* Поделиться
Евангелие от Луки, Глава 9, стихи 51-56

51 Когда же приближались дни взятия Его от мира, Он восхотел идти в Иерусалим;

52 и послал вестников пред лицем Своим; и они пошли и вошли в селение Самарянское; чтобы приготовить для Него;

53 но там не приняли Его, потому что Он имел вид путешествующего в Иерусалим.

54 Видя то, ученики Его, Иаков и Иоанн, сказали: Господи! хочешь ли, мы скажем, чтобы огонь сошел с неба и истребил их, как и Илия сделал?

55 Но Он, обратившись к ним, запретил им и сказал: не знаете, какого вы духа;

56 ибо Сын Человеческий пришел не губить души человеческие, а спасать. И пошли в другое селение.

Евангелие от Луки, Глава 10, стихи 22-24

22 И, обратившись к ученикам, сказал: всё предано Мне Отцем Моим; и кто есть Сын, не знает никто, кроме Отца, и кто есть Отец, не знает никто, кроме Сына, и кому Сын хочет открыть.

23 И, обратившись к ученикам, сказал им особо: блаженны очи, видящие то, что вы видите!

24 ибо сказываю вам, что многие пророки и цари желали видеть, что вы видите, и не видели, и слышать, что вы слышите, и не слышали.

Читает и комментирует протоиерей Павел Великанов

Сегодняшнее чтение приоткрывает нам ещё одну удивительную черту Христа Спасителя – Его безусловную любовь к каждому человеку. О же рассказывает нам евангелист Лука?

Итак, Иисус вместе с учениками отправляется из Галилеи в Иерусалим. Самый короткий путь – через Самарию – однако иудеи предпочитали окружную дорогу. Самаряне ненавидели иудеев, и эта неприязнь была взаимной. Когда евреев угнали в Вавилонский плен, их города заняли переселенцы. Потом они смешались с иудеями, и так появилась эта народность – самарян – самим фактом своего существования очень раздражавшие иудеев. Вражда между иудеями и самарянами носила ярко выраженный религиозный характер: самаряне не только более терпимо относились к языческим культам, но и построили себе на горе Гаризим храм – своего рода альтернативу Иерусалимскому. Самим фактом своего существования самаряне ставили под сомнение однозначность богоизбранничества еврейского народа. Самаряне утверждали, что именно Гаризим – и есть та самая гора, на которой Авраам был готов принести в жертву своего сына, Исаака. Именно здесь, в центре обетованной земли, на горе Гаризим по завету Моисея – как говорится во Второзаконии – происходило благословение еврейского народа после бегства из Египта. Самаряне утверждали, что их Пятикнижие и есть подлинное, а иудеи его существенно переписали. Когда в 128 г. до Рождества Христова иудейский царь Гиркан вторгся в Самарию, он сравнял с землёй храм самарян, надеясь тем самым уничтожить «самарянскую ересь». Одним словом, ненависть была настолько сильной, что при случайной встрече они брезгливо отворачивались друг от друга. Неудивительно, что когда иудей появлялся в Самарии, это нередко заканчивалось для него плохо, вплоть до убийства.

Теперь, с учётом контекста, нетрудно понять, почему на вопрос учеников о возможности переночевать Иисусу в самарянском селении был получен категорический отказ. Сердца апостолов охвачены яростью, расгорячённые, они готовы в религиозном порыве обратиться к Богу, чтобы низвести огонь и сжечь этих предателей и врагов – но в ответ на своё предложение из уст Христа они слышат нечто невообразимое.

Иисус категорически запрещает им не только так поступать, но и думать в таком ключе. Сын Человеческий пришёл не губить души, а спасать. Нетрудно догадаться, какая буря бушевала в сердцах учеников, когда они услышали такое! Спасать – кого? – этих предателей, еретиков и проклятых врагов – самарян? Да, и не только их – но и всех тех, кто для правоверного иудея вообще едва ли человек – язычников, богоотступников, людей, совершивших смертный грех и обречённых на казнь – спасать вообще любого человека, вне зависимости от религиозной принадлежности, социального статуса или цвета кожи.

Как важно научиться смотреть на Христа не через призму православной или вообще христианской культуры – а так, как Его может увидеть мусульманин, или какой-нибудь австралийский абориген. Человек с совершенно иными культурными кодами и традициями. Что он найдёт интересного и нужного для него в христианстве? Просто другую религию? Другие обряды и обычаи? Другие этические требования? Или же найдёт Христа – Который – над этим всем? Почему мы так легко забываем, что Спаситель Сам по Себе и есть наша единственная, самая главная ценность – о которой мы так редко задумываемся, заполняя свою жизнь множеством инструментов, но не понимая, для чего они все нужны?

Помоги же нам, Господи, почаще задавать себе этот вопрос: а чем Христос, в Которого я верую, может быть интересен для человека совершенно другой культурной традиции!