* Поделиться
Евангелие от Марка, Глава 2, стихи 18-22

18 Ученики Иоанновы и фарисейские постились. Приходят к Нему и говорят: почему ученики Иоанновы и фарисейские постятся, а Твои ученики не постятся?

19 И сказал им Иисус: могут ли поститься сыны чертога брачного, когда с ними жених? Доколе с ними жених, не могут поститься,

20 но придут дни, когда отнимется у них жених, и тогда будут поститься в те дни.

21 Никто к ветхой одежде не приставляет заплаты из небеленой ткани: иначе вновь пришитое отдерет от старого, и дыра будет еще хуже.

22 Никто не вливает вина молодого в мехи ветхие: иначе молодое вино прорвет мехи, и вино вытечет, и мехи пропадут; но вино молодое надобно вливать в мехи новые.

Читает и комментирует священник Дмитрий Барицкий.

В иудейской традиции важную роль среди огромного количество различных ритуальных предписаний играл пост. Это было время строгого ограничения себя в пище. Время траура и скорби. По мысли иудеев сам внешний вид человека должен был свидетельствовать о его глубоком покаянии и сокрушении о грехах. Ведь именно они разлучили человека и Бога. С другой стороны, пост — период, когда подчеркивалось идея напряженного ожидания прихода Мессии. Поэтому нарушить пост считалось кощунством. Ведь это один из столпов, на котором покоится все здание благочестия иудейской религии. Не постишься, значит не хочешь, чтобы Бог посетил твой народ. Не хочешь, чтобы исполнились те обетования о пришествии Спасителя, которые Господь дал предкам.

В ответ на эти упреки Господь заявляет: радуйтесь. Наконец-то наступил тот момент, которого вы так ждали. Бог пришел. Сам, лично. А потому, о каком посте, о какой скорби может идти речь? Это время веселия, торжества. И действительно, находится рядом со Христом и соблюдать пост, как его понимала иудейская традиция, — то же самое, что сидеть с мрачным видом во время свадебного торжества, ничего не есть и не пить. Вот, что хочет сказать Спаситель в ответ на упрек Своих недругов.

Господь имеет в виду не только пост, но и весь ритуал в целом. После пришествия Бога на землю, он перестал играть центральную роль. Содержание Евангельской вести невозможно втиснуть в старые ритуальные формы. Это все равно, что к ветхой одежде пришивать заплатку из новой ткани. Постираешь, заплатка сядет и вся работа насмарку. Ветхозаветная религия с ее ритуальной махиной должна уйти в прошлое. Для той радости, которую принес Господь, необходимы новые меха, новые формы.

Как же так, спросим мы? Ведь в христианской Церкви также есть множество ритуальных предписаний. Да, действительно. Но в отличие от иудейской религии они имеют здесь совершенно иное значение. Их роль второстепенна. Само по себе их исполнение не ведет к спасению человека, как представляли себе это иудеи. Акцент в христианстве делается не на механическом воспроизведении ритуального устава, а на правильной организации внутренней, душевной жизни человека. Вся наша церковная дисциплина, наши посты, молитвенные бдения, разного рода ограничения и предписания — всего лишь вспомогательный инструмент, который помогает нам осуществлять эту работу. При их помощи мы придаем своей душе новую форму, делаем ее более эластичной и гибкой. Одним словом подходящей для того, чтобы однажды в нее влили ароматное, выдержанное вино Божественной благодати.