Москва - 100,9 FM
* Поделиться
Евангелие от Матфея, Глава 5, стихи 20-26

20 Ибо, говорю вам, если праведность ваша не превзойдет праведности книжников и фарисеев, то вы не войдете в Царство Небесное.

21 Вы слышали, что сказано древним: не убивай, кто же убьет, подлежит суду.

22 А Я говорю вам, что всякий, гневающийся на брата своего напрасно, подлежит суду; кто же скажет брату своему: "рака"*, подлежит синедриону**; а кто скажет: "безумный", подлежит геенне огненной.

23 Итак, если ты принесешь дар твой к жертвеннику и там вспомнишь, что брат твой имеет что-нибудь против тебя,

24 оставь там дар твой пред жертвенником, и пойди прежде примирись с братом твоим, и тогда приди и принеси дар твой.

25 Мирись с соперником твоим скорее, пока ты еще на пути с ним, чтобы соперник не отдал тебя судье, а судья не отдал бы тебя слуге, и не ввергли бы тебя в темницу;

26 истинно говорю тебе: ты не выйдешь оттуда, пока не отдашь до последнего кодранта.

Читает и комментирует протоиерей Павел Великанов.

По сей день находятся люди, которые смотрят на Христа как на революционера – который перевернул с ног на голову ветхозаветные предписания, разрушил установления Закона Моисея и на этих руинах создал собственную, новую религиозную систему. То, что мы только что слышали у евангелиста Матфея, помогает избежать такого глубоко ошибочного мнения. Христос – совсем не революционер. Он не противостоит ни закону, ни обычаям, ни даже фарисейскому подходу к благочестию. Он всего лишь правильно расставляет акценты и отказывается возводить на пьедестал то, что является всего лишь инструментарием – а не объектом поклонения. В каком смысле праведность простых людей могла превзойти праведность книжников и фарисеев? Ведь само по себе это утверждение – абсурдно: фарисеи были религиозной элитой, книжники – учёной аристократией, куда обычному человеку доступ был практически невозможен? Однако речь здесь о чем-то ином – и это раскрывают следующие строки. Своими словами Христос объясняет не то, как следует применять тот или иной закон – чем постоянно и занимались книжники и фарисеи – а указывает на самое существо, на суть того или иного предписания. Убивать законом запрещено: тот, кто нарушит этот запрет, осуждается как преступник. Всё вроде бы просто и понятно. Но каждый из нас знает, что убивать можно не только оружием, но и словом, и отношением, и даже безразличием! Однако всё это с формальной точки зрения не является нарушением закона: человек-то вроде бы как и жив, и на теле его нет никаких ран или ушибов – а то, что ему и жизнь-то немила – так это его проблемы! Именно против такого формального, безжизненного прочтения Закона и выступает Спаситель. Главное, вокруг чего выстраиваются запреты и указания Закона – благо человека как носителя образа Божия, уникального существа во всей Вселенной, способного к непосредственному Богообщению. Но для Бога отношения между людьми настолько значимы, что пока люди находятся в состоянии вражды, не примиряются друг с другом – ни о каком Богообщении и речи быть не может. Ближний – это единственный мост, по которому только и можно двигаться к Небесам, к Всевышнему. Да, он шаткий, ненадёжный, требующий постоянного ремонта и поновления, его нельзя оставить без внимания ни на минуту – чтобы не рухнуть – но другого моста нет. В послании апостола Иоанна Богослова эта мысль выражена очень ярко: как можно любить Бога, Которого не видишь – и тут же ненавидеть твоего брата, которого видишь и который рядом с тобой? Вот почему одно из однозначных условий участия человека в Таинстве Причащения – примирение с ближними. Не будет толка от Божественных Таинств, если в душе – обида и претензии, гонор и злоба. В таком состоянии к Чаше – ни в коем случае приступать нельзя!

Друзья! Поддержите выпуски новых программ Радио ВЕРА!
Вы можете стать попечителем радио, установив ежемесячный платеж. Будем вместе свидетельствовать миру о Христе, Его любви и милосердии!