Москва - 100,9 FM
* Поделиться
Евангелие от Матфея, Глава 27, стихи 1-56

01 Когда же настало утро, все первосвященники и старейшины народа имели совещание об Иисусе, чтобы предать Его смерти;

02 и, связав Его, отвели и предали Его Понтию Пилату, правителю.

03 Тогда Иуда, предавший Его, увидев, что Он осужден, и, раскаявшись, возвратил тридцать сребреников первосвященникам и старейшинам,

04 говоря: согрешил я, предав кровь невинную. Они же сказали ему: что нам до того? смотри сам.

05 И, бросив сребреники в храме, он вышел, пошел и удавился.

06 Первосвященники, взяв сребреники, сказали: непозволительно положить их в сокровищницу церковную, потому что это цена крови.

07 Сделав же совещание, купили на них землю горшечника, для погребения странников;

08 посему и называется земля та "землею крови" до сего дня.

09 Тогда сбылось реченное через пророка Иеремию, который говорит: и взяли тридцать сребреников, цену Оцененного, Которого оценили сыны Израиля,

10 и дали их за землю горшечника, как сказал мне Господь.

11 Иисус же стал пред правителем. И спросил Его правитель: Ты Царь Иудейский? Иисус сказал ему: ты говоришь.

12 И когда обвиняли Его первосвященники и старейшины, Он ничего не отвечал.

13 Тогда говорит Ему Пилат: не слышишь, сколько свидетельствуют против Тебя?

14 И не отвечал ему ни на одно слово, так что правитель весьма дивился.

15 На праздник же Пасхи правитель имел обычай отпускать народу одного узника, которого хотели.

16 Был тогда у них известный узник, называемый Варавва;

17 итак, когда собрались они, сказал им Пилат: кого хотите, чтобы я отпустил вам: Варавву, или Иисуса, называемого Христом?

18 ибо знал, что предали Его из зависти.

19 Между тем, как сидел он на судейском месте, жена его послала ему сказать: не делай ничего Праведнику Тому, потому что я ныне во сне много пострадала за Него.

20 Но первосвященники и старейшины возбудили народ просить Варавву, а Иисуса погубить.

21 Тогда правитель спросил их: кого из двух хотите, чтобы я отпустил вам? Они сказали: Варавву.

22 Пилат говорит им: что же я сделаю Иисусу, называемому Христом? Говорят ему все: да будет распят.

23 Правитель сказал: какое же зло сделал Он? Но они еще сильнее кричали: да будет распят.

24 Пилат, видя, что ничто не помогает, но смятение увеличивается, взял воды и умыл руки перед народом, и сказал: невиновен я в крови Праведника Сего; смотрите вы.

25 И, отвечая, весь народ сказал: кровь Его на нас и на детях наших.

26 Тогда отпустил им Варавву, а Иисуса, бив, предал на распятие.

27 Тогда воины правителя, взяв Иисуса в преторию*, собрали на Него весь полк

28 и, раздев Его, надели на Него багряницу;

29 и, сплетши венец из терна, возложили Ему на голову и дали Ему в правую руку трость; и, становясь пред Ним на колени, насмехались над Ним, говоря: радуйся, Царь Иудейский!

30 и плевали на Него и, взяв трость, били Его по голове.

31 И когда насмеялись над Ним, сняли с Него багряницу, и одели Его в одежды Его, и повели Его на распятие.

32 Выходя, они встретили одного Киринеянина, по имени Симона; сего заставили нести крест Его.

33 И, придя на место, называемое Голгофа, что значит: Лобное место,

34 дали Ему пить уксуса, смешанного с желчью; и, отведав, не хотел пить.

35 Распявшие же Его делили одежды Его, бросая жребий;

36 и, сидя, стерегли Его там;

37 и поставили над головою Его надпись, означающую вину Его: Сей есть Иисус, Царь Иудейский.

38 Тогда распяты с Ним два разбойника: один по правую сторону, а другой по левую.

39 Проходящие же злословили Его, кивая головами своими

40 и говоря: Разрушающий храм и в три дня Созидающий! спаси Себя Самого; если Ты Сын Божий, сойди с креста.

41 Подобно и первосвященники с книжниками и старейшинами и фарисеями, насмехаясь, говорили:

42 других спасал, а Себя Самого не может спасти; если Он Царь Израилев, пусть теперь сойдет с креста, и уверуем в Него;

43 уповал на Бога; пусть теперь избавит Его, если Он угоден Ему. Ибо Он сказал: Я Божий Сын.

44 Также и разбойники, распятые с Ним, поносили Его.

45 От шестого же часа тьма была по всей земле до часа девятого;

46 а около девятого часа возопил Иисус громким голосом: Или, Или! лама савахфани? то есть: Боже Мой, Боже Мой! для чего Ты Меня оставил?

47 Некоторые из стоявших там, слыша это, говорили: Илию зовет Он.

48 И тотчас побежал один из них, взял губку, наполнил уксусом и, наложив на трость, давал Ему пить;

49 а другие говорили: постой, посмотрим, придет ли Илия спасти Его.

50 Иисус же, опять возопив громким голосом, испустил дух.

51 И вот, завеса в храме раздралась надвое, сверху донизу; и земля потряслась; и камни расселись;

52 и гробы отверзлись; и многие тела усопших святых воскресли

53 и, выйдя из гробов по воскресении Его, вошли во святый град и явились многим.

54 Сотник же и те, которые с ним стерегли Иисуса, видя землетрясение и все бывшее, устрашились весьма и говорили: воистину Он был Сын Божий.

55 Там были также и смотрели издали многие женщины, которые следовали за Иисусом из Галилеи, служа Ему;

56 между ними были Мария Магдалина и Мария, мать Иакова и Иосии, и мать сыновей Зеведеевых.

Читает и комментирует священник Стефан Домусчи.

В сегодняшнем Евангельском чтении мы слышим рассказ о суде над Христом, а также Его последующем распятии и смерти на кресте. Уже первое предложение комментария может вызвать недоумение, если мы внимательно к нему прислушаемся. На первый взгляд в нем нет ничего необычного, но это так только потому, что первоначальный смысл слова Евангелие нами практически не осознается. Если же мы попробуем пересказать первое предложение употребив русский эквивалент этого слова получится нечто совершенно парадоксальное. В сегодняшнем отрывке из благой вести мы слышали о суде над Христом и о Его смерти на кресте. Но что это такое? Как может благая, то есть хорошая или добрая весть быть вестью о трусости, несправедливом суде и смерти, тем более смерти мучительной? Ведь это всегда плохо и ни при каких условиях чем-то хорошим не станет! Конечно, это так! Трусость, несправедливость, убийство — это плохо всегда, но только ли их мы видим в сегодняшнем чтении? Кто-нибудь предположит, что сегодня мы слышали плохую часть истории, которая хороша лишь потому, что завершается воскресением и вознесением. Но в том то и вопрос, есть ли благая весть в самом сегодняшнем тексте?

Итак, мы видим несколько историй, которые составляют одну большую.

Христос оказывается в руках первосвященников, которые пытаются сделать все происходящее легитимным, соблюсти вид законности, оправдав себя в глазах властей и народа, а может быть даже в собственных глазах. Однако оправдывая ужасное дело, которое они затеяли, они показывают, что нужда в правде, в том, чтобы чувствовать себя правым в человеке не уничтожима. Да, они выбрали страшный путь самооправдания и вот уже один грех тянет за собой второй, третий и прочие... Но в самом по себе желании быть праведным, причем не только перед собой, но и перед другими, кроется дар Божий человеку, который открывает для него возможный путь к осознанию своей лжи, к поиску правды о себе, а значит и покаянию.

Конечно, иногда эта правда о себе настолько ужасна, а представления о Боге и своих отношениях с Ним настолько искажены, что вместо покаяния человек переживает такую печаль о случившемся, такой ужас и разочарование в себе, что приходит буквально к самоуничтожению. Таково было раскаяние Иуды, который в ужасе увидел, что Христос арестован и раскаялся. Многие знают, что по-гречески покаяние переводится как перемена ума... Но в случае с Иудой этого не происходит. В греческом тексте стоит другое слово, которое означает скорее сожаление, но не внутреннее изменение. Он явно не рассчитывал, что Христос будет осужден. Ведь Тот, Кто укрощает бури, конечно, сможет укротить толпу, которая придет за ним в Гефсиманский сад... Христос, конечно, будет укрощать и эту толпу, да и не только ее, но и весь мир, только делать Он это будет не с помощью силы и ангельской мощи, но через проповедь учеников, которые будут призывать людей к покаянию. Иуда не поверил в эту возможность, не поверил в любовь и прощение Учителя, но тайна его встречи со Христом в шеоле от нас сокрыта.

Если Иуда оказался к себе чрезвычайно строг, то римский прокуратор напротив, хотя и искал возможности оправдать Христа, которого конечно не считал ни Богом, ни Царем Израильским, еще больше хотел оправдаться сам. Он беседует с первосвященниками и старейшинами иудейскими, видит их подлость, но не желает себе лишних проблем, малодушествует и умывая руки отдает Иисуса Христа на смерть. Он говорит, что не виновен, но человек, который может спасти другого и не спасает, во все времена будет считаться таковым, чего бы он сам о себе не думал.

Войны, в руки которых оказывается предан Христос, называются войнами правителя, они римляне, для которых он обычный преступник. Собравшись целым полком, они глумятся над ним, называя Его царем Иудейским и может быть, считая Его иудейским мятежником. Глумятся над Ним не только солдаты, но и два разбойника, распятые рядом, и просто проходящие люди, которые припоминают Ему то, как он спасал других! Это последнее выглядит особенно ужасным. Если бы они обвиняли Его только в том, что Он претендовал на Богосыновство, их возмущение хотя бы отчасти было понятно... Но они смеются нд чудесами. И ведь чудеса действительно были, и Он спасал многих, исцелял, давал зрения, даже воскрешал мертвых.

Наконец мы слышим слова Самого Христа, который вопрошает: «Боже Мой, Боже Мой! для чего Ты Меня оставил»? Эти слова являют нам полноту Его человечества и ту меру умаления Божества, благодаря которой, Христос мог действовать как человек, проявляя человеческую волю. Он умирает на кресте и все вокруг приходит в трепет, даже римский сотник, не имеющий никакого отношения к иудейской вере, говорит, что Он был Сын Божий.

Текст, который мы сегодня услышали мало на первый взгляд мало походит на Благую весть. Он полон человеческой злобы, отчаяния и малодушия... полон жестокости, неблагодарности и бессилия... Почему же мы можем назвать его Благой вестью? Разве есть в нем что-нибудь Евангельское?

Если бы все зло, все те ужасы, которые мы видим в сегодняшнем чтении были единственным, что мы могли бы сказать о нашем мире, в нем не было бы никакой надежды. Но что бы ни происходило в мире, сколько бы проблем в нем не было... над всем этим мы видим любовь Христову, побеждающую и торжествующую на кресте.

Друзья! Поддержите выпуски новых программ Радио ВЕРА!
Вы можете стать попечителем радио, установив ежемесячный платеж. Будем вместе свидетельствовать миру о Христе, Его любви и милосердии!