Москва - 100,9 FM
* Поделиться
Евангелие от Марка, Глава 13, стихи 24-31

24 Но в те дни, после скорби той, солнце померкнет, и луна не даст света своего,

25 и звезды спадут с неба, и силы небесные поколеблются.

26 Тогда увидят Сына Человеческого, грядущего на облаках с силою многою и славою.

27 И тогда Он пошлет Ангелов Своих и соберет избранных Своих от четырех ветров, от края земли до края неба.

28 От смоковницы возьмите подобие: когда ветви ее становятся уже мягки и пускают листья, то знаете, что близко лето.

29 Так и когда вы увидите то сбывающимся, знайте, что близко, при дверях.

30 Истинно говорю вам: не прейдет род сей, как всё это будет.

31 Небо и земля прейдут, но слова Мои не прейдут.

Читает и комментирует Евангелие от Марка, Глава 13, стихи 24-31 (прот. Павел Великанов)
8-21

Спас в силах. 2001 г. (С.Ржаницына)

Мк., XIII, 24-31 (прот. Павел Великанов)

24 Но в те дни, после скорби той, солнце померкнет, и луна не даст света своего,
25 и звезды спадут с неба, и силы небесные поколеблются.
26 Тогда увидят Сына Человеческого, грядущего на облаках с силою многою и славою.
27 И тогда Он пошлет Ангелов Своих и соберет избранных Своих от четырех ветров, от края земли до края неба.
28 От смоковницы возьмите подобие: когда ветви ее становятся уже мягки и пускают листья, то знаете, что близко лето.
29 Так и когда вы увидите то сбывающимся, знайте, что близко, при дверях.
30 Истинно говорю вам: не прейдет род сей, как всё это будет.
31 Небо и земля прейдут, но слова Мои не прейдут.

Комментирует протоиерей Павел Великанов.

Перед нами — яркое описание пришествия Дня Господня — и здесь евангелист Марк находится вполне в русле представлений межзаветной литературы. Именно в это время широко распространились «апокалипсисы» — апокрифические тексты, которые красочно описывали грядущий День Господень — когда Бог непосредственно войдёт в историю человечества и установит Своё Царство, наступит новый век славы Божией. Те образы, которые мы слышим у евангелиста Марка — о померкшем солнце, об упавших звёздах, грядущем на облаках Мессии, об ангелах, собирающих со всех концов земли избранных — всё это вполне привычные образы, не раз повторявшиеся и у ветхозаветных пророков, и в различных апокалипсисах. С точки зрения иудеев, этот мир был однажды испорчен грехопадением — и уже никакому «ремонту», восстановлению не подлежит. Его участь — быть уничтоженным до самого основания — и только после этого Бог сможет создать «новое небо» и «новую землю», в которых уже не будет ничего, связанного с грехом. Одним словом, этот мир обречён.

Христианство не отказалось от идеи Дня Господня — только здесь под Сыном Человеческим, грядущим на царство, уже понимается Христос Спаситель. Можно в подробностях разбирать схожесть и различие между иудейскими представлениями о Дне Господнем и христианским видением Второго и Страшного Пришествия Христа — но мне хотелось бы внимание обратить на нечто другое, имеющее не столь отдалённую перспективу.

Итак, и ветхозаветное иудейство, и вслед ему христианство утверждают, что этот мир «подлежит огню», полному уничтожению — только после чего появится новое бытие, чуждое греха и несовершенства. Какие из этого можно сделать выводы? Самый первый и самый очевидный — то, что и относиться к этому миру можно — и даже должно — вполне пренебрежительно — зачем его пытаться сделать лучше, когда он в своём корне отравлен грехом? Такая точка зрения вполне распространена, и не только среди радикально настроенных подвижников. Всё — тлен, всё — суета, всё — преходяще и поэтому — неважно.

Но этому ли нас учит Евангелие? Зачем Богу было становиться человеком, — реальным, из плоти и крови, который ел и пил, смотрел на горы и долины, слушал пение птиц и ночную тишину — если всё это — безнадёжно проклято? Мы подошли к очень важному вопросу: как правильно христианину относиться к этому, временному и материальному, миру?

Я бы предложил такой образ. Представьте себе молодую мать, которая смотрит на своего полугодовалого сыночка, и думает: «Вот, скоро он вырастет, потом куда-нибудь уедет из дома, про меня забудет — а в старости вообще помрет! И что мне о нём так заботиться — когда всё равно — у всех один и тот же конец!» Такие мысли юной мамочки заставляют задуматься — а всё ли у неё в порядке? А теперь представим иную ситуацию: уже другая мама всё время живёт воспоминаниями — ах, каким же ты был милым, когда тебе было год — пять- или десять лет! И как же ты повзрослел — или постарел теперь! Она сохраняет первые локоны младенца, отпечатки его ручек и ножек, пинеточки, игрушки — всё то, что — как ей кажется — будет помогать воспроизводить минувшие времена. Это — другая крайность. Здоровое, правильное отношение — посередине: не заглядывать ни сильно вперед, не оборачиваться назад — а радоваться тому времени и тому состоянию, которое есть в данный момент. Потому что жизнь как таковая происходит только сейчас: именно здесь принимаются все судьбоносные решения, именно сегодня закладывается фундамент будущего. В этом и заключается мощь добродетели смирения — способности мирно, с благодарностью и радостью, принимать всё то, что приносит в нашу жизнь каждый день. Не пугаться неизвестного будущего, не скорбеть о безвозвратно ушедшем прошлом — но ощущать Живого Бога действующим в текущем моменте — и всё больше возрастать в своём доверии Ему!

Друзья! Поддержите выпуски новых программ Радио ВЕРА!
Вы можете стать попечителем радио, установив ежемесячный платеж. Будем вместе свидетельствовать миру о Христе, Его любви и милосердии!