Москва - 100,9 FM
* Поделиться
Читает и комментирует Евангелие от Марка, Глава 9, стихи 17-31 (прот. Павел Великанов)
399px-Raffael_096

Исцеление бесноватого отрока

Мк., 40 зач., IX, 17-31 (прот. Павел Великанов)

17 Один из народа сказал в ответ: Учитель! я привел к Тебе сына моего, одержимого духом немым:
18 где ни схватывает его, повергает его на землю, и он испускает пену, и скрежещет зубами своими, и цепенеет. Говорил я ученикам Твоим, чтобы изгнали его, и они не могли.
19 Отвечая ему, Иисус сказал: о, род неверный! доколе буду с вами? доколе буду терпеть вас? Приведите его ко Мне.
20 И привели его к Нему. Как скоро бесноватый увидел Его, дух сотряс его; он упал на землю и валялся, испуская пену.
21 И спросил Иисус отца его: как давно это сделалось с ним?Он сказал: с детства;
22 и многократно дух бросал его и в огонь и в воду, чтобы погубить его; но, если что можешь, сжалься над нами и помоги нам.
23 Иисус сказал ему: если сколько-нибудь можешь веровать, всё возможно верующему.
24 И тотчас отец отрока воскликнул со слезами: верую, Господи! помоги моему неверию.
25 Иисус, видя, что сбегается народ, запретил духу нечистому, сказав ему: дух немой и глухой! Я повелеваю тебе, выйди из него и впредь не входи в него.
26 И, вскрикнув и сильно сотрясши его, вышел; и он сделался, как мертвый, так что многие говорили, что он умер.
27 Но Иисус, взяв его за руку, поднял его; и он встал.
28 И как вошел Иисус в дом, ученики Его спрашивали Его наедине: почему мы не могли изгнать его?
29 И сказал им: сей род не может выйти иначе, как от молитвы и поста.
30 Выйдя оттуда, проходили через Галилею; и Он не хотел, чтобы кто узнал.
31 Ибо учил Своих учеников и говорил им, что Сын Человеческий предан будет в руки человеческие и убьют Его, и, по убиении, в третий день воскреснет.

Комментирует протоиерей Павел Великанов.

Сегодняшнее чтение — одно из самых драматических и трогательных во всём Евангелии. Только евангелист Марк в эпизоде с исцелением бесноватого юноши приводит этот острейший, напряжённейший диалог между Иисусом и отцом больного ребёнка — «а ты сам-то, хоть сколько-то, веришь, что это в принципе возможно?» — спрашивает Спаситель. Судя по дальнейшей реакции отца, это был удар не в бровь, а в глаз. Не так-то просто вышибить слезу из взрослого мужчины, который столько лет несет тяжкий крест неизлечимо больного сына. Ответ отца может показаться абсурдным: ведь здесь рядом — два взаимоисключающих утверждения, два свидетельства о вере — и одновременном неверии: «Верую, Господи! Помоги моему неверию!» Формальный критик сморщился бы и сказал: ну вы для начала сами определитесь — либо вы верите, либо не верите. Одно из двух. Но Бог — не формалист, Он зрит вглубь, в корень, в самое сокровеннейшее в человеке. И именно эта парадоксальная фраза отца открывает нам потрясающую истину: вера — это не «тумблер»: включил — выключил, а тонкая, живая, постоянно изменяющаяся стихия жизни человеческой души.

Вера — не диагноз, а постоянный процесс, никогда не останавливающееся движение по направлению к Богу. Причем, как мы видим из нынешнего случая, это движение — совсем не линейное. В нём обязательно есть острейшие кризисы, которых не следует бояться, через которые необходимо пройти, прорваться, продраться, зачастую с очень болезненными ранами и травмами. Но не надо кризис веры пытаться разрешать только своими, человеческим силами. Чем острее кризис — тем сильнее надо кричать со слезами Тому, в Ком мы начинаем сомневаться. Просить Его. Не соглашаться с Ним. Убеждать Его. Договариваться с Ним. Вслушиваться в то, что Он предлагает. Главное — не терять контакт, общение с ним. Не замыкаться в обиде на Него. Не захлопывать дверку домашнего и уютного ада изнутри. Вера всегда похожа на хождение по тонкому канату над пропастью — где требуется не только опыт и огромное мужество, но и упрямое желание достигнуть вожделенной цели. Несмотря на то, что всё вокруг говорит против. Несмотря на то, что твой единственный сын снова валяется без сознания после приступа. Несмотря на то, что едва теплившаяся надежда раздавлена снова рухнувшим на сердце камнем неверия. И на этой грани полного отчаяния делается рывок — а я всё равно не отступлюсь, а я всё равно хочу поверить — и в этом рывке, ничем не обоснованном, последнем, бессильном, обращённом в холодную молчащую пустоту — вдруг происходит самая главная в жизни встреча — встреча с живым, любящим Отцом Небесным. Который никогда и никуда не исчезал. Стоял рядом — и внимательно следил, чтобы и эта тренировка прошла успешно!

Друзья! Поддержите выпуски новых программ Радио ВЕРА!
Вы можете стать попечителем радио, установив ежемесячный платеж. Будем вместе свидетельствовать миру о Христе, Его любви и милосердии!