Москва - 100,9 FM

Светлый вечер с Владимиром Легойдой (12.10.2018)

* Поделиться

Гость программы — Владимир Легойда, председатель Синодального отдела по взаимоотношениям Церкви с обществом и СМИ.

Темы беседы:

  1. Встреча с депутатами в Государственной Думе;
  2. Оценка отношений Московского и Константинопольского Патриархатов;
  3. Подготовка фестиваля Православных СМИ «Вера и слово».

    К. Мацан

    — «Светлый вечер» на радио «Вера». Здравствуйте, дорогие друзья. В студии моя коллега, Марина Борисова...

    М. Борисова

    — Добрый вечер.

    К. Мацан

    — И я, Константин Мацан. И сегодня в нашей студии Владимир Романович Легойда, глава Синодального отдела по взаимоотношениям Церкви с обществом и СМИ, главный редактор журнала «Фома» и профессор МГИМО. Добрый вечер, Владимир Романович.

    В. Легойда

    — Добрый вечер.

    К. Мацан

    — Я оговорюсь заранее, что программу мы записываем в среду — то, что вы сейчас слышите в эфире, это запись, — и, исходя из этого, события из церковной и общественной жизни обсуждаем, исходя из той информации, которая есть у нас на среду.

    М. Борисова

    — Владимир Романович, очень хотелось бы, конечно, начать разговор с чего-нибудь позитивного и духоподъемного, но ситуация на Украине входит, по-видимому, в критическую фазу, и вот как-то не получатся миновать эту тему. Вы на днях выступали по этому поводу в Госдуме. И вот как там оценивают то, что происходит и могут ли наши депутаты как-то вообще повлиять на эту ситуацию? Ну существует же, наконец, Межпарламентская ассамблея православия. Или они просто выслушали то, что вы сообщили как эксперт, задали какие-то вопросы и, как говорится, приняли к сведению?

    В. Легойда

    — Ну я все-таки, строго говоря, выступал не в Думе, в том смысле, что не в здании Думы, не на заседании, естественно, а я встречался по приглашению группы депутатов с теми, кто, насколько я понимаю, входит или близок, существует такая Межфракционная христианская группа в нашей Государственной думе — это верующие люди, которые занимаются проблематикой там, в том числе прав человека, связанных вот с притеснением христиан в современном мире. И действительно, как вы справедливо заметили, существует эта межпарламентская институция, в которую тоже многие из тех, с кем я встречался, входят. И также там присутствовали журналисты еще — это пул Государственной думы. Ну интерес живой там. Мы, конечно, особо не дискутировали, хотя там были высказаны в процессе обменом мнениями какие-то позиции некоторых из депутатов, с которым мне сложно согласиться, может быть. Не знаю, насколько это интересно нашим уважаемым слушателям, ну в общем, там высказывались разные такие точки зрения о том, как надо было бы делать. Но вы знаете, я-то как раз нашим депутатам благодарен за то, что они, в отличие от своих украинских визави, не пытаются как-то вот вмешиваться. То есть у них есть своя позиция, как у верующих людей или там как у граждан, у депутатов, но как-то вот системно — то есть то что мы имеем на Украине, когда Верховная рада обращается в Константинополь с просьбой о таком каноническом решении вопроса, связанного там с расколом, с автокефалией — это, конечно, сложно назвать иначе, как вмешательством государства в религиозную жизнь. В этом смысле-то у нас, к счастью, такого нет на данном этапе. И никак депутаты не пытались, так сказать, тут каким-то образом вот в таком плане повлиять. То есть скорее они, вот то, что там звучало и то, что мне кажется важным, они говорили с позиции там правозащитной проблематики. И это важно, потому что вот всегда в таких случаях возникает вопрос: а где же наши правозащитники, которые так следят за всем, что происходит в мире, и публикуют там всевозможные отчеты о том, как с правами человека в мире обстоят дела. Так почему же они не пишут о том, как нарушаются права верующих на Украине сегодня?

    К. Мацан

    — Но я-то имела в виду немножко другое. Поскольку, как вы сами сказали, многие наши депутаты члены Межпарламентской ассамблеи православия, у них, по-видимому, существуют какие-то уже установленные контакты, установленные связи с членами этой организации из других стран. И поскольку все-таки вопрос вольно невольно все время перемещается исключительно в политическую плоскость, то, может быть, было бы логично не с декларациями выступать и не с трибуны Госдумы что-то заявлять, а как говорится, мягкой силой попытаться изнутри повлиять на ситуацию в православном мире. Ну как-то склонить общественное мнение в этих странах больше в сторону все-таки мирного разрешения ситуации, не доведения до раскола.

    В. Легойда

    — Ну вы знаете, это мысль, наверное, правильная. Но что касается непосредственно встречи моей вчерашней, то там у нас и времени не так много было, чтобы все это обсудить, просто разговор не зашел на эту тему. Что касается того, что по сути, может ли это что-то изменить в ситуации, я думаю, что нет. Я думаю, что патриарху Варфломею хорошо известно общественное мнение и там, скажем, позиция Поместных Церквей известна. Это вопрос уже все-таки воли, в одну или другую сторону склонить, так сказать, чашу весов. И я благодарен за то, что вы сделали оговорку, что мы вообще в среду об этом говорим, потому что в эти часы, в эти дни — вчера начался, сегодня и завтра, видимо, еще будет, — проходит Синод в Константинополе, в Стамбуле, и возможно, какие-то будут новости. Вот так или иначе, видимо, тема будет обсуждаться.

    К. Мацан

    — Вы упомянули позицию других Православных Церквей, и в публикациях встречаются разные оценки этих позиций. Кто-то говорит, что конечно, мировое Православие понимает неправомочность канонических действий Константинополя. А другие наблюдатели указывают на некоторую сдержанность в позиции других Православных Церквей, что кто-то берет паузу до окончательной формулировки позиции Московского Патриархата и Константинопольского, кто-то как-то еще очень дипломатично это оценивает. Но такого, что называется, прямого какого-то осуждения Константинополя и поддержки Москвы мы не наблюдаем. Вот где здесь, как вы оцениваете вот этот процесс и эти оценки?

    В. Легойда

    — Ну я не вполне согласен с тем, как вы описали ситуацию. Я согласен с тем, что эти оценки сдержанные и не вижу в этом ничего плохого. И вообще оценки официальные и церковные они, как правило, сдержанные. И мне кажется, что сегодня как раз таки во многом, когда в медиа вот этой сдержанности, ну не принято быть сдержанным, да, все ищут какой-то эмоции, это дурацкое слово вот «хайп». А мне-то кажется, что и позиция нашей Церкви — то, что мы пытаемся демонстрировать, — мы, конечно, чрезвычайно обеспокоены и давали, как вы знаете, вполне жесткие оценки, вот Синод наш, ситуации. Но мы спокойны, потому что мы знаем историю Церкви, мы знаем, что Церковь переживала, к сожалению, да, подобные вещи и там и более драматические, может быть, где-то менее драматические. Потому что действительно тут может очень неприятно все развернуться. Но мне кажется, что в каком-то смысле вот те силы, которые пытаются разорвать сейчас Русскую Церковь, о которых Святейший Патриарх говорил в Троице Сергиевой Лавре, им только того и нужно, чтобы вызвать какую-то эмоцию непременно, чтобы оценки были несдержанные. Поэтому в самих по себе сдержанных оценках я не вижу ничего плохого, они скорее говорят о серьезности подхода, об основательности, о том, что тут слово, так сказать, не воробей, здесь очень важно взвешивать каждое слово. Да, действительно, там они разные, но в целом, при всем при этом, мы констатируем первое — всестороннюю поддержку блаженнейшего митрополита Онуфрия и канонической Церкви на Украине, совершенно однозначно, по-моему, проявляется в высказываниях публичных и непубличных. Давайте не будем забывать, что есть еще непубличная сфера взаимоотношений между Поместными Церквами. И я могу свидетельствовать, что это понимание ситуации присутствует. Я не могу говорить о будущем, потому что будущее по-разному, но я говорить о том, то есть и что было, что присутствует понимание ситуации, присутствует стремление и не просто мирного, но правильного и канонического разрешения этой ситуации. Конечно, можно, наверное, по-разному трактовать призывы к Константинополю и к Русской Церкви решить это в братском духе. Но я их одним образом трактую — то есть решить именно, в том числе и с соблюдением канонов, и с соблюдением какой-то вот правильной логики церковной жизни. При этом, вы знаете, что были призывы и поддержано обращение Патриарха Кирилла к Предстоятелям, многими Церквами поддержано, Предстоятелями Церквей о том, чтобы вот этот вопрос был рассмотрен всеми Поместными Церквами, то есть как-то соборно был рассмотрен. И многие это подержали, это предложение.

    К. Мацан

    — Владимир Романович Легойда, глава Синодального отдела по взаимоотношениям Церкви с обществом и СМИ сегодня проводит с нами этот «Светлый вечер».

    М. Борисова

    — Ну вот хотелось немножко отвлечься от острой актуальности обсуждения текущих событий и как-то немножечко переместиться к сути. Вот в одном из последних выпусков вашей «Парсуны», передачи на телеканале «Спас», у вас был в гостях Николай Николаевич Лисовой, главный научный сотрудник Института российской истории РАН. И он высказал на первый взгляд такую парадоксальную мысль: легко, когда трудно, и это общее правило. Но если духовная жизнь требует преодоления трудностей и испытаний, может быть, просто отнестись к тому, что происходит сейчас на Украине как к благу? То есть это какой-то новый импульс к усилению духовной жизни, нет?

    В. Легойда

    — Ну вы знаете, во-первых, я вам признателен за то, что вы вспомнили программу. Эти слова Николая Николаевича, мне кажется, они действительно очень правильные, и действительно на первый взгляд только, наверное, парадоксальные. Но вы знаете, я думаю, что вот эта ситуация трудностей, которые позволяют, чтобы было легко, — все-таки в данном случае благом-то являются не сами по себе трудности, а возможность их преодоления. Но сами же по себе трудности, они же не перестают быть трудностями. Поэтому так вот согласиться с тем, что то, что сегодня происходит, включая там захваты храмов и прочее, назвать это благом я не могу, конечно. Но другое дело, что в сложных ситуациях проверяется и человеческая вера в том числе, и верность. И это мы знаем со времен первых гонений на христиан, и мы знаем, что слова там: кровь мучеников — семя христианства, — это слова, которые тоже не являются какой-то красивой фразой, а являются отражением вот этого самого, о чем Николай Николаевич сказал: легко, когда трудно. Но все-таки, мне кажется, благо — это про другое, конечно.

    М. Борисова

    — Ну вот Святейший Патриарх наш постоянно, снова и снова призывает всех нас сосредоточиться на молитве за Украину. Но тут странная получается ситуация. Вот в публичном пространстве обсуждения судьбы Украинской Православной Церкви, что в СМИ, что в политических ток-шоу на телевидении, везде настолько бурно и эмоционально, что вольно невольно читатель, слушатель и зритель вовлекается в эту бурную эмоцию, и это состояние уж никак не способствует сосредоточению на молитве. Все-таки для молитвы нужно сначала успокоиться. И вот как бы вторая мысль, в стык с этой. Молитва — да, безусловно, мы знаем и из святоотеческого предания, и по собственному опыту, что она иногда способна удивительные вещи творить. Но в то же время мы знаем из опыта история нашей Церкви, что молитвы даже таких великих святых, как Серафим Саровский, Оптинские старцы, Иоанн Кронштадтский, не спасли Россию от того, что было ей предуготовано в XX веке. То есть как относиться вот к этим призывам к молитве? С одной стороны, к какому-то эмоциональному всплеску. Ну а как, с другой стороны, реагировать, когда ты знаешь, что над твоими святынями вот-вот что-то произойдет страшное.

    В. Легойда

    — Ну вы знаете, я не берусь рассуждать и объяснять тайны Промысла Божиего. Могу только сказать и повторить еще раз, что наше представление о Промысле как о взгляде Бога на историю во времени и понимании, что будет потом — это представления слишком человеческие. Потому что Бог не рассматривает историю в категориях настоящего, прошлого и будущего. То есть всеведение Божие — это не знание будущего, а это неподчиненность законам времени. И потому это тайна для нас, подчиненных закону времени, она закрыта. И поэтому говорить, что вот молитвы не спасли, то есть что не изменили будущего — это вот, наверное, не совсем так просто все. И в этом смысле тайна молитвы нам, может быть, не до конца даже открыта. То есть это не значит, что она не сработала, может быть, она как раз очень много чего сделала. Хотя опять же тут это же все-таки не магический ритуал, который обеспечивает вот желаемый результат. Я просто думаю, что здесь я бы два момента хотел сказать, что, во-первых, именно поэтому наша молитва, поскольку здесь есть, вот как вообще в отношениях человека с Богом тайна, то может быть, даже до конца не понимая этой тайны, мы не должны от молитвы отказываться. А второе — вы знаете, мы разве молимся? Вот ну, конечно, там, конечно, молится Церковь, когда мы говорим, прежде всего имеем в виду, что есть специальная молитва, которой священник обращается к Богу во время литургии сейчас, да, и это давно уже происходит. Сейчас вот новый текст был написан по результатам последнего заседания Синода. Но если бы мы, вот каждый из нас молился за ситуацию на Украине так, как мы молимся, когда у нас что-то заболит, может быть, ситуация бы и менялась. Я просто вот, ну поскольку так сам не молюсь, и есть у меня подозрение, что в этом смысле я не уникален, к сожалению.

    М. Борисова

    — Но с другой стороны, вот эти вот бурные эмоциональные обсуждения в публичном пространстве...

    В. Легойда

    — В них ничего хорошего я не вижу, конечно.

    М. Борисова

    — Но ведь, с другой стороны, что можно им противопоставить? У вас есть какой-то свой взгляд, как по-христиански обсуждать эту ситуацию?

    В. Легойда

    — Ну мне в том числе публично много приходилось эту ситуацию обсуждать. Вот собственно мы с вами сейчас этим и занимаемся, вот уже почти 15 минут. И мне кажется, что мы как-то, нам удается отделить это от ненужного нагнетания там страстей, эмоций и так далее. Поэтому я в этом смысле не единственный человек, который давал комментарии. Мне кажется, что все то, что говорили представители нашей Церкви, оно вполне, ну я не хочу сказать, является примером, как надо обсуждать, но то есть мы здесь не выходили за рамки. И когда мы участвуем в каких-то телевизионных программах в том числе, тоже пытаемся там сохранить вот это вот трезвомыслие, к которому мы в принципе в жизни призваны Евангелием.

    К. Мацан

    — А у меня вопрос такой духовно-методологический. Вы сказали вот такую, полемически такую красиво заостренную фразу, что если бы мы молились о ситуации на Украине так, как мы молимся, когда у нас что-то заболит, может быть, что-то изменилось бы. Но ведь возникает логика того, что Бога можно количеством молитв купить. Вот если побольше помолиться — вот побольше результат будет.

    В. Легойда

    — Нет, не возникает. Просто в данном случае я исхожу из того, что Самим Христом сказано в Евангелии про веру с горчичное зерно, которая может двигать горы. Как бы мы ни трактовали этот эпизод, он показывает то, что есть молитва и есть сила молитвы, которая производит изменения в жизни. Вот я только об этом. Это опять же вопрос того, как это связано вот с Промыслом, и как это вот, как вы говорите, методологически — вот механизм, как это работает, я, по крайней мере, не знаю. И думаю, что любые наши попытки этот механизм представить себе, его изобразить, они будут далеки от истины.

    К. Мацан

    — Мы как-то уже в этой студии говорили, по-моему, о том, что существует логика, что вот если мы много будем молиться и упорно, и усердно, и искренне о совершении воли Божией, то она, может быть, свершится. И нам каждый раз как бы подсознательно кажется, что это то, что нам хочется, свершится по воле Божией.

    В. Легойда

    — Это раз, да, а два...

    К. Мацан

    — А может быть, воля Божия как раз таки в обратном.

    В. Легойда

    — Конечно, да. Но это значит, мы не о воле Божией тогда молимся, если мы молимся о своей. Тут же вопрос еще в другом. Ведь молитва, недаром говорим, что молитва нужна прежде всего самому человеку. Молитва нас меняет, причем любая молитва, если она искренняя. И может быть, вот результат, о котором мы говорим, это же не результат изменения непременно там общественно-политической и даже церковно-общественной ситуации, а результат измененных сердец тех людей, которые молятся. И понимаете, ведь есть же люди, скажем, там, кто-то ну дезориентирован, например. И, может быть, его молитва о другом. Но если она искренна, ему Господь ответит. Я имею в виду людей на Украине и у нас, здесь, или там в других странах, которые сейчас об этом думают и переживают. Поэтому тут неожиданный может быть ответ.

    М. Борисова

    — А вот к вопросу о христианском обсуждении всевозможных актуальных событий. Скоро открывается очередной Международный фестиваль православных СМИ «Вера и слово». Будет ли там обсуждаться то, что связано с Украиной, как это следует освещать в церковных СМИ?

    В. Легойда

    — Ну там будет много чего обсуждаться в этой связи, я имею в виду, не только как это освещать. Но вообще мы очень ждем наших братьев с Украины. И в программе у нас стоит показ и обсуждение фильма, посвященного 30-летию возрождения монашеской жизни в Киево-Печерской Лавре. Кстати, хочу коллег поздравить — этот украинский фильм, он получил «Тэффи» сейчас вот здесь, у нас. И мне кажется, это такой замечательный пример того, как можно отвечать на ситуацию, что можно делать. Ну там в той номинации, в которой он мог быть представлен. И вот мы этот фильм посмотрим, мы хорошо знаем людей, которые его снимали, они очень высокого уровня профессионалы. И мы его обсудим, и будут, ну естественно, будут встречи с теми, кто там приедет.

    К. Мацан

    — Владимир Легойда, глава Синодального отдела по взаимоотношениям Церкви с обществом и СМИ, главный редактор журнала «Фома» и профессор МГИМО сегодня проводит с нами этот «Светлый вечер». В студии моя коллега Марина Борисова и я, Константин Мацан. Мы прервемся и вернемся к вам буквально через несколько минут.

    К. Мацан

    — «Светлый вечер» на радио «Вера» продолжается. Еще раз здравствуйте, дорогие друзья. В студии моя коллега Марина Борисова и я, Константин Мацан. И сегодня в «Светлом вечере» у нас Владимир Романович Легойда, глава Синодального отдела по взаимоотношениям Церкви с обществом и СМИ, главный редактор журнала «Фома» и профессор МГИМО. Я напомню, что записываем мы эту программу в среду и обсуждаем все церковные и общественные события, исходя из той информации, которая у нас есть на момент среды. Ну вот мы уже заговорили про грядущий фестиваль православных СМИ «Вера и слово». А все-таки насколько это, с вашей точки зрения, становится таким общественно значимым мероприятием и не остается, если не остается, таким сугубо внутрицерковным?

    В. Легойда

    — С одной стороны, я бы, конечно, как бы мне этого ни хотелось, я не буду преувеличивать значение, потому что это все-таки мероприятие такое специальное, и оно определенных людей собирает. Прежде всего представителей действительно православных СМИ, церковных пресс-секретарей, руководителей информационных служб епархиальных. Вместе с тем это все-таки большой общецерковный форум. Поскольку Церковь сегодня совершенно точно находится в фокусе общественного единого внимания, то конечно, оно будет и заметным, и я думаю, будет и освещаться. И поскольку у нас всегда таким кульминационным моментом является встреча со Святейшим Патриархом делегатов, там ответы на вопросы, и тот факт, что это из года в год в прямом эфире или там записывая, потом вечером показывает телеканал «Россия-24», уже свидетельствует о резонансности, да, события, иначе бы этого просто не было. Но это там для кого-то это встреча друзей, которые занимаются еще общим делом, кто-то впервые там окажется. Ну как-то так, я не знаю, тут какие-то мне сложно, какие-то общие такие вещи.

    М. Борисова

    — А по повестке, что там собираетесь обсуждать?

    В. Легойда

    — Ну мы обычно обсуждаем прежде всего, знаете как, это все-таки фестиваль. Мы когда-то думали над этим, у нас нет там какой-то излишне намеренной проблематизации. Мы когда-то сознательно вывели практически полностью оттуда то, что когда-то было на фестивале, такой обучающий момент. То есть мы занимаемся обучением — всякие мастер-классы и лекции — в межфестивальный, так сказать, период, другие формы у нас для этого есть. Это все-таки фестиваль, в том смысле, что люди приезжают мир посмотреть, себя показать. Поэтому там будут какие-то встречи, связанные с обменом опытом, то что принято называть обменом опытом. Ну не знаю, будут, конечно, там отдельные встречи, посвященные там разрешению кризисных ситуаций, вот как раз отдельных кризисных ситуаций. Очень много будет говориться, как и в предыдущий фестиваль, он у нас раз в два года проходит, поэтому вот уже очень много изменений произошло за два года. Мы будем говорить о современных медиа, о социальных сетях, там мессенджерах всевозможных и так далее. То есть этого всего будет довольно много. Традиционно мы обсуждаем социальное служение Церкви и преломление его в медийном пространстве. Есть какая-то культурная программа. Есть, опять же по традиции, стараемся показать людям, которые, может быть, нечасто вырываются в Москву, какие-то успешные медийные здесь проекты, которые было бы интересно посмотреть. Вот два года назад там среди тех мест, которые посещали делегаты, участники фестиваля, был Google вот в Москве. Значит, в этом году мы тоже представим какие-то варианты для посещения, для знакомства с работой.

    М. Борисова

    — Но за это время в связи с тем, что епархий стало гораздо больше, соответственно пресс-служб гораздо больше, и вообще всего, что касается православных СМИ, численно стало больше. Вы говорите про обмен опытом — вот насколько он полезен, насколько он помогает решить проблемы вновь образованных вот этих православных СМИ?

    В. Легойда

    — Ну какие-то помогает, какие-то нет. Потому что, условно говоря, если проблема упирается в то, что нужны финансы там, не знаю, для того, чтобы купить фотоаппарат для пресс-службы, мы, конечно... Хотя у нас есть вот конкурсы всегда какие-то, мы подводим итоги и награждаем победителей, стараемся, чтобы призы были практически полезны. Но это опять же, только победителей. Поэтому если есть проблемы, конечно, фестиваль не может решить. Они связаны вот с устройством ситуации в епархии в конкретной. А есть те, которые, конечно, очень полезны. Потому что люди именно рассказывают, а как подобные вещи решаются у них, если это, повторяю, не материальная база или там при скудной материальной базе — тут, к сожалению, много чем можно обменяться, каким опытом. Ну и потом, вы знаете, я не сторонник так вот легковесно относиться к подобного рода вещам, то есть там много серьезного происходит. И поэтому я считаю, что и вот это кулуарное общение, которое, знаете, как на любой научной конференции, что самое ценное ну или не менее ценное, чем вот официальная программа — это кулуарное общение, конечно. Когда съезжаются какие-нибудь учение, они, конечно, делают доклады и прочее. Но вот это их там двух-трехдневное общение друг с другом, они же, так сказать, там, не это же не треп какой-то такой бессмысленный, да, то есть там все равно продолжается работа мысли и какой-то вот обмен тем, что... Ну то есть ну это все время напряженная такая работа, и очень много дает именно неформальное общение. И для того, что мы называем единым информационным пространством Церкви, чтобы его почувствовать и друг друга почувствовать. Поэтому здесь вот это не надо недооценивать именно возможность просто вот три дня все-таки, три дня люди вместе проводят.

    М. Борисова

    — А в каких-то формах предполагается обсуждать или вообще как-то попытаться разобраться, как строить взаимоотношения со светскими СМИ, и особенно в ситуации, которая у внешних границ Церкви все время обостряется и накаляется?

    В. Легойда

    — Вы знаете, я думаю, что здесь точно за два года, да и там за четыре, за шесть ничего принципиально нового не произошло. Мы многократно на эти темы говорили там, тем, кто продолжает задавать вопросы, мы терпеливо, я надеюсь, с пользой отвечаем. Вот мне кажется, что здесь изменения происходят только одного плана, ну фундаментально, да, — это изменения в самих СМИ, то есть меняется медиасреда. И то, что должно меняться, ну условно говоря, для пресс-службы епархии, это вот понимание, они должны понимать, сотрудники пресс-службы, как меняется среда и что это значит для них. Вот и все. То есть, условно говоря, понятно, что сегодня, если, скажем, они создают современные СМИ, то они должны понимать, что сегодня в центре там, скажем, находится не способ донесения продукта, а сам продукт, да. И ты вот, допустим, делаешь, у тебя есть, допустим, там газета, да, но при этом сайт — это в идеале, может быть, не у всех есть, но у тебя должно быть мобильное приложение, если ты хочешь быть... Ну потому что есть закономерность — то есть у нас все больше и больше людей выходят, значит, в сеть через свои телефоны. Значит, как доносить продукт — в телефонах, естественно, да. Поэтому, условно говоря, как вот мы сейчас в «Фоме» делаем, то есть единицей становится статья, а дальше у нее есть подача — в журнал, на сайт, на телефоны — они же разные. Потому что мы же понимаем, как это будет выглядеть на телефоне — не так, как на сайте. Соответственно делается там приложение и так далее. Вот эти особенности должны быть понятны человеку, он должен понимать, если для него это актуально. Или там изменения, о которых вот я все время, ну не только я, конечно, говорю о том, что все больше традиционная вот подача информации как фактов разменивается на какую-то экстравагантную подачу с целью увеличения рейтинга, просмотров и так далее. Здесь же тоже нужно понимать, не чувствовать себя все время людьми, которых вот обложили там и танками сейчас будут давить, а понимать, что это вот делается определенным образом, и что медийное искажение, оно будет чрезвычайно усилено, даже на уровне заголовков. Вот повторяю, что мой любимый пример, когда одно федеральное агентство, просто уже задавленная редакция религиозная, задавленная своим руководством о том, что дайте нам посещаемость, написала прекрасный, замечательный материал о том, как в церкви делают свечи. Но чтобы хоть как-то привлечь к нему внимание, или точнее, чтобы не хоть как-то, а чтобы максимально, они нас, знаете, как назвали? «Выгоднее только наркотики». Мы с ними имели серьезный очень разговор. Я говорю, что ребята, ну что вы делаете? Мне просто со слезами на глазах редактор говорил: а что я могу сделать, если у меня требуют посещаемости? Они поменяли, кстати, потом этот заголовок. Просто мы как-то смогли убедить, что это ну уж какое-то совсем никуда, но он же был.

    К. Мацан

    — Ну вот это некоторые такие критерии, по которым сегодня определяется профессиональность или не профессиональность: принес лайки и просмотры — ты профессионал, если нет — то нет. И это отчасти верно. Но вот к вопросу...

    В. Легойда

    — Отчасти верно — то, что вы говорите, хотя это страшно, вы понимаете. Вот извините, я вас перебью...

    К. Мацан

    — Отчасти верно, что если есть такие требования редакции, то ты, их выполняя, значит, ты хороший сотрудник.

    В. Легойда

    — Да, но понимаете, вот я помню, как на одном круглом столе, еще очень много лет назад, тогда мы в основном обсуждали рейтинги на телевидении. И Валерий Александрович Фадеев, на тот момент главный редактор журнала «Эксперт», он сказал, обращаясь к нашим телебоссам, он говорит: ну пусть, в конце концов, пусть у ваших шоу там или программ будет ниже рейтинг, ну может, у них тогда появится хоть какой-то смысл?

    К. Мацан

    — Владимир Легойда, глава Синодального отдела по взаимоотношениям Церкви с обществом и СМИ, главный редактор журнала «Фома» и профессор МГИМО сегодня проводит с нами этот «Светлый вечер». Мы заговорили про фестиваль «Вера и слово», и вы сказали, что кульминацией обычно является встреча Святейшего Патриарха Кирилла с участниками фестиваля, и участники будут задавать Патриарху вопросы.

    В. Легойда

    — Да.

    К. Мацан

    — И насколько мы знаем, эти вопросы заранее участниками предлагаются.

    В. Легойда

    — Да, вы понимаете, я не люблю в таких случаях экспромты по одной простой причине. Хотелось бы, поскольку время все равно ограничено, его будет немного, ну там я не знаю, прозвучит от шести до десяти, в лучшем случае, если Патриарх совсем кратко будет вступительное слово говорить, ну 12 вопросов мы сможем задать, ну хорошо, 15 — но это максимум максиморум. И хотелось бы, чтобы эти вопросы были разными, чтобы они не были какими-то ну совсем, знаете, такими вот, там кому-то что-то очень интересно, но это интересно этому конкретному человеку. Все-таки поэтому мы заранее объявляем, мы сейчас вопросы собираем и смотрим, если ведь много вопросов повторяющихся, чем чаще вопрос повторяется в той или ином выражении, тем он, возможно, важнее — мы это анализируем. И поэтому мы вот таким образом вопросы отбираем, и я считаю, что это нормально и правильно. Можно, конечно, сделать полный экспромт и гордиться тем, что у нас вот кто что хочет, то и спрашивает. Но, как правило, получается плохо. Я видел такие истории, и это получается плохо. И люди не слушают друг друга, люди задают одни и те же вопросы. Люди задают те вопросы, которые, ну в общем, как-то мелковато задавать или которые в данном случае и в данной ситуации вообще не предметные, так сказать, не являются предметом. Все-таки у нас тематический фестиваль и так далее.

    К. Мацан

    — Я помню, что два года назад Патриарх во вступительном слове говорил о необходимости уметь отличать шумы от сигналов...

    В. Легойда

    — Да.

    К. Мацан

    — Важную информацию от неважной, и правду от неправды. И это было сказано в контексте разговора о существовании человека в информационном потоке. И было много вопросов, достаточно таких обостренных к социальной ситуации. Допустим, я вот запомнил вопрос от кого-то о том, как сохранить мирный дух человеку и журналисту в условиях информационной войны. То есть вопросы продиктованы той обстановкой, в которой люди живут. А по тем вопросам, которые сегодня есть, набираются, вы получаете, вот каков вектор интереса людей, насколько влияет это внешнее давление, о котором мы сегодня говорили?

    В. Легойда

    — Очень правильный и очень интересный вопрос. У меня, к сожалению, нет ответа, потому что я вот только-только собираюсь смотреть, что у нас все-таки еще какое-то время есть, и мы сейчас вот их, сотрудники нашего отдела анализируют. Я просто сам не смотрел еще, не готов сказать.

    К. Мацан

    — Об этом в следующий раз поговорим.

    М. Борисова

    — Вот по поводу шумов и сигналов. 14 ноября должен состояться первый форум активных мирян под названием «Фавор», пройдет он в Колонном зале Дома союзов в Москве, в таком центральном месте. Заявлена довольно представительская такая, если можно выразиться, программа — там выступления и иерархов, и священников, и общественных и политических деятелей, и людей искусства, и предпринимателей и, в общем, много-много людей. И все они должны вот там делиться опытом, как идти духовным путем в светском обществе, как быть успешным в миру и оставаться христианином. В общем, такая повестка дня. В связи с этим у меня как-то возникло два вопроса. Первый — вам не кажется, что сегодня именно эта повестка дня, с учетом обстановки вообще вокруг мирового Православия и всего, что происходит и как быстро происходит, немножечко как бы теряет актуальность? Что она скорее похожа на то, что мы обсуждали в 2000-е годы, я помню, в журнале «Фома» мы много как раз вот этих тем затрагивали в разных форматах — и в формате интервью, и в формате каких-то статей. Но это было как раз тогда, когда вокруг все было спокойно, и было некоторое ощущение, что, слава Богу, еще какое-то время будет спокойно и можно погрузиться вот в эти размышления. И второй вопрос — может быть, просто вам будет легче так, вкупе отвечать. Второй вопрос в том, что подобные мероприятия, они, на мой взгляд, имеют смысл, если предусмотреть максимально широкое освещение их во всех СМИ, во всех форматах возможных. Потому что иначе что получается, иначе соберутся хорошие люди, поговорят между собой, расскажут друг другу о себе, пообщаются на банкете, СМИ дадут дежурный материал в новостях — ну собственно и все. А вопрос: зачем собирались?

    В. Легойда

    — Вы знаете, не готов согласиться. Со второго начну, с вашего позволения, вопроса. Потому что всестороннее освещение в СМИ, ну вот у нас, по крайней мере, оно возможно в двух случаях: либо когда это сверхрезонансная тема, вот которую ну СМИ не могут игнорировать просто. Это темы, как правило, негативные все-таки, да, ну или те, которые вот, условно говоря, автоматически системы мониторинга относят к негативным, где есть какое-то вот... Вот сейчас у нас там футболисты повели себя как-то отвратительно, избили там несколько человек — вот все об этом говорят, это сразу попадает в топ, и всегда будет держаться в топе. Ну они, как правило, не сознательно производимы, эти темы. Ну либо когда вот как-то вот СМИ все соорганизованы на какое-то, ну что-то такое важное там, и все это стимулируют — и государство, и бизнес, и общество, все вот заинтересованы в какой-то теме — это редко бывает. Поэтому всестороннее освещение СМИ — штука непростая и, повторяю, связано вот с такими вещами в первую очередь. А освещение, конечно, какое-то будет, вот, но здесь же смысл в том, что... И прихожу к первому вопросу. Я как раз не думаю, что он потерял актуальность, мне кажется, он только набирает актуальность. Потому что смотрите, это форум мирян. Форум мирян — соответственно, тут речь о мирянском служении — это очень важно. Именно, несмотря на то или, может быть, вследствие того, что сейчас такие нестроения сейчас мы наблюдаем в общемировом, вообще в жизни православной, тем более, может быть, не нужно бояться, во-первых, сводить все к этой повестке. А во-вторых, может быть, встретиться, в том числе и эти темы, если надо будет, обсудить. А здесь как раз таки хотелось бы, чтобы активно люди проявились, посмотрели там. Потом знаете, как там, что интересно, там ну вот организаторы и я какое-то отношение тоже к этому имею, они выбрали самую современную форму. Вот так, как сейчас проходят подобные бизнес-форумы, общественные форумы. То есть это будет там десять, условно говоря, выступлений 45-минутных, без перерыва все это будет. То есть там, знаете, как делают, есть некая, все это обустраивается в месте, где проходит, люди могут в любой момент, если им нужно куда-то, сделать какой-то перерыв, они делают. Но нет таких вот, по схеме этой уже, собственно, насколько я понимаю, из XX века, когда там начало, выступили, обед там, кофе-брейк и так далее. Сейчас немножко все по-другому организовано. И это вот такие моно-выступления, то есть это опять же там минимум, видимо, будет таких вопрос-ответных сессий, а в основном это такие, знаете, как на сайте ted.com, где вот ходят с микрофончиками и рассказывают. Поэтому это новая совершенно такая для православного мира история, и мне кажется, что может оказаться очень интересно. Ну посмотрим, что получится.

    М. Борисова

    — А интернет-трансляция предусмотрена?

    В. Легойда

    — Кажется да, сейчас я не могу точно сказать.

    М. Борисова

    — Потому что у нас регулярно собираются вот такие форумы православные...

    В. Легойда

    — Вряд ли трансляция. Потому что, понимаете как, там есть такая установка, что люди, которые хотят послушать и спикеры поучаствовать, они билеты должны будут купить все-таки. То есть там это организаторы долго над этим размышляли, но пришли к этому выводу. Они не будут, насколько я знаю, очень дорогими, но знаете как вот, что человек должен все-таки какой-то шаг сделать для того, чтобы туда прийти. Ну и помимо прочего, туда как-то иначе сложно критерий другой отсекающий придумать.

    М. Борисова

    — Ну хорошо, если не прямая трансляция, то в записи это может быть...

    В. Легойда

    — Да, наверное. Думаю, что будет обязательно, да.

    М. Борисова

    — Потому что регулярно собираются вот форумы православных благотворителей и людей, занимающихся в Церкви социальным служением, и я предполагаю, что они обсуждают там очень важные и актуальные вопросы, но об этом никто кроме них не знает. Потому что опять-таки дежурные сюжеты в новостях — все. И дальше некоторые пресс-релизы, которые выкладываются, которые тоже, в общем, не дают представления о живом обсуждении, которое там происходит. И это очень обидно, потому что на самом деле очень многих людей это все затрагивает.

    В. Легойда

    — Безусловно. Хотя мне кажется, что все-таки по вот социальному служению там у нас достаточно и открыто, и профессионально работает профильный отдел синодальный. И там как-то у них материалы есть и обучающие, и разъясняющие. У них какие-то регулярно проходят и методички выходят, и проходят какие-то там вебинары. По-моему, они даже не в закрытом режиме проходят. Это надо у Рулинского Василия Васильевича спросить, он большой специалист-организатор наших побед.

    К. Мацан

    — Спасибо огромное, Владимир Романович, за эту беседу. Напомню, сегодня в «Светлом вечере» с нами и с вами был Владимир Легойда, глава Синодального отдела по взаимоотношениям Церкви с обществом и СМИ, главный редактор журнала «Фома» и профессор МГИМО. В студии была моя коллега Марина Борисова, я Константин Мацан. Напоследок напомню, что программа, которую вы только что слушали, была записана в среду. До свидания.

    М. Борисова

    — До свидания.

Друзья! Поддержите выпуски новых программ Радио ВЕРА!
Вы можете стать попечителем радио, установив ежемесячный платеж. Будем вместе свидетельствовать миру о Христе, Его любви и милосердии!
Мы в соцсетях
******
Слушать на мобильном

Скачайте приложение для мобильного устройства и Радио ВЕРА будет всегда у вас под рукой, где бы вы ни были, дома или в дороге.

Слушайте подкасты в iTunes и Яндекс.Музыка

Другие программы
ВЕРА и ДЕЛО
ВЕРА и ДЕЛО
«Вера и дело» - это цикл бесед в рамках «Светлого вечера». В рамках этого цикла мы общаемся с предпринимателями, с людьми, имеющими отношение к бизнесу и благотворительности. Мы говорим о том, что принято называть социально-экономическими отношениями, но не с точки зрения денег, цифр и показателей, а с точки зрения самих отношений людей.
Тайны Библии
Тайны Библии
Христиане называют Библию Священным Писанием, подчеркивая тем самым вечное духовное значение Книги книг. А ученые считают Библию историческим документом, свидетельством эпохи и гидом в прошлое… Об археологических находках, научных фактах и описанных в Библии событиях рассказывает программа «Тайны Библии».
Чтение дня
Чтение дня
Храмы моего города
Храмы моего города
Древние храмы Москвы и церкви в спальных районах — именно православные храмы издревле определяют архитектурный облик Столицы. Совершить прогулку по старинным и новым, знаменитым и малоизвестным церквям предлагает Дмитрий Серебряков в программе «Храмы моего города»

Также рекомендуем