Москва - 100,9 FM
* Поделиться
Евангелие от Марка, Глава 15, стихи 22,25,33-41

22 И привели Его на место Голгофу, что значит: Лобное место.

25 Был час третий, и распяли Его.

33 В шестом же часу настала тьма по всей земле и продолжалась до часа девятого.

34 В девятом часу возопил Иисус громким голосом: Элои! Элои! ламма савахфани? - что значит: Боже Мой! Боже Мой! для чего Ты Меня оставил?

35 Некоторые из стоявших тут, услышав, говорили: вот, Илию зовет.

36 А один побежал, наполнил губку уксусом и, наложив на трость, давал Ему пить, говоря: постойте, посмотрим, придет ли Илия снять Его.

37 Иисус же, возгласив громко, испустил дух.

38 И завеса в храме раздралась надвое, сверху донизу.

39 Сотник, стоявший напротив Его, увидев, что Он, так возгласив, испустил дух, сказал: истинно Человек Сей был Сын Божий.

40 Были тут и женщины, которые смотрели издали: между ними была и Мария Магдалина, и Мария, мать Иакова меньшего и Иосии, и Саломия,

41 которые и тогда, как Он был в Галилее, следовали за Ним и служили Ему, и другие многие, вместе с Ним пришедшие в Иерусалим.

Читает и комментирует Евангелие от Марка, Глава 15, стихи 22, 25, 33-41 (о. Стефан Домусчи)
51-6

Распятие. XV в.

Мк., XV, 22, 25, 33-41 (о. Стефан Домусчи)

22 И привели Его на место Голгофу, что значит: Лобное место.

25 Был час третий, и распяли Его.

33 В шестом же часу настала тьма по всей земле и продолжалась до часа девятого.
34 В девятом часу возопил Иисус громким голосом: Элои! Элои! ламма савахфани? - что значит: Боже Мой! Боже Мой! для чего Ты Меня оставил?
35 Некоторые из стоявших тут, услышав, говорили: вот, Илию зовет.
36 А один побежал, наполнил губку уксусом и, наложив на трость, давал Ему пить, говоря: постойте, посмотрим, придет ли Илия снять Его.
37 Иисус же, возгласив громко, испустил дух.
38 И завеса в храме раздралась надвое, сверху донизу.
39 Сотник, стоявший напротив Его, увидев, что Он, так возгласив, испустил дух, сказал: истинно Человек Сей был Сын Божий.
40 Были тут и женщины, которые смотрели издали: между ними была и Мария Магдалина, и Мария, мать Иакова меньшего и Иосии, и Саломия,
41 которые и тогда, как Он был в Галилее, следовали за Ним и служили Ему, и другие многие, вместе с Ним пришедшие в Иерусалим.

Комментирует священник Стефан Домусчи.

Многие думают что все религии на самом деле говорят об одном и том же. Существуют довольно распространенные образы, как, например, образ горы, к вершине которой идут разные дорожки, дорожки сравнивают с религиями, а вершину с Богом.

Конечно тот, кто попытается разобраться, увидит, что на самом деле отличие религии одной от другой дело совершенно не внешнее. Внешне религии как раз религии во многом похожи: практически к каждой есть храмы, есть священники, разделение на монахов и мирян, посты есть праздники, есть то, что называется молитвой и коленопреклонением... Если же мы посмотрим на то, как различные религии понимают Бога, как человека, как их взаимоотношения... У нас не останется сомнений в том, что они отличаются друг от друга с самым коренным образом.

Естественно, что различий много, но можно с уверенностью сказать, что в сегодняшнем чтении мы услышали об одном из самых важных. В нем, конечно, нет прямого сравнения религий друг с другом, тем более нет никаких противопоставлений... Однако, на вопрос как Бог относится к человеку и насколько может приблизиться к его боли дан ответ в своем роде совершенно исключительный.

Дело в том, что обратившись к миру религий мы увидим, что большинство тех, что принято называть восточными вообще не признают существования личностного Бога, с которым можно было бы вступить в общении, к которому можно было бы обратиться, стремясь получить утешение... Наконец, которого можно было бы любить и от которого можно было бы ждать любви. Мир возникает и существует как иллюзия.

Западные религии, к которым принадлежит и христианство и, которые традиционно называются авраамическими, напротив, говорят о Боге, как о существе личностном, о том, Кто творит мир осознано, ставит для Него определенные цели и ведет человечество к их исполнению. Но все это управление, все призывы и угрозы могут остаться лишь внешним воздействием. И только Христианство утверждает, что Бог не просто очень близок к человеку, не просто слышит все, о чем тот говорит или думает... Нет. Христианство утверждает, что Бог становится человеком и разделяет с ним реальность земной жизни. Причем не только ее радости, но и ее страдания, не только рождение и взросление, но и саму смерть.

Многие знают, что в какой-то предельной глубине, человек существо одинокое, причем особенно перед лицом страданий и смерти. Разделяя с теми, кому Он стал братом, тяготы жизни, Бог, по своему человечеству, проходит одиночество и тяжесть смерти. Перед последним вздохом, в девятом часу от восхода солнца, а по нашему времени в три часа дня, Христос возопил громким голосом: «Боже Мой! Боже Мой! для чего Ты Меня оставил»?

Неизреченным и таинственным образом, став человеком и говоря от лица человеческого, Христос входит в опыт нашей богооставленности. Хотя Он и не бывает оставлен Богом совершенно, однако Божество в Нем умаляется до предела... Предела истощания и любви. И нет никакого подобного Ему иного Бога, который настолько любил бы свое творение, что готов был бы воплотиться, жить и умереть, ради того, чтобы разделить с нами не только нашу смерть, но воскреснув, разделить с нами опыт своего Богосыновства, сделав нас причастниками своего Божественного Естества.

Друзья! Поддержите выпуски новых программ Радио ВЕРА!
Вы можете стать попечителем радио, установив ежемесячный платеж. Будем вместе свидетельствовать миру о Христе, Его любви и милосердии!