Москва - 100,9 FM
* Поделиться
Евангелие от Иоанна, Глава 8, стихи 42-51

42 Иисус сказал им: если бы Бог был Отец ваш, то вы любили бы Меня, потому что Я от Бога исшел и пришел; ибо Я не Сам от Себя пришел, но Он послал Меня.

43 Почему вы не понимаете речи Моей? Потому что не можете слышать слова Моего.

44 Ваш отец диавол; и вы хотите исполнять похоти отца вашего. Он был человекоубийца от начала и не устоял в истине, ибо нет в нем истины. Когда говорит он ложь, говорит свое, ибо он лжец и отец лжи.

45 А как Я истину говорю, то не верите Мне.

46 Кто из вас обличит Меня в неправде? Если же Я говорю истину, почему вы не верите Мне?

47 Кто от Бога, тот слушает слова Божии. Вы потому не слушаете, что вы не от Бога.

48 На это Иудеи отвечали и сказали Ему: не правду ли мы говорим, что Ты Самарянин и что бес в Тебе?

49 Иисус отвечал: во Мне беса нет; но Я чту Отца Моего, а вы бесчестите Меня.

50 Впрочем Я не ищу Моей славы: есть Ищущий и Судящий.

51 Истинно, истинно говорю вам: кто соблюдет слово Мое, тот не увидит смерти вовек.

Читает и комментирует протоиерей Павел Великанов.

Страшные слова мы слышали только что. Иисус обращает Своё слово к хранителям религиозной традиции — лидерам духовной элиты иудаизма. И самое страшное в этих словах то, что они не в состоянии слышать Иисуса. То есть их сердца настолько окаменели, что любое слово Иисуса — как об стенку горох. Но на этом грозном обличении речь не заканчивается: Спаситель раскрывает главную подмену, которая произошла: думая, что они поклоняются Богу — они служили диаволу. Но неужели эта подмена произошла сознательно? Конечно же, нет: мало-по малу отходя от верности заповедям, «расширяя коридор» истолкований, иудеи и сами не заметили, как из друзей Божиих превратились в Его врагов.

В «Последней битве» Льюиса есть очень яркий эпизод, когда воин языческой богини Таш неожиданно встречается лицом к лицу с Асланом — образом истинного Бога — и падает в ужасе перед ним: ведь он всю жизнь был верен другой стороне — враждебной Аслану. Но, к глубокому удивлению воина, Аслан поднимает его со словами: «Дитя, все, что ты отдавал Таш, ты отдавал Мне». Воин в замешательстве спрашивает: «Господин, разве правду сказал Обезьян, что Таш и Ты — это одно и то же?» И Лев зарычал в ответ так, что земля сотряслась..., и сказал: «Это ложь. Не потому, что она и Я это одно, но потому, что мы — противоположное. Я беру себе то, что ты отдавал ей, ибо Я и она настолько различны, что служение Мне не может быть отвратительным, а служение ей — отвратительно всегда. Если кто-то клянется именем Таш и сдержит клятву правды ради, это Мною он клялся, того не зная, и Я отвечу ему. Если же кто совершит жестокость именем Моим, и скажет „Аслан“, он служит Таш, и Таш примет его дело».

Бог — не ярлык, который можно навесить на что угодно. Как только на губах отстаивающего свою религиозную позицию появляется пена ярости и злобы — он уже не Бога защищает, а себя самого, незаметно перебираясь в противоположный стан. И как часто мы попадаем в эту ловушку — особенно в отношениях с нашими самыми близкими людьми, будучи искренне уверенны, что если мы не «продавим» их, не «причиним» им наше духовное добро — то Бог с нас строго спросит за нерадение! А Бог стоит рядом, обнимает зарёванного и расстроенного ребёнка, и тихо на ухо ему говорит: «Ничего, дорогой мой, потерпи немного — у папы просто день тяжёлый выдался, ему плохо, вот и вылетел протуберанец злобы — а ты под руку попался! Иди, первым обними его, попроси прощения — расспроси, как его дела, что на работе, чайку ему приготовь с чем-нибудь вкусненьким — и не заметишь, как злоба схлынет, лицо разгладится — и казавшаяся неприступной мрачная кирпичная стена между вами развалится в кучу разноцветных деталек конструктора — будет теперь, чем вам вдвоём заняться!»...

Друзья! Поддержите выпуски новых программ Радио ВЕРА!
Вы можете стать попечителем радио, установив ежемесячный платеж. Будем вместе свидетельствовать миру о Христе, Его любви и милосердии!