Москва - 100,9 FM

"Верующий и неверующий в семье". Семейный час с Туттой Ларсен и протоиереем Артемием Владимировым (04.02.2017)

* Поделиться

Протоиерей Артемий Владимиров

Гость программы - духовник Алексеевского женского монастыря в Москве протоиерей Артемий Владимиров. Мы говорим о том, как строить отношения в семье, где есть верующие и неверующие люди. Кому и на какие уступки можно идти и в каких ситуациях всё-таки нужно проявлять твёрдость.


Тутта Ларсен

– Здравствуйте, друзья. Вы слушаете «Семейный час» Тутты Ларсен на радио ВЕРА. У нас в гостях старший священник и духовник Алексеевского женского монастыря в Москве, член Патриаршей комиссии по вопросам семьи и защиты материнства и детства, протоиерей Артемий Владимиров. Здравствуйте, батюшка.

Протоиерей Артемий Владимиров

– Приветствую вас, дорогие мои друзья.

Тутта Ларсен

– Батюшка, сегодня, по счастью, тему для вас придумала не я и не мои редакторы, а наши слушатели. Наконец-то мы стали получать уже не просто письма с впечатлениями, но и с какими-то для нас задачами.

Протоиерей Артемий Владимиров

– Это очень ценно.

Тутта Ларсен

– Вот что написала нам наша слушательница Марина: «Здравствуйте, если можно, хотела бы попросить сделать передачу на одну тему. Я вас часто слушаю, почти всегда ваши темы актуальные, но только если в том случае, если оба взрослых человека в семье верующие. Хотелось бы услышать передачу про взаимоотношения в семье, когда один верующий или воцерковлённый, а второй нет. Мне кажется, что это очень частая ситуация, и советы от батюшки Артемия Владимирова было бы услышать особенно интересно». И, наверное, действительно мы как-то упустили этот момент в обсуждении. То есть иногда касаемся, когда говорим о семейных конфликтах или каких-то сложностях в семейной жизни, но так всерьёз и чтобы целый час этому посвятить, так мы к этой теме не подходили глубоко.

Протоиерей Артемий Владимиров

– Мне очень приятно, что наши радиослушатели следят за последовательностью передач. И, конечно, жизнь многообразна, ни в какой каталог её не уложишь и, безусловно, эта тема имеет право на существование.

Тутта Ларсен

– Но тогда давайте, кого мы назначим неверующим? Это важно вообще, кто в семье верит, а кто нет: муж или жена? Или просто двое, и неважно, кто из них воцерковлён.

Протоиерей Артемий Владимиров

– Нужно сказать, что апостол Павел в одном из двух Посланий к Коринфянам затрагивает эту ситуацию. Она была, конечно, очень животрепещущей в I столетии, когда многие супружеские пары, соответственно, языческие пары, то есть сложившиеся ещё до проповеди апостолов, затем претерпели изменения – кто-то из некрещёных супругов, услышав слово о Воскресшем Христе, воспламенившись верой, принимал Таинство Крещения. Что говорит апостол Павел о ситуациях, которые возникали в семье. «Если неверующий муж или жена – он не делает разницы между мужеским или женским полом – готовы жить со своей половиной уверовавшей, к миру призвал вас Господь». То есть если новокрещёная, просвещённая половинка не встречает отчаянного сопротивления, вражды и ненависти, но её вторая половинка принимает эту новизну, эту неслыханную новость, этот разворот событий – прекрасно. К миру призвал вас Господь. И далее апостол Павел говорит очень важные вещи: «Муж или жена неверующие (то есть некрещёные) освящаются, в качестве супруга и супружеских обязанностей, верующей половиной и дети, зачатые в этом браке, святы», – то есть освящены через крещение кого-то из родителей. Если же языческая половинка восстает и идёт войной на Христа, не желает уживаться с новообращённым христианином, что же, вы свободны. Вот о чём говорит апостол Павел применительно к ситуации I столетия. И, может быть, следует ещё добавить несколько ценных апостольских указаний, которые являются основополагающими и для нас, христиан XXI столетия. «Не устрашайтесь никакого страха, – обращается апостол к христианкам (очевидно, разумеется, что неверующие мужья не слишком, может быть, спокойно смотрят на походы в храм, на благочестие, на готовность христианок жертвовать бедным), – но живите так, чтобы мужья без лишних слов с вашей стороны были приобретены Христу». То есть сияйте терпением, смирением, кротостью, верой и любовью, не имея возможности проповедовать мужьям – как известно, в своём отечестве пророка нет – старайтесь приобретать их Господу, во многом уступая, принося себя в жертву, но не отступая от Христа.

Тутта Ларсен

– Но всё-таки, если апостол не делает такой гендерной дифференциации, мне хотелось бы, может быть, всё равно здесь определиться. Вот на вашей практике чаще как бывает: верующая жена и неверующий муж или наоборот? Мне кажется, женщины чаще, раньше приходят к Христу, чем мужчины.

Протоиерей Артемий Владимиров

– Некоторые говорят, что женщина, знакомая со страданиями в родах, женщина, как существо, более одарённое способностью чувствовать, сопереживать, действительно проповедь о Христе воспринимает всеми фибрами своей души. Мужчина, в его мнимой самодостаточности...

Тутта Ларсен

– Логике.

Протоиерей Артемий Владимиров

– Гордостном самоутверждении, часто, покуда он находится на гребне, на волне жизни, носим на крыльях успеха, навряд ли прислушивается к словам: «Блажены милостивые, ибо они помилованы будут... Уничижающий себя будет вознесён». И в этом смысле, действительно, как правило, батюшка приходской или духовник монастырский встречается с ситуациями, когда христианки тихонечко плачутся в жилетку и рассказывают о том, как им непросто обходиться со своими принцами и повелителями, которые в силу какой-то инертности, психологических каких-то препон, никак не раскачаются и не удосужат своих жён согласием вместе с ними прийти в храм. В этом смысле, конечно, нам чаще приходится иметь дело с жёнами-христианками и беседовать с ними о том, как ненасильственно привлечь спутников жизни ко Христу.

Тутта Ларсен

– Мне кажется, что такие мужчины, у которых жена христианка, а он далёк от всей этой темы, им вообще кажется, что это всё какая-то бабья блажь, тем более, у людей непосвящённых церковь итак ассоциируется с бабульками, платочками, юбками в пол. И мне кажется, что для современного мужа это должно представляться каким-то капризом таким женским, какой-то её женской слабостью, с которой он мирится, но всерьёз к которой не относится.

Протоиерей Артемий Владимиров

– Если бы мы жили в 60-е годы, слова ваши были бы совершенно точны и соответствовали действительности. Сегодня, когда вы зайдёте в любой столичный храм, увидите, что старушки, бабульки составляют абсолютное меньшинство, но преимущественно это студенчество, это какие-то молодые семьи. Может быть, и найдётся такой муженёк, для которого вера ассоциируется с дремучей стариной, с какими-то салопами, с какими-то накрученными на шею и голову оренбургскими платками. Однако думается, что многое обусловлено в движении мужа к области веры конституцией, душевным устроением его супруги. Если она интеллектуальна, если она психологична, то есть угадывает душевные струны своего мужа, чувствует, если она человек умственного труда, если она культурна, в самом хорошем смысле этого слова, то конечно, навряд ли муж обзовёт её деревенщиной, или какой-нибудь монашкой, или сектанткой. И всё-таки мы живём в России, а не в штате Арканзас или Иллинойс. Ведь в большинстве своём наши мужчины это внуки своих бабушек, и интернет сегодня достаточно обширное поле, где мы можем знакомиться с самыми разными, пусть и в негативном освещении, сторонами церковной жизни. Мне кажется, что сегодня христианское просвещение делает большие успехи. И я, как священник, находящийся в гуще народной жизни, конечно, не рискнул бы делать какие-то слишком широкие обобщения, но как приходят вот такие инертные мужчины в храм? Иногда это бывает на стадии жениховства. То есть девушка-христианка, ставит перед фактом своего Ромео, что она не согласна просто на светскую церемонию, ей важно венчание, она просит милого удостоить её вхождения в храм, знакомства с духовником, священником. И здесь, в этой ситуации, в период жениховства, когда влюблённые наши Лели готовы на всё, только бы свою звезду заветную обрести и перо жар-птицы спрятать за пазухой, батюшке, конечно, удобно воздействовать на их мысли и чувства, помочь им раскрыться, скажем, принести первую исповедь. И многое обусловлено тем, насколько священник тепло, приветливо встретит такого Митрофанушку, насколько он сумеет завоевать его сердце, в лучшем смысле этого слова. Но типична иная ситуация, когда священник уже постфактум поставлен в необходимость такого муженька, которому ничего не нужно, который всем доволен, который покровительственно крутит у виска в ответ на предложение супруги сходить в Божий храм, в субботу всенощную посетить, и наконец-то, по тем или иным обстоятельствам, удостаивает её этого праздника. Впрочем, гром грянет – мужик перекрестится. Вы знаете, едва лишь только возникнет угроза сокращения на работе, а особенно чуть что-то кольнёт или заболит под ребром – мы, мужчины, крайне чувствительны ко всяким таким ударам судьбы, когда небо покажется с овчинку, когда уйдёт от нас вот эта независимость, самодостаточность, батюшка оказывается третьим, но не лишним человеком, который в такой переломный момент и может пообщаться с муженьком и помочь ему найти за пазухой Христа.

Тутта Ларсен

– Ну это, конечно, была бы идеальная ситуация. Но ведь бывают же такие непробиваемые люди, которых и колет, и колет, и под ребро уже практически...

Протоиерей Артемий Владимиров

– Места живого нет.

Тутта Ларсен

– Места живого нет, да, крючья загнали, а они по-прежнему ну вот не просто там не понимают, не замечают, а наоборот, как-то ещё дальше убегают, да, есть такие вот прямо воинствующие, недовольные люди. И я вам даже сейчас готова рассказать одну историю...

Протоиерей Артемий Владимиров

– Очень интересно.

Тутта Ларсен

– Вы слушаете «Семейный час» Тутты Ларсен на радио ВЕРА. С моим гостем, протоиереем Артемием Владимировым рассуждаем о том, как выстраивать отношения в семье, где один из супругов верующий, а другой неверующий, ну или вообще есть верующие и неверующие родственники. Так вот у меня есть одна знакомая девочка, она хорошая, милая девочка, воцерковлённая христианка. Встретила прекрасного молодого человека, который ей очень понравился, за которого она собралась замуж. И вот незадолго до того, как они расписались, подали заявление мы все вместе поехали в паломническую поездку в Оптину пустынь. Ну и там жили в гостинице, им не разрешили спать в одной комнате, поскольку они ещё не были супругами, вот. Ну там какие-то были достаточно строгие условия, долгие службы. Мы там, слава Богу, причастились. Вернулись, они поженились, уехали жить в другую страну. И только уже там, какое-то время спустя, когда я с ней начала общаться, переписываться и прочее, оказалось, что эта поездка его просто страшно потрясла, причём негативным образом. Он сказал, он был в ужасе, он сказал: да вы вообще все сектанты, да её надо от вас от всех спасать. Ну, собственно, он её и спас – он на ней женился, увёз её в другую страну. И сейчас у них двое детей. Первого ребёнка он запретил крестить в Русской Православной Церкви, она его еле-еле уговорила крестить в греческой. Они живут на другом континенте отдельном, далеко очень. Там есть миссия и православная, но хотя бы в греческой. Второго ребёнка он, слава Тебе, Господи, разрешил крестить в Русской Православной Церкви, спустя пять лет, но крестики детям надевать не разрешает, иконы в доме ставить не разрешает. И, в общем, молится она тоже где то тихо в уголке. И, поскольку они живут за границей, и храм там православный не на каждом шагу, то причастить детей у неё от силы раз в год получается. И вот такая вот у неё жизнь. И я вижу, что она уже и не тяготится этим даже. То есть он какие-то для неё типа сделал послабления, уступки ей какие-то, детей окрестили, и на том спасибо. Я вижу, что она крайне редко стала и молиться, и практически не ходит в храм. Они хорошо живут, у них очень милая семья, но... Я не могу, конечно, сказать, что она перестала быть христианкой, но её церковная жизнь радикальным образом, ну практически прекратилась.

Протоиерей Артемий Владимиров

– Да-да, вы совершенно правы. Ведь в сообщающихся сосудах уровень жидкости норовит войти в одну плоскость, уровень жидкости должен быть одинаковым. И в этом смысле, в принципе, положение женщины не главенствующее, не господствующее. Как правило, муж с ярко выраженной позицией лидера, кормильца, заправилы, командарма, конечно же, мало-помалу будет и в душевном, духовном отношении главенствовать, доминировать, ну с каким-то исключением, над своей супругой. Вот почему меня, например, никогда не восторгает эта перспектива, достаточно распространённая для российский девушек, выйти замуж за иностранца любой ценой.

Тутта Ларсен

– Но это-то русский был парень.

Протоиерей Артемий Владимиров

– Понятно.

Тутта Ларсен

– Но хотя он, да, предпочёл бы родиться иностранцем, это правда.

Протоиерей Артемий Владимиров

– И, конечно, для меня самое драгоценное в супружестве это единомыслие, единодушие, это общая философия супружества, единый идеал, единые цели...

Тутта Ларсен

– Ну а если ради единодушия тебе приходится отказываться от веры или от тех, скажем так, исполнений веры и заповедей, к которым ты привыкла до брака, а мужа они раздражают и... Ну тут всё хорошо, душа в душу, прекрасный брак чудесные дети, все здоровы. Только, пожалуйста, убери свои иконы, сними с детей крестики и не надо в церковь ходить.

Протоиерей Артемий Владимиров

– Ну вопрос отказа от веры для нас не стоит. Потому что не муж взошёл на Крест ради нашего спасения, а Христос Искупитель. И, конечно, здесь уместно вспомнить каноны, которые на протяжении двух тысяч лет в Церкви в отношении брачного законодательства были уже проложенным руслом. По этим канонам девушка-христианка, безусловно, в период жениховства и самоопределения не должна была входить за иудея, или за язычника, или за человека инославного. Но если он её полюбил и увидел в этом перст судьбы, то он призван, благодаря её мудрости, её бескомпромиссности, проповеди слова Божия воспринять веру православную, покаяться или креститься, воцерковиться. В противном случае наступает как раз момент компромисса, который не всегда благотворно отражается на судьбе самой женщины и её детях. И как часто наши барышни, так выскакивая по понятным, с человеческой точки зрения, причинам – как бы не остаться одной, хорошо бы скорее найти твёрдое плечо, нужно родить дитя. Выскакивая замуж за людей, чуждых духа веры, потом оказываются заложницами, вступают в область бесконечных компромиссов и уступок. И дай Бог, чтобы искорка эта, в Таинстве Крещения в них воззжённая, совершенно не погасла. Гори, гори ясно, чтобы не погасло. Очень часто действительно происходит обмирщение и крещением младенчиков – это ещё хорошо, что позволят принять крещение – и завершается их духовное развитие. Конечно же, сегодня множество ситуаций, с которыми сталкивается священник, и иногда мы, духовники, пастыри, уже имеем «статус кво» – какую-то сложившуюся ситуацию, и вместе с нашими прихожанками раздумываем, как двигаться дальше, как приобрести Христу такого муженька. Здесь, конечно, приходится вспоминать такое название «Раба любви» – известный фильм. Если христианка приносит себя в жертву Господу Богу и своему спутнику, она, развивая в себе чувство такта, деликатности, размышляет, куда ступить, что молвить. Она, естественно, уже не может афишировать свою веру, коль скоро встречается с глухим раздражением или грубым окриком, как-то сокрывает эту святыню в глубине своего сердца. Но старается дышать с тёплотой, уступчивостью, милостью, радостью, мало-помалу ожидая, когда растает его душа, хоть чуть-чуть помягчеет. Я, в этом смысле, всегда рекомендую таким заложницам супружеской любви, вспыхнувшей зачастую ещё до воцерковления подлинного крещёной женщины, какое-то ежедневное маленькое правильце, иногда сам принимаю в этом участие. Например, утром и вечером вместе с пришедшей к вам прихожанкой – ну не вместе, в смысле каждый у себя дома, – вы полагаете по пяточку, по семь, по три, как там желает человек, поклончика. На каждый поклончик свершая какую-то молитвочку, но вкладывая в неё частичку своего сердца, своими словами молясь: «Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, молитвами Богородицы, святителя чудотворца Николая, просвети ум, умягчи сердце супруга моего, даруй ему покаяние, воцерковление. Да будет с нами святая и благая воля Твоя». И вы знаете, как утешает христианку сознание – живёт она где-нибудь в Дубае, или где-нибудь в Цюрихе, батюшка в Москве – как ей приятно знать и помнить, что где-то на другом меридиане старенький батюшка вместе с ней (несмотря на разницу часовых поясов, здесь не нужно выверять всё по секундомеру и хронометру) молится о том, чтобы Господь Бог этого Джона, или Винсента, или...

Тутта Ларсен

– Абдуллу.

Протоиерей Артемий Владимиров

– Абдуллу – вы угадываете мои мысли – просветил, укротил и потихонечку раскрыл пред ним таинство веры.

Тутта Ларсен

– Да, было бы здорово, если бы у нашей молитвы была такая сила, чтобы этим можно было менять наших мужей.

Протоиерей Артемий Владимиров

– Мы сами можем этого только желать. Но есть ещё и Промысел Господень. Ведь если подумать, то Господь Бог христианку являет тому или иному человеку, конечно же, в видах его просвещения. И, по крайней мере, я как пастырь, почти 30 лет священствующий, наверное, не один десяток пар вспоминаю, в которых вот эти наши Йоханы, или какие-то финны, или шведы, или даже турки пришли к Православию. Благодаря уму русских женщин, их светлым улыбкам, их дипломатическим способностям и, конечно, бесконечному терпению и снисхождению наши европеизированные муженьки вдруг становятся православными, русскими по духу людьми.

Тутта Ларсен

– Вы слушаете «Семейный час» Тутты Ларсен на радио ВЕРА. У нас в гостях протоиерей Артемий Владимиров, и мы рассуждаем о том, как выстроить отношения в семье, где не все родственники являются верующими православными христианами, может быть, еще людьми других конфессий. Вы говорите о том, что часто встречались в своем пастырском опыте с тем, как мужчины-иностранцы женятся на православных русских женщинах и приходят в храм вместе с ними. И мне кажется, что эта ситуация даже более реальна, чем наши воинствующие русские мужчины, неверующие или там ну как-то имеющие какие-то претензии к вере. Потому что все-таки иностранцы, особенно западноевропейцы, они привыкли быть терпимыми, толерантными, они привыкли все принимать и с этим...

Протоиерей Артемий Владимиров

– Люди определённой культуры.

Тутта Ларсен

– Да, это люди определённой культуры, и вот таких вот воинствующих антихристиан, как россияне, которые и крещены-то, может, бабушка их в храм водила в детстве, я не встречала. Хотя бывают, конечно, ситуации, когда, ну всё равно чаще всегда женщина принимает веру мужа, чаще. Я знаю истории просто, когда женщины выходили замуж за мусульман и обращались в мусульманство, это скорее, чем их мужья принимали православное христианство, по крайней мере, в России. Но даже если люди действительно носят определённую культуру, они могут найти как-то общий язык: я не захожу на твою территорию, ты не настаиваешь на том, чтобы я участвовал в каких-то твоих религиозных движениях. Но бывают ситуации гораздо более жёсткие, когда не просто там женщина не может вовлечь мужа в своё духовное пространство, но когда она просто вынуждена нарушать заповеди в очень серьёзных моментах или выбирать между тем, совершить какой-нибудь реально страшный грех или остаться женой своего мужа. Опять же, ещё одна история. У меня была прекрасная знакомая семья. Он – богатый обеспеченный мужчина (может быть, даже я эту историю рассказывала, не помню), в общем, такой высокопоставленный топ-менеджер хорошей компании. У них было двое детей, она забеременела третьим. А он ей сказал: слушай, мне нет ещё 35 лет, я не готов к трём детям. У меня у всех знакомых двое детей. Я что тут вообще какой-то старый мракобес? Я не хочу много детей. Нам не нужен третий ребёнок, у нас всё хорошо сейчас. Давай пока мы его не будем рожать. А она, может быть, не очень воцерковлённым была человеком, но всё-таки христианкой, и для неё аборт это было абсолютно...

Протоиерей Артемий Владимиров

– Неприемлемо.

Тутта Ларсен

– Да, совершенно нереальная ситуация. Она рыдала просто неделю, и дорыдалась просто до выкидыша. Получается, что вроде бы как бы она и грех не совершила. Но эта история разрешилась таким образом, видимо, тоже каким-то Божественным промыслом, Господь их освободил, видимо, так от этой непростой ситуации.

Протоиерей Артемий Владимиров

– Хотя, справедливости ради, скажем, что в требнике священника есть особая молитва на жене, извергшей чадо – речь идёт не об аборте – где это извержение названо вольным и невольным убийством. В том смысле, что женщина проявила неосторожность, подняв тяжёлое, или не сберегла своего внутреннего мира. Ёжику понятно, что всякая стрессовая ситуация...

Тутта Ларсен

– Конечно.

Протоиерей Артемий Владимиров

– Всякое потрясение души может провоцировать такое несчастье.

Тутта Ларсен

– Но вот эта женщина, по крайней мере, не совершила вольного убийства ребёнка. Но ведь сколько таких ситуаций, когда супруг не хочет, ну то есть не осознаёт, например, что супружеские отношения это во имя деторождения, в первую очередь.

Протоиерей Артемий Владимиров

– Во всяком случае, они не допускают прямого посягновения на уже появившуюся жизнь. Мне вот как священнику приходится время от времени встречаться с такими случаями, когда муженёк, ну молодой человек очень сильно зависим от родителей и от...

Тутта Ларсен

– Мнения.

Протоиерей Артемий Владимиров

– Уклада жизни, мировоззрения мамаши. Вот, скажем, пришлось венчать, на первый взгляд, замечательную русскую пару, очень гармоничную. Он лет двадцати двух – двадцати трёх, красивый, такой славянской внешности, молодец удалой, она, безусловно, прилепившаяся к своему избраннику. Казалось бы, ничего не предвозвещало драматичного развития событий. Появилась малышка. И вдруг оказалось, что мама этого молодого человека резко противостояла воцерковлению...

Тутта Ларсен

– Ребёнка.

Протоиерей Артемий Владимиров

– Семьи. Молодая супруга венчанная, как это свойственно бывает русской натуре, действительно почувствовала, что Церковь это не институт, не лавка древностей, а это мать родная. И для неё воскресные походы в храм стали внутренней необходимостью, причащение малышки – радостью. И до времени её муж как-то приходил, хотя я видел его некоторую отстранённость, чувствовал напряжение, такую жёсткость его сердца. Но, конечно, как батюшка что-то понимающий, я не вламывался в посудную лавку его души, а так, пару раз поисповедовал, всегда старался как-то его утешить, ободрить. Однако это не спасло ситуацию. Через какое-то время муж резко развернулся и стал просто высказывать своё недовольство супруге. Область веры, христианской жизни для него стала абсурдом. Видимо, мама...

Тутта Ларсен

– Накрутила.

Протоиерей Артемий Владимиров

– Продолжала накручивать молодого человека, и наметился кризис. Как мы ни старались с благочестивой его супругой смягчить ситуацию (действительно побеждает тот, кто умеет отступать), я просил её не навязывать ему исполнение правила, не слишком беседовать с ним, в пылу юности она пыталась просветить его и рассказать, как прекрасно жить благочестиво. Коса нашла на камень. И я видел страдания молодой женщины. Потихонечку и ребёночек стал чувствовать эту разность потенциалов, и мне стало окончательно видно, что тот идёт на разрыв, вопреки разуму. Молодые, красивые, здоровые, прекрасный ребёночек такой, просто как ангелок Рафаэля. Нет, вот эта гордыня, ограниченность, и слепое выполнение маминых указаний привели к тому, что он насильственно заставил её развестись. К сожалению, у нас ещё и светские такие законы, они не очень-то берегут, как я вижу, семью. В Италии так просто там...

Тутта Ларсен

– Не разведёшься.

Протоиерей Артемий Владимиров

– Развода не оформишь. Сейчас эта молодая мама с девочкой регулярно ко мне приходит. Отец вроде так появляется, но не меняет своей фактуры. Честно говоря, в наше время это почти уникальная ситуация, потому что сегодня все разумные, мыслящие люди, пытающиеся осознать и найти своё место в России XXI столетия, как-то легко интегрируются в поле церковной жизни. У каждого своя мера благочестия. Но вот такое упорство, такое отрицание, я просто чувствую, что это какая-то патология духовная. Идёт она, к сожалению, в той семье от родителей, которые, наверное, прожив постсоветскую жизнь, совершенно не готовы ничего переосмыслить, фактически вбили клин в эту семью.

Тутта Ларсен

– Я знаю и ещё одну, как минимум, семью, где тоже проблема между верующим и неверующим родителем как раз начала заостряться, когда появился ребёнок и встал вопрос о том, как воспитывать ребёнка в духовной традиции. И мама хотела, конечно, ребёнка и крестить, и регулярно водить в храм ко причастию, и как-то чтобы ребёнок читал Библию, учился молиться. Папа был категорически против. И даже тоже была такая удивительная история. Поскольку это очень близкие мои люди, один раз нам удалось их уговорить, уже в три года, первый раз после крещения, чтобы её причастили. Они её причастили, часов в одиннадцать дня причастили, и к вечеру, то есть в шесть часов вечера у неё поднялась температура, её вырвало непереваренной частичкой, представляете? И всё это время, что они ехали туда, он ворчал, а когда вот это случилось, страшное такое для меня, например, событие, он стал орать вообще, что вы мне отравили ребёнка, ваши попы, значит, подлили какое-то там просроченное вино, и вообще больше ноги нашей в храме не будет. И вот реально он уехал работать в другой город на очень долгий срок и ездит к своей семье сейчас крайне редко, там раз в месяц они видятся. И уже ребёнку там 10–11 лет, и они только сейчас начали с мамой более-менее регулярно ходить в храм. И мама выдохнула, и она говорит, я знаю, зачем его Господь отправил в такую длительную командировку, потому что мы хоть как-то более-менее свою духовную...

Протоиерей Артемий Владимиров

– Смягчить ситуацию.

Тутта Ларсен

– Ну а с другой стороны, как им тяжело вести-то жизнь на расстоянии. Это всё равно какая-то ситуация для семьи небезопасная. Вот и получается, что из двух зол случилось меньшее, но проблема всё равно не решена, он по-прежнему остается воинствующим атеистом, и она так вот тихонько от него... Он знает, что они ходят в храм, но поскольку он при этом не присутствует, его это и не бесит. Но если бы он был дома, наверное, он опять бы начал ныть. И вот бывает так, что, например, когда молодые тоже муж и жена, там родители вот нецерковные люди, неверующие люди, а бабушка тихонько водит внучонка в храм тоже в какой-то тайне, ну это же тоже ненормальная ситуация, неправильная.

Протоиерей Артемий Владимиров

– Может быть, маленький комментарий относительно рассказанного вами случая. По учению святых отцов, Иоанна Златоуста, Таинство Причащения принимается сердцем, а не чревом, не желудком. Если происходит такая беда, подобная описанной вами, нельзя считать, что Причастие осквернено, это непроизвольная ситуация...

Тутта Ларсен

– Странная, как минимум, да.

Протоиерей Артемий Владимиров

– Конечно. Практический совет: родители, скажем, должны бы в непопираемое место куда-то отправить вот то, что изошло из уст. Тем не менее, Христос принимается сердцем, и всякие физиологические особенности, безусловно,не столь значимы в данном случае. Второе, что мне хочется сказать. Дети это действительно очень чувствительные, нежные, тонкие существа, и малейший дисбаланс во взаимоотношениях родителей тотчас ведёт к каким-то невротическим реакциям. В этом смысле, разность потенциалов: верующий – неверующий, воцерковлённый или активно упирающийся рогами и копытами супруг, конечно, такая вольтова дуга накладывает всегда отпечаток на детскую психику, и детям очень трудно стать гармоничными в духовном отношении личностями. Они, скорее, будут приспосабливаться, и какое-то раздвоение в них мы будем наблюдать. В-третьих, ситуация, когда кто-то из благочестивых взрослых домочадцев всё-таки старается под покровом тайны ребёночка приобщить, это достаточно типично было для советского времени, когда наши бабушки, тётушки, таясь от партийных родителей, как-то на Пасху, на Рождество стремились деток приобщить. И их скорбный труд не пропадал во глубине сибирских руд, из искры их любви и терпения возгоралось пламя. В таком смысле, что дети, не получая полноценного гармоничного христианского воспитания, по достижении ими разумного возраста, согретые в юности или в нежные годы Божественной благодатью, сами того не понимая (не таковы ли были все мы?), находили свой путь к Церкви, зачастую к удивлению для невоцерковлённых родителей. И, наконец, действительно часто бывает, что ребёнок становится как бы полигоном для наземных испытаний. Худо, когда родители не имеют достаточно такта и культуры, и даже какого-то педагогического чутья и отрабатывают на ребёнке свои, так сказать, бзики и чудинки. Я имею в виду, мама скажем, что-то рассказывает ребёнку святое, папа вечером придя, начинает выкорчевывать это из нежной души. Не приведи Господь! Так можно просто покалечить душу. И, в этом смысле, умные родители, хоть сколько-нибудь чувствующие нежную фактуру, скорее могли бы заключить паритет: давайте не будем нажимать на дитя, не будем делать его заложником наших нестыковок, будем проводить как-то общую нравственную линию, предоставив дитяти самому со временем сделать выбор.

Тутта Ларсен

– Вы слушаете программу «Семейный час» на радио ВЕРА, у нас в гостях протоиерей Артемий Владимиров. Говорим о том, как выстраивать отношения в семье, где не все верующие люди. Можно привести ещё массу примеров таких бытовых, наверное, более прикладных, когда возникают трения между супругами по причине их разных взглядов в духовных вопросах. Там даже всё, что связано с аскезой, с какими-то ограничениями, с постом. Вот жена себя ограничивает, лишний раз себе конфет не купит каких-нибудь, а муж, значит, требует, чтобы она его кормила скоромным на протяжении всего поста – и тут начинаются тоже какие-то проблемы. Или, например, у неё там пост, она не хочет сидеть в фейсбуке, или смотреть какие-то сериалы, или идти в гости – и это тоже повод для конфликта. Опять же, те же самые супружеские отношения. И вообще какие-то взгляды и на развлечения и на отношения с другими людьми, да даже на то, что где можно врать, где нельзя врать, даже взятка кому-нибудь. Верующий член семьи скажет: давай не будем коррумпировать полицейского. А неверующий скажет: да это лучший способ решения вопросов, давай сделаем это. И в итоге получается, что даже если ты молишься каждый день, но если твоя вторая половина, так или иначе, не приходит к вере, то мне кажется, всё равно, настолько много подземных, подводных вот этих камней, настолько много...

Протоиерей Артемий Владимиров

– Рифов.

Тутта Ларсен

– Да, рифов, это как минное поле, ты так или иначе, постоянно будешь на это наступать. И через 10, 20 лет совместной жизни в таком режиме, мне кажется, семья всё равно не жилец. Нет?

Протоиерей Артемий Владимиров

– Здесь, конечно, хочется вспомнить русское присловье: «Бог не в брёвнах, а в рёбрах». И истинное благочестие и дух истиной веры и любви, безусловно, будет внушать просвещённой благочестием половине не устраивать войну Алой и Белой Розы в отношении вот этих внешних аспектов. Безусловно, уступать оставаясь при своём, уступать, не ведя какой-то бесконечной войны партизанской, но покрывая всё великодушием, благородством. И мне священнический мой опыт наблюдения подсказывают, что всё-таки 5, 10, 20 лет... Есть ещё и Промысел Господень, Который хочет каждой душе спастись и в разум истины прийти. Всё-таки любовь, деятельное милосердие – это безусловное доказательство того, что есть Господь. Капля точит камень. Если мы сами бессильны, но при этом всю надежду возлагаем на Господа, как учил в такой ситуации супругов один из почивших епископов нашей Церкви: «Господи, я слаба и немощна. Господи, ты видишь, как мне дорога душа этого человека. Господи, вверяю её Тебе, настави, вразуми меня, как жить, мыслить, действовать и чувствовать, дабы эта душа не погибла в неведении». Собственно, эти слова близки к знаменитой молитве Оптинских старцев, которую многие из наших радиослушателей наверняка знают, любят и читают: «Научи меня, Господи, действовать кротко и разумно со всеми членами моей семьи, никого не обижая и не огорчая. Научи меня верить, надеяться, терпеть прощать и любить». Надежды юношей питают. И, конечно, очень хочется, чтобы и в ваших, дорогие друзья, семьях Бог наградил тех, кто тайно верит, тайно светит и, мало-помалу прогревая внутренние ткани души своих половинок, надеется на то, что Господь откроет им духовное зрение и направит их стопы на стезю веры, смирения, покаяния и любви.

Тутта Ларсен

– Ну вы приводите в пример, конечно, уже христиан, которые находятся на достаточно высоком духовном уровне, подвизаются в благочестии и способны, даже уступая во всём, поступаясь какими-то внешними формами своей веры, сохранять её глубину и чистоту.

Протоиерей Артемий Владимиров

– Да, да.

Тутта Ларсен

– Но ведь это же очень сложно и доступно далеко не всем. А так получается, что ты, как по словам апостола, вроде бы как своей верой мужа тоже освящаешь, но постоянно уступаешь его каким-то требованиям. Здесь там съела не то, здесь посмотрела не то, здесь, значит, какие-то позволила себе удовольствия. И мало-помалу ты начинаешь сам остывать, сам начинаешь отходить, потому что это же все затягивает. И уже не так часто ты молишься, и уже не так часто ты в храм ходишь, и вся твоя духовная жизнь как-то замыливается, оседает и в итоге становится такой, не очень настоящей.

Протоиерей Артемий Владимиров

– Опасность эта подстерегает каждого из нас и каждого из наших слушателей. Вот почему мне вспоминается часто такая карикатура, вы её, наверное, тоже помните: «Никогда не сдавайся». Она часто в офисах висит. Пеликан раскрыл клюв, уже заглотил лягушку, видны только её задние ножки. Но лягушка сжимает горло пеликана и не дает ему заглотить всё туловище. Действительно, спасение утопающих – дело рук самих утопающих. Всё-таки мы с вами принадлежим ещё к тому поколению, которое помнит такую песню: «We shall overcome» – мы всё преодолеем. И, безусловно, теплохладность - это не наш удел. Вот почему, кстати, нам важно всё-таки иметь батюшку, доктора Айболита, священника, духовника, к которому раз в месяц, но обязательно нужно прийти на какую-то нейрохирургическую операцию. Батюшка вас и пожурит, и приласкает, и, может быть, лёгкий даст щелбан по лбу, если вы были не на высоте. А самое главное, помолится вместе с вами, чтобы огонёк веры не затух. Опыт показывает, что если в семье есть хоть один светлячок... Да, конечно, он не ангел благочестия, да, конечно, errare humanum est – человеку свойственно ошибаться и оступаться, но через храм и его Таинства, особенно через Таинство покаяния, куда придя в состоянии своей вины, слабости, повторения уже, может быть, в пятидесятый раз одних и тех же согрешений, вы, как побитый щенок, поджав хвостик и ушки прижав, поскуливая, уткнётесь батюшке в коленки. А он вместе с вами помолится и попросит Господа снизойти, простить, исцелить. И вы знаете (с этой ситуацией я сталкиваюсь ежедневно, потому что исповедую каждый Божий день), такие христиане обретают вновь лампадку воззжённой в своей душе. «Батюшка, вы верите, что мой Навуходоносор когда-то изменится к лучшему? – Верю. Отступать мы не вправе, ни шагу назад, позади Москва. Ни пяди родной земли врагу не отдадим. Только вперёд, с надеждой и любовью». Да, не все меняется так быстро, как бы нам хотелось. Однако постоянство: не можешь лететь – беги, не можешь бежать – иди, не можешь идти – ползи. И Бог, конечно, ближе к нам, чем мы думаем. И я убеждён, что вот в ситуации, которую мы сегодня описываем, находится немало наших радиослушателей. И из двух миллионов шестидесяти сорока лиц, которые нас сегодня слушают, три вот этих самых неподъёмных мужика, часто подтрунивающих над своими благочестивыми женами, сейчас, может быть, скупую мужскую слезу утирают кулаком, чувствуя, что эта передача радиостанции ВЕРА стала для них судьбоносной. И уже в ближайшее воскресенье они готовы будут надеть на главу свою алмазный венец венчания. Я романтик, меня исправить невозможно.

Тутта Ларсен

– Я хотела дополнить вашу прекрасную цитату: «Не можешь идти – ползи, не можешь ползти – хотя бы ляг лицом в нужном направлении». А всё-таки вопрос остается открытым. Если ты взрослый человек, ты действительно можешь вести какую-то внутреннюю духовную жизнь. Но дети! Если муж запрещает водить ребёнка в церковь и причащать? Водить и причащать втайне всё-таки? Это же новый источник конфликтов.

Протоиерей Артемий Владимиров

– Думается, что здесь каждую ситуацию нужно рассматривать особо. Однако, даже при отсутствии вот этого драматичного конфликта, очень часто дети-подростки, переростки, мы об этом с вами часто вспоминаем, вдруг сами обнаруживают неготовность, как это в детстве было, задрав штаны, бежать за комсомолом – обращаться к батюшке на предмет исповеди и причастия. И если ситуация такова, что благочестивое желание мамы сейчас реализовать невозможно, не будем забывать, что семена разумного, доброго и вечного, слова, исходящие из глубины любящего сердца, о чести, честности, долге, ответственности, тоже очень важны. И сегодня взрастить эти начатки нравственности, желать вырастить из детей порядочных людей, очень и очень важно. Нам нужно понимать, что современные дети легко ожесточаются. Важно помогать им преодолеть собственное лукавство, нечестность, вселять в них дух какого то прилежания, усидчивости, учить преодолевать самих себя. Не хочется взять в руки скрипку, не хочется лишний раз проверить написанное домашнее задание – вот наши мамочки, кумушки, нянюшки, бабушки, как такие наседки-несушки, крылышками своими покрывая непоседливых внуков и неуёмных детей, всё-таки могут и должны вкладывать в них эти импульсы, эти принципы какие-то человечности и порядочности. И это будет золотой запас, имея который, ребёнок, преодолев турбулентность переходного возраста или выйдя уже к самостоятельному сознательному периоду жизни, обязательно найдёт храм и вновь встретится с Господом Богом в Его Таинствах.

Тутта Ларсен

– Спасибо огромное, батюшка. Я очень надеюсь, что мы ответили на вопросы нашей слушательницы, которая нам написала письмо с просьбой обсудить эту тему. И верю в то, что, может быть, и без скупой мужской слезы, но слушатели наши сегодня какие-то для себя почерпнули новые и полезные вещи.

Протоиерей Артемий Владимиров

– На том стоим. Жизнь, конечно, всегда многообразней всех теоретических рассуждений о ней. Я думаю, наша с вами заслуга перед историей и всемирным историческим процессом заключается не в том, чтобы ответить на незаданные вопросы, а в том чтобы их задать, поразмышлять над ними и, в конечном счёте, заключить: «Блажен, кто верует, тепло ему на свете».

Тутта Ларсен

– Спасибо. Вы слушали «Семейный час» Тутты Ларсен на радио ВЕРА. У нас в гостях был старший священник и духовник Алексеевского женского монастыря в Москве, член Патриаршей комиссии по вопросам семьи и защиты материнства и детства, протоиерей Артемий Владимиров.

Протоиерей Артемий Владимиров

– До скорых встреч.

Друзья! Поддержите выпуски новых программ Радио ВЕРА!
Вы можете стать попечителем радио, установив ежемесячный платеж. Будем вместе свидетельствовать миру о Христе, Его любви и милосердии!
Мы в соцсетях
******
Слушать на мобильном

Скачайте приложение для мобильного устройства и Радио ВЕРА будет всегда у вас под рукой, где бы вы ни были, дома или в дороге.

Слушайте подкасты в iTunes и Яндекс.Музыка

Другие программы
Мой Урал
Мой Урал
Сказки Бажова и строительство завода Уралмаш – все это об Уральской земле, богатой не только полезными ископаемыми, но и людьми, вчерашними и сегодняшними жителями Урала. Познакомьтесь ближе с этим замечательным краем в программе «Мой Урал».
Голоса Времени
Голоса Времени
Через годы и расстояния звучат голоса давно ушедших людей и почти наших современников. Они рассказывают нам о том, что видели, что пережили. О ежедневных делах и сокровенных мыслях. Программа, как машина времени, переносит нас в прошлое и позволяет стать свидетелями того времени, о котором идёт речь.
Ступени веры
Ступени веры
В программе кратко и доступным языком рассказывается о духовной жизни, о православном богослужении, о Новом и Ветхом Завете. Программа подготовлена по материалам проекта «Ступени веры» издательства «Никея».
Частное мнение
Частное мнение
Разные люди, интересные точки зрения, соглашаться необязательно. Это — частное мнение — мысли наших авторов о жизни и обо всем, что нас окружает.

Также рекомендуем