Москва - 100,9 FM
* Поделиться
Евангелие от Марка, Глава 12, стихи 18-27

18 Потом пришли к Нему саддукеи, которые говорят, что нет воскресения, и спросили Его, говоря:

19 Учитель! Моисей написал нам: если у кого умрет брат и оставит жену, а детей не оставит, то брат его пусть возьмет жену его и восстановит семя брату своему.

20 Было семь братьев: первый взял жену и, умирая, не оставил детей.

21 Взял ее второй и умер, и он не оставил детей; также и третий.

22 Брали ее за себя семеро и не оставили детей. После всех умерла и жена.

23 Итак, в воскресении, когда воскреснут, которого из них будет она женою? Ибо семеро имели ее женою.

24 Иисус сказал им в ответ: этим ли приводитесь вы в заблуждение, не зная Писаний, ни силы Божией?

25 Ибо, когда из мертвых воскреснут, тогда не будут ни жениться, ни замуж выходить, но будут, как Ангелы на небесах.

26 А о мертвых, что они воскреснут, разве не читали вы в книге Моисея, как Бог при купине сказал ему: Я Бог Авраама, и Бог Исаака, и Бог Иакова?

27 Бог не есть Бог мертвых, но Бог живых. Итак, вы весьма заблуждаетесь.

Читает и комментирует Евангелие от Марка, Глава 12, стихи 18-27 (прот. Павел Великанов)
6701010
Иисус Христос

Мк., XII, 18-27 

18 Потом пришли к Нему саддукеи, которые говорят, что нет воскресения, и спросили Его, говоря:
19 Учитель! Моисей написал нам: если у кого умрёт брат и оставит жену, а детей не оставит, то брат его пусть возьмёт жену его и восстановит семя брату своему.
20 Было семь братьев: первый взял жену и, умирая, не оставил детей.
21 Взял её второй и умер, и он не оставил детей; также и третий.
22 Брали её за себя семеро и не оставили детей. После всех умерла и жена.
23 Итак, в воскресении, когда воскреснут, которого из них будет она женою? Ибо семеро имели её женою.
24 Иисус сказал им в ответ: этим ли приводитесь вы в заблуждение, не зная Писаний, ни силы Божией?
25 Ибо, когда из мёртвых воскреснут, тогда не будут ни жениться, ни замуж выходить, но будут, как Ангелы на небесах.
26 А о мёртвых, что они воскреснут, разве не читали вы в книге Моисея, как Бог при купине сказал ему: Я Бог Авраама, и Бог Исаака, и Бог Иакова?
27 Бог не есть Бог мёртвых, но Бог живых. Итак, вы весьма заблуждаетесь.

Комментирует протоиерей Павел Великанов

Сегодня перед нами ещё одно столкновение между Иисусом и на этот раз — с саддукеями, одной из влиятельных религиозных партий иудаизма времён Христа. Как показали исследования известного востоковеда Хвольсона, именно из саддукеев были все первосвященники Второго Храма — лишь только за несколько лет перед разрушением Иерусалима они уступили место фарисеям. Поэтому вопрос, заданный саддукеями — это не просто какой-то специфически богословский вопрос, это нечто гораздо большее. Это ключевой вопрос, разделявший фарисеев и саддукеев — вопрос о воскресении.

Для саддукеев, строгих и последовательных защитников абсолютного авторитета Божественных Писаний, пространство действия Закона Моисея ограничивалось исключительно горизонтом здешней жизни. Они были решительными противниками расширительных толкований Писания, к которым любили прибегать фарисеи, и прочитывали тексты буквально. Если нет в Писании конкретных и прямых слов о грядущем воскресении — значит, никакого воскресения и не может быть в принципе. Поэтому их вопрос — это по сути, не вопрос, а логическая уловка: они переносят вполне возможную ситуацию из земной жизни в жизнь вечную и думают таким образом показать логическую несостоятельность самой концепции воскресения.

Но Иисус показывает глубокую ошибочность такого подхода. Во-первых, Писание — это прежде всего инструкция к тому, как подготовиться к вечной жизни, а не подробное описание того, что человека там ожидает. Во-вторых, проецируя земную систему координат в пространство Царства Божия, оно неизбежно упраздняется: что же это за качественно иная жизнь, если в ней те же самые земные законы?

Однако Спаситель не только показывает несостоятельность самого богословского подхода саддукеев, но и вскрывает ещё более глубокую язву: Бог — это не «шаблон», не «система понятий», не «алгоритм», по которому и действует всё бытие. Он прежде всего — Живой, и входит в общение только с живыми. И даже те, чьи тела давно уже сгнили в земле — праотцы Авраам, Исаак, Иаков — всё равно для Него живы, и эта «живость» — вовсе не «метафорическая», а вполне реальная. Как, каким образом это возможно — для нас непостижимо. Мы можем лишь поверить в это, и это не слишком сложно. Ведь всё, что существует — имеет своим источником Одного и Того же Бога. Живём ли мы, умираем ли мы — всё равно мы — в Боге. Он за пределами жизни и смерти: и то, и другое — всего лишь инструменты в Его руках, он не обусловлен ими и не зависит от них. Смерть не больше и не сильнее Бога, она — всего лишь служанка перед Ним.

Сегодняшний разговор Иисуса с саддукеями в каком-то смысле похож на диалог между врачом-анестезиологом и безграмотным дикарём. Туземец смотрит на лежащее на операционном столе неподвижное тело, с которым врачи делают, что хотят — и он абсолютно уверен, что это — труп. Но анастезиолог-то знает, что человек — жив, он всего лишь под наркозом, потому что только таким образом можно его обезболить и провести операцию для спасения его жизни. Однако объяснить это туземцу — очень непросто!

Вывод, к которому подталкивает нас сегодняшнее чтение, вот какой: не следует мерить Божественное человеческой меркой. Да, мы можем что-то сказать о Боге, о Его будущем Царстве, но надо всегда понимать, насколько далеки эти представления от той реальности, в которой очень хотелось бы оказаться. Без этого понимания своей слабости, без осознания этой интеллектуальной немощи любое, даже самое высокое и изысканное богословие перестаёт быть честным. Мы видим лишь отблески, слышим только отзвуки того, что уготовил нам Бог — но мы верим Ему, что Он нас — не подведёт, и то, что нас ожидает у Него, превосходит все наши самые смелые ожидания!

Друзья! Поддержите выпуски новых программ Радио ВЕРА!
Вы можете стать попечителем радио, установив ежемесячный платеж. Будем вместе свидетельствовать миру о Христе, Его любви и милосердии!