* Поделиться
Читает и комментирует Евангелие от Луки, Глава 4, стихи 22-30 (еп. Феоктист (Игумнов)
Codex_Bruchsal_1_01v_cropped

Спас Вседержитель. Фрагмент росписи Брушальского кодекса, Германия.

Лк., IV, 22-30 (еп. Феоктист (Игумнов)

22 И все засвидетельствовали Ему это, и дивились словам благодати, исходившим из уст Его, и говорили: не Иосифов ли это сын?
23 Он сказал им: конечно, вы скажете Мне присловие: врач! исцели Самого Себя; сделай и здесь, в Твоем отечестве, то, что, мы слышали, было в Капернауме.
24 И сказал: истинно говорю вам: никакой пророк не принимается в своем отечестве.
25 Поистине говорю вам: много вдов было в Израиле во дни Илии, когда заключено было небо три года и шесть месяцев, так что сделался большой голод по всей земле,
26 и ни к одной из них не был послан Илия, а только ко вдове в Сарепту Сидонскую;
27 много также было прокаженных в Израиле при пророке Елисее, и ни один из них не очистился, кроме Неемана Сириянина.
28 Услышав это, все в синагоге исполнились ярости
29 и, встав, выгнали Его вон из города и повели на вершину горы, на которой город их был построен, чтобы свергнуть Его;
30 но Он, пройдя посреди них, удалился.

Комментирует епископ Городищенский Феоктист.

Христос Спаситель упоминает об очищении от проказы некоего сирийца Неемана. Историю этого человека описывает Четвертая книга Царств. Нееман был военным начальником, отличался множеством полезных для военного дела талантов, но при этом он был прокажённым. Пленная израильская девочка посоветовала ему побывать у пророка в Самарии, чтобы исцелиться. Заручившись поддержкой сирийского царя и взяв множество подарков Нееман отправился в Самарию, но не к пророку, а к царю. Царь воспринял визит Неемана как предлог для развязывания войны, ведь он сам не мог никого исцелить. Пророк Елисей вызвался помочь и отправил Неемана семь раз омыться в Иордане. Это возмутило сирийца. Ему такое омовение показалось слишком обыденным, ведь у него дома, в Сирии, есть реки, они точно такие же, как и Иордан! Нееман ожидал, что Елисей помолится и возложит на него свои руки, но ничего подобного не было. Тем не менее, рабы Неемана сумели уговорить его сделать так, как сказал пророк. Он омылся в Иордане и стал совершенно здоров. Далее книга Царств рассказывает историю попытки Неемана расплатиться с пророком и то, как один из слуг Елисея решил обманом получить награду, от которой отказался его господин. Во всей этой истории прослеживается особое действие Бога и особый промысел о Неемане. Сам же он колебался между сомнением и доверием. В конечном итоге доверие пророку Елисею победило и благодаря этому сириец вылечился. В Священном Писании Нееман упоминается всего два раза: в истории своего исцеления и в беседе Христа Спасителя с жителями Назарета. Про вдову из Сарепты Сидонской мы знаем, что она проявила милость к пророку Илие и можем проследить строгую зависимость между ее добрым сердцем и наградой от Бога, которую она получила через пророка. В случае же Нееманом увидеть из текста Библии нечто подобное не получается. Оба эти случая связывает нечто иное: милость Божия, явленная иноплеменникам, а не израильтянам. Очевидно, что такие эпизоды священной истории отнюдь не радовали потомков Иакова по крови, потому как они выбивались из понятной канвы в рамках которой Бог должен творить Свои милости исключительно в отношении израильтян. Вера в нашем понимании здесь ни при чем. Но Христос настаивает: вера является главным условием живого и действенного участия Бога в жизни человека. Не вера в собственную исключительность и не вера в Бога как такового, а вера в человека, в то, что человек может быть орудием в руках Бога и что через него Бог может творить Свои чудеса. В высшем же смысле это вера в Христа Воплотившегося. Именно ее не было в Назарете и именно о ней говорит Спаситель через ветхозаветные примеры проявления силы Божией через пророков.