* Поделиться
Евангелие от Луки, Глава 5, стихи 33-39

33 Они же сказали Ему: почему ученики Иоанновы постятся часто и молитвы творят, также и фарисейские, а Твои едят и пьют?

34 Он сказал им: можете ли заставить сынов чертога брачного поститься, когда с ними жених?

35 Но придут дни, когда отнимется у них жених, и тогда будут поститься в те дни.

36 При сем сказал им притчу: никто не приставляет заплаты к ветхой одежде, отодрав от новой одежды; а иначе и новую раздерет, и к старой не подойдет заплата от новой.

37 И никто не вливает молодого вина в мехи ветхие; а иначе молодое вино прорвет мехи, и само вытечет, и мехи пропадут;

38 но молодое вино должно вливать в мехи новые; тогда сбережется и то и другое.

39 И никто, пив старое вино, не захочет тотчас молодого, ибо говорит: старое лучше.

епископ Феоктист Игумнов Читает и комментирует епископ Переславский и Угличский Феоктист.

В отличие от руководителей различных религиозных партий древнего Израиля, Христос не налагал на Своих последователей каких бы то ни было особых обременений. Кроме когда-то сказанного ученикам «следуй за Мной» ничего другого не было. Этот факт немало смущал внимательно следивших за Ним фарисеев, книжников и саддукеев. Мы видим, что они не выдерживают и задают мучающий их вопрос напрямую: почему Христовы ученики едят и пьют? Почему они ведут жизнь, лишенную пищевых ограничений? В ответ Спаситель приводит три кратких притчи, каждая из которых призвана проиллюстрировать одну и ту же мысль: пришедшее со Христом время требует нового образа жизни и нового служения Богу, не по привычному всем Христовым современникам иудейскому закону. Очевидно, что последняя фраза — «И никто, пив старое вино, не захочет тотчас молодого, ибо говорит: старое лучше» — призвана доказать ту же самую мысль. Но что она означает? Ведь старое — иудейский закон, а новое — закон евангельский. А здесь Христос Сам говорит, что старое — лучше, иудейское лучше христианского. Но, конечно, это не Его слова, а лишь цитата, которую Он воспроизводит. Не Он говорит, а говорят те, кто испив строго вина, не хочет нового. Почему же старое, по их мнению, лучше? Потому что в области религиозных традиций люди чрезвычайно консервативны, в этом вопросе любой человек особенно привязан к прошлому и чуждается какой-либо новизны. Никак не комментируя различные современные тенденции и дискуссии внутри российского православного сообщества, замечу, что убедиться в религиозной консервативности довольно просто: интернет дает богатую пищу для размышлений по этому вопросу. К примеру, в отношении богослужебного языка у нас идет давняя и нескончаемая дискуссия, если же кто-то решится совершать богослужение на русском, а не на церковнославянском и сообщит об этом широкой публике, то в большинстве своем эта самая публика вовсе не обрадуется, такой священник будет подвергнут жесткой критике. Точно такая же картина и в отношении любого другого отклонения от устоявшейся нормы. Христос Спаситель прекрасно понимал, что Его современники придерживаются привычки, старого, надежного, известного и испытанного, они вовсе не торопятся открывать себя новому во Христе, потому что новое всегда влечет за собой перемены, а перемены пугают. Всем знакомы слова о переменах, которых мы ждем, а когда они наступают, «вдруг нам становится страшно что-то менять». Но без радикальных перемен невозможно прийти ко Христу. К счастью, нам нет необходимости менять все, так, как должны были изменить современники Христа. Мы уже в Церкви, разговор о том или ином прочтении традиции — сущий пустяк в сравнении с тем, что приходилось переживать благочестивым иудеям, если они решались идти вслед Благой Христовой вести. Но вместе с этим нам надо помнить, что вечная проблема соотношения консерватизма и новаторства разрешается только жизнью во Христе и в Святом Духе.