Помочь радио
* Поделиться
Евангелие от Матфея, Глава 4, стихи 18-23

18 Проходя же близ моря Галилейского, Он увидел двух братьев: Симона, называемого Петром, и Андрея, брата его, закидывающих сети в море, ибо они были рыболовы,

19 и говорит им: идите за Мною, и Я сделаю вас ловцами человеков.

20 И они тотчас, оставив сети, последовали за Ним.

21 Оттуда, идя далее, увидел Он других двух братьев, Иакова Зеведеева и Иоанна, брата его, в лодке с Зеведеем, отцом их, починивающих сети свои, и призвал их.

22 И они тотчас, оставив лодку и отца своего, последовали за Ним.

23 И ходил Иисус по всей Галилее, уча в синагогах их и проповедуя Евангелие Царствия, и исцеляя всякую болезнь и всякую немощь в людях.

Читает и комментирует протоиерей Павел Великанов.

Если мы внимательно посмотрим на то, как были призваны Петр, Андрей, Иаков и Иоанн, нетрудно заметить: Иисус их всех «увидел». Казалось бы, ну и что здесь такого? Увидел — и увидел! Мало ли кого мы видим ежедневно — и что?

Но евангелист не просто так употребил одно и то же слово — увидеть, узреть. Ведь Иисус не проводил кастинг кандидатов в Свои ученики, не устраивал продолжительных собеседований, не требовал рекомендательных писем — Ему было достаточно одного: увидеть человека — и сразу становилось понятно: да, он будет учеником!

В какой-то мере мы приближаемся к понятию того, что описывает евангелист, когда мы... влюбляемся. Мы могли годами быть знакомым с человеком — или, напротив, встретить его впервые — и тут вдруг — мы его «увидели». Не в том смысле, что «увидели» что-то необычное, но — с позволения сказать, мы «прозрели» его суть — зачастую неописуемую — и вот именно то, что глубоко скрыто под всеми внешними проявлениями — образом, языком, манерами и прочим — вдруг оказывается гораздо сильнее, чем всё то, что на поверхности. Можно даже сказать, что нас «пронзает» эта приоткрывшаяся глубина — и мы «поражены» в самое сердце. И после этого нам безразлично — насколько человек безупречен в тех или иных чертах характера, или внешности, или своих интеллектуальных способностях, или насколько его привычки и интересы схожи с нашими. Всё это — вторично, а главным оказывается та очень тонкая, словно паутинка, нить — протянутая между двумя в глубине. И так среди множества людей появляется «он» или «она» — особые, выделенные, исключительные.

Нам не стоит печалиться, что не было нас тогда рядом со Христом, когда Он увидел будущих апостолов. Потому что Бог «видит» нас с самого нашего рождения — и по сей день. Видит именно так, как мы, когда влюбляемся — Он прозревает нашу сокровенную глубину, и радуется ей, несмотря на все наши грехи, ошибки, недостатки. Он видит в нас то, в чем мы зачастую боимся даже самим себе признаться: мы — не какие-то космические сироты, а Его, родные, любимые, исключительные дети!

Как же важно учиться у Бога смотреть на каждого человека таким глубоким, проникающим в самое существо, любящим взглядом!