* Поделиться
Евангелие от Матфея, Глава 9, стихи 1-8

01 Тогда Он, войдя в лодку, переправился обратно и прибыл в Свой город.

02 И вот, принесли к Нему расслабленного, положенного на постели. И, видя Иисус веру их, сказал расслабленному: дерзай, чадо! прощаются тебе грехи твои.

03 При сем некоторые из книжников сказали сами в себе: Он богохульствует.

04 Иисус же, видя помышления их, сказал: для чего вы мыслите худое в сердцах ваших?

05 ибо что легче сказать: прощаются тебе грехи, или сказать: встань и ходи?

06 Но чтобы вы знали, что Сын Человеческий имеет власть на земле прощать грехи,- тогда говорит расслабленному: встань, возьми постель твою, и иди в дом твой.

07 И он встал, взял постель свою и пошел в дом свой.

08 Народ же, видев это, удивился и прославил Бога, давшего такую власть человекам.

Читает и комментирует протоиерей Павел Великанов.

Сегодняшнее чтение при поверхностном взгляде легко может нас побудить к одному неправильному выводу: что Иисус, увидев, с каким недоверием и недоброжелательством относятся к Нему на родине, обиделся и не захотел там совершать чудес. Но на самом ли деле это так? мог ли Иисус обижаться? и что такое вообще — обида — так хорошо знакомая каждому из нас? И если мы знаем, что Христос мог гневаться — почему тогда Он не мог бы и «пообижаться» на иудеев? Разве они этого не заслужили?

Да, это наша, человеческая логика. Чаще всего мы именно так и поступаем, оказавшись в схожей ситуации недопонимания или откровенного игнорирования. Но почему же Христос ведёт Себя совсем иначе? В чём радикальная разница между нашим поведением — и реакцией Иисуса?

Для начала давайте разберёмся, а что же такое — обида? Как правило, любая обида — это затаённая месть слабого. Кто-то сделал нам больно — и мы хотим вернуть другому эту боль — но не можем. Человек рад был бы сказать своему начальнику всё, что он о нём думает — да не может, за своё место держится. Но внутри всё кипит — а выход дать нельзя. Зато можно обидеться. Стать «жертвой» этого нехорошего человека. И пусть тогда начальник чувствует себя виноватым. И пусть терзается в догадках, что именно он сделал неправильно, что на него так сильно обиделись. То есть, пусть хотя бы так помучается. Перед нами — классическая манипуляция обидой, которой пользуются все, от мала до велика. В основе обиды — глубоко сидящие претензии, которые питаются гордыней — абсолютной уверенностью в собственной правоте и непогрешимости.

И вот теперь мы можем понять, почему Христос ни на кого не обижался. Даже когда имел — с нашей, человеческой точки зрения — все основания для обиды. Ещё раз повторим определение обиды: затаённая месть слабого. Во-первых, в Иисусе — и об этом свидетельствует всё Евангелие — не было ничего «затаённого». То, что было внутри — тотчас оказывалось и на поверхности, выражалось вовне. Когда Ему было жаль сестёр Лазаря — Он плакал. Когда Ему не нравилось, как Его ученики вместо поддержки заснули — Он прямо им об этом сказал. То есть, «затаивать» что-то в глубине души — это совсе не про Него.

Второе — а именно месть — по отношению к Иисусу выглядит просто смешно. Когда в Гефсиманском саду, в момент ареста, Петр выхватил нож, чтобы оказать сопротивление — Спаситель с горечью сказал: или ты думаешь, что Я не могу тотчас привлечь легионы ангелов для защиты? Но как же тогда исполнится воля Небесного Отца?

И, наконец, третье — то, что касается «слабости». Мы нигде не видим Иисуса как «слабого». Даже когда Он стоит перед Пилатом, оплёванный, униженный, избитый, — у жестокого, видавшего виды римского военачальника Иисус вызывает искренний восторг: Вот это — Человек! Христос не становится беспомощным, даже когда висит на Кресте в предсмертных муках. Он свободно идёт на смерть — и никто Его к этому не вынуждает. Он может сойти с Креста, остановить весь этот кошмар — но Он любит Отца и верен Ему до самого конца.

Как же научиться не обижаться? Для этого научиться сразу, при появлении первых признаков обиды, честно ответить себе на всего лишь один вопрос: я слабый, мстительный и злопамятный — или же, напротив, сильный и великодушный?