Москва - 100,9 FM
* Поделиться
Читает и комментирует Евангелие от Матфея, Глава 6, стихи 14-21 (прот. Павел Великанов)

8-17Мф., VI, 14-21 (прот. Павел Великанов)

14 Ибо если вы будете прощать людям согрешения их, то простит и вам Отец ваш Небесный,
15 а если не будете прощать людям согрешения их, то и Отец ваш не простит вам согрешений ваших.
16 Также, когда поститесь, не будьте унылы, как лицемеры, ибо они принимают на себя мрачные лица, чтобы показаться людям постящимися. Истинно говорю вам, что они уже получают награду свою.
17 А ты, когда постишься, помажь голову твою и умой лице твое,
18 чтобы явиться постящимся не пред людьми, но пред Отцом твоим, Который втайне; и Отец твой, видящий тайное, воздаст тебе явно.
19 Не собирайте себе сокровищ на земле, где моль и ржа истребляют и где воры подкапывают и крадут,
20 но собирайте себе сокровища на небе, где ни моль, ни ржа не истребляют и где воры не подкапывают и не крадут,
21 ибо где сокровище ваше, там будет и сердце ваше.

Комментирует протоиерей Павел Великанов.

Притча о блудном сыне неспроста избрана как главная тема одной из подготовительных недель перед Великим Постом. В этой трогательной истории, словно в небольшой капле воды, отражается всё содержание Евангелия. Давайте попробуем несколько внимательнее всмотреться в этот рассказ.

Жизнь в семье течёт своим чередом, пока вдруг младшему сыну не приходит на ум затребовать от родителя ту часть имения, которая должна была бы достаться ему после смерти отца. В общем-то, ситуация неслыханная. Отец ещё жив, и, вроде как, совсем не при смерти — но младший сынок наглым образом не просто просит о какой-то материальной помощи — он требует отдать ему целое состояние. Основание — только одно: я же твой сын!

Дальше происходит нечто невообразимое для патриархальной семьи. Отец, вместо того, чтобы указать сыну на его место и урезонить зарвавшегося юнца, вдруг неожиданно соглашается. Последующая история не оставляет нам ни одного шанса предположить, что отец не любил младшего ребёнка и хотел от него побыстрее избавиться. Напротив: отец прекрасно понимает, что нажитые его трудом средства будут потрачены впустую. Младший сын не имел никакого опыта управления хозяйством, да, похоже, он и не собирался использовать средства по назначению. Он хотел «пожить красиво» — а дальше — будь что будет! Позиция инфантильная, безответственная. У слушателей такое поведение отца должно было бы вызвать негодование: это же просто безумие — отдавать плоды многолетних трудов в руки юного глупца, чтобы он их спустил в блуде и пьянстве!

Первый, очень хлёсткий смысловой удар для слушателей — отец разрешает сыну быть плохим. Он не уговаривает его остаться, он не увещевает его быть бережливым и не тратить деньги впустую, он не взывает к его совести, чтобы он остался в семье — он разрешает сыну пойти тем путём, которым тот желает. По одной причине: сын уже вырос, и отец его уважает, как самостоятельного, взрослого и ответственного человека. Которого отец будет любить, несмотря ни на что. Даже в ситуации, когда сын его бросает — и даже не пытается хоть как-то смягчить горечь от такого подлого поступка. Сердце отца очень болит — возможно, он видит своего сына последний раз в жизни. Но при этом — он отдаёт ему наследство и отпускает с миром.

Второй, не менее сильный удар — ситуация с возвращением сына после позорной растраты и балансирования на грани выживания. Даже пройдя через унижения нищетой и голодом, блудный сын продолжает думать только о себе самом. Его волнует пустое брюхо, и снова он идёт к отцу не для того, чтобы просить прощения — а чтобы поудобнее устроиться. Он уже не считает себя сыном — его вполне устраивает участь наёмника. От высокого звания сына остались одни лохмотья. Он даже не надеется на возможность быть прощёным — ему куда важнее с голоду не помереть. Отец — снова всего лишь инструмент. Бесстрашная наглость и эгоизм сына — зашкаливают.

И третий, последний, разворачивающий сознание удар — это встреча с отцом. Ни слова претензии. Ни укора. Никакого осуждающего взгляда, кричащего о той боли, которая изматывала сердце отца всё время, пока сын гулял в чужих краях. Отец, словно маленький ребёнок, отбросив в сторону всю свою родительскую честь и достоинство, бежит ему навстречу, бросается на шею, обнимает, целует этого провонявшего свиным хлевом негодяя — потому что он всё равно его бесконечно любит. Он — жив, он — снова с нами, в семье, и это — самое главное! Всё остальное — значения не имеет.

Нетрудно догадаться, что отец в этой притче — это Бог, а блудный сын — это мы, люди. Да, наш Бог именно так нас и любит — как отец, с бесконечным уважением, разрешая нам быть плохими, если мы этого очень хотим. Но наша «худость», греховность — какой бы омерзительной и непростительной ни была бы в наших глазах — для Него никогда не бывает препятствием в Его любви. Бог нас любит — просто любит — а не собирается «использовать» для тех или иных целей, хоть высоких, хоть — не очень. И даже когда Он чётко видит, что мы-то к Нему относимся вполне потребительски — Он не обижается на нас, а всё равно любит. Слушает. Выполняет просьбы. Посылает неожиданные утешения. Устраивает нам праздники без всякой на то явной причины. И хочет Он от нас только одного: чтобы мы снова поверили в своё сыновство. В то, что у каждого из нас есть свой Родной Дом. Где нас так давно ждут. Где нас безусловно любят. Где никто не держит за пазухой длинный список наших грехов и предательств. Где нам бросаются на встречу со слезами радости — лишь только мы переступаем порог. Но вместо нас этот порог переступить никто не может.

Как же важно суметь придти в себя и найти последние силы, чтобы повернуться к Богу и сделать всего лишь первый шаг Ему навстречу!

Друзья! Поддержите выпуски новых программ Радио ВЕРА!
Вы можете стать попечителем радио, установив ежемесячный платеж. Будем вместе свидетельствовать миру о Христе, Его любви и милосердии!