* Поделиться
Читает и комментирует Евангелие от Луки, Глава 13, стихи 18-29 (прот. Павел Великанов)

438px-Mosaikikon_Bode_Berlin_2Евангелие от Луки, Глава 13, стихи 18-29.

18 Он же сказал: чему подобно Царствие Божие? и чему уподоблю его?
19 Оно подобно зерну горчичному, которое, взяв, человек посадил в саду своем; и выросло, и стало большим деревом, и птицы небесные укрывались в ветвях его.
20 Ещё сказал: чему уподоблю Царствие Божие?
21 Оно подобно закваске, которую женщина, взяв, положила в три меры муки, доколе не вскисло всё.
22 И проходил по городам и селениям, уча и направляя путь к Иерусалиму.
23 Некто сказал Ему: Господи! неужели мало спасающихся? Он же сказал им:
24 подвизайтесь войти сквозь тесные врата, ибо, сказываю вам, многие поищут войти, и не возмогут.
25 Когда хозяин дома встанет и затворит двери, тогда вы, стоя вне, станете стучать в двери и говорить: Господи! Господи! отвори нам; но Он скажет вам в ответ: не знаю вас, откуда вы.
26 Тогда станете говорить: мы ели и пили пред Тобою, и на улицах наших учил Ты.
27 Но Он скажет: говорю вам: не знаю вас, откуда вы; отойдите от Меня все делатели неправды.
28 Там будет плач и скрежет зубов, когда увидите Авраама, Исаака и Иакова и всех пророков в Царствии Божием, а себя изгоняемыми вон.
29 И придут от востока и запада, и севера и юга, и возлягут в Царствии Божием.

Комментирует протоиерей Павел Великанов.

Сквозная тема сегодняшнего чтения – это Царство Божие, которое Спаситель описывает в образах горчичного семени и закваски. Какими бы малыми и незначащими они ни казались – однако из крошечного семени вырастает крупное дерево, а закваска переквашивает воду с мукой в хорошее тесто. И далее речь идёт о неких узких вратах, только которыми и можно пройти – буквально протиснуться – в Царство Небесное. Завершается повествование краткой притчей, в которой рассказывается о некоем господине, который отказывается пустить к себе домой вроде как знакомых ему людей – но которых не может распознать сам хозяин.

Между этими, казалось бы, разнородными повествованиями есть глубинная связь. Ведь речь идёт о самом главном процессе всей человеческой жизни – подготовке к вхождению в Царствие Божие. Узкие врата – это очень понятный образ. Он сразу показывает: у каждого человека – свой путь к Богу. Невозможно «зацепиться» за чей-то опыт, и на нём успешно «прокатиться» до вожделенного Царства. Узкие врата – это единственно возможный путь: и также, как невозможно пройти сквозь них с большой поклажей, волами, ослами, лошадьми – а надо взять с собой только самое нужное – точно также движение к Богу предполагает отсечение всего, что не является жизненно необходимым. Большую ошибку делает тот, кто пытается механически переносить собственный религиозный опыт на других, убеждая, что правильно может быть только так, и никак не иначе. Особенно болезненно это происходит, когда родители пытаются навязать своим детям собственный опыт жизни с Богом – а в итоге получается, что развивается лишь стойкое неприятие всего религиозного и церковного. Заметим: Спаситель не говорит о Царстве, как о тесте – которое можно килограммами раздавать направо и налево. Он уподобляет его маленькому кусочку закваски – которая должна лишь дать правильный толчок, запустить процесс брожения – но никак не подменять его собой.

Среди воспоминаний преподобного Паисия Святогорца есть один примечательный момент. Старец рассказывал, что его мать никогда не заставляла детей молиться. Вообще. Но что бы она сама ни делала, из её уст всегда звучала очень короткое обращение к Небу. Вот она подметает пол – и слышно, как тихо она говорит: «Господи, помоги!» Вот она накрывает на стол: «Господи, благослови!» Вот она обрезает виноградную лозу: «Богородица, спаси!» Дети ещё толком ничего не понимали – но в их жизнь эта закваска молитвы столь плотно вошла – без всякого принуждения – что плоды духовной зрелости старца Паисия по сей день являются украшением всего православного мира.

Без всякого сомнения, чужой религиозный опыт важен и нужен – тем более, если это опыт реально достигнутой святости. Но относиться к нему надо точно также, как и к звуку камертона: не придёт ведь никакому музыканту в голову подменять собственное исполнение произведения – звучанием одного камертона. Он нужен только, чтобы не сфальшивить, чтобы сразу настроиться на верный лад – но дальше играть свою собственную, уникальную в этом мире, партию.

Вот о чем надо всегда помнить, когда перед нами встаёт необходимость свидетельствовать о Христе. Не красивые слова, не яркие образы, не вдохновенные речи нужны здесь – а простое звучание собственной души, которое прекрасно считывается другим человеком. И не важно, что и как будет сказано – если глубинный, внутренний настрой – действительно созвучен Христу.

Помоги же нам, Господи, внимательно следить за тем, чтобы не расстраиваться, не выпадать из гармонии Твоей Вселенской Симфонии под названием «Жизнь!»