* Поделиться
Читает и комментирует Евангелие от Луки, Глава 20, стихи 27-44 (прот. Павел Великанов)
IkonaZapovediBlazhenGIM

Заповеди Блаженств, православная икона.

Лк., 102 зач., XX, 27-44 (прот. Павел Великанов)

27 Тогда пришли некоторые из саддукеев, отвергающих воскресение, и спросили Его:
28 Учитель! Моисей написал нам, что если у кого умрет брат, имевший жену, и умрет бездетным, то брат его должен взять его жену и восставить семя брату своему.
29 Было семь братьев, первый, взяв жену, умер бездетным;
30 взял ту жену второй, и тот умер бездетным;
31 взял ее третий; также и все семеро, и умерли, не оставив детей;
32 после всех умерла и жена;
33 итак, в воскресение которого из них будет она женою, ибо семеро имели ее женою?
34 Иисус сказал им в ответ: чада века сего женятся и выходят замуж;
35 а сподобившиеся достигнуть того века и воскресения из мертвых ни женятся, ни замуж не выходят,
36 и умереть уже не могут, ибо они равны Ангелам и суть сыны Божии, будучи сынами воскресения.
37 А что мертвые воскреснут, и Моисей показал при купине, когда назвал Господа Богом Авраама и Богом Исаака и Богом Иакова.
38 Бог же не есть Бог мертвых, но живых, ибо у Него все живы.
39 На это некоторые из книжников сказали: Учитель! Ты хорошо сказал.
40 И уже не смели спрашивать Его ни о чем. Он же сказал им:
41 как говорят, что Христос есть Сын Давидов,
42 а сам Давид говорит в книге псалмов: сказал Господь Господу моему: седи одесную Меня,
43 доколе положу врагов Твоих в подножие ног Твоих?
44 Итак, Давид Господом называет Его; как же Он Сын ему?

Комментирует протоиерей Павел Великанов.

Главная тема сегодняшнего чтения — это воскресение мёртвых. Одна из религиозных партий иудаизма — саддукеи — отрицали саму возможность воскресения из мёртвых. Они вовсе не были «атеистами» или «сверхрационалистами» в вопросах религии: напротив, они были куда более консервативнее фарисеев и считали необходимым жёстко придерживаться текстов Танаха — Ветхозаветных книг — далеко в сторону отодвигая всевозможные раввинистические толкования и интерпретации, столь любимые фарисеями. Поэтому их позиция могла выглядеть вполне обоснованной: прямо о воскресении из мёртвых в Танахе не говорится, об этом есть свидетельства только у поздних пророков — Исайи и Иеремии. При этом надо понимать, что пророческие слова — это очень многозначительные, образные выражения, где открывается широчайшее поле для любых истолкований.

На фоне известных иудеям языческих представлений о воскресении мёртвых неверие саддукеев выглядело вполне разумным. Сама идея возвращения «мертвеца» в эту жизнь была противна иудейскому мировоззрению. Для иудейского сознания труп — это предельная скверна, состояние, противоположное Божественной жизни. В древнейшем произведении шумеро-аккадской культуры «Эпосе о Гильгамеше» богиня Иштар буквально угрожает воскрешением из мертвых: «Проложу я путь в глубину преисподней, Подниму я мёртвых, чтоб живых пожирали, Станет меньше тогда живых, чем мёртвых!»

В отличие от язычников, в иудаизме времен Христа Спасителя было распространено верование в то, что мёртвые воскреснут именно в конце времён, в Судный день — то есть воскресение как таковое будет носить вселенский масштаб. Через него и праведники, и грешники получат своё воздаяние в новых телах — о которых не особо-то что понятно, какими они будут.

Поэтому спор между фарисеями и саддукеями о воскресении был вовсе не так уж прост. Что же принципиального нового открывает в этом вопросе Иисус? Он говорит в целом вполне в раввинистической традиции: о «достигших воскресения» — то есть уже о мессианской эре, о равенстве воскресших ангелам, об их достоинстве сынов Божиих, о том, что воскресшие уже не имеют нужды в браке и умереть уже не могут. В целом, здесь нет ничего принципиально необычного для слуха иудеев. Разница в другом. Иисус жизнь всех людей — и живых, и умерших, и воскресших — непосредственно «увязывает» с Богом. Для Него — все — живы. Если переводить точнее, «Ему» все живы. Вот где и лежит главный «ключ» к пониманию воскресения: это не какой-то процесс «вне» Бога, это Его дело. Поэтому всякий раз поминая Авраама, Исаака, Иакова, иудей должен понимать: это не просто историческая памятка, а обращение к Богу, в Котором эти ключевые личности еврейской истории живы и по сей день.

Вывод, к которому подталкивает слушателей Иисус, вот каков. Невозможно вместить в сознание то, что собой будет представлять воскресение из мёртвых — потому что это непостижимое дело Бога, Которого также человеческий разум понять не в состоянии. И здесь только у христиан есть существенное преимущество: мы знаем немного больше, чем все другие религии, о том, каким было воскресшее тело Христа Спасителя. Оно было одновременно и принципиально другим — и в то же самое время тождественным тому, в котором он жил на земле. Это именно то самое воскресшее тело, которое уже не умирает никогда. В отличие от всех когда бы то ни было воскрешённых в том числе и Самим Христом — потом они же все умерли, как и другие люди. Но только Христос — «первенец из мертвых», прорыв между мирами, своего рода «портал», «точка входа» в иную, новую жизнь, где всё — по-другому.

Помоги же нам, Господи, научиться доверять Тебе в тех вопросах, которые в нашу бедную голову ну никак не могут поместиться!