* Поделиться
Читает и комментирует Евангелие от Луки. Глава 4, стихи 16-22 (прот. Павел Великанов)

OL-XMByeNY4Лк., 13 зач., IV, 16-22 (прот. Павел Великанов)

16 И пришел в Назарет, где был воспитан, и вошел, по обыкновению Своему, в день субботний в синагогу, и встал читать.
17 Ему подали книгу пророка Исаии; и Он, раскрыв книгу, нашел место, где было написано:
18 Дух Господень на Мне; ибо Он помазал Меня благовествовать нищим, и послал Меня исцелять сокрушенных сердцем, проповедовать пленным освобождение, слепым прозрение, отпустить измученных на свободу,
19 проповедовать лето Господне благоприятное.
20 И, закрыв книгу и отдав служителю, сел; и глаза всех в синагоге были устремлены на Него.
21 И Он начал говорить им: ныне исполнилось писание сие, слышанное вами.
22 И все засвидетельствовали Ему это, и дивились словам благодати, исходившим из уст Его, и говорили: не Иосифов ли это сын?

Комментирует протоиерей Павел Великанов.

Ситуация, о которой нам повествует евангелист Лука, была вполне обычной для синагоги эпохи Второго храма. Действительно, как такового жёсткого регламента чтения текстов Писания не было, и поэтому нет ничего странного в том, что Иисус Сам выбирает, что прочитать и истолковать.

В пророчестве Исайи, которое было прекрасно известно слушателям как одно из ярких мессианских мест, описывается Мошиах – причём речь идёт от

первого лица. Евангелист акцентирует внимание читателей на том, что когда чтение было завершено, в синагоге повисла тишина: все ждали, что же дальше скажет Иисус. Этот интерес был не случаен: вокруг личности Иисуса с каждым днём клубилось всё больше различных слухов – и для тех, кто давно Его знал ещё ребёнком, очень хотелось услышать от Него Самого подтверждение или же опровержение неоднозначных разговоров. Ответ Иисуса необычен. Он прямо говорит, что «ныне» – это пророчество исполнилось. И дальше следует реакция окружающих: они оказываются в непростой ситуации – с одной стороны, невозможно отрицать силу благодати, которая явным образом исходит от Иисуса, с другой – но ведь это же сын плотника Иосифа, которого все прекрасно знали? Какой же это Мессия?

Перед нами – ситуация острого конфликта между реальностью и человеческими представлениями. Сердца находившихся в синагоге однозначно подтверждают: да, этот Иисус – исключительный человек! Но как только подключается рациональный анализ, утверждение сердца уничтожается напрочь: нет, Мессией сын плотника точно быть не может! Было бы большой ошибкой думать, что в такой ситуации жители Назарета оказались по причине своей какой-то исключительной греховности, помрачённости рассудка или крайнего неблагочестия. Зачастую многие из нас оказываются в похожих ситуациях, когда между сердечным чувством и утверждениями ума создаётся острейшее напряжение. И возникает непростой вопрос: кому из них доверять? Сердцу или уму? Как правило, мы выбираем ум. Потому что послушаться сердца нам зачастую представляется очень опасным: а вдруг это не глубокое интуитивное озарение, а просто какая-то сердечная блажь? а друг это не чувство, а случайная эмоция, непонятно чем вызванная? С умом в этом плане гораздо легче: он тотчас представляет нам целый ворох аргументов, созданный им же самим, который убеждает нас в необходимости послушаться именно его. А у сердца – какая может быть аргументация? рациональная? которая по определению – в руках противоборствующей стороны?

Само состояние расстроенности единства между умом и сердцем – одно из следствий грехопадения, отдаления человека от Бога. Мы знаем, насколько легко и споро делается что угодно, когда «сердце горит», и ум не противоречит ему, а в полном согласии с ним выполняет свою инструментальную функцию. Но, увы, это бывает нечасто. Соединение ума с сердцем, возвращение некогда утерянного единства – это одна из важнейших задач христианской жизни. Каким образом можно этого достичь?

Первое – это очищение сердца от страстей, ложных глубинных ориентиров, из-за которых сердце может обманываться само себя. «Сердце чисто созижди во мне, Боже»! Но это может произойти только тогда, когда внутри появляется неоспоримое свидетельство Духа, однозначный критерий, который сразу показывает: вот это – страсть, обманка – а вот это – подлинное, искреннее чувство. «И дух прав обнови во утробе моей!» Значит, первостепенно значение в этом важном деле возвращения целостности принадлежит именно молитве – в которой не только ум, но и сердце учатся быть устремлёнными к Богу – и постепенно начинают «дружить» друг с другом! Помоги же нам, Господи, научиться гармонии между разумом и сердцем, чтобы как можно реже оказываться в мучительном состоянии внутреннего конфликта!