Москва - 100,9 FM

«Шестое воскресенье после Пятидесятницы». Прот. Максим Первозванский

* Поделиться
Максим Первозванский

Мы беседовали с клириком московского храма Сорока Севастийских Мучеников в Спасской слободе, главным редактором молодежного портала Naslednick.online протоиереем Максимом Первозванским.

Разговор шел о ближайшем воскресенье, в которое вспоминается исцеление Иисусом Христом расслабленного, а также о памяти святой равноапостольной великой княгини Ольги и праздниках в честь обретения Казанской иконы Божией Матери, в честь иконы «Троеручица» и в честь положения честной ризы Господа Иисуса Христа в Москве. Отец Максим объяснил смысл воскресных апостольского и Евангельского чтений.

Ведущая: Марина Борисова


М. Борисова

– Добрый вечер, дорогие друзья. С вами Марина Борисова, в эфире программа «Седмица», в которой мы каждую неделю по субботу говорим о смысле и особенностях богослужения наступающего воскресенья и предстоящей недели. Сегодня со мной клирик храма Сорока мучеников Севастийских в Спасской слободе, протоиерей Максим Первозванский. И с его помощью мы постараемся разобраться, что ждет нас в Церкви завтра, в шестое воскресенье после Пятидесятницы и на наступающей седмице. Вот размышляя о смысле апостольского и евангельского воскресного чтения, удивляешься, насколько они остро актуально звучат именно сейчас, на фоне событий, происходящих в Екатеринбургской митрополии, которые привели уже к извержению из священнического сана схиигумена Сергия (Романова). Вот напомню нашим радиослушателям, завтра в храме будет читаться отрывок из Послания апостола Павла Римлянам, из 12-й главы, где есть такие слова: «И как, по данной нам благодати, имеем различные дарования, то, имеешь ли пророчество, пророчествуй по мере веры; имеешь ли служение, пребывай в служении; учитель ли, – в учении; увещатель ли, увещевай; раздаватель ли, раздавай в простоте; начальник ли, начальствуй с усердием; благотворитель ли, благотвори с радушием. Любовь да будет непритворна». Вот о каких опасностях для нашей духовной жизни сегодня мы можем поразмышлять после того, как услышим эти слова?

Протоиерей Максим

– Ну вообще эти слова апостол Павла говорят нам о том, что мы должны те дарования, которые Господь нам дает – и речь идет не просто вообще о дарованиях, а именно о дарованиях духовных – использовать во славу Божию, относиться к ним по-простому, не абсолютизируя, не делая из них идола, а так, чтобы все это было направлено в одну сторону, к созиданию Церкви Божией. Каждый из нас, действительно, приходящих в Церковь, имеет те или иные духовные дары: кто-то может быть учителем, кто-то может заниматься социальным служением. Мы видим сейчас, например, на этом этапе развития духовной жизни как, по сути дела, самых разных духовных служений требует от нас Господь, в том числе и через решения священноначалия, синодальные решения, решения соборов о том, что на каждом приходе должны быть самые разные, как это называется светским современным языком, направления деятельности – чтобы и с молодежью была работа, чтобы проводилась и миссионерская деятельность, чтобы обязательно была социальная работа. Вот сейчас, в период пандемии, явно проявилась необходимость добровольческого служения, когда многие люди оказались дома, абсолютно беспомощными, и мы видим, как всколыхнулось это добровольческое движение, как многие и многие молодые и не очень люди очень развозили продуктовые наборы, поддерживали пожилых, инвалидов, просто людей, оказавшихся в такой длительной самоизоляции, которым это было очень сложно пережить; как вот реально Церковь активно начала осваивать для себя самые новые, разные направления служения, в том числе и через интернет. Сколько священников вдруг открыли в себе таланты, как бы сейчас, современным языком сказали, стримеров – то есть вели прямые трансляции, общались с прихожанами. Я знаю батюшек, которые, по сути дела, за это время организовали целые интернет-общины. Когда священник начинал, например, в прямом эфире, где-нибудь в Инстаграме, читать вечерние молитвы и говорить краткие поучения ежедневно, и к нему приходили тысячи людей, которым это было важно, вместе помолиться, пускай даже и с помощью вот этой прямой трансляции в Инстаграме. И они потом свидетельствовали о том, что «я вообще наконец-то начал читать регулярно молитвенное правило», «мне очень важно было оказаться и чувствовать, что мы вместе с другими людьми это делаем». То есть мы видим, насколько живо вот это духовное действие в Церкви себя проявляет. А то что вы сказали об опасностях – это, конечно, опасность абсолютизировать вот это свое служение. Потому что, конечно, в Церкви есть и такой дар, которым могут быть наделены те или иные люди, те или иные священники, те или иные проповедники – это такой дар предостережения, дар воззвания к защите Церкви, ее святынь, ее целостности. И в некотором смысле можно сказать, что вот таким даром призыва людей на защиту, обладал, например, патриарх Ермоген, который, как мы знаем, в Смутное время, вот именно его трудами, его молитвами, его воззваниями собирались народные ополчения, которые в конце концов и привели к освобождению Руси от иноземных захватчиков. Но при этом мы видим, как может тот или иной дар послужить к разрушению – как увлечение той же социальной работой или добровольческой, или той же социальной деятельностью. Или обличительный – вот есть тоже такой дар, как обличение пороков, например. Хотя видим, что апостол Павел не указывает впрямую, нет у него в тексте его посланий вот наименования такого дара, но мы знаем, что любое проявление особой способности в Церкви есть дар Святаго Духа. Мы видим, как многие люди вставали на этот путь, могли приносить пользу, а кто-то просто губить как себя, так и тех людей, к которым они обращались. То же самое мы видим и в ситуации с Сренеуральским женским монастырем, когда человек, безусловно, обладающий мощной харизмой, такой, что даже митрополит об этом указывает, он говорит, я оказался... Я не могу сейчас точно процитировать его слова, но буквально он говорит следующее, что я, под влиянием вашей харизмы, поверил вам – вот так он пишет в открытом письме, глава Екатеринбургской митрополии. И то есть действительно человек, обладающий дарами, встав на путь обличения... И в том же письме, открытом письме Екатеринбургской митрополии говорится о том, что вот смотрите, вспомните вашу проповедь в Рождественский сочельник, вы говорили, пишет митрополит, о чем угодно – о двойнике Путина, о жидомасонском заговоре, еще о чем-то – но вы не упомянули в Рождественский сочельник Богомладенца Иисуса Христа. То есть вот она опасность, вот она.

М. Борисова

– В связи с этим еще хочется обратить внимание на евангельское чтение, которое будет завтра за литургией. Это отрывок из Евангелия от Матфея из 9-й главы, история о том, как Спаситель исцелил расслабленного, сказав ему: прощаются тебе грехи твои. Там есть удивительная одна мысль, на которую хочется особенно обратить внимание. «И вот, принесли к Нему расслабленного, положенного на постели. И, видя Иисус веру их, сказал расслабленному: дерзай, чадо! прощаются тебе грехи твои». Удивительная деталь, на которую редко обращают внимание: Иисус исцелил расслабленного не по его вере, а по вере тех, которые принесли этого расслабленного к Нему. Вот насколько это важно понять нам сейчас?

Протоиерей Максим

– Ну мы же и есть Церковь. «Где двое и трое собраны во имя Мое, – говорит Господь, – там Я посреди них». Наша общая молитва необыкновенно важна. Вот буквально в эти дни наши дети взрослые, например, сдают ЕГЭ. И я вижу, как в нашем приходском чате, который возник, кстати говоря, во время вот этого периода самоизоляции, люди пишут просьбы свои помолиться. И вот как это удивительно сейчас проявляется, то что вот у нас, например, этого раньше не было. Я не говорю, что этого не было нигде, но у нас этого не было. Люди да, у них что-то есть, они приходят в храм и пишут записку. А сейчас они пишут в чате. Записку они тоже напишут, вне всяких сомнений. Но они пишут в чате: «братья и сестры, прошу помолиться, у меня сегодня, допустим, сын или дочка сдает ЕГЭ», или «у меня болеет мама», или «у меня умерла подруга». И я вижу, сколько откликов реально живых – десятки. У нас уже сотни людей, наших прихожан, объединены в этом чате и как они откликаются. Я даже постоянно говорю: ребята, перестаньте ставить вот этот знак – сложенные ручки в молитве, не забивайте ленту, просто примите к сведению, вас просят помолиться – просто помолитесь. Вот это вот единение в молитве о ком-то, оно необыкновенно важно. Я вижу, как прямо сплачивается, на глазах сплачивается, уже сплотился наш приход, именно благодаря тому, что люди стали объединены не абстрактной общей молитвой, которая у нас есть в богослужении, когда мы молимся о мире всего мира, о предстоящих людях, но при этом часто люди, находящиеся в храме, даже имен друг друга не знают. Хотя иногда много лет ходят в этот храм, безусловно, здороваются друг с другом, но вот нет этой темы, которая бы их действительно постоянно, чтобы они знали, собственно, боль, проблемы, заботы друг друга. А сейчас они это знают. Ну по крайней мере отчасти. Вот это очень важно. Мы видим в этом Евангелии, которое будет прочитано, и из которого вы отрывок сейчас прочитали, что действительно общая молитва, она творит чудеса.

М. Борисова

– Продолжая рассуждать о смысле воскресного евангельского и апостольского чтения, хочется вспомнить одного удивительного батюшку, к несчастью, уже перешедшего... к несчастью для нас, уже перешедшего в мир иной, протоиерея Вячеслава Резникова. У него есть собрание проповедей, издано собрание проповедей на каждый день. И вот, в частности, по поводу грядущего воскресенья проповедь его завершается такими удивительными словами: «Так когда сделаем все, что от нас зависит, исполним каждый свое служение, когда как бы составим вместе и положим к ногам Иисуса раздробленные части тела Церкви, – тогда можем смело наедаться, что Дух Божий войдет, оживотворит его и будет врачевать немоществующее и восполнять оскудевающее». То есть когда мы видим какие-то нестроения внутри Церкви, они     нас не устраивают, мы начинаем их в первую очередь критиковать и обсуждать в тех же соцсетях, может быть, вспомнить вот эти слова и подумать о том, что вначале хорошо бы исполнить свое служение, а потом вместе помолиться, чтобы Господь исправил то в Церкви, что нам кажется неправильным.

Протоиерей Максим

– Да, это замечательные слова. И я очень рекомендую нашим слушателям эту книгу, она есть у меня в домашний библиотеке. И я, еще будучи совсем молодым священником, готовясь к проповедям, которые необходимо было произносить, всегда именно к этой книге обращался, как к источнику вдохновения в проповеднической деятельности. Это замечательный батюшка, замечательный сборник его проповедей. И, конечно, эта вот мысль, которую вы озвучили, о том что мы должны нашу боль о церковных нестроениях, если нам так кажется, что они есть, а это само по себе совсем не факт, потому что все ведь в Церкви, Церковь это дом Божий, это Тело Христово, и все в нем свершается по промыслу Божию. И если уж про самые страшные времена, например, Игнатий Брянчанинов говорил: не дерзни своей немощной рукой противостоять там грядущему антихристу, – обращаясь к нам, православным христианам, – то есть это вообще не наше дело, это промысл Божий. Если вдруг мы видим те или иные, как нам кажется – а мы видим, в каждом поколении находятся люди, которым кажется, что вот уже все, вот именно вот это – вот именно, допустим, там ИНН, или паспорт, или интернет, или вакцина какая-нибудь, или штрих-коды – что именно это уже конец, именно это приход антихриста, давайте либо будем с ним бороться, либо мы будем уходить куда-то, закапываться в пещеры, в леса и так далее. Вот надо спокойно и со здравомыслием отпустить этот вопрос и предать его здравомыслию. Это же Церковь Божия, этот мир Божий. Наша забота – это в первую очередь забота о спасении души и о том, что мы реально можем сделать для тех людей, которые находятся рядом с нами. А дальше, как говорится в Послании апостола Павла к Римлянам, которое мы сегодня уже читали, начальник ли ты – начальствуй, если у тебя такой дар – занимайся этим. И у нас громадное непаханое поле для деятельности. Но нет, обязательно находятся люди, которые из самых добрых побуждений, решив, что именно их Господь избрал – и здесь, конечно, проявляется эта гордыня, – забывая о самом главном в духовной жизни, бросаются спасать, а на самом деле разрушать.

М. Борисова

– Напомню нашим радиослушателям, сегодня, как всегда по субботам, в эфире программа «Седмица», со мной клирик храма Сорока мучеников Севастийских в Спасской слободе, протоиерей Максим Первозванский. И мы говорим о смысле и особенностях богослужения наступающего воскресенья и предстоящей седмицы. Нас на следующей неделе ждет удивительно любимый всеми праздник – 21 июля, праздник в честь обретения Казанской иконы Божией Матери. Вот образ Казанской иконы Божией Матери, он особое место занимает и, я думаю, почти в каждом доме, и в истории государства Российского. Потому что вообще все, что связано с историей этой иконы, начиная с обретения, я думаю, что большинство наших радиослушателей помнят эту историю, как после казанского пожара девочке Матроне приснился сон, где Матерь Божия сказала, где можно обрести на пепелище Ее икону, икону действительно там нашли. Причем в этом нет ничего такого особо чудесного, потому что, по одной из версий, на этом месте ее могли закопать крещеные жители Казани в те времена, когда там еще были гонения на христиан. Не суть, главное, что у нас достаточно достоверная история обретения этого образа, потому что описал все эти события очевидец этих событий, будущий патриарх Ермоген, который в то время служил как раз в одной из казанских церквей. Но само прославление этого образа, который почитался в Казани, но был нешироко известен на Руси, оно относится к временам Смуты. И вот удивительно, что первый раз список с Казанского образа прислали ведь не Минину и Пожарскому, а прислали в первое ополчение – достаточно такая пестрая компания, собранная тоже достаточно пестрыми людьми, из которых некоторые сложили потом головы на плахе, как атаман Заруцкий. И несмотря на то что вот протопоп Казанского собора привез туда эту икону, как-то это особого впечатления на эту пеструю компанию не произвело. Ему пришлось отправиться с этой иконой в обратный путь, и вот на обратном-то пути он как раз попал в лагерь второго ополчения, в ополчение Минина и Пожарского, и князь Пожарский как раз оставил эту икону у себя. И, собственно, с почитанием Казанской иконы в общероссийском масштабе связано как раз имя князя Пожарского. И, собственно, победа над оккупантами и все, что потом связано с воцарением династии Романовых, все это так или иначе осенено этим образом. И в истории государства Российского он как какой-то очень связанный с какими-то критическими временами – с войной 1812 года, с Великой Отечественной войной – и в то же время он был почти в каждой семье в красном углу. Вот что такое случилось, как он внутрь сердца российского православного попал, именно этот образ Матери Божией?

Протоиерей Максим

– Ну, по сути дела, вы и рассказали всю его историю. Дело в том, что иконография Казанской иконы, она не является какой-то оригинальной, это обычная Одигитрия – Путеводительница, известная нам как Смоленская икона Матери Божией, у которой просто центральная часть иконы, собственно, лики, по сути дела, просто, знаете, это как бы мы сейчас сказали, кадрированная икона «Смоленская». Вот я, например, совсем недавно, на прошлой неделе, на праздник Рождества Иоанна Предтечи, взял у себя в социальной сети, из большой иконы Рождества Предтечи вырезал буквально там вот в графическом редакторе кусочек, где Захария и Елисавета вдвоем крупным планом, чтобы было видно дощечку, на которой Захария пишет имя «Иоанн», вот этот вот кадрированный кусочек иконы разместил у себя в социальных сетях. Вот примерно такой кусочек центральный части Смоленского образа или Одигитрии, это и есть то что мы сейчас называем Казанской иконой Матери Божией. То что вы совершенно справедливо сказали – в обретении его, да, конечно, некая девица, потом основательница, собственно, женского монастыря, но это все такая местная история. Такого, в общем, достаточно много в жизни православия, когда кому-то что-то приснилось, привиделось – действительно реальные чудесные явления. Вы знаете, если я начну рассказывать чудесные явления, происходившие в моей семье, их тоже, в общем, хватит на несколько страниц текста – что вот и такое было чудо, и такое было чудо. Но эти чудеса, они остались моими семейными чудесами. Какие-то из этих чудес, они вышли на уровень там, допустим, у нас были чудеса в воскресной школе или чудеса в приходе – вот и они так и остаются нашими местными чудесами. Мы их любим, действительно, они питают нашу веру. Но почему-то Господь, так вот происходит, когда вот, вы знаете, я помню, в 90-е годы мы приехали в храм в Талдомской области, и храм, который никогда не закрывался, и там вдруг после нашего приезда начала мироточить икона Божией Матери «Скоропослушница». Причем под здоровенным толстым стеклом и громадным слоем там уже внутренней пыли, которая, видно было, что десятилетия этот киот не открывался, и там вдруг проявилось миро. И церковь реально настолько благоухала, что чуть ли не на улице благоухание распространялось. И те, кто там были, а это были десятки людей, объединенные вот в этот самый летний наш лагерь, для них это событие жизни. Я вот сейчас это воспринимаю как одно из таких главных чудес, ну главных вот, наиболее сильное впечатление на меня произведших в свое время. Но оно так и осталось местным чудом. И никто с этой иконой Матери Божией «Скоропослушница» в ополчение пока, крайней мере, а время слишком маленькое для этого интервала. Если мы посмотрим, как развивалась история с Казанской иконой, то там тоже – это вторая половина соответственно XVI века, потом начало XVII, потом, как вы уже упоминали, война с французами, Великая Отечественная война – то есть это интервал столетия. Вот я не исключаю, например, такую возможность, что Господь решит вновь людям явить Свои чудеса через тот или иной образ. А люди, может быть, услышат, а может быть, не услышат, может быть, отзовутся, может быть, нет. Это вообще такая тайна, почему Господь вдруг тому или иному образу усваивает, с одной стороны, народное почитание, а с другой стороны, реальные чудеса, от него совершающиеся. Вот как вы сказали, на первое ополчение это не произвело никакого влияния, никакого такого воздействия, вдохновляющего и помогающего. Хотя, в общем, цель была достигнута – Новодевичий монастырь был взят, но как-то они, люди, не отозвались. Хотя мы можем предложить, что казанский протопоп, который привез эту икону, был очень вдохновлен и, наверное, много правильных слов говорил. Ну представьте себе, по тем временам из Казани взять икону, куда-то там поехать, искать ополчение и ввязаться вот в войну – для этого надо быть очень глубоко убежденным человеком, что Господь тебя к этому призывает, именно этого от тебя ждет. Но несмотря на это мы видим, что да, первое ополчение как-то не вдохновилось. Это тоже, еще раз говорю, такая тайна, от чего мы вдохновляемся, от чего нет. А дальше это происходит – вот люди почему-то в сердце начинают чувствовать отклик. Вот смотрит человек и думает: так, вот какую бы мне икону взять с собой на венчание? Иногда это просто чисто внешний выбор. Звонит батюшке: слушай, батюшка, какую икону мне на венчание? Ну обычно Казанскую. Ну хорошо, я пойду, куплю Казанскую. Иногда он приходит в ту же самую иконную лавку и смотрит – а там вот как минимум десять красивых икон Матери Божией, может быть, даже венчальные пары, вот они продаются – и он смотрит: хочу вот эту. Почему он так говорит: хочу эту? Вот у меня так получилось, например, у меня на венчании венчальная пара, которую мы с матушкой выбрали, еще в далеком 90-м году, это Владимирская икона. Я тогда, может быть, и названий-то особых не знал, но, по крайней мере, я точно не знал, что Казанская икона это та, икона, с которой обычно – вот как сейчас бы я сам ответил другим людям – с которой обычно венчаются. И у меня Владимирская. Ну вот сердце так расположилось, так оно легло. Для меня, например, в моей личной жизни, Владимирская икона занимает большее место. И так получается, что я почему-то всегда мимо праздников, часто, по крайней мере, я прямо жалею, хочу, но я хочу то, то, то – а вот мне Казанская, как-то это часто у меня все проходит. Это очень личные отношения с конкретным образом часто возникают. И почему вот так массово в сердцах русских людей православных этот образ отозвался, я, конечно, сказать не могу. Это тайна Божия.

М. Борисова

– Но, в любом случае, она продолжает, как вы уже сказали, быть наиболее востребованной во время венчаний, так что это не только такой государственный образ, а еще особенный....

Протоиерей Максим

– Нет-нет, это наиболее любимый образ. И вот я смотрю, когда я бываю, у меня часто попадает таким образом, что на Казанскую вот эту, летнюю, я уже бываю в отпуске и я часто бываю в других храмах, не в своем этом храме, а, естественно, на Казанскую я иду в храм. И я вижу, что даже если в будний день приходится память празднования Казанской иконы Матери Божией, народу в провинциальных храмах всегда даже больше, чем в обычное воскресенье. То есть это вот для наших людей, этот праздник, он где-то там стоит в ряду, я не знаю, двунадесятых праздников, как минимум. То есть один из самых почитаемых, может быть, даже более почитаемых, чем некие великие или двунадесятые праздники. Где-то вот спросят человека: где ты, как ты хочешь в храм? Ну вот я на Покров обязательно приду, я на Казанскую обязательно приду, да, на Рождество, на Крещение, на Пасху – вот где-то вот в этом ряду самых первых праздников эта память находится, мне кажется, вот в восприятии нашего народа.

М. Борисова

– В эфире радио «Вера», программа «Седмица». С вами Марина Борисова. И клирик храма Сорока мучеников Севастийских в Спасской слободе, протоиерей Максим Первозванский. Мы ненадолго прервемся и вернемся к вам буквально через минуту. Не переключайтесь.

М. Борисова

– Еще раз здравствуйте, дорогие друзья, в эфире наша еженедельная субботняя программа «Седмица». С вами Марина Борисова и клирик храма Сорока мучеников Севастийских в Спасской слободе, протоиерей Максим Первозванский. И мы, как всегда по субботам, говорим о смысле и особенностях богослужения наступающего воскресенья и предстоящей седмицы. Ну на следующей неделе у нас еще несколько поводов вспомнить великие святыни, хранящиеся и на земле Российской, и в сердце православных русских людей. Первая из них 23 июля – это праздник Положения Честной Ризы Иисуса Христа в Москве. Сама история по себе, ну я просто напомню нашим радиослушателям, из Евангелия от Иоанна, где описывается, собственно, что с Его одеянием случилось: «Воины же, когда распяли Иисуса, взяли одежды Его и разделили на четыре части, каждому воину по части, и хитон; хитон же был не сшитый, а весь тканый сверху. Итак сказали друг другу: не станем раздирать его, а бросим о нем жребий, чей будет, – да сбудется реченное в Писании: разделили ризы Мои между собою и об одежде Моей бросали жребий». Вот после этих евангельских событий, естественно, частицы этой святыни гуляли по свету. Бурная история первых веков христианства заносила их то туда то сюда, и вот как раз часть хитона Господня оказалась в Грузинской Православной Церкви, и достаточно долго пребывала в Патриаршем соборе Светицховели в Мцхете. Но история самого Грузинского царства изобиловала всякими тяжелыми событиями, набегами, завоеваниями. И вот в одно такое завоевание персидский шах Аббас I вместе с другими трофеями получил часть Ризы Господней и передал ее патриарху Филарету и царю Михаилу Федоровичу Романову. Но патриарх Филарет решил проверить – все-таки инославный правитель, кто знает, что именно он передает – и вот удивительная история: дело было в марте, Великим постом, и патриарх велел во всех монастырях держать семидневный пост и во всех храмах молить Господа Бога, чтобы Он Сам явил Свою волю о той святыне, и саму святыню с пением молебным в крестных ходах носить по городу и возлагать на больных. И вот было зафиксировано за крестопоклонную седмицу четырнадцать случаев чудесных исцелений. И только после этого было засвидетельствовано, что действительно это та святыня, которую ожидали, и 27 марта Честная Риза была торжественно положена в Успенском соборе Московского кремля. Но поскольку шел Великий пост, то празднование в честь этого события отложили до кануна возведения на царство Михаила Федоровича, по нашему календарю до 23 июля. Вот почему так важно и так сложно было удостоверяющие вот эти все какие-то молитвенные усилия прилагать? Почему так важно было, во-первых, убедиться, во-вторых, чтобы все-таки сохранить эту святыню на Русской земле?

М. Борисова

– Ну вы знаете, это древняя традиция. Мы видим, что при обретении Креста Господня царицей Еленой и митрополитом Макарием в IV веке, по сути дела, тоже была проведена такая проверка, еще более серьезная, когда было найдено в пещере три креста, и для того, чтобы определить, какой из них Крест Господень, эти кресты последовательно возлагались на умершего, буквально даже не просто на больного, а на умершего человека. И после того, как был возложен Крест Господень, умерший воскрес, и вот такое общее уверение, что да, это не просто что-то такое. То есть, в общем, это еще раз говорю, такая древняя традиция. Потому что ну кто такие персы для московского царя? Это не просто там какие-то инославные люди, это же, в общем, серьезный там, не знаю, как сказать, геополитический противник. Вы вот сами рассказали про то, что от набегов персов страдало тогда братское, родное Грузинское царство. И да мало ли какой-то там подвох, да мало ли, что там нам подсунули. Да, сейчас у нас мир, и в знак этого мира, собственно, в знак заключения мира шах Аббас и подарил нам эту святыню. Но, естественно, знаете, даже в современном мультфильме про богатырей есть удивительный фрагмент, где, по-моему, Добрыня Никитич заключает с степняками вечный мир, и говорит: ну через год опять начнем воевать. То есть вот это вот понимание того, что да, мы сейчас помирились, но это вовсе не значит, что у нас, через год опять начнем. Так и тут, конечно, без какой-то проверки, без удостоверения... Сейчас бы, конечно, возможно, мы действовали по-другому. Сейчас мы видим, как бы уже даже и не сейчас, а в других каких-то случаях, когда точно можно проследить путь святыни, который засвидетельствован, этот путь, с одной стороны, документально, а с другой стороны, там чудесами. Ну вот, естественно, если мы с Афона переносим какую-нибудь святыню сюда, к нам – да, совершаются чудеса, но не с целью проверить, не подсунули нам братья-афониты вместо настоящих мощей, настоящей иконы какую-нибудь там подделку. Там и в голову не придет, потому что мы понимаем, и в знак этого приезжают соответствующие там тоже монахи с Афона, например, или еще откуда-то. А здесь слишком непонятно, слишком неясно, и поэтому такое удостоверение требовалось. Оно требовалось и церковной власти, и государственной власти, вне всяких сомнений, и требовалось просто простым людям.

М. Борисова

– Именно в этом случае характерно то, что это было еще и документально засвидетельствовано, и подлинные акты исторические, хранившиеся в государственном архиве, в 1879 году были изданы. То есть это как раз о том, что и тогда думали о необходимости документального свидетельства.

Протоиерей Максим

– Да, конечно. Но ведь эти чудеса, ведь важно же что: мы видим, как, например, даже из вновь прославленных святых XX века, мы видим, как от некоторых от них начинают совершаться многочисленные чудеса помощи, исцелений и так далее. Как, например, это случается с почитанием блаженной Матроны, когда люди столько чудес и столько всяких исцелений получают, что даже там неверующие, некрещеные, инославные, мусульмане, кто угодно идут, в ситуации даже, когда им их религиозные представления, казалось бы, должны не разрешать этого, они все равно идут к Матроне и получают чудесную помощь или еще куда-то. Так и здесь очень важно было, в том числе и для церковной власти, засвидетельствовать перед всеми, в том числе перед народом, потому что ведь часто какое-то и в том числе настороженное отношение. Тем более что мы видим, вы правильно сказали, это было приурочено к воцарению Михаила Федоровича Романова. То есть, по сути дела, это начало новой династии, это первый царь новой династии, только что окончилось Смутное время. И поэтому, конечно, вот такое подтверждение, такое уверение, что милость Божия, что Господь с нами. Вот такой святыни ведь никогда до этого не было на Руси, такого масштаба, напрямую связанной со Спасителем. И вот, вот она принесена сюда, вот это знак – вот чудеса, вот исцеления – это такой мощный церковно-государственный, с одной стороны, а с другой стороны, личный для каждого человека момент.

М. Борисова

– В любом случае сейчас частица Ризы Господней хранится в храме Христа Спасителя и небольшая частица в московском храме Ризоположения на Донской улице. Так что все, кто хочет, может и помолиться там, и приложиться к святыне. Что касается чудесных реликвий и чудесных святынь, чудесных икон, еще одна такая чудесная икона вспоминается на следующей неделе, 25 июля – это праздник в честь иконы Божией Матери «Троеручицы». Вот сам сюжет удивительный, как на иконе Матери Божией появилась третья рука. На самом деле это смущало очень многих. И даже тогда, когда, она на Руси появилась довольно поздно, ее вместе с другими дарами передали патриарху Никону, и он, естественно, у себя в Вознесенском монастыре поместил эту икону, но она вызывала столько недоумений, что потребовалось рядом с ней повесить табличку с описанием, откуда взялась на самом деле третья рука. А третья рука, ее возникновение на образе связано с преданием о Иоанне Дамаскине, который в те времена, когда еще служил у халифа, его недоброжелатель, император-иконоборец Лев III Исавр, он состряпал такую фальшивку, подметное письмо, из-за которого у Иоанна Дамаскина случились большие неприятности с его патроном халифом. В результате у него отрубили руку, которой он якобы написал какую-то гадость про своего начальника. Но, по преданию, Иоанн, горячо взмолившись Матери Божией, приложил руку к тому месту, от которого кисть была отрублена, и она приросла. Ну вот, в связи с этим третья рука, она, собственно, принадлежит, по преданию, Иоанну Дамаскину. Но поскольку в разных списках по-разному ее изображали, в некоторых было похоже, что это вот как бы третья рука принадлежит Матери Божией, отсюда было очень много сомнений, нестроений и каких-то непонятных толков. Ее даже чуть было в черный список не внесли, ну в общем, вовремя одумались. А икона эта тоже очень большой популярностью, особенно в XIX веке, пользовалась. Но странно, она почему-то очень почитаема у старообрядцев. Может быть, именно... хотя странно, если ее принесли в дар патриарху Никону, который, собственно, учинил раскол старообрядчества, непонятно, почему именно старообрядцы так чтут именно этот образ.

Протоиерей Максим

– Ну про старообрядцев я просто не знаю. А вот важно сказать, вот вы сказали, что третья рука принадлежит Иоанну Дамаскину – это, конечно, не рука Иоанна Дамаскина, поскольку она приросла обратно. Эта рука была сделана Иоанном Дамаскиным из серебра и хранилась вот вместе, в этой иконе, перед которой он молился. То есть это такой знак, знаете, как сейчас люди туда что-то приносят в благодарность за исцеление, иногда эта традиция у нас в некоторых храмах, перед некоторыми иконами соблюдается, когда люди вешают на цепочки крестики там свои, еще что-то, то есть какие-то дары приносят. Для Иоанна Дамаскина, а он – напомню, вы правильно сказали, что этот период очень сложный в жизни Церкви, – он был одним из таких громогласных защитников иконопочитания. И в условиях, когда государственная власть Римской империи в лице императоров-иконоборцев, по сути дела, запрещала что-либо говорить в защиту икон, именно из-за пределов Римской империи этот голос был слышен. А Иоанн Дамаскин был не просто защитником икон, это был удивительный, талантливейший духоносный проповедник. Напомню вам, что до сих пор его книга «Точное изложение православной веры» издается чуть ли не там стотысячными тиражами и есть чуть ли не в каждом православном доме, поскольку это первая такая, в хорошем смысле слова, он был первым схоластом, то есть он первым систематически изложил вот общее содержание и частные вопросы православной веры. И вообще с его жизнью и деятельностью связано в нашей Церкви очень много. Например, знаменитые стихиры, которые поются на погребении, которые так чудесно Толстым были переведены:

Мы все поляжем, как хлеба,

Серпом подрезанные в нивах, –

Прими усопшего раба,

Господь, в селениях счастливых!

Вот это именно тексты, принадлежащие Иоанну Дамаскину.

М. Борисова

– Я хочу просто напомнить нашим радиослушателям, что Алексей Толстой написал поэму «Иоанн Дамаскин».

Протоиерей Максим

– Да, я сейчас привел фрагмент этой поэмы, где он поэтически переложил вот эти погребальные стихиры, и сейчас, правда, на церковнославянском, не в поэтическом переложении Алексия Толстого, содержатся в чинопоследовании. Вот знаменитое, я думаю, все это песнопение помнят: «Плачу и рыдаю, егда помышляю смерть, и вижду во гробех лежащую, по образу Божию созданную нашу красоту, безобразну, бесславну...» – вот это слова Иоанна Дамаскина. И икона, связанная вот с его именем, в частности, она тоже. Я не застал никаких моментов в своей жизни, связанных с какими бы то ни было опасениями по поводу этой иконы. Вообще я много лет жил в доме прямо напротив храма Успения в Гончарах, Болгарского подворья ныне, где прямо на улице находится один из самых почитаемых в Москве списков с этой иконы. И именно в этом храме я принимал святое крещение, этот храм никогда не закрывался, и поэтому для меня эта икона тоже очень важна и большое место такое духовное в моей жизни занимает. А так да, вот то что эта третья рука там находится, и ее действительно не всегда изображают в виде, она не всегда лежит там в серебре и не всегда даже изображена как положенная туда, а на некоторых списках выглядит как третья рука Матери Божией. И само название «Троеручица» – в таком русском звучании, как будто вот у Нее действительно три руки. Но, в общем-то нет, конечно, это не третья рука Богородицы, а это рука Иоанна Дамаскина.

М. Борисова

– Напоминаю нашим радиослушателям, сегодня, как всегда по субботам, в эфире радио «Вера» программа «Седмица». Со мной клирик храма Сорока мучеников Севастийских в Спасской слободе, протоиерей Максим Первозванский. И мы говорим о смысле и особенностях богослужения наступающего воскресенья и предстоящей седмицы. На следующей неделе у нас праздник одной из самых любимых, почитаемых, дорогих наших святых – это 24 июля – память святой равноапостольной княгини Ольги, во святом крещении Елены. О том что такое княгиня Ольга для русской истории можно читать много лекций – можно глазами читать их, опубликованными, можно вслух читать их, в микрофон. Я думаю, что для нас сейчас важно не столько вспомнить ее житие, поскольку оно очень во многих редакциях, во многих местах опубликовано, озвучено, я думаю достаточно хорошо всем известно. Я предлагаю обратить внимание на несколько особенностей, которые касаются ее христианства. Мне кажется, вот одна из очень важных сторон княгини Ольги: она ведь приняла христианство уже в очень пожилом возрасте, когда все перипетии, связанные с управлением государством, взращиванием наследника престола, все это осталось уже позади и можно было непосредственно заняться чисто духовной жизнью. Но удивительно то, что человек, по-видимому, долго шел к этому, ведь это не внезапное озарение. В Киеве были христианские церкви, у нее была, по-видимому, возможность каким-то образом и с письменными источниками познакомиться, и с проповедниками пообщаться за долгие годы. Но после того, как она христианство приняла, она ведь очень терпима была к сыну. Хотя, казалось бы – многие просто проходили это на собственном опыте – когда в семье кто-то первый обращается в христианство, первая такая страстная волна желания – это всем показать, как это замечательно, и мы начинаем терроризировать своих неверующих родственников своими неумелыми проповедями, и очень часто это приводит к обратному результату. Так вот удивительная тактичность княгини Ольги была в том, что она не заставляла, не настаивала, она дала возможность сыну жить той жизнью, какой он считал нужным. Но вот поразительным образом, то ли очень сильно молилась, то ли прилагала какие-то усилия, но во внуке все-таки ее усилия дали обильный плод.

Протоиерей Максим

– Но вы знаете, мы ведь помним, если под словом «мы» не иметь в виду церковных верующих людей, а брать вообще людей, вот вообще всех наших соотечественников, то, конечно, про княгиню Ольгу знают все. И помнят ее из школьного курса истории по казням в основном, которые она учинила над древлянами, и еще будучи язычницей. Напомню вам, что она была женой князя Игоря, которого можно, в общем, назвать одним из тех людей, которые входят в историю под таким обидным наименованием: великий неудачник. И когда, собственно, древляне казнили князя, причем это была ритуальная казнь, по сути дела, его жена оказалась в очень тяжелом положении. Ей, собственно, было даже предложено выйти замуж за древлянского князя, сохранив свой как бы статус такой, великой княгини. Но мы видим княгиню Ольгу не просто как жестокую правительницу – я сейчас не буду рассказывать о тех казнях, которые она очень даже не просто изощренно, а именно духовно провела – она была женщиной, которая очень тонко и точно чувствовала духовный мир, даже будучи язычницей. И вот последовательно ее казни, которым она подвергла древлян, должны были однозначно показать, что киевские боги сильнее и в земле, и в воздухе, и в огне – собственно это было религиозное действие. Мы видим, что сражение проходило, тогда она сражалась буквально в духовном мире, безусловно, языческом. Она, может быть, о Христе что-то знала, слышала, но это никак ее в тот момент не касалось. Но это не могла, то есть вот то, что сделала тогда княгиня Ольга, во-первых, не могла сделать женщина слабая, не волевая, не обладающая таким колоссальным чутьем правителя. И, с другой стороны, это не могла бы сделать женщина, которая не обладала бы духовным чутьем. А Ольга обладала этим вполне, и тем и другим. И то что она в конце своей жизни пришла к христианству, и не просто пришла – она ведь могла покреститься где-нибудь тихонечко в одной из киевских церквей, которые тогда уже были, а то что она ездила в Константинополь, в Царьград, то где она приняла святое крещение, это ж целая – представьте себе, сейчас-то в Константинополь съездить, даже в условиях отсутствия всех карантинных мероприятий – целая история. Я, например, не был. А она была. И по тем временам это сложное, долгое путешествие, да на старости лет – да зачем? То есть ей все это было очень важно. Ей был важен ее духовный путь собственный, ей важен был духовный поиск и, вероятно, очень важна была духовная свобода и понимание того, что духовные процессы, они происходят не по принуждению. И именно поэтому, мне кажется, она оставила свободу своему сыну. Не знаю, могла ли она как-то на него повлиять или не могла в тот момент. Мы знаем, что он только посмеивался, не запрещая ей, но и не соглашаясь, не принимая ее религиозных исканий.

М. Борисова

– Учитывая личность самой княгини, и учитывая, что она осталась вдовой, когда ему было два года, и достаточное количество лет правила практически самовластно, и когда он уходил в какие-то очередные свои военные походы, оставалась тоже на правлении, я думаю, что у нее была возможность повлиять на сына.

Протоиерей Максим

– Да, но она, наверное, пыталась на него повлиять. И неслучайно ее причислили к лику святых, первоначально ее поминали, по-моему, как блаженная княгиня Ольга, а впоследствии, сейчас по крайней мере, она во всех месяцесловах поминается как равноапостольная. Это значит, что ее собственное крещение не было просто ее личным или частным делом. Это значит, что действительно она очень многое сделала для того, чтобы христианство стало для Руси своим. Другой вопрос, что да, в условиях как бы язычества мы видим, насколько язычество глубоко укоренено в жизни народа. Мы, с одной стороны, это видим по тому, как долго на Руси продолжалось в том числе так называемое двоеверие, когда языческие обычаи, корни, представления в веках никуда не девались, а продолжали так или иначе быть важными для народа. Мы видим, как легко язычество прорывается вновь в людях, которые никогда и не были язычниками – что это такое естественное, первоначальное, такое магическое, что называется, движение души каждого человека. И мы на примере княгини Ольги видим, насколько важен свободный путь ко Христу, и что без этого, в общем, все наши усилия, то есть невозможно просто рассказать, если в человеке не происходит духовная работа. Вот вы сказали, что мы со своей проповедью обращаемся часто неумело к нашим родным, близким, друзьям – если в них эта внутренняя работа не совершается, то мы для них будем либо просто смешными, либо вообще буквально врагами. Это должно быть всегда, наше слово должно ложиться на уже подготовленную почву. Если этого не происходит, то оно и остается бессильным.

М. Борисова

– Спасибо огромное за эту беседу. В эфире была программа «Седмица». С вами были Марина Борисова. И клирик храма Сорока мучеников Севастийских в Спасской слободе, протоиерей Максим Первозванский. Слушайте нас каждую субботу. До свидания.

Протоиерей Максим

– Храни Господь.

Друзья! Поддержите выпуски новых программ Радио ВЕРА!
Вы можете стать попечителем радио, установив ежемесячный платеж. Будем вместе свидетельствовать миру о Христе, Его любви и милосердии!
Мы в соцсетях
******
Слушать на мобильном

Скачайте приложение для мобильного устройства и Радио ВЕРА будет всегда у вас под рукой, где бы вы ни были, дома или в дороге.

Слушайте подкасты в iTunes и Яндекс.Музыка

Другие программы
Места и люди
Места и люди

В мире немало мест, которые хотелось бы посетить, и множество людей, с которыми хотелось бы пообщаться. С этими людьми и общаются наши корреспонденты в программе «Места и люди». Отдаленный монастырь или школа в соседнем дворе – мы открываем двери, а наши собеседники делятся с нами опытом своей жизни.

Материнский капитал
Материнский капитал
Дети - большие и подросшие – как с ними общаться, как их воспитывать и чему мы можем у них научиться? В программе «Материнский капитал» Софья Бакалеева и ее гости рассуждают о главном капитале любой мамы – о наших любимых детях.
Мудрость святой Руси
Мудрость святой Руси
В программе представлены короткие высказывания русских праведников – мирян, священников, монахов или епископов – о жизни человека, о познании его собственной души, о его отношениях другими людьми, с природой, с Богом.
Стихи
Стихи
Звучат избранные стихотворения поэтов 19 – начала 20 веков о любви и дружбе, о временах года и праздниках, о лирическом настроении и о духовной жизни, о молитве, о городской жизни и сельском уединении.

Также рекомендуем