* Поделиться
Читает и комментирует Мк., 51 зач., XI, 23-26 (прот. Павел Великанов)

c66e637921df6ef5847ec8fec67920b9Мк., 51 зач., XI, 23-26 (прот. Павел Великанов)

23 имейте веру Божию, ибо истинно говорю вам, если кто скажет горе сей: поднимись и ввергнись в море, и не усомнится в сердце своем, но поверит, что сбудется по словам его,- будет ему, что ни скажет.
24 Потому говорю вам: всё, чего ни будете просить в молитве, верьте, что получите,- и будет вам.
25 И когда стоите на молитве, прощайте, если что имеете на кого, дабы и Отец ваш Небесный простил вам согрешения ваши.
26 Если же не прощаете, то и Отец ваш Небесный не простит вам согрешений ваших.

Комментирует протоиерей Павел Великанов.

Мысль, которую мы слышали сейчас из чтения евангелиста Марка, кажется совсем простой: хочешь, чтобы Бог тебя простил — сам научись прощать обидчиков, и тогда и Бог станет слышать твои молитвы и исполнять их. Казалось бы, о чем тут ещё можно говорить — и так всё просто и понятно!

Но почему-то всякий раз, как только пытаешься выполнить эти простые заветы Иисуса на практике, входишь в какой-то внутренний ступор, и снова всё получается совсем не так, как следовало бы. В чем же причина? Почему мы с таким трудом прощаем других — и это при том, что искреннее прощение открывает нам поистине безграничные возможности в общении с Богом?

Давайте попробуем посмотреть на наши «непрощения». Отказ простить — это утверждение права иметь те или иные претензии к человеку, с требованием определённого «выкупа» или «компенсации». «Я готов тебя простить, если ты...» — и дальше следуют условия. Они могут быть выполнимыми — или невыполнимыми в принципе — но дело вовсе не в них. Главное в непрощении — это установление власти над другим человеком благодаря той обиде, которая была нанесена — или была «надумана» обидевшимся. Одним словом, обида — это всегда манипуляция. Чаще всего — непознаваемая как таковая, но суть от этого не меняется. И как только «обидчик» согласился на наши «условия» — наша самость, наше Эго ставит внутри себя большой жирный «плюсик»: ай да Я, ай да молодец! То есть, отказ простить — «просто так отпустить и забыть» — это всегда ложная попытка утвердить собственную значимость в своих же глазах — но только за счет другого. Пребывание в обиде превращает нас в «несчастную жертву», а обидчика — в «плохого человека»: а с жертвы — какой спрос? Она и так уже несчастна! В обиженном его «Эго» раздувается до фантастических размеров: ещё бы, ведь «обидчик» — мнимый или реальный — посмел поставить под сомнение нашу важность и значимость! И мы стремительно раздуваем вокруг себя огромный пузырь обиды, чтобы показать: мы себе цену знаем, и такого отношения не потерпим!

Беда в том, что в какой-то момент человек настолько привыкает к этому «пузырю» из обид, что уже не мыслит себя другим: он отождествил себя с обидой, сросся, сроднился с ней — и избавиться от обиды — то же, что и оторвать кусок от собственного сердца. Когда личность становится «одной большой обидой» — она стремительно превращается в «нежить», фантом, призрак — которому уже нет места среди живых, радостных, счастливых.

Из этих психологических игр Христос призывает нас выходить без всяких раздумий. Он говорит: перед Богом все ваши претензии друг ко другу — смешны. Вы ежедневно, ежесекундно пользуетесь бесчисленным множеством благ, которые Бог даёт вам просто так, ни за что — но при этом вы так любите мелочиться и скупердяйничать в отношениях друг с другом! У Бога всего много — и Он готов давать вам что угодно — Ему не жалко — лишь бы только вы научились любить, а не обладать. Ведь каждая обида — это своего рода «крюк», которым мы пытаемся «ухватиться» за другого, «прихватить» его покрепче, чтобы можно было им управлять. Обрубите эти «канаты», разрешите другим быть такими, как они сами хотят — и вы к своему удивлению обнаружите, что и в вашей жизни воздуха и свободы стало ещё больше!

Научи же нас, Господи, всякий раз, когда появляется щемящее чувство обиды, быстро определять её — и с лёгкостью, без сомнения, отрывать ещё один кусочек «самости», чтобы обиде нечем было питаться!