Москва - 100,9 FM

Закладка. Наталия Ануфриева «История одной души»

* Поделиться

Наталия Ануфриева «История одной души»«…Различны пути, приводящие к Господу. Но на вопрос, какими путями пришел к Богу тот или иной человек, может быть всегда только один ответ: путями Промысла Божьего.

Зачем я пишу обо всем этом, давно хорошо извест¬ном всем, отвлекаясь от своей основной темы? Однако, это именно и есть моя тема. Весь смысл жизни моей в таинственном, незаметном для других, непонятном когда-то для меня самой, но ставшем явным в течение жизни, терпеливом и постоянном призыве никогда не оставляющей нас Божьей любви. И если позволят мне мои слабые силы, я постараюсь это передать…»

Это было чтение из заветной мемуарной книги христианской поэтессы Наталии Даниловны Ануфриевой, при жизни которой – она родилась в 1905-м, а отошла к Господу в 1990-м – ни одной её строчки не появилось в печати. Читала Елена Топникова. Возвращению, точнее, доступному явлению её творчества мы обязаны близким Ануфриевой и особенно – писателю, собирателю, исследователю духовной поэзии – Евгению Данилову. Кстати, именно он, по милости Божией, так много сделал и для нашей встречи с православным поэтом Александром Солодовниковым, стихи которого можно слышать в одном из выпусков программы «Рифмы жизни».

Сегодня мы обращаемся именно к мемуарам Наталии Ануфриевой, начатым ею в шестидесятые годы, после долгих лет тюрем и лагерей, к – фрагментам огромной рукописи, которая переписывалась несколько раз, подобно исповеди протопопа Аввакума. Удивительно, но внешним скорбям своей жизни (как она определила – пяти жизней), Ануфриева уделила здесь не так уж и много места. Ибо эта история – о жизни душевной и духовной, о становлении того самого нашего внутреннего – по слову апостола – человека, мысль и забота о котором многим из нас присуща, да только не всякий доверит это письменному осмыслению.

«Я думаю иногда о глухоте Бетховена: может быть, глухота его была не случайна, может быть, тогда, когда умолкли для него навсегда все звуки этого мира, слыш¬нее стала для него звучащая в душе его музыка?

В свете этого понимания мы по-иному увидим подвижника: он хочет общаться с предметом своей глубочайшей любви, хочет общаться с Богом, для этого он создает условия, где ничто внешнее не мешало бы внутреннему, не могло бы нарушить радостную полноту его общения с Богом».

Наталия Ануфриева, я думаю, всю жизнь искала этой полноты: и когда не осознавала этого, сосредотачиваясь на сугубо душевной, личной трагедии неразделенной земной любви; и когда – годами – жадно вчитывалась в своих любимых Достоевского и Соловьёва; и когда в поздние годы пробовала себя в богословии. И, конечно же – в своих горячих, из глубины души идущих, пусть и отмеченных порою некоторой экзальтацией бесконечных стихотворениях, вплоть до того момента, когда этот её источник иссяк и она приняла случившееся – с подлинно христианским смирением. Каким-то заветным ключиком для понимания её личности и возросшей души явилось моё знание о том, что после последней ссылки, выбирая местность, в которой она имела бы право поселиться, Наталия Даниловна искала то село или город, где есть действующая церковь.

Об этом мы знаем тоже благодаря ее мемуарам, на которые она, подчеркну, решилась, не рассчитывая ни на какого читателя, ибо это, как я теперь понимаю, ещё и попытка той самой исповеди «за всю жизнь». Честно, признаюсь, что при чтении, я не раз останавливался и размышлял – а достоин ли я этого откровенного чтения…

«Раньше я жадно стремилась к философии, к умственным разрешениям моих религиозных сомнений, мне казалось, что в философии могут быть найдены ответы на всё. Теперь я на слишком многое не нашла ответов. Рань-ше, когда было что-нибудь неясно, это очень мучило, и хотелось поскорее выяснить, а теперь, когда наступил такой беспорядок, я стала говорить: “Да, неясно. И пусть неясно. Но всё яснее становилось зато, что живешь не одними мыслями, а чем-то другим, гораздо более сильным и непреложно живым. И это несказанно живое есть наша таинственная жизнь в Церкви”…»

Светлая память рабе Божией Наталии, чей прах ныне во Владимирской земле, а душа – у нашего Господа.

Друзья! Поддержите выпуски новых программ Радио ВЕРА!
Вы можете стать попечителем радио, установив ежемесячный платеж. Будем вместе свидетельствовать миру о Христе, Его любви и милосердии!
Мы в соцсетях
******
Слушать на мобильном

Скачайте приложение для мобильного устройства и Радио ВЕРА будет всегда у вас под рукой, где бы вы ни были, дома или в дороге.

Слушайте подкасты в iTunes и Яндекс.Музыка

Другие программы
Семейные советы
Семейные советы
Чем живет современная семья? Как научиться слушать и слышать друг друга? Какие семейные традиции укрепляют семью? Об этом и многом другом расскажут авторы программы — опытные родители, священники и психологи.
Домашний кинотеатр
Домашний кинотеатр
Программа рассказывает об интересном, светлом, качественном кино, способном утолить духовный голод и вдохновить на размышления о жизни.
Места и люди
Места и люди

В мире немало мест, которые хотелось бы посетить, и множество людей, с которыми хотелось бы пообщаться. С этими людьми и общаются наши корреспонденты в программе «Места и люди». Отдаленный монастырь или школа в соседнем дворе – мы открываем двери, а наши собеседники делятся с нами опытом своей жизни.

Исторический час
Исторический час
Чему учит нас история? Какие знания и смыслы хранятся в глубине веков? Почему важно помнить людей, оказавших влияние на становление и развитие нашего государства? Как увидеть духовную составляющую в движении истории? Об этом и многом другом доктор исторических наук Дмитрий Володихин беседует со своими гостями в программе «Исторический час».

Также рекомендуем