* Поделиться
Евангелие от Марка, Глава 4, стихи 1-9

01 И опять начал учить при море; и собралось к Нему множество народа, так что Он вошел в лодку и сидел на море, а весь народ был на земле, у моря.

02 И учил их притчами много, и в учении Своем говорил им:

03 слушайте: вот, вышел сеятель сеять;

04 и, когда сеял, случилось, что иное упало при дороге, и налетели птицы и поклевали то.

05 Иное упало на каменистое место, где немного было земли, и скоро взошло, потому что земля была неглубока;

06 когда же взошло солнце, увяло и, как не имело корня, засохло.

07 Иное упало в терние, и терние выросло, и заглушило семя, и оно не дало плода.

08 И иное упало на добрую землю и дало плод, который взошел и вырос, и принесло иное тридцать, иное шестьдесят, и иное сто.

09 И сказал им: кто имеет уши слышать, да слышит!

епископ Феоктист Игумнов Читает и комментирует епископ Переславский и Угличский Феоктист.

Если в самом начале Своей проповеди Христос учил в синагогах, то здесь мы видим, что Он вышел за пределы зданий и начал учить на открытой местности, в данном случае — с лодки. Вызывает улыбку довольно неуклюжая фраза апостола Марка — «Он вошел в лодку и сидел на море», но она показывает, что даже вне синагоги, вне традиционного места для проповеди, Христос оставался верен традиции и учил сидя, а не стоя. Именно такова была иудейская традиция того времени. Вместе с переходом из синагоги под открытое небо Господь Иисус Христос перешел и к новому методу обучения — Он начал говорить притчами. До этой притчи — о сеятеле — в Евангелии от Марка притчи не встречаются. В притчах через иллюстрации из обыденной жизни становятся понятны возвышенные духовные истины. Дело тут не только в том, что у людей разные способности к понимаю чего бы то ни было, но еще и в том, что ни в каком человеческом языке нет достаточного словарного запаса для выражения этих истин. О них безошибочно возможно говорить лишь языком притч. Это будет максимальное приближение к истине. Кроме того, Христос был далеко не первым из тех, кто использовал притчи, так делали многие израильские проповедники. Притчи были столь же традиционны, как и сидячее положение во время произнесения назиданий.

В притче о сеятеле обращает на себя внимание одна важная, но малозаметная деталь, которая, к сожалению, утрачена как в церковнославянском, так и синодальном русском переводах: когда речь идет о семени, которое по тем или иным причинам погибло, о нем говорится в единственном числе — «иное упало при дороге...», «иное упало на каменистое место...», а там, где Господь говорит о семени, которое дало обильные всходы, стоит множественное число — не «иное упало на добрую землю», а «иные упали на добрую землю». Во-первых, так сказано в оригинальном греческом тексте. А во-вторых, это логично: сеятель, все же, умеет сеять и знает, что делает, он не раскидывается зернами, лишь некоторые зерна попадают не туда, куда надо. Но самое важное вовсе не это, а то, что Христос вовсе неслучайно начал свои притчи именно с этой. Ему было необходимо ободрить апостолов перед тем, как они отправились на самостоятельную проповедь. И потому, не приносящие плод семена — не правило, а исключение. Во всяком случае, с апостольской проповедью было именно так. Но тем не менее, несмотря на значительный успех апостольской миссии, им необходимо было мужество и терпение. Апостолы и все их последователи должны быть реалистами и понимать, что далеко не всегда проповедь Христа Спасителя принесет ожидаемые плоды. Но тем не менее, действовать нужно так, как действовал апостол Павел: он «сделался для всех всем, чтобы спасти по крайней мере некоторых» (1 Кор. 9:22).