразовывались. И вот когда сравниваешь разные древние тексты, то приходишь примерно к первоначальному тексту, который был составлен вскоре после того, как кончилась блаженная жизнь того или иного святого. И таким образом восстанавливается более полноценная картина жития этого святого. И когда хочется как можно подробнее, как можно больше узнать о любимом светоче Христовом, то конечно, хочется обратиться к древним текстам и узнать о нем во всевозможной полноте. Вот поэтому я обратился к древним текстам. И каждый раз я проверяю все наследие, которое дошло до наших дней. То есть если я пишу житие святого Николая, я проверяю, где, в каком монастыре, какой библиотеке, в какой стране есть древние тексты, есть древние рукописи об этом святом, которые содержат разные редакции. И только работая с совокупностью всех этих древних редакций можно найти золотые зернышки, бриллианты настоящие, которые помогают восстановить более точно жизнеописание того или иного святого. Кроме драгоценных фактов о святых, которые мы находим в древних рукописях, иногда во множестве, и особенно ценно, и об этом я чуть позже расскажу, о самом нашем любимом русском святом, о святителе Николае, мы в древних текстах сталкиваемся и с некоей апокрифизацией, которая появилась уже довольно рано, в ранние времена. Вот здесь можно привести пример опять-таки с житием святого Николая. В начале X века произошло смешение двух Николаев — Николая Пинарского и Николая Мирликийского. Николай Мирликийский умер в 334 году, то есть он жил в конце III века — в начале IV, а Николай Пинарский жил в VI веке, на 250 лет позже. К чему привело смешение фактов из жизни двух святых? Привело, можно сказать, к очень большим недоразумениям. Мягко выражаясь, к недоразумениям. Дело в том, что вставив в жития святого Николая, тоже жившего в Ликии, Николая Пинарского, один эпизод о том, как он путешествовал в Палестину, и как он посещал Гроб Господень, и какие чудеса он совершал там, на Святой Земле, вставив это в жития святого Николая, в то место, где еще святитель Николай является пресвитером, то есть еще не является епископом, то есть события происходят до Диоклетианова гонения, мы приходим к очень странным историческим противоречиям. Выходит, раз Диоклетианово гонение началось в 303 году, то это из этого следует, что святой Николай был на Святой Земле, отправился на Святую Землю до Диоклетианова гонения, до 303 года. Да, но в это время еще Елена не была на Святой Земле, она еще не открыла Крест Христов, не построила храм — всего этого не было, храма Вознесения не было, она не была в этих местах, этих святынь еще не было обнаружено. Поэтому этого просто не могло быть. И в результате в XVII веке вот эти противоречия стали замечать внимательные священники католические, и епископ Вальконий сделал важную публикацию о том, что житие святого Николая недостоверно из-за этого абсурдного рассказа. И в результате стало умаляться почитание великого чудотворца. Ну и постепенно это привело к тому, что, в конце концов, он фактически из очень почитаемого во всем христианском мире стал менее почитаемым в католическом мире. И как бы стал святым очень невысокого разряда, кажется, шестого разряда (там по разрядам почитание святых), больше даже как бы местночтимым святым, особо почитаемым в Бари. Поэтому очень важно такие факты объяснить, прояснить. И вот, по счастью, замечательный русский ученый во второй половине XIX века, Антонин Капустин, нашел текст жития Николая Пинарского очень подробный, и опубликовал этот текст, показал, что это просто часть жития Николая Пинарского, перенесенная в начале X века в жития Николая Мирликийского. И ведь к чему это привело — к тому, что миллионы людей стали сомневаться в подлинности жития святого Николая, самого чтимого нашего святого. Поэтому составляя житие, всю эту часть, которая относится к другому святому, изложена там очень подробно, и я исключил из жизнеописания святого Николая. Может возникнуть вопрос: не уменьшилось ли житие, не стало ли оно менее значимым? Нет, не стало. Дело все в том, что древние тексты донесли очень много важнейших сведений о святом Николае и, благодаря включению этих сведений в жизнеописание его, жития святого Николая очень сильно обогатились.

Л. Горская

— Я напоминаю, что в эфире радио «Вера», программа «Светлый вечер». У нас в гостях Александр Владимирович Бугаевский, председатель православного общества «Скиния», писатель-агиограф, автор новых редакций житий святителя Николая Чудотворца, Спиридона Тримифунтского, великомученика Георгия Победоносца и ряда других. И вот Александр Владимирович, и я хотела спросить, а с какими-то еще искажениями, которые закрались в текст жития со временем, вам приходилось сталкиваться в процессе работы?

А. Бугаевский

— Да, их очень много. Ну вот например жития Ирины, Агапии и Хионии. Во всех греческих, к сожалению, греческих, даже довольно древних, латинских, арабских, южнославянских, восточнославянских, то есть уже древнерусских списках жития этих трех святых рассказ такой, что три девочки имеют учителя, пресвитера, исповедают Христа. Их арестовывают, находят у них книги христианские, начинают допрашивать. И они продолжают исповедовать Христа, говорить часто высокими цитатами из Священного Писания и продолжают упорно исповедовать Христа, обличают судью Сисиния. И двоих из них приговаривают к сожжению заживо на костре, а третью отравляют на поругание в блудилище — Ирину. Но в блудилище к ней никто не посмел прикоснуться и даже заговорить и, узнав об этом, Сисиний приказывает привести ее во дворец. По дороге воинам, которые ведут ее во дворец, являются два воина, на самом деле ангела, и говорят: правитель приказал доставить ее на гору. И берут ее и отводят на какую-то гору. Два воина, которые взяли ее из блудилища, возвращаются к правителю, и когда он спрашивает, где же она, отвечают: ну ты же послал других своих воинов, котором приказал отвести на гору, и они ее туда отвели. Сисиний в гневе садится на коня, скачет к этой горе, но не может к ней подойти — какой-то магический круг не позволяет приблизиться к Ирине. А она исповедует Христа. И тогда он приказывает воину выстрелить из лука, тот стреляет, поражает в сердце Ирину, и она, исповедуя Христа, умирает. Вот такой конец у Ирины. На самом деле сохранился мученический акт о том, как все на самом деле происходило. Вот мученические акты — это самые основополагающие документы о святых мучениках. Когда арестовывали мучеников, писец вел протокол допроса, потом записывалось, как происходила казнь. И христиане за деньги очень часто выкупали протоколы допроса и добавляли какие-то сведения о том, что было перед этим и что было дальше с этими мощами — и вот это были первые жития мученических святых, вот они являются ценнейшими документами. Сохранилось примерно двадцать таких документов на греческом языке и около тридцати на латинском языке о разных святых. В том числе сохранился мученический акт о этих трех святых — Ирине, Агапии и Хионии. Выглядит он несколько иначе, очень сильно отличается можно даже сказать, от того что мы можем прочитать в греческих, латинских, русских житиях. Там происходят следующие события. Во-первых, судит девушек не Сисиний, а Дулькитий, правитель Дулькитий. Происходит это во времена императора Максимиана. Причем в одном из них, там где судия Сисиний — это третье консульство Максимиана, в мученическом акте — это восьмое, то есть не совпадает и хронология. И главное, после того как Ирина попадает в блудилище, и никто не прикоснулся к ней и не посмел даже с ней заговорить, правитель Дулькитий приказывает привести ее к себе во дворец. Ее приводят, правитель начинает ее допрашивать: последуешь ли ты за своими сестрами или откажешься от Христа? Она не отказывается от Христа, не отрекается от Него, и ее Дулькитий приказывает сжечь на костре вслед за сестрами. Она восходит на костер, и заживо сжигают и Ирину. Вот такая мученическая кончина Ирины. И вот здесь можно сказать уже агиографическим языком: какое страдание больше, какая смерть страшнее — умереть от стрелы, которая попала в сердце или заживо сгореть на костре, исповедуя Христа? И вот опять, говоря агиографическим языком, тем что сделали вот такую мистическую сказку о кольце магическом, через которое не мог перешагнуть правитель, и смерть девушки от стрелы, у нее как бы только тем самым отняли мученические венцы. Гораздо страшнее смерть, гораздо больший подвиг умереть на костре, заживо сгореть, исповедуя Христа. Вот другой очень важный пример, мне кажется, из жития святителя Спиридона. Это очень чтимый святой, он пользуется любовью всенародной в России, десятки тысяч людей приходят поклониться его мощам, когда их привозят с Корфу. И вот работая над житием святителя Спиридона, я получил всю совокупность текстов. Что это за тексты? У святителя Спиридона был ученик, святитель Трифилий, сопровождавший его долгие годы, он написал его житие. И это житие имело хождение до начала VII века. Оно было написано высоким ямбом и было для простого народа труднодоступно. В начале VII века Феодор Пафский, епископ, написал, используя текст епископа Трифилия и также другие тексты, новое житие, общедоступное. Великолепный текст Трифилия дошел до нас в пяти редакциях, которые мало отличаются друг от друга. Кроме того о Спиридоне Тримифунтском есть целый ряд упоминаний историков IV–V веков, церковных историков, Сократа и других. И в этих упоминаниях, и в текстах Феодора Пафского, нигде не упоминается черепица или кирпич, из которого на Первом Вселенском соборе святитель Спиридон выжимает пламя, глину и воду, доказывая триединство Господа нашего Бога. Откуда же это взялось? Но это заинтересовало не только меня, но и корфских ученых, они произвели очень большое расследование, и в результате этого расследования выяснилось, что в начале XVII века неаполитанцем Барбезио была составлена ироническая эпиграмма на латинском языке, в которой Спиридон на Первом Вселенском соборе берет себя за бок — свой бок, — и выжимает глину, воду и огонь. Ну понятно, что трудно себе представить, что кто-то из святителей, участников Собора, пришел бы на Собор с черепицей или с кирпичом и совершил бы это чудо. Прийти в присутствие с большой черепицей в присутствии императора на Собор — как-то это странно. Так в древних текстах этого ничего не было, это вот такой был, ироническая эпиграмма, составленная неаполитанцем Барбезио. Эта эпиграмма была переведена на греческий язык митрополитом Герасимом Влахом, и вскоре, в 1686 году шутка неаполитанца оказалась включена в текст жития святителя Спиридона, составленного греческим филологом Каподострией. И с тех пор она включается в житие святого Спиридона, которое переедено на русский язык, и на многих иконах появилось, и на многих фресках. Я считаю, что это не соответствует исторической действительности. И поэтому в житие, составленное мною, история с кирпичом, как у нас его рисуют, или с черепицей, в жизнеописание святителя Спиридона не включена.

Л. Горская

— Не совсем понятно, в чем юмор этой эпиграммы.

А. Бугаевский

— Шутливая эпиграмма: за бок схватил и выжал, — она в шутливой интонации написана. Они нашли эту эпиграмму, и я ее тоже опубликовал в примечаниях. Шутливая эпиграмма: как доказывали триединство Бога на Первом Вселенском соборе.

Л. Горская

— Я напоминаю, что в эфире радио «Вера», программа «Светлый вечер». Оставайтесь с нами, мы вернемся через минуту.

Л. Горская

— «Светлый вечер» в эфире радио «Вера». У нас в гостях Александр Владимирович Бугаевский, писатель-агиограф, автор новых редакций житий святителя Николая Чудотворца, Спиридона Тримифунтского, великомученика Георгия Победоносца и ряда других житий, о которых мы здесь говорим. И я хотела вас спросить, Александр Владимирович, о источниках, исторических источниках, которыми вам приходится пользоваться в процессе работы, что из них сохранилось, что доступно?

А. Бугаевский

— Да, источники бывают самые разнообразные. Это упоминания, как я уже рассказывал о древних источниках, о Спиридоне Тримифунтском и о других святых, а также мученические акты и жития святых, которые, как правило, дошли до нашего времени в рукописях IX, X, XI и более поздних веков. Теперь важно отметить, что по рукописи X века или XI века можно понять, к какому времени восходит текст, то есть этот текст был составлен в X веке или этот текст был составлен в IV, в V веке и переписан в X веке, новый это текст или это переписанный старый текст. Вот, например, когда я работал над текстом великомученицы Марины, в этом тексте упоминали целый ряд слов и понятий который вышел из употребления уже в VI веке, например, рэда, семея. Рэда — это гальская повозка, которая употреблялась до VI века. Семея — это латинская мера длины, также вышедшая из употреблении в VI веке. Поэтому текст этот был датирован, по этому признаку и по целому ряду других признаков стилистических, V веком. И таким образом, можно сказать, что текст, которым я владел по великомученице Марине, хотя и был написан переписчиком в X–XI веке, но на самом деле этот текст восходит к V веку, то есть является очень древним. Поэтому время написания текста и редакция текста это несколько разные вещи. Теперь важно упомянуть, что многие деяния святых и чудеса ходили не в житиях, а в списках, то есть были сборники чудес святых в древние века. И вот эти сборники или отдельные отрывки были в рукописях, которые также имеют колоссальную ценность. Среди них наиболее ценным по святителю Николаю является текст «Деяние о стратилатах», который сохранился в пяти редакциях. Так вот так называемся третья редакция этого текста, которая доносит до нашего времени потрясающие подробности о святителе Николае. Большая часть этих важнейших сведений не вошла в жития святого Николая, вот я о них сейчас мог бы немножко рассказать.

Л. Горская

— Это вот то, чем удалось дополнить, да, его жизнеописание?

А. Бугаевский

— Это подробности, которые ценны тем, что они указывают, что автор этого текста жил в Ликии. То есть там содержится целый ряд таких подробностей, в том числе топографических, которые мог знать только человек, который был свидетелем этих событий, который жил в то время, когда они происходили. Там упоминается значительное количество географических пунктов, мест, где происходит событие, некоторые совершенно уже стерлись в истории, а некоторые сохранились. Ну например, люди, которые посещают Миры, которые теперь называются Дембре, они бывают в бухте, которая называется Андриакская бухта. И в житии идет рассказ о том, что полководцы — в русской традиции их называют воеводами, а в греческой традиции их называют стратилатами, — прибывают в эти бухту на нескольких кораблях, направляясь в Фригию подавить мятеж. Это название сохранилось. Дальше идет название Плакома. Здесь очень важно упомянуть, что многие факты из жития святого Николая подтверждаются археологически. Да, действительно, в этой бухте была деревня Плакома, и упоминается, что там был рынок. Я посетил это место, сохранились руины лабазов того рынка, то есть место, где были торговые павильоны. Там же сохранились небольшие мартирии — постройки, дома. Да, эта деревня относится к рубежу III, IV, V века. Вот там плиты сохранились, это те плиты, на которых святитель Николай встретил этих полководцев, которые в греческой традиции называют стратилатами. Их имена сохранились: Непотиан, Герпилион и Урс. Ну о чем говорят эти имена, когда я их сейчас назвал — ни о чем не говорят, ну были такие, значит, какие-то воеводы полководцы. Но в анналах истории сохранились сведения о том, кем они были. Один из них, Непотиан, был женат на родной сестре императрицы, жены императора Константина, — то есть это был круг императора, это была высшая знать. Он стал консулом в 336 году. Другой полководец, Урс, стал консулом в 338 году. Они занимали высшие государственные должности в государстве, у императора Константина и позже, в 338 году, когда император уже умер, его сменил его сын Констанций. Это очень существенный факт. Потому что когда святителя Николай отправляется в город вместе с этими полководцами спасать невинно осужденных мужей, они являются вместе с ним к правителю, он очень напуган. Потому что не просто местный епископ к нему явился, а явились крайне влиятельные сановники из самого Константинополя, ближний круг императора Константина. Впоследствии очень интересные обстоятельства упоминаются в этом третьем «Деянии о стратилатах». В житиях, которые всегда публиковались в России, в Греции, были в рукописных списках, упоминается два посещения стратилатами Мир Ликийских. Первое посещение — это вот когда они едут покорять мятеж во Фригии. И второе посещение, когда император Константин после победы во Фригии отправляет их с дарами к святому Николаю. В третьей редакции «Деяния о стратилатах» упоминается четыре их посещения. Почему это очень важно? Потому что когда они возвращаются из успешного похода, который предрек им святой Николай и молился за них, они возвращаются к нему и благодарят за молитвенную помощь святого, то есть они посещают второй раз. И святой Николай говорит им о том, что их встретят со славой, но потом будут искушения. Но они не должны забывать о том, что надо молиться, и они должны обратиться к Богу, и Бог не даст им несправедливо пострадать. И вот эти слова не запечатлены во всех остальных житиях святого Николая. Да, они возвращаются, да, они получают триумф, они получают славу, награды от императора. Но затем были оклеветаны, попадают в тюрьму и, наконец, их обрекают на смерть, и палач им об этом рассказывает, что их утром должны казнить. И они рыдают, плачут. И вдруг Непотиан вспоминает о том, что говорил Николай. И начинает молиться Богу и говорит: «Святой Николай, приди к нам на помощь! Ты спас трех воевод в Мирах, помолись, за нас, спаси нас от казни!» И святой Николай является во сне к императору Константину и к оклеветавшему их Аблабию, префекту Востока, который отвечал за безопасность в государстве и императора, и угрожает им во сне бедой. Они просыпаются, встречаются. Аблабий сознается в том, что он оклеветал стратилатов. Их отпускают, и Константин посылает их к святому Николаю. Они приезжают к святому Николаю с дарами от императора — этот эпизод запечатлен в обычных житиях, но не сказано то, что они вспомнили о том, что святой Николай предрек им это и сказал, чтобы они молились — это очень важный момент. И они приезжают с дарами и, что крайне важно, — этого нигде нет, вы не найдете кроме этого текста, который я внес в свою редакцию, — и месяц живут в Мирах и становятся чадами святого Николая. То есть одни из самых знатных людей Константинополя, вельможи и сановники государевы, становятся чадами святого Николая Мирликийского. Он их наставляет, через месяц они возвращаются в Константинополь, а через год снова возвращаются в Миры. Но в это время святой Николай уже умер. И они около могилы его строят портики и дома для бедных. И очень большой вклад делают в город Миры, помогают жителям бедным города Миры. Из этого вытекает возможность установить хронологию жизни святителя Николая.

Л. Горская

— Я напоминаю, что в эфире радио «Вера» программа «Светлый вечер». У нас в гостях Александр Владимирович Бугаевский, писатель-агиограф и автор новых редакций житий святителя Николая Чудотворца, Спиридона Тримифунтского, великомученика Георгия Победоносца и ряда других житий, о которых мы сегодня говорим. Вот возвращаясь к житию святителя Николая.

А. Бугаевский

— История со стратилатами позволяет две вещи восстановить. Во-первых, точно дату смерти святого Николая, а именно 334 год, а не тот год, который указан в нашем календаре — 345-й. По той простой причине, что смерть Николая и подарки, которые послал Константин, — ведь это же все относится к жизни еще императора Константина, а император Константин умер в мае 337 года. Так вот сопоставление разных фактов из жизни святого Николая позволяет установить, что это произошло в 334 году. Ну там другие его деяния, связанные с голодом в Ликии, деяние, связанное с податью в Ликии, с налогами то есть в Ликии, и так далее, позволяет однозначно сказать, что смерть его последовала в 334 году. Хронология жизни исторических персонажей — это важный факт всегда. Теперь здесь еще одно обстоятельство. Вот приехали такие высокопоставленные люди, стали почитать святого Николая. И вот с этого момента, в эти годы, 30-е, начинается уже широкая слава святого Николая не только в Мирах Ликийских, не только в Ликии и прилегающих областях, но и в столице. И быстро переходит на другие области державы. И связано это в первую очередь с вельможами из Константинополя, о которых я только рассказывал, которые эту славу принесли в столицу. И в которой убедился сам император Константин. Следующее деяние тоже говорит об этом. Слава святого Николая вышла уже за пределы Ликии. И наступило время следующего индикта — то есть время, когда устанавливаются новые налоги на области. Вновь созданная и окрепшая держава императора Константина требовала значительных средств, шли войны окрестные, и по всем провинциям, по всем областям отправились чиновники, которые устанавливали налоговый сбор на ту или иную область. Происходило это раз в 15 лет. Приехали они в Ликию. И сборщик податей, то ли из злобы по отношению к ликийцам, то ли для того, чтобы выслужиться перед императорским дворцом, то ли еще по каким-то причинам установил непомерную подать. Она еще оказалась очень высокой по той причине, что в Ликии был очень большой неурожай. И в результате, когда пришло время собирать налог, и приехал сборщик подати, этот налог невозможно было собрать с жителей города Мир и с других жителей Ликии. И люди стали умирать от голода, люди страдали. И они пришли к святому Николаю, авторитет которого был уже очень велик и дошел до Константинополя, и стали его просить написать императору. И святой Николай отправляется в Константинополь, и там совершаются чудеса. Остановившись в храме Пресвятой Богородицы, он вместе с архиереями во время литургии молится, и когда он произносит: «Святая святых», из его уст, все видят, как исходит пламя. Его окружает уже поклонение всеобщее, его принимает император. А вообще говоря, аудиенция у императора была очень большой честью, и она происходила следующим образом. Выходил чиновник, спрашивал о том, что желает тот или иной гость сказать императору, если эта аудиенция уже состоялась. Затем возвращался в покои императора, в тронный зал, может быть, и говорил императору о том, о чем его просит человек, явившийся во дворец. Император давал ответ, и о нем сообщал чиновник просителю. А в данном случае — это говорит о том, какие уже почести оказывались святому Николаю, — император лично принимает святителя. И когда начинается разговор, то святой Николай видит, что солнечные лучи падают на лицо императора и ослепляют его, слепят глаза. Он берет палей свой, снимает...

Л. Горская

— Палей — это что?

А. Бугаевский

— Палей — ну как бы плащ, палей, одежда святителя. И накидывает его на луч солнечный. И палей висит, никем не поддерживаемый, на солнечном луче. И лицо императора, таким образом, оказывается защищенным от прямого солнечного луча. Император видит это чудо, он потрясен этим чудом...

Л. Горская

— Еще бы.

А. Бугаевский

— Потрясен этим чудом, и уже как бы с придыханием говорит с чудотворцем Николаем и спрашивает: что я могу сделать для вас? Он говорит: понизь налог. И рассказывает ему о беде в Ликии. И император спрашивает: насколько понизить? Насколько сможет твоя милость, — отвечает святой Николай. И император понижает налог в сотню раз. И святой Николай просит дать хрисовул по этому поводу, подписать хрисовул. Хрисовул — это грамота золотой печатью, которую может подписывать только император. И если человек подделает хрисовул — смертная казнь. Хрисовул подделать нельзя, не рискуя жизнью. Святитель Николай берет хрисовул и понимает, что да, вот он получил документ, но добираться до Ликии не быстро, быстро не доберешься. А придут чиновники, скажут: что ты делаешь, ты разоришь казну, можно было понизить налог, но не до такой же степени, не в сто раз, это разорит государство. И убеждают Константина забрать хрисовул. И святому Николаю дано это понимать и чувствовать. Он походит к морю, видит бамбуковую тростиночку такую большую, берет, вкладывает в нее хрисовул, запечатывает и бросает в море. И молит Христа, чтобы этот хрисовул быстро попал в Ликию. На следующий день император узнает, что святитель еще в Константинополе и просит его пожаловать. И говорит: слушай, я вчера слишком значительно уменьшил подать, чиновники мне говорят, что я разорю империю. Дай мне его назад, я понижу подать, но не так сильно. А он говорит: не могу, каким образом? Хрисовул уже в Ликии. Ему было дано свыше знать, что хрисовул уже приплыл в Ликию. А дело в том (я проверил это), что на самом быстроходном корабле добраться до Ликии это семь дней в то время, при благоприятных условиях. Проверь, говорит святой Николай, меня. Император отправляет быстроходный корабль в Ликию. Корабль доплывает через семь дней и узнает, что да, еще шесть дней назад на берегу нашли хрисовул и отнесли к сборщику подати. И тот, значит, повиновался ему и понизил налог. А раз дело сделано, то уже по тем понятиям и законам, которые были в Византии, обратного хода ему не дал он.

Л. Горская

— Но империя пала не от этого.

А. Бугаевский

— Нет, это случилось через тысячу лет. Не от этого. Вот это чудо о подати, оно не включалось в жития святого Николая. Ох, по каким понятным причинам! Потому что дальше все продолжалось то же самое: императоры жали, давили, облагали налогами. И это был недопустимый пример (а что такое жития — это пример для подражания), недопустимый пример для подражания со стороны архиереев, влиятельных людей. Поэтому вот это деяние в житие оказалось в X веке не включено. И дальше уже, хотя сохранились тексты древние в четырех редакциях, но дальше жития мы видели без него. Я это включил, поскольку это древний такой текст, который очень интересен, и он позволяет раскрыть образ святого Николая и как чудотворца, и как милостивого, заботливого попечителя о своем народе, о христианах, добром архипастыре. И мы говорим, что Николай добрый кормчий, добрый архипастырь.

Л. Горская

— А часто бывает в процессе вашей работы, что вы выясняете какие-то факты достоверные, соприкасаясь вот с теми древними источниками, которыми можно дополнить житие, вот как в данном случае?

А. Бугаевский

— Да. Вот я приведу такой теперь пример. Вообще, поскольку историческая наука в течение последних столетий, и особенно в XIX, XX и ныне XXI веке, получила очень значительное развитие и очень обогатила ее археология, то очень многое из того, что мы находим в текстах житий, находит в том числе и археологическое подтверждение, некоторую роль играет в этом и антропология, которой, конечно, в древние времена не существовало. Вот самое первое чудо знаменитое посмертное святителя Николая, это чудо с Артемидой. Чудо это такое, оно пересекается с чудом, которое совершил еще Николай при жизни когда он сокрушил капище Артемиды. И вот в древнем тексте, который, кстати, есть и у Метафраста, сообщается, что Артемида решила отомстить святому Николаю и причинить вред его святым мощам, которые почивают в храме в Мирах. И она отправляет из одного из городов с благочестивыми мореплавателями, которые собираются с грузом в сторону Мир, посетить его святые мощи, и она обращается к морякам. А суть этого чуда, что это сама Артемида превратилась в эту женщину. И Артемида, чтобы отомстить Николаю за то, что он разрушил ее капище, говорит: «Вот, этот сосуд, я вас очень прошу, я как женщина не могу путешествовать на корабле, но я христианка, я благочестивая женщина, — прикидываясь, говорит Артемида, — прошу вас этот сосуд передать в Миры. Он наполнен елеем, чтобы этот елей горел у мощей святого Николая, я его почитательница». И уговаривает их взять этот сосуд. И когда мореплаватели отправляются в путь, в море начинается страшный шторм, такой, что корабль должен неминуемо погибнуть. А перед этим во сне одному из мореплавателей, уже на корабле, уже в плавании, явился святой Николай и сказал ему о том, что это козни Артемиды и повелел ему выбросить сосуд в море. И когда они бросают этот сосуд в море, начинается страшный шторм, от которого корабль может погибнуть, и волны так велики, что обнажается дно моря.

Л. Горская

— Ну как?

А. Бугаевский

— Как-то это странно.

Л. Горская

— Да.

А. Бугаевский

— Представляете, какая глубина у моря, чтобы дно моря обнажалось — как-то это неправдоподобно выглядит. И здесь вызывает сомнение, что это какое-то уже очень придуманное чудо, да, и что это за жидкость такая была — очень странно. Но тем не менее святой Николай является, они обращаются к нему, начинают молиться. И шторм прекращается, тишь заменят бурю, и они благополучно прибывают в Миры. И вот что интересно, есть удивительный текст. Вот вы меня спрашивали о текстах, которые дополняют...

Л. Горская

— Да.

А. Бугаевский

— Это текст латинский, брата дожа Джустиниани, агиографа латинского, он составил житие святого Николая и пишет, что он пользуется только греческими текстами. И в его тексте содержится огромное количество подробностей очень интересных. Он, например, пишет, что родители святого Николая в три дня умерли от чумы. Он пишет, что святого Николая окружали матроны, которые по его благословению помогали бедным, нищим, больным и так далее. Он пишет что у святого Николая были два очень важных ученика, очень мудрых ученика, которые ему во всем помогали. Святой Николай взял себе двух как бы советчиков, а именно пресвитеров Павла Родосца и Феодула Аскалонца, которые ему помогали во всех нуждах, помогали принимать людей, выполняли часть его огромных трудом по управлению епархией. Он пишет, что святой Николай созывал 1 сентября каждый год синод, который решал все вопросы сложные — и богословские, и по управлению епархией, и вопросы личной жизни священников. И еще целый ряд других подробностей. Пишет, что он ссылается на древнегреческие рукописи. Ну к сожалению, древнегреческих рукописей не сохранилось, в которых упоминается несколько десятков ценнейших фактов о святом Николае. Ну как бы и ничего неизвестно о Павле Родосце и Феодоре Аскалоните. Но как бы очень странно было, чтобы он придумал эти имена, чтобы это было его фантазией. И в конце он пишет, что в греческом тексте также есть чудо с Афродитой и пишет о том, что моряки плыли из города Танаиса. Да, но дело все в том, что когда писал Джустиниани, ничего о Танаисе было неизвестно. В V веке это поселение в устье Дона уже не существовало, и венецианцы знать о нем ничего не могли, он нигде уже не упоминался.

Л. Горская

— Он был завоеван кочевниками, по-моему, кочевники его смели с лица земли.

А. Бугаевский

— Этот город ввели в оборот уже в наше время, археологически его открыли, узнали о нем и так далее, поэтому это тоже придумать нельзя, а он пишет о Танаисе. Но еще интереснее, такой наш археолог Деопик открыл там сосуды, амфоры, наполненные нефтью. Таким образом, из устья Дона везли, это действительно подтвердилось, везли нефть на юг Ликии, а везли по Азовскому морю. А в Азовском море глубина во многих местах около десяти метров, и во время шторма обнажается дно. И если это Азовское море, и если это Танаис, то все становится на свои места. Да, во время шторма очень опасные штормы, потому что что с судном произойдет, если они окажутся прямо на дне моря, на земле фактически. Но по молитвам святого Николая буря утихает и они спасаются. То есть вот этот факт, который удалось уже открыть в 2003 году, он как бы делает целый ряд фактов опять достоверными, то есть археологическое подтверждение. Ну и еще упомяну здесь такую очень существенную вещь как спор, который длился около 900 лет — где мощи святого Николая, где они, в Бари или в Венеции. После того как в Бари барийцы перенесли мощи святого Николая в 1087 году, через десять лет был первый крестовый поход, и армада венецианцев приехала, явилась в Миры, с тем чтобы забрать мощи святого Николая, который должен был, наряду с Марком, стать патроном этого города, и они забрали его мощи. Но вот беда, их оказалось уже очень мало, и они досыпали туда другие косточки, череп положили чужой и подлинные кости святого Николая. И в течение 900 лет открывали эти мощи четыре раза и утверждали, что мощи святого Николая у них. Построили на острове Лидо храм святого Николая, праздновали день святого Николая, перенесение мощей в Венецию и шел спор. И они говорили, ничего в Бари там нет, у нас все мощи. И только в XX веке, в 1992 году антрополог Луиджи Мартино вскрыл мощи в Венеции, а перед этим, в 56-м году он вскрывал мощи святого Николая, единственный раз когда это было, в Бари. Сравнил те кости, которые там и там лежат, и пришел к заключению, что около 20% мощей святого Николая находятся в Венеции, основная часть находится в Бари, таким образом, точно эти мощи. А остальные мощи женские, детские и постороний череп лежит в Венеции. Но тем не менее 20% мощей святого Николая находятся в Венеции, очень много. И таким образом, вот этот спор, который шел между двумя крупными итальянским городами о том, где же настоящая святыня, был вот таким образом решен, то есть точно установлено, как на самом деле. И тысячи людей теперь приезжают когда в Венецию, они приходят поклониться, в том числе тем останкам святого Николая, которые в храме на Лидо.

Л. Горская

— К сожалению, закончилась наша программа. Я напоминаю нашим радиослушателям, что в эфире радио «Вера» была программа «Светлый вечер». Ее для вас провела Лиза Горская. У нас в гостях был ученый Александр Владимирович Бугаевский, писатель-агиограф, автор новых редакций житий святителя Николая Чудотворца, Спиридона Тримифунтского, великомученика Георгия Победоносца и ряда других житий, о которых мы сегодня говорили. И будем еще говорить, я надеюсь, в нашем эфире. Всего доброго.

А. Бугаевский

— Благодарю вас сердечно.

Друзья! Поддержите выпуски новых программ Радио ВЕРА!
Вы можете стать попечителем радио, установив ежемесячный платеж. Будем вместе свидетельствовать миру о Христе, Его любви и милосердии!
Мы в соцсетях
******
Слушать на мобильном

Скачайте приложение для мобильного устройства и Радио ВЕРА будет всегда у вас под рукой, где бы вы ни были, дома или в дороге.

Слушайте подкасты в iTunes и Яндекс.Музыка

Другие программы
Исторический час
Исторический час
Чему учит нас история? Какие знания и смыслы хранятся в глубине веков? Почему важно помнить людей, оказавших влияние на становление и развитие нашего государства? Как увидеть духовную составляющую в движении истории? Об этом и многом другом доктор исторических наук Дмитрий Володихин беседует со своими гостями в программе «Исторический час».
Крестный ход сквозь века
Крестный ход сквозь века
Дело дня
Дело дня
Каждый выпуск программы «Дело дня» — это новая история и просьба о помощи. Мы рассказываем о тех, кому можно помочь уже сегодня, и о том, как это сделать.
Моя Вятка
Моя Вятка
Вятка – древняя земля. И сегодня, попадая на улицы города Кирова, неизбежно понимаешь, как мало мы знаем об этом крае! «Моя Вятка» - это рассказ о Вятской земле, виртуальное путешествие по городам и селам Кировской области.

Также рекомендуем