* Поделиться
Warning: Invalid argument supplied for foreach() in /var/www/radver/data/www/radiovera.ru/wp-content/themes/radiovera/single-rv_gospel.php on line 26
Читает и комментирует протоиерей Павел Великанов.

Евангелист Иоанн сегодня рассказывает нам о решении, которое было принято синедрионом в отношении Иисуса Христа. Слухи о необычайных чудесах, совершённых Иисусом, наполнили уже всю Палестину, и еврейское общество стало ещё более неустойчивым. Мессианские чаяния и без того всякий раз будоражили людей — а появление такого яркого, харизматичного проповедника как Иисус легко могло послужить причиной нового народного восстания — потому что за Ним многие были готовы пойти на смерть. Вождям еврейского народа и без того приходилось постоянно балансировать между ненавистной римской властью и жаждущим восстания народом — потому что любая нестабильность вредила в первую очередь духовным лидерам.

И в этой непростой ситуации первосвященник Каиафа невольно изрекает пророческое слово: пусть лучше один человек — Иисус — умрет, нежели чем погибнет весь народ. Евангелист Иоанн тут же комментирует эти слова: Каиафа предсказал, что Иисус умрет не только за еврейский народ, но и за всех людей, чтобы их, как рассеянных детей Божиих, собрать воедино.

Перед нами — своего рода «формула» самого главного Таинства, которое совершается в христианских храмах — Таинства Литургии — как это ни прозвучит странно. Ведь именно в Божественной Литургии происходят эти два действия: воспоминание принесённой на Кресте Жертвы за весь человеческий род — и собрание верующих воедино. Причём это собрание — не только в плане пребывания физически в одном месте и времени. Это прежде всего собирание всего того лучшего, что есть в каждом верующем во Христа в единый мощный порыв, устремлённый к Главе Церкви — Спасителю.

К сожалению, зачастую понимание духовной жизни даже среди глубоко воцерковлённых людей сводится к выполнению ряда требований ради «обеспечения» будущего вечного блаженства. По сути — ничем не отличающийся подход в сравнении с большинством других религий. Инструментарий — да, иной, отличный. Суть — едва ли не тождественная. Но разве об этом говорил Христос, указывая, что Царство Божие — оно не в ином времени, или пространстве, или на какой-то другой планете — оно в сердце человека, здесь и сейчас. Или оно есть — или его нет. Правда, никогда не поздно начать его искать и найти. Позволю привести себе такое сравнение. Человек, у которого развит музыкальный слух, с большим удовольствием будет слушать в том числе и сложную классическую музыку в исполнении симфонического оркестра. Он будет улавливать многозвучие музыкальных инструментов, манеру исполнителей и дирижёра, тонкие оттенки игры солистов. Но если посадить в концертный зал человека, слух которого ничего, кроме грубых слов, не слышал — он быстро заскучает и в лучшем случае уснёт. Или сбежит. Так вот, следование за Христом путём Евангелия — это и есть постоянное упражнение нашего «духовного слуха», его развитие для слышания той вечной истины, которой пропитано не только Священное Писание, но и вся богослужебная жизнь Церкви. Любой артист скажет, что играть в пустом зале на репетиции — это одно дело, и совершенно другое, когда битком наполненный зал включился в течение музыкального повествования и, затаив дыхание, ожидает дальнейшего развития темы. Это и есть тот самый глубинный резонанс, который зрительный зал невидимо направляет музыкантам и заряжает их вдохновением. А те, в свою очередь, обратно возвращают слушателям их «заряд», пропустив его через свой талант и мастерство. В этот момент зрители образуют некое единство: будучи разными, они объединяются в едином порыве восторга перед звучанием музыки. Но разве не похожее происходит и в Церкви, во время Божественной Литургии? Только здесь уже происходит объединение на ещё более глубоком, нежели чем эстетическом, уровне. Приходя в храм, слушая Евангелие, проникаясь трогательными песнопениями и гимнами, вспоминая Тайную Вечерю, Крестную смерть и Воскресение Спасителя, христианин тоже становится другим: в этом состоянии радости, восторга и торжества он соединяется с остальными верующими в уникальное духовное единство — единство не вокруг музыки, но вокруг любимого всеми Христа.

И там, где это действительно происходит, можно смело сказать: да, поставленная перед Христом задача собрать «расточенных чадо Божиих воедино» — выполняется сполна.

Дай Бог, чтобы каждый наш храм был именно таким — местом, где всякий найдёт свою точку входа в единое для всех Царство Небесное, которое — всегда с нами!