Москва - 100,9 FM
* Поделиться
Евангелие от Марка, Глава 15, стихи 22,25,33-41

22 И привели Его на место Голгофу, что значит: Лобное место.

25 Был час третий, и распяли Его.

33 В шестом же часу настала тьма по всей земле и продолжалась до часа девятого.

34 В девятом часу возопил Иисус громким голосом: Элои! Элои! ламма савахфани? - что значит: Боже Мой! Боже Мой! для чего Ты Меня оставил?

35 Некоторые из стоявших тут, услышав, говорили: вот, Илию зовет.

36 А один побежал, наполнил губку уксусом и, наложив на трость, давал Ему пить, говоря: постойте, посмотрим, придет ли Илия снять Его.

37 Иисус же, возгласив громко, испустил дух.

38 И завеса в храме раздралась надвое, сверху донизу.

39 Сотник, стоявший напротив Его, увидев, что Он, так возгласив, испустил дух, сказал: истинно Человек Сей был Сын Божий.

40 Были тут и женщины, которые смотрели издали: между ними была и Мария Магдалина, и Мария, мать Иакова меньшего и Иосии, и Саломия,

41 которые и тогда, как Он был в Галилее, следовали за Ним и служили Ему, и другие многие, вместе с Ним пришедшие в Иерусалим.

Читает и комментирует священник Дмитрий Барицкий.

Страдания и смерть Иисуса Христа на кресте — кульминация евангельской истории. Для христианской традиции произошедшее не является случайным. Это важное звено той цепочки событий, которые все вместе составляют Божественный замысел спасения человека. Сам Господь перед Голгофой говорит ученикам, что идет на это сознательно и по доброй воле. В чем же смысл Христовых страданий и как они связаны с теми целями, которые Бог ставит относительно человека?

Святитель Афанасий Александрийский, формулируя цель пришествия Иисуса Христа на землю, говорит очень кратко: «Бог стал человеком, чтобы человек стал богом». Чтобы спасти людей от проклятия греха и смерти, необходимо привести их туда, где греха и смерти быть не может по определению. То есть соединить природу человека с природой Бога. Образно говоря, наполнить человеческий ум, душу и тело теплом того пламени, которое пылает в недрах Святой Троицы. Это в свою очередь возможно лишь в том случае, если Бог станет человеком по-настоящему, а не иллюзорно, как, например, становились людьми боги в античных мифах и легендах. Поэтому христианская традиция утверждает, что Христос — это с одной стороны Тот, Кто сотворил наш мир, с другой — Тот, кто стал одним из нас.

Но что такое для Бога стать человеком? Это значит предельно отказаться от всех Своих Божественных атрибутов. Жить как люди, спать как люди, есть как люди, работать и уставать, терпеть боль, холод, голод, плакать. То есть реально испытывать все страшные последствия грехопадения. Все это было во Христе. Православное богословие называет это Божественный кеносис. То есть умаление, унижение. Господь унижается ради нас. Крест — точка предельного унижения Божества. Мало того, что это была на тот момент одной из самых мучительных и позорных казней. Именно на кресте Христос испытывает такой опыт умаления, который Он как Существо бессмертное по природе, никогда не мог и не должен был испытать. Об этом со всей силой свидетельствуют странные слова, которые Спаситель произносит на кресте: «Боже Мой! Боже Мой! для чего Ты Меня оставил?» Парадокс. Бог стал человеком настолько, что смог как простой человек пережить мгновения, когда перестаешь чувствовать Бога, а все мироздание кажется тебе пустым и бессмысленным. Так, источник жизни, входит в область смерти, спускает в ад. Все это человеческий опыт. Христос познал жизнь, как дано ее познать лишь человеку: познал, что такое страдание, смерть и более того, какова человеку там, после смерти.

В чем же смысл всего этого? Дело в том, что единственное, чего не было во Христе человеческого, так это той греховной заразы, которая силком тащит нас к неизбежному печальному концу. Он идет к этому концу свободно и добровольно. Как Бог, Он источник святости, чистоты и бессмертия. Вот именно эта чистота, святость и бессмертие, прикрытые униженным человечеством Иисуса, умершего на кресте, и проникают в сердцевину ада. То есть в то место, где их быть не должно. А дальше происходит то, что что случается, если в темной комнате зажечь яркую лампу. Ад не выдерживает славы Божества. Он просто взрывается изнутри. Поэтому иногда в святоотеческой традиции Христа образно называют «Великий хитрец». Он проникает в темные области бытия под видом человека и наполняет их Своим божественным светом. Так, Спаситель словно обновляет исходные коды мироздания. Поэтому возглас Христа на кресте — не просто крик отчаяния и тоски. Это еще возглас победы и торжества. Совершилось то, зачем Бог пришел на землю. Ад, темница душ, кошмарное забытье, разрушен.

И все же, сколько богословы ни рассуждают на эту тему, всегда в их словах остается некоторая недосказанность. То, что совершил Господь на кресте — тайна для человеческого ума. И, вероятно, прикоснуться к ее разгадке можно лишь сердцем. Как тот сотник, который в страдающем на кресте человеке увидел Сына Божьего, словно распознав в Его последних словах не скорбь и тоску Богооставленности, а приближающееся торжество Светлого Воскресения.

Друзья! Поддержите выпуски новых программ Радио ВЕРА!
Вы можете стать попечителем радио, установив ежемесячный платеж. Будем вместе свидетельствовать миру о Христе, Его любви и милосердии!