* Поделиться
Читает и комментирует Евангелие от Луки, Глава 9, стихи 49-56 (о. Дмитрий Барицкий)
452px-John_at_patmos_n.novgorod

Иоанн Богослов на Патмосе
(икона, XVII век, Нижний Новгород).

Лк., 48 зач., IX, 49-56 (о. Дмитрий Барицкий)

49 При сем Иоанн сказал: Наставник! мы видели человека, именем Твоим изгоняющего бесов, и запретили ему, потому что он не ходит с нами.
50 Иисус сказал ему: не запрещайте, ибо кто не против вас, тот за вас.
51 Когда же приближались дни взятия Его от мира, Он восхотел идти в Иерусалим;
52 и послал вестников пред лицем Своим; и они пошли и вошли в селение Самарянское; чтобы приготовить для Него;
53 но там не приняли Его, потому что Он имел вид путешествующего в Иерусалим.
54 Видя то, ученики Его, Иаков и Иоанн, сказали: Господи! хочешь ли, мы скажем, чтобы огонь сошел с неба и истребил их, как и Илия сделал?
55 Но Он, обратившись к ним, запретил им и сказал: не знаете, какого вы духа;
56 ибо Сын Человеческий пришел не губить души человеческие, а спасать. И пошли в другое селение.

Комментирует священник Дмитрий Барицкий.

Отрывок, который мы только что услышали, предлагает нам два эпизода из евангельской истории. Оба связаны с учениками Спасителя.

В первом они жалуются Учителю на человека, который, как им казалось, претендовал на то, чтобы использовать ту силу, какую он, по их мнению, не должен был иметь. Логика учеников понятна и очень житейски оправдана: он не ходит со Христом, не делит с Ним все тягости пути, какое тогда право при помощи Его имени он творит чудеса, изгоняет бесов? Так поступают самозванцы и воры: используют то, что им не принадлежит в своих целях.

Во втором эпизоде ученики возмущаются уже другому поводу. Самаряне, ближайшие родственники евреев, не позволяют им передохнуть после долгого утомительного пути. Действительно, есть чему возмущаться, ведь законы гостеприимства, тем более на востоке, никто не отменял. Это все равно, что пройти мимо умирающего от жажды и не напоить его. Негодование апостолов настолько велико, что они даже предлагают Спасителю поступить, как некогда поступил древний пророк Илия, наказать наглецов, свести на них огонь с неба.

Обе реакции апостолов очень по-человечески понятны и близки каждому из нас. Они обусловлены врожденным каждому понятию о справедливости. Согласно ему, плохой поступок требует наказания. И лучше, чтобы суд совершился как можно быстрее. Должен же быть порядок вокруг.

Однако в ответ Христос призывает учеников не торопиться и даже упрекает их: «Не знаете, какого вы духа». То есть, не понимаете, что та житейская логика, которая побуждает вас принять такие решения, противоречат той, согласно которой действует в этой жизни Бог. В основе нашего мироздания Он положил не закон справедливости. Ведь если было бы так, кто как ни Творец мог бы в мгновение ока навести идеальный порядок в этом мире? Причем взять под контроль не только внешние поступки людей, но, поскольку видит помыслы каждого из нас, словно надзиратель бить человека по рукам, как только в его сердце шевельнется мало-мальски дурное впечатление или самая незначительная паршивая мыслишка. Однако Господь не делает этого. Не делает, жертвуя тем идеальным порядком, который мог бы тогда наступить вокруг. Почему? Потому что в основу жизни Им положен закон снисхождения, милости и любви, с которой Он относится даже к самому закоренелому грешнику. Причем любви до того, что Бог делит с нами все тяготы этой жизни, страдания и умирает мучительно смертью на кресте.

В первую очередь именно к соблюдению этого закона Христос призывает Своих учеников и каждого из нас. А если все же столкнувшись с несправедливостью, которая направлена лично против нас, у нас нет сил следовать закону Христову и душа жаждет возмездия, то научимся хотя бы предоставлять своих обидчиков им самим и Богу. Как говорил об этом свт. Феофан Затворник: «пусть неверы идут своею дорогою, а верующие своею. Есть Бог, Который всех разберет в свое время. О них жалеть и молиться надобно; надо желать, чтобы они познали истину и изыскивать случаи намекнуть им о ней, а когда гласно станут нападать на истину, дать им отпор любовный, но вразумительный — и довольно».