* Поделиться
Читает и комментирует Евангелие от Луки, Глава 7, стихи 1-10 (прот. Павел Великанов)
800px-S._Apollinare_Nuovo_Paralitico

Исцеление расслабленного в Капернауме.

Лк., 29 зач., VII, 2-10 (прот. Павел Великанов)

2 У одного сотника слуга, которым он дорожил, был болен при смерти.
3 Услышав об Иисусе, он послал к Нему Иудейских старейшин просить Его, чтобы пришел исцелить слугу его.
4 И они, придя к Иисусу, просили Его убедительно, говоря: он достоин, чтобы Ты сделал для него это,
5 ибо он любит народ наш и построил нам синагогу.
6 Иисус пошел с ними. И когда Он недалеко уже был от дома, сотник прислал к Нему друзей сказать Ему: не трудись, Господи! ибо я недостоин, чтобы Ты вошел под кров мой;
7 потому и себя самого не почел я достойным прийти к Тебе; но скажи слово, и выздоровеет слуга мой.
8 Ибо я и подвластный человек, но, имея у себя в подчинении воинов, говорю одному: пойди, и идет; и другому: приди, и приходит; и слуге моему: сделай то, и делает.
9 Услышав сие, Иисус удивился ему и, обратившись, сказал идущему за Ним народу: сказываю вам, что и в Израиле не нашел Я такой веры.
10 Посланные, возвратившись в дом, нашли больного слугу выздоровевшим.

Комментирует протоиерей Павел Великанов.

В нескольких строках евангелист Лука живописует перед нами очень интересную историю, в которой пересекается несколько сюжетных линий. Первое, что обращает на себя внимание — это настойчивая просьба, почти требование, иудейских старейшин к Иисусу, чтобы Он пришёл и исцелил слугу римского сотника. Сама по себе ситуация неординарная: ведь сотник и его слуга — язычники, к тому же ещё и оккупанты. Но при этом старейшины уверяют Иисуса, что сотник «достоин» — потому что «любит народ» и «построил нам синагогу». Откровенно говоря, посещение Иисусом дома римлянина в любых других обстоятельствах могло стать причиной для скандала: ведь иудеям запрещалось входить в места проживания неверных, которые не только не придерживались запретов иудаизма в плане пищи и других вопросов ритуальной нечистоты, но и могли иметь дома изображения языческих божеств, и даже небольшие алтари для жертвоприношений. Перед нами — удивительная ситуация, когда значимость сотника для иудеев оказывается гораздо сильнее, чем религиозные запреты: они готовы допустить саму возможность зайти Иисусу в дом язычника, лишь бы только помочь ему.

Второй не менее важный момент — это поступок самого сотника. Когда он узнал, что Иисус уже недалеко, он направляет к Нему своих друзей с необычной просьбой: нет необходимости подвергать себя смущению в связи с неизбежным нарушением запрета входить в жилище язычника — достаточно сказать слово — и слуга выздоровеет.

Третье, на что следует обратить внимание — это реакция Самого Иисуса на эти слова. Евангелист пишет, что Он — «удивился»: «И в Израиле не нашел Я такой веры»!

Неизбежен вопрос: каким образом могло так случиться, что чуждый истинной веры римлянин оказался в духовном плане несоизмеримо выше иудейских духовных лидеров, которые привыкли считать себя «эталонами» веры?

Ответ лежит на поверхности: этот римлянин даже с точки зрения иудейских старейшин «достоин». И этим словом всё сказано: его «достоинство» оказывается настолько очевидным окружающим, что вопрос о допустимости нарушения религиозных запретов даже не стоит.

Мы видим, как «достоинство» сотника находит своё выражение в том числе в уважении к правилам чужой веры: даже находясь в критической ситуации, когда срочно требуется помощь, он всё равно не хочет становится причиной смущения совести иудеев. Одним словом, перед нами — просто очень хороший и добрый человек, умеющий любить других, несмотря на все различия.

Едва ли сегодня мы часто встречаем это слово — «достоинство». Как правило, мы вспоминает о нём, когда кто-то наносит нам оскорбление — и начинаем искать основания, чтобы обидеться или же отомстить. «Задели моё достоинство» — обычно говорится в таких случаях. Но это — «отрицательная» сторона. А вот о «положительной» стороне достоинства в нашей современной культуре как-то не особо и принято говорить: «достоинство» воспринимается словно нечто, приплывшее к нам из рыцарских романов, полустёртых историй аристократов и дворян. Задай вопрос на улице случайному прохожему — «а в чём твоё достоинство?» — и, скорее всего, ответа получим не скоро. Если бы мы спросили о чём угодно — об успешности, о здоровье, о счастье в личной жизни, о религиозной принадлежности — да и о многом другом — ответ получили бы незамедлительно. А вот с «достоинством» — проблемы: необходимость его сегодня настолько неочевидна, что надо включать мозг и придумывать, «моделировать», ситуацию, в которой о достоинстве придётся вспомнить.

Нормально это или нет? Мне кажется, что вымывание из жизни таких понятий, как честь и достоинство, приводит к утрате тонких, почти невидимых нитей, которые только и связывают людей в настоящее, а не мнимое, единство. Ведь достоинство проистекает из осознания значимости любой человеческой жизни, вне зависимости от её праведности или греховности. Христианство утверждает, что источник человеческого достоинства — это заложенный в каждом образ Божий, уникальное во всей Вселенной воплощение в теле, душе и духе отблесков Божественной славы, Его красоты, мудрости и доброты. Мы «достойны» и «славны» не потому, что такие «хорошие», а потому, что прекрасен Тот, Кто нас такими задумал и создал.

О если бы мы вспоминали о достоинстве почаще, особенно когда на языке уже крутится злое браное слово, а сердце пылает яростью! Ведь только у действительно «достойного» человека могут быть пределы и границы, которые он никогда не будет переступать — даже если к этому его кто-то подталкивает!