* Поделиться
Евангелие от Иоанна, Глава 19, стихи 25-27

25 При кресте Иисуса стояли Матерь Его и сестра Матери Его, Мария Клеопова, и Мария Магдалина.

26 Иисус, увидев Матерь и ученика тут стоящего, которого любил, говорит Матери Своей: Жено! се, сын Твой.

27 Потом говорит ученику: се, Матерь твоя! И с этого времени ученик сей взял Ее к себе.

Евангелие от Иоанна, Глава 21, стихи 24-25

24 Сей ученик и свидетельствует о сем, и написал сие; и знаем, что истинно свидетельство его.

25 Многое и другое сотворил Иисус; но, если бы писать о том подробно, то, думаю, и самому миру не вместить бы написанных книг. Аминь.

епископ Феоктист Игумнов Читает и комментирует епископ Переславский и Угличский Феоктист.

Сегодня Церковь совершает празднование в честь апостола и евангелиста Иоанна Богослова. Евангельское чтение взято из написанного им Евангелия и говорит о самом апостоле. Именно через него Господь Иисус Христос усыновил все человечество Своей Пречистой Матери. Этот момент — центральный в этом отрывке и можно предположить, что он же один из главных моментов во всей жизни апостола Иоанна. Но прочтение Церковью эпизода с поручением апостола Иоанну заботы о Пресвятой Богородице как усыновления Ей всего человечества сформировалось не сразу, это плод многовекового молитвенного осмысления роли Божией Матери в спасении человечества. Первоначальный же смысл здесь совсем иной. Дело в том, что согласно иудейским обычаям того времени, умирающий мужчина должен был сделать распоряжение касательно правового статуса своих родственниц. Такое распоряжение было необходимым в обществе, где судьба женщин всецело зависела от воли мужчин. Жена, которая потеряла мужа; дочь, лишившаяся отца; мать, у которой умер единственный сын: все женщины, оказавшиеся в подобном положении, поступали на иждивение мужчин, как правило, своих родственников. Однако умирающий должен был дать указания об этом. Обычно, родственники уважали волю умершего и поступали так, как он завещал. Сам по себе этот эпизод служит косвенным подтверждением того факта, что у Марии не было других детей, а те люди, которых Евангелие называет братьями Иисуса — дети Его нареченного отца Иосифа, но не Его Матери.

Толкование поручения заботы о Божией Матери апостолу Иоанну как усыновления Ей всех верующих во Христа стало преобладать ближе к второму тысячелетию по Рождестве Христовом. Причем, первоначально такое прочтение было характерно для святых Западной Церкви, которая в то время была еще в единстве с Церковью Востока, со временем учение об усыновлении Пресвятой Богородице в лице Иоанна Богослова всей Церкви выросло в часть официальной церковной доктрины Католической церкви. Чуть позже такое же прочтение сегодняшних евангельских слов было принято и на Востоке. А еще через какое-то время оно стало преобладающим. К примеру, так считали известнейшие святые позапрошлого века — святитель Филарет Московский и праведный Иоанн Кронштадский. Первый из них в своем слове на Успение Пресвятой Богородицы сказал так: «не одного ученика Своего дает Он Ей в сына, чтобы Она успокоена была его сыновним служением, но всех учеников Своих, всех православно верующих христиан дает Он Ей в сыны и дщери, чтобы они пользовались Ее материнским попечением». Иоанн Кронштадский выразил ту же самую мысль еще более четко: «Ибо в лице Иоанна Богослова это сказано и нам, христианам. Да Она действительно есть нежнейшая, благопромыслительная, всесвятая и к святости нас, чад Своих, направляющая Мать наша». Так сегодня относится к Божией Матери Церковь и так призывает относиться всех христиан.