Помочь радио
* Поделиться
Евангелие от Иоанна, Глава 14, стихи 1-11

01 Да не смущается сердце ваше; веруйте в Бога, и в Меня веруйте.

02 В доме Отца Моего обителей много. А если бы не так, Я сказал бы вам: Я иду приготовить место вам.

03 И когда пойду и приготовлю вам место, приду опять и возьму вас к Себе, чтобы и вы были, где Я.

04 А куда Я иду, вы знаете, и путь знаете.

05 Фома сказал Ему: Господи! не знаем, куда идешь; и как можем знать путь?

06 Иисус сказал ему: Я есмь путь и истина и жизнь; никто не приходит к Отцу, как только через Меня.

07 Если бы вы знали Меня, то знали бы и Отца Моего. И отныне знаете Его и видели Его.

08 Филипп сказал Ему: Господи! покажи нам Отца, и довольно для нас.

09 Иисус сказал ему: столько времени Я с вами, и ты не знаешь Меня, Филипп? Видевший Меня видел Отца; как же ты говоришь, покажи нам Отца?

10 Разве ты не веришь, что Я в Отце и Отец во Мне? Слова, которые говорю Я вам, говорю не от Себя; Отец, пребывающий во Мне, Он творит дела.

11 Верьте Мне, что Я в Отце и Отец во Мне; а если не так, то верьте Мне по самым делам.

Читает и комментирует священник Антоний Борисов.

Английский писатель Джон Толкин известен большинству читателей благодаря роману-трилогии «Властелин колец» и повести «Хоббит». Но есть в его наследии и другие произведения. Одно из них, пусть и краткое, но очень глубокое — рассказ «Лист кисти Ниггля». В нем повествуется о художнике Ниггле — талантливом, добром, но совершенно не собранном человеке. Всю свою жизнь Ниггль писал одну единственную картину, но постоянно отвлекался по пустякам. В итоге, так он и умер, оставив дело своей жизни неоконченным. В дальнейшем рассказ повествует о посмертной участи художника — о том, как он осознал ошибки, преодолел себя и, наконец, получил возможность поселиться в прекрасной стране, похожей на ту картину, которую Ниггль писал всю свою жизнь. Только, к удивлению художника, его прекрасное произведение было завершено и доведено до совершенства. Естественно, всё перечисленное — плод писательской фантазии Толкина. Но, как кажется, автору удалось отчасти ответить на вопрос, который волнует многих моих знакомых. Их интересует — что из себя будет представлять Рай? Каково будет обитать в Царстве Божием. Не секрет, что многие представляют себе Небесное Царство, основываясь на фильмах или популярном искусстве. Дескать, обитатели Рая ходят в длинных белых одеяниях, имеют крылья за спиной, чтобы перелетать с облака на облако, а в руках обязательно держат арфы. Думается, что всё будет обстоять иначе. Как конкретно — не знает никто. Но сегодняшний евангельский отрывок позволяет приподнять завесу тайны. Спаситель воодушевляет двенадцать апостолов — говорит им о Царстве Божием и об их месте там. При этом Христос говорит такие слова: «В доме Отца Моего обителей много. А если бы не так, Я сказал бы вам: Я иду приготовить место вам. И когда пойду и приготовлю вам место, приду опять и возьму вас к Себе, чтобы и вы были, где Я». На основании слов Спасителя можно предположить, что Царство Божие представляет собой место, где каждый из его жителей имеет какое-то собственное место пребывания — обитель. Не думаю, что эти обители похожи на компактные квартиры в многоэтажке. Ведь апостол Павел в послании к христианам Коринфа пишет: «не видел того глаз, не слышало ухо, и не приходило то на сердце человеку, что приготовил Бог любящим Его» (1 Кор. 2,9). Таким образом, Царство Божие своей красотой и величием превосходит все наши попытки представить себе его устройство. Но ведь так хочется понять, хотя бы отчасти, каким оно будет?

Спаситель говорит в Евангелие от Луки говорит, что «Царствие Божие внутрь вас есть» (Лк. 17,21). Это наталкивает на такую мысль, которая находит подтверждение в наследии святых отцов, Царство Небесное — это гармоничное продолжение нашей земной жизни. Человек, соблюдающий заповедь любви к Богу и людям, уже здесь становится обитателем Рая. Перешагнув порог смерти, такой человек в полной мере открывает для себя реальность Царства Божия. И эта реальность, скорее всего, будет соответствовать нашей личности. Райская обитель получит отпечаток нашей уникальности — совсем, как в случае с художником Нигглем, для которого Царство Небесное приобрело очертания той прекрасной картины, что он пытался создать всю свою жизнь.