Москва - 100,9 FM

«Проповедь Православия в современном мире». Светлый вечер с прот. Павлом Великановым

* Поделиться

У нас в гостях был настоятель Пятницкого подворья Троице-Сергиевой лавры, Заведующий кафедрой Богословия Московской духовной академии, главный редактор научного-богословского портала «Богослов.Ru» протоиерей Павел Великанов.

Разговор шел о том, как в современном мире говорить о вере и Боге, а также мы узнали о новом миссионерском проекте «Академия веры».

Ведущие: Алексей Пичугин, Марина Борисова


А. Пичугин 

– Здравствуйте, дорогие слушатели, здесь, в студии светлого радио, приветствуем вас мы, я Алексей Пичугин... 

М. Борисова 

– Марина Борисова. 

А. Пичугин 

– И сегодня здесь, в этой студии вместе с нами с вами ближайший час, этот «Светлый вечер» проведет заведующий кафедрой богословия Московской духовной академии, настоятель Пятницкого подворья Троице-Сергиевой Лавры, протоиерей Павел Великанов. Здравствуйте. 

Протоиерей Павел 

– Добрый вечер, друзья. 

М. Борисова 

– Батюшка, мы вот поскольку считаем себя христианами, дерзаем, вроде мы все призваны свидетельствовать о Христе и, в общем-то, готовы это делать, только не знаем как. Тем более что по большей части наши собеседники к разговорам о вере и о Христе, как правило, либо равнодушны, либо вообще воспринимают эти разговоры в штыки. И вот как в такой ситуации нам быть, как нести слово о Христе, евангельскую проповедь вот такой странной аудитории, которая нас в основном и окружает? 

А. Пичугин 

– Или мы для них странные на самом деле. 

М. Борисова 

– Или мы для них странные, да.  

Протоиерей Павел 

– Да, вы прямо задаете такую планку, очень высокую, для сегодняшнего разговора. Потому что ну ни для кого не секрет, что я вхожу в состав группы, которая пишет комментарии к ежедневным чтениям Евангелия. И поскольку этот процесс идет уже не первый год, в какой-то момент стало понятным, что неизбежно оказываешься в состоянии внутреннего вакуума после того, как основные комментарии святых отцов уже известны, чтения библеистов тоже уже изучены, контекст исторический более или менее понятен. И вот ты вдруг оказываешься пред евангельским текстом в состоянии какой-то, знаете, полной внутренней опустошенности, бессилия и, я бы даже так сказал, душевной обнаженности. Вот ты стоишь такой вот весь, и тебе нечего сказать. И я тут вспоминаю одну из проповедей митрополита Антония Сурожского, когда он вышел на амвон, посмотрел на верующих, в конце литургии которые ждали его пронзительного, как обычно, слова и сказал: дорогие братья и сестры, а мне нечего вам сказать. И вот...  

А. Пичугин 

– Надо быть Антонием Сурожским, наверное, для этого. 

Протоиерей Павел 

– Да, и вот в этой капитуляции скрыта какая-то огромная правда и огромная сила Божия. Потому что, мне кажется, только из это позиции мы можем начинать говорить не то, что потом будет восприниматься как словесная пена, бесконечно взбиваемая, расширяемая и все заполняющая, а говорить те вещи, которые будут пронзительны прежде всего для тебя же самого. Так вот мне кажется, что сейчас в нашей Церкви происходят очень интересные, очень глубокие перемены. И эти перемены, они никоим образом не связаны с внешней политической ситуацией, в том числе и церковной, они не связаны с тем, что накопилась там критическая масса богословских исследований или там у нас выросла новая генерация архиереев. Нет, это какие-то другие, более глубинные изменения. И они, на мой взгляд, связаны с тем, что те подходы, те модели, которые работали 10–15 лет тому назад, 20 даже, может быть, еще больше, они сейчас, вы знаете, как вот из-под снега, когда он оседает весной, вот когда смотришь, где-нибудь сейчас смотришь на улицу – какая красота! – все белое, ровненькое, никаких уродливых очертаний не видно. А вот солнышко пригреет – и начинает то там, то здесь вылазят грязные какие-то доски, неубранные шкафы, выброшенные на помойку и так далее. Ты начинаешь понимать: слушайте, да, вот пока был этот снежок, ничего не было видно, а вот теперь все начинает как-то проявляться. Вот мне кажется, что сейчас наш (не знаю, с чем его можно сравнить), наш некий снег, когда-то прикрывавший все это, вот он активно тает. И вылазят не самые приятные, не самые приглядные очертания того, что, в общем-то, мы не доделали. Мы не смогли найти те формы, те слова, те какие-то подходы, которые возможно от нас очень и очень ждали. И, на мой взгляд, сейчас главная проблема, главная задача, которая стоит перед Церковью как таковой – это научиться говорить так, чтобы тебя были в состоянии слушать.  

М. Борисова 

– Но... 

Протоиерей Павел 

– Не говорить с позиции... Я немножко сейчас поясню, что я имею в виду. Понимаете, раньше – вот на собственном опыте, что такое было вхождение в Церковь: ты погружался в иную культуру, иную среду, иной язык. И либо ты это все принимал как есть, таким упакованным в некий целостный пакет, либо ты туда просто не входил. Вот мне кажется, сейчас какая-то должна другая модель начинать работать, которая все-таки не будет требовать такого глобального слома, без которого вхождение в Церковь раньше было невозможно. Я, может быть, ошибаюсь, но это вот мне кажется так. 

М. Борисова 

– Но сейчас вообще очень многие священники ищут и говорят о необходимости искать новые и формы проповеди, и новый язык проповеди, и новый подход к разным изменившимся видам аудиторий. И собственно ваши поиски, по-видимому, идут в том же направлении, судя по тому, что вот недавно у вас стартовал новый проект – «Академия веры»... 

Протоиерей Павел 

– Да. 

М. Борисова 

– Который диаметрально противоположен вашему любимому детищу, очень популярному и нами любимому порталу «Богослов.Ru». 

Протоиерей Павел 

– Полностью противоположен. 

А. Пичугин 

– Как вы так говорите, и вы, отец Павел, и вы... 

Протоиерей Павел 

– Конечно, противоположность. 

А. Пичугин 

– Ну почему? Я смотрю портал «Академия веры», и мне кажется, что ну это настолько... Они не противоположны, это просто разная аудитория. Разные люди, которые открывают портал «Богослов.Ru», наверное, они с удовольствием открыли бы и портал «Академия веры». Надеемся, что портал «Богослов.Ru» можно тоже будет открыть, как и раньше, в привычном режиме. 

Протоиерей Павел 

– Мы тоже надеемся. 

А. Пичугин 

– Поэтому пока сложно сравнить, но мне кажется, как я открывал портал «Богослов.Ru», точно также я с интересом открываю «Академия веры». Я понимаю, что на другую аудиторию рассчитано, но разве можно говорить о диаметральной противоположности какой-то? Нет. 

Протоиерей Павел 

– Вы знаете, они противоположны все-таки по манере подачи. «Богослов.Ru» это академический... 

А. Пичугин 

– Школа и институт же не противоположны. 

Протоиерей Павел 

– Алексей, вы как всегда, загнали меня в угол, и я даже не знаю, как отсюда выбираться. Ну конечно, они не противоположны, они последовательны друг по отношению к другу. И не просто так команда, которая делала «Богослов.Ru», она же и сделала «Академию веры», именно потому, что мы чувствовали вот некий вакуум, который требовал заполнения. Что я имею в виду? Люди грамотные, образованные, способные к аналитическому мышлению, умеющие читать тексты, но а в то же самое время не настолько уж сильно мотивированные к глубокому погружению в богословские трактаты – вот они и есть наша целевая аудитория. То есть те, которые хотели бы в легком, в таком, знаете, не очень сильно утомляющем формате получить ключевые представления об основных вероучительных истинах, нравоучительных, ответить на вопросы там, а чем христианство вот в принципе отличается там, условно говоря, от даосизма. И так, чтобы это ну было не примитивно, не в формате упрощения, а в формате, с которым можно дальше дискутировать и о котором можно рассуждать, с которым можно захотеть погрузиться в те или иные вопросы уже, может быть, даже на каких-то других ресурсах. Я вам приоткрою маленький секрет: «Академия веры» это был самый сложный проект из всех, которые мы делали вот за все годы существования нашей команды – и киностудии, и редакции. Мы даже сами поначалу не могли понять, почему он настолько тяжело, настолько сложно идет. А потом как-то стало понятно: мы дерзнули войти в такое пространство, в котором нет готовых шаблонов и готовых рецептов. Поначалу мы думали так: ну вот давайте посмотрим, какие есть образовательные ресурсы вот в современном пространстве, как в русском, в русскоязычном интернете, так и за рубежом. Посмотрели – ну да, вроде бы более или менее понятно, основные подходы, там понятно, хорошо, хорошо, хорошо. Начали работать – и тут у нас мощнейший ступор. Мы вдруг понимаем, что для того, чтобы написать коротенький текст по какому-то узкому вопросу, там, например: почему Бог Троица? И чтобы этот текст не оказался сложнейшим богословским трактатом, чтобы его мог прочитать человек образованный, но не владеющий всей нашей богословской терминологией, пробуем одного преподавателя академии – не проходит, другого – не проходит. Обращаемся уже к разным знакомым нашим бывшим авторам. И вот, наверное, там с третьей, с четвертой попытки нам удалось подобрать круг авторов, которые смогли справиться с этой задачей, ну опять-таки тоже каждый на своем уровне, каждый с каким-то своим подходом. Но задача оказалась, в общем-то, гораздо более сложной, нежели чем написать качественную, фундированную, с достойными источниками статью в научный журнал. 

А. Пичугин 

– А на ком вы опробовали? То есть вот кто был этой выбранной группой или там как вы это все устраивали, что вы понимали, подходит или не подходит? 

Протоиерей Павел 

– У нас работала редакция, редколлегия, собственно говоря, вот основное ядро «Богослова», оно состояло из отца Антония Борисова, из Анны Борисовой. Алексея Пичулина... 

А. Пичугин 

– Раздел на сайте. 

Протоиерей Павел 

– Да, собственно там есть персоналии, да. Все те, кто там упомянуты, это авторы, это и часть, ну основное ядро как бы нашей редакции.  

А. Пичугин 

– Ну понятно, что это люди все-таки, ну во-первых, тут достаточно много священнослужителей, люди, которые прекрасно понимают большинство тех тем, которые предполагается обсуждать, но обсуждать все-таки не языком, как вы говорите, «Богослова», портал «Богослов.Ru». 

Протоиерей Павел 

– Да, а языком, максимально приближенным к народу. 

А. Пичугин 

– Максимально приближенным к народу и для людей, которые еще пока... 

Протоиерей Павел 

– Для нас это очень сложно. 

А. Пичугин 

– Вот! 

Протоиерей Павел 

– Мы профессионально деформированы, понимаете, мы вещаем к своей аудитории, которая с радостью примет твое высокоумное слово о том, как все красиво, правильно, вдохновенно и так далее. И у нас нет опыта вещания. А тут, простите, вещание не подходит. 

А. Пичугин 

– Вот. А для кого, на ком вы все опробовали? Я просто помню свой очень печальный, ну достаточно непростой и не совсем удачный опыт, когда мы делали такой лекторий для школьников про археологию и звали к ним лекторов – крупнейших российских археологов, научных сотрудников Института археологии. Они приходили, они люди в своей области с мировыми именами, но они не могли, никак они не могли рассказать о том, что же каждый из них делает на уровне, который был бы интересен там детям, даже 10–11 класса. Вот кто был теми людьми, на ком вы опробовали? Вот понятие Троица, да... 

Протоиерей Павел 

– Вы знаете, у меня была группа из моих знакомых разного уровня – не знаю, как здесь, не хочется говорить «приближенности», как-то разной степени близости, – это были и знакомые вообще случайные, это были люди, с которыми несколько лет взаимодействуем. Но все они примерно подходили под такой критерий, что эти люди имели определенное касание к церковной жизни, к христианству, именно касание, после которого они отвернулись. 

А. Пичугин 

– Вот фокус-группа ваша. 

Протоиерей Павел 

– Да. После которого они отвернулись. И не то что отвернулись с таким, знаете, с пафосом, что вот, да все это ерунда там, нас обманывают – они там не увидели ничего вдохновляющего. Для них это оказалось, ну условно: сходил я в некий музей, там посмотрел – ну да, ну интересно, но ко мне это, к моей реальной жизни не имеет никакого отношения. Я туда второй раз не пойду. Я лучше пойду на концерт, который мне нравится, пойду там, не знаю, с друзьями пообщаюсь. Я понимаю, что от этого я получу и зачем мне это надо. А зачем в храм идти – ну это все чужое: чужая культура, чужие какие-то коды, чужой там ритуал, запах чужой. И люди не такие, с которыми я привык общаться вот в моей среде. Это все меня отталкивает. Но при этом у людей все равно остается некий такой запрос на то, что невозможно, даже при таком подходе, отрицать значимость влияния христианства на нашу жизнь – и вот в сегодняшнем моменте, и на историю формирования нашего государства. И все равно где-то оно там, я чувствую, оно там сидит. Иногда вопросы, они – раз, и прорываются. Я думаю: подожди, подожди, так вот это как раз таки, в это и надо бить. Почему вся структура нашего образовательного проекта, она совершенно иная, нежели чем мы возьмем там катехизис, или любой учебник по там просветительский работе, или там догматического богословия. Мы сознательно решили уйти от любых форм традиционного структурирования богословской информации. Чтобы там не было никакой ни библеистики, ни экзегетики, ни исагогики, ни каких-то других специфических дисциплин, которые для нас понятны, как азбучные истины. Но для внешнего человека – ты произносишь эти слова – там сразу там запускаются мощнейшие защиты, и все, он уже отключился. Он не понимает, о чем речь и вообще чего ему тут, у него время отнимают. И мы стали задавать простые, глупые вопросы, с которыми мне приходилось сталкиваться во время разных переписок и не только переписок, живого общения с людьми. В какой-то момент, когда тебе начинают хотя бы немного доверять (несмотря на то что ты священник), вдруг начинают задавать вопросы. И вот из списка этих вопросов, эти вопросы я постепенно формировал в некий такой вот список, и вот по этим вопросам – где-то подкорректировали мы, где-то, наоборот, обострили, – мы и решили выстраивать весь наш проект. 

А. Пичугин 

– Мы напомним, что в гостях у светлого радио сегодня настоятель Пятницкого подворья Троице-Сергиевой Лавры, заведующий кафедрой богословия Московской духовной академии, протоиерей Павел Великанов. И мы уже сейчас говорим про новый проект отца Павла, который называется «Академия веры». Сразу для тех, кто заинтересовался, надо назвать адрес сайта, адрес портала: https://vera.academy.  

М. Борисова 

– Отец Павел, вот насколько, я не знаю, правильно или нет я поняла, мне показалось, что вы где-то говорили, что в вашей команде участвовали студенты ВГИКа, которые занимались вот мультипликационными вот этими сюжетами...  

Протоиерей Павел 

– Вообще интереснейшая история. 

М. Борисова 

– Как получилось вообще, ваш альянс, как вы с ними подружились и как они заинтересовались? 

Протоиерей Павел 

– Ну дело в том, что с ВГИКом мы взаимодействуем достаточно давно. Один из первых проектов это был фильм под названием «Вечные истории», который создал Алексей Пищулин, в котором принимали участие известные, мирового масштаба режиссеры, как Кшиштоф Занусси и Ираклий Квирикадзе, участвовали также священники – это был отец Алексий Уминский и аз, грешный. И как раз эти этот фильм создавался по материалам работ студентов Высших режиссерских курсов при ВГИКе. А потом, поскольку у нас уже восемь лет действует киностудия при Московской духовной академии, которая была создана прежде всего с образовательными задачами, конечно же, мы взаимодействовали и с операторами, и с режиссерами, то есть у нас давние контакты с ВГИКом. Но вот в проекте «Академия веры» это взаимодействие вышло на совершенно другой такой, системный уже уровень. Потому что мы замахнулись широко и решили, что будет очень правильным использовать современный способ привлечения внимания в виде таких провокативных роликов. У нас уже был опыт анимации – это предыдущий проект «Несколько слов о важном», где мы использовали технику песочной анимации, но там задачи были совершенно другие. А тут мы поставили задачу, что надо сделать что-то такое – вот ставим себя на место молодого студента какого-то вуза, вот он занимается интернет-серфингом: смотрит то, се, пятое, десятое, – не будем уточнять, что его интересует, что он смотрит. Он вдруг натыкается на наш ролик. И он видит там: «Что такое святая Троица?» – само название, оно, по умолчанию, должно его оттолкнуть сразу, это не его тема, ему в принципе вот абсолютно безразлично. Но тут он видит, что подкладка-то у этого мультфильма, она как-то вообще-то диссонирующая с этим названием. И он думает: так, это что? Вроде бы на русском, вроде бы не какие-то там не протестанты, не баптисты, не иеговисты. Он щелкает. И вот наша задача была его захватить буквально с первых нескольких секунд, чтобы у него внутри произошел некий когнитивный диссонанс. Потому что он ждет, что ему сейчас будут – «Академия веры» – рассказывать то, что он уже знает, что ему расскажут. А тут – раз, ему рассказывают совершенно другие вещи. И вот это объясняет ту логику, по которой выстраивались все наши сценарии. Со сценариями было очень сложно, начиная с их создания, потому что тем, кто писал эти сценарии, в том числе это главным образом священники – это отец Сергий Борицкий, отец Илья Кокин, это Алексей Пищулин. Ну Алексей Пищулин не священник, но опытный и сценарист, и режиссер. Но нам приходилось с этими сценариями очень плотно работать, потому что ну мы неизбежно начинали скатываться либо вот в такую нашу профессиональную какую-то назидательность, эту елейность, от которой хотели отойти. Либо наоборот, оно превращалась во что-то такое развлекательно-бесформенно-бессодержательное. Поэтому нам приходилось, конечно, с ними бороться. Иногда прямо наши заседания коллегии превращались в самые подлинные баталии. А потом появилась проблема не меньшего размера, а еще большего, когда готовые сценарии мы начали визуализировать вместе со студентами ВГИКа. Там было создано порядка двадцати, ну чуть-чуть меньше рабочих групп из числа студентов и преподавателей, руководителей. И вот мы предложили им – и здесь, конечно, большая заслуга нашего продюсера, нашей киностудии, отца диакона Анатолия Колота, потому что он рассказывал, они всякий раз спрашивали: а что, вот правда, вот можно, да? вот можно? Для нас было настолько интересно, думаю: «Боже мой! Как о нас думают, о людях церковных – как о каких-то полнейших маргиналах, о которых вот просто...» И не просто маргиналах, а знаете, ну я не побоюсь этого произнести вслух в эфир, а о людях с болезненным восприятием реальности. Такие, ну знаете, своего рода – не хочется говорить «неадекватные люди» или какое-то еще более жесткое слово, но вот такие, знаете, убогие... 

А. Пичугин 

– Убогие, да, хорошее определение. 

Протоиерей Павел 

– Которых, вот лучше их не трогать, пусть там где-нибудь у себя вот там с краешку сидят, но не дай Бог их впустить в какую-то реальную жизнь, или дать им какие-то права, или там власть какую-то... Слушайте, ну я не ожидал, я совершенно не ожидал... 

А. Пичугин 

– Неужели. 

Протоиерей Павел 

– Что молодежь, которая вроде бы уже и родилась в постатеистический период уже, не испытала на себе каток такой вот пропаганды антирелигиозной – вот, пожалуйста. Там они спокойно относятся, нормально к тому, что там кто-то крестится, люди ходят в храм, кто-то Евангелие читает. 

А. Пичугин 

– Не очень спокойно. 

Протоиерей Павел 

– Ну, Алексей, это не вызывает шока, понимаете. Это не вызывает шока, как вызывало шок там появление человека в подряснике 30 лет тому назад. 

А. Пичугин 

– Ну вызывает сочувствие скорее. 

Протоиерей Павел 

– Ну реакция разная. Но это уже не есть: инопланетянин прилетел там откуда-то, и смотрят: что это, мужик в платье ходит! – хи-хи-хи. 

А. Пичугин 

– Вот видите, вот, кстати, у вас фокус-группа это ваши знакомые, которые когда-то были внутри, ну попытались войти в Церковь, и что-то их оттолкнуло. У меня еще есть такая категория друзей и знакомых, которые находились, и некоторые из них долгое время, внутри Церкви, но потом их выход оттуда был настолько глубоким, что сейчас именно этот мужик в черном платье, когда: ой господи, крестится, да ну что вы. 

Протоиерей Павел 

– Ну да, это особая история. 

А. Пичугин 

– Ну да, это отдельный разговор. 

Протоиерей Павел 

– Отдельная особая история, даже этой проблемы не касаемся здесь. Проблема расцерковления – пока даже не знаю, с какой стороны сюда подобраться, подойти, и чем здесь можно помочь. Ну хотя, наверное, рецепт один и тот же. Знаете, когда дети начинают тихо ненавидеть школу – ведь проблема не только в том, что учителя плохие, дома все неинтересно, и у самого ребенка какие-то внутренние душевные сложности. Часто, несмотря на все это, ребенок может перепрыгнуть, как только рядом с ним появляется человек, абсолютно влюбленный в свое дело. Вот он появился – и все. И все остальное... Знаете, как вот, наверное, какой-то кукле, шарнирной кукле вдруг – раз, появился позвоночник, и все остальное – хоп, хоп, хоп, – оно вокруг этого выстраивается. Вот мне кажется, здесь то же самое. Достаточно встретить человека с явным отблеском Божественной благодати, в котором чувствуется, что, слушайте, своими силами человек это не может из себя произвести – и все вопросы сразу отпадают. Это не те вопросы, которые можно решить в рамках там нашего проекта, каких-то там ответов в поиске, поиска ответов путем рассуждений, указаний на какие-то материалы и так далее.  

А. Пичугин 

– Мы через минуту вернемся к продолжению обсуждения нового проекта отца Павла Великанова и его команды, «Академия веры» – https://vera.academy – можно его найти в интернете. Напомню, что заведующий кафедрой богословия Московской духовной академии, протоиерей Павел Великанов, Марина Борисова, я Алексей Пичугин здесь, в студии светлого радио. Через минуту мы снова вернемся сюда. 

А. Пичугин 

– Возвращаемся в студию светлого радио. Напомню, что сегодня здесь моя коллега Марина Борисова, я Алексей Пичугин. И заведующий кафедрой богословия Московской духовной академии, настоятель Пятницкого подворья Троице-Сергиевой Лавры, протоиерей Павел Великанов. Мы говорим про портал «Академия веры» – новый обучающий учебный проект, который создает отец Павел и его команда: https://vera.academy. Можно, я просто прочитаю, как у вас это определяется? 

Протоиерей Павел 

– Конечно.  

А. Пичугин 

– Мне кажется, все-таки в этом достаточно много всего заложено. «Новый просветительский проект от команды портала «Богослов.Ru»: первый для Рунета ресурс, посвящённый многостороннему изучению христианского вероучения. Почему бы не посмотреть свежим взглядом на учение и традиции Православной Церкви? Присоединяйтесь и вы: узнаете основы христианского учения и его источники, откроете для себя смысл православного богослужения и духовных практик, овладеете богословской терминологией, научитесь обосновывать свои религиозные убеждения и транслировать их, сможете создавать качественные богословские тексты», – это вы обещаете. 

М. Борисова 

– Это все очень воодушевляет и как-то вселяет надежду, что популярность будет расти. Но если говорить вот о той самой фокус-группе или о целевой аудитории, про которую тут Леша постоянно подчеркивал, что вот это все должно быть направлено на определенных людей, если посмотреть направление поисков не только вашей команды, но и многих аналогичных других, как правило, эти поиски устремлены как раз в сторону молодого слушателя, молодежной аудитории. Для которой, вот как некоторые наши знакомые утверждают, уже даже глагол «погуглить» это архаизм, а в общем, ответы на все вопросы люди там 15-летние там предпочитают искать в Ютубе... 

А. Пичугин 

– Ну 15-летние – это вы махнули, 15-летние. Я знаю 45-летних, которые полностью их интернет-пространство, ну не ограничивается Ютубом, но очень большую долю их внимания занимает. 

М. Борисова 

– И в связи с этим, конечно, поиск нового языка проповеди идет вот в этом направлении, по большей части. 

А. Пичугин 

– Честно говоря, простите, пожалуйста, сам, все что мне нужно сделать, найти, я честно говоря, тоже в Ютубе сейчас смотрю. Вплоть до того, что мне надо приготовить – я ставлю просто, включаю, и оно вещает. 

М. Борисова 

– Вот это лишний раз подтверждает, что это вот такое направление развития коммуникаций сейчас. Но ведь Евангелие это текст, и текст очень сложный. Нет ли такой опасности, что идя по пути такого наибольшего упрощения, популяризации, поиске визуальных вариантов рассказа о Христе, мы так далеко уйдем от первоисточника, что потом эту аудиторию очень трудно будет заинтересовать самим текстом Нового Завета?  

Протоиерей Павел 

– Вы знаете, буквально на днях у нас был показ в академии мультипликационного фильма, кукольного фильма, который был снят еще в 90-х годах в нашей стране, и параллельно проходили работы в Великобритании, он называется «Чудотворец». Это фильм по евангельской истории, полнометражный, очень глубокий, с очень качественными куклами с выверенным, исторически выверенным антуражем, с таким хорошим погружением. И вот я смотрел этот фильм, студенты, смотрел на их реакцию. Ну понимаете, ну казалось бы, ну уж нас-то уж, погруженных, казалось бы, в такую церковную тематику до самой макушки, – пробирает. И такие фильмы, казалось бы, вовсе не являются упрощением. Это удачная, на мой взгляд, попытка донести в той своей кукольной мифологии, вот в пространстве этой кукольной мифологии основные смыслы, основные моменты, которые едва ли сможет сам человек, не открыв Евангелие, сопоставить вот из чтения справочных материалов в Википедии или еще где-то. Это, знаете, вот поделюсь с вами такой, таким переживанием, такой, ну не знаю, находкой, болью: последнее время все больше думаешь о том, что нам сейчас в Церкви крайне важно снова открыть значимость красоты в жизни. Вот помните, у Паисия Святогорца, у преподобного Паисия есть такие слова, что люди устали от слов, они уже словам и не верят. Значимость и вес слов, он существенным образом снизился. Мы живем насколько в плотном информационном шуме, что вот эти семена истины, они проваливаются, они не считываются, они заглушаются вот этим шумом. Так вот, а красота, то есть истина здесь, она уже не работает. Но красота, она тем-то и сильна, что либо она есть, либо ее нет. И вот почему в храмах по сей день настолько значимы иконы, почему церковная архитектура, она отличается от обычной городской архитектуры, почему наш церковный язык, он тоже иной? Это же все те или иные попытки ну вот как-то подсветить осколки от Божественного Царства, которые у нас здесь есть. И не просто их так подсветить, но и где-то подсобрать. Да, вот человек приходит в храм, вот он, если он не ощущает прикосновения Божественного во всем, включая даже запах, какой вот ладан – вот все чувства, они включаются, этот синтез храмового действа происходит, – если он не ощущает этого прикосновения Божественного, значит, мы что-то делаем неправильно. И заметьте, что тут слов-то мало, слов здесь крайне мало. И возможно, вот именно в этом-то направлении мы и должны двигаться, чтобы засвидетельствовать о правде Божией, о том, что эта правда, она живая, это не какой-то музей. И Церковь это не какая-то фарфоровая кукла, которая где-то там стоит, расписная такая вся, красивая, позолоченная, но ее боятся даже коснуться пальцем, чтобы не рассыпалась, потому что она такая вот хрупкая, тонкая, и лучше к ней вообще не подходить, а то ничего от нее не останется. Нет, оно живое все, оно живет в тех христианах, у которых есть личный опыт встречи со Христом, и через этот опыт они сами становятся своего рода такими, знаете, маленькими светлячками. Вы знаете, я никогда не забуду эту картину, когда в Великий Четверток, после чтения Страстных Евангелий, мы еще жили на квартире в дальней части Сергиева Посада, далеко от центра, от Лавры, и вот как-то так получилось, что я приехал чуть-чуть раньше после окончании службы. Вышел на балкон – и вижу, как со всего города вот эти огоньки с четвертковыми свечками стекаются, как они едут в маршрутках, в автобусах, и вот они потом растворяются в этих домах. Я думаю: слушайте, но ведь какой замечательный образ, что в этом-то наше и призвание, что если мы, от нас никому тепло не становится, светло не становится, значит, что-то у нас в принципе неправильно. Так вот это же тоже красиво, тоже красота. Я вот буквально сегодня писал комментарий на Евангелие, помните, есть эпизод, незадолго до страданий приходит женщина и разбивает этот алавастровый сосуд с миром и помазывает Христу голову. Что это? Это безумие. Вот с точки зрения всех, кто там находился, включая учеников, это безумие. 300 динариев – это зарплата работника за год, это целое состояние, его не то что нищих там можно, это в дело можно вложить. Но само по себе оно красиво. Вот сам поступок, он потрясающий. Просто вот чисто по-женски, отключается всякая целесообразность – порыв души. Она не знает, как еще сказать Христу... Причем мы же вообще не знаем, кто эта женщина, что там, один евангелист упоминает, другой не упоминает, то есть это даже значения не имеет. Это такой порыв души – она вот берет самое дорогое, самое драгоценное, что у нее есть, может, на всю жизнь, и отдает это Христу, без мысли о том, какой смысл во всем этом есть. Но само по себе действие, оно настолько красиво, насколько прекрасно, что оно не может не оказаться глубоко функционально. И когда Христос говорит: вы не трогайте ее, не смущайте ее, это вам кажется, что это безумие, а на самом-то деле она сделала то, о чем вы не помышляете – она Меня подготовила к погребению. Вы знаете, меня просто вот в буквально смысле пронзило: вот где красота побеждает, она просто вот, она торжествует, несмотря на то, всю эту алогичность, неправильность, которая вокруг, она побеждает. Потому что она абсолютно функциональна, оказывается гораздо более функциональной, нежели чем самые там мудрые и самые правильные наставления и нравоучения, от кого бы они ни исходили.  

М. Борисова 

– Но вот видите, как раз именно об этом-то я и спрашивала. Ведь чтобы эту красоту открыть, нужно открыть Евангелие и прочесть этот текст. А когда человек приучается воспринимать некий пересказ, переложение, визуализацию... Понимаете, как бы хороши ни были «Хроники Нарнии», после них нужно, чтобы человек еще захотел Евангелие открыть, а не остановился бы на этом. Вот на мой взгляд, есть какая-то опасность. 

Протоиерей Павел 

– Конечно, опасность есть. Нет, конечно, такая опасность есть. Но вот я расскажу свой опыт, когда после того, как я прочитал Евангелие, оно меня очень сильно пробило, действительно пробило, я вот согласился с тем, что да, это что-то из ряда вон выходящее. Но мое вхождение именно в церковную жизнь произошло после того, как мне в руки попала книжка, переведенная на русский язык, я не знаю, кто был автор, там вся евангельская истории и новозаветная история, уже с Деяниями Апостолов, путешествия апостола Павла, была представлена в виде комиксов. Мне тогда было, не помню сколько – 16-17 лет, я ее прочитал, по-моему, за два дня. Притом что уже Евангелие, с Евангелием я уже был знаком, вот это соприкосновение, этот контакт произошел, касание уже произошло и уже оно сработало. И я его иногда перечитывал. Но я понимал, что это собрание чего-то такого вот, но оно не встраивалось в какую-то систему, в какую-то последовательность. Это были какие-то, знаете, яркие, красивые афоризмы, какие-то вот фрагменты каких-то вещей, а вот в целостную последовательность у меня не выстроилось оно. А вот эти комиксы, они мне все поставили на свои места. Такая диахрония вот от рождества Иоанна Предтечи там и до последних апостольских путешествий Павла. И мне кажется, что здесь, если мы будем помнить об этой опасности, с одной стороны, с другой стороны, помогать преодолевать вот эту нашу инаковость современную... Ну не пишут сегодня книги так, как было написано Евангелие, начиная там с родословия. Ну какую вы книгу сейчас видите, которая начинается с родословной, да. А это тоже глубина, это тоже прикосновение, но это надо же донести, это надо людям помочь. Показать, что, друзья, простите, то же самое, когда мы приходим в какую-то картинную галерею. Ну посмотрит человек на картину, скажет: ну да, че, прикольно нарисовал, похоже. И че? И вот за это там платят миллионы долларов? Скажет, нет, ну слушайте, это сумасшедшие, наверное. Но ему же надо объяснить, ему же надо суметь раскрыть смыслы, которые там, чем эта картинка отличается от фотографии. Почему над этой картиной человек может 20–30 лет работать каждый день, и почему люди ради этого приезжают из других стран, чтобы посмотреть. 

А. Пичугин 

– Вот хорошее очень сравнение, действительно замечательное. Потому что кто-то ведь придет, посмотрит на эту картину, ну даже, может быть, не скажет, за что тут платить такие деньги, за билет, и что сюда все едут. Просто посмотрит, скажет: угу, ну ладно, хорошо, прикольно. А кто-то будет с полным погружением. Так же, наверное, и с церковной жизнью. 

Протоиерей Павел 

– Я думаю, вот в этом-то и наша задача как именно проводников. Не посредников, а именно проводников. Наша задача научить раскрывать – ну не скажешь раскрывать красоту Евангелия, – но научить людей докапываться, дать им инструментарий в руки, пользуясь которым, они уже, если хотят, смогут это все открыть. 

А. Пичугин 

– Напомню, что в гостях у светлого радио сегодня заведующий кафедрой богословия Московской духовной академии, протоиерей Павел Великанов идейный вдохновитель и руководитель целой группы, которая создала проект «Академия веры» https://vera.academy/ в интернете. А можно несколько вопросов о техническом обустройстве? Вернее, как это все выглядит для человека, который его впервые открывает. У вас есть несколько уровней, их четыре: «Грамматик», «Ритор», «Философ» и «Богослов».  

Протоиерей Павел 

– Да. 

А. Пичугин 

– Просто вот чтобы привлечь наших слушателей, кому стало интересно, кому, мне кажется, должно стать интересно. А человек заходит на этот портал https://vera.academy/ и что он видит, вот что это за четыре уровня? 

Протоиерей Павел 

– Да, это четыре уровня классического образования. Мы играем своего рода в некую такую вот игру, где сначала человек изучает базовые понятия, да, «Грамматик», он просто учится, как учит речь, учит речь как таковую. Потом он учит пользоваться этой речью – это уровень «Ритора», после этого он уже может работать с определенными смыслами как «Философ». И после этого, только после этого он уже переходит на уровень «Богослова», когда он может оперировать высшими смыслами, уже связанными с откровением. Конечно, поскольку наш проект, он не образовательный в прямом смысле слова, и мы его не позиционируем, как некая образовательная площадка, он все-таки просветительский. Наша задача вот подтолкнуть людей и зародить у них интерес, дать почувствовать вот этот вкус богословия как такового. Не научного, такого фундаментального богословия, к которому, естественно, ты так вот со стороны подойдешь. А богословия как способности (вот дерзну привести свое такое определение богословия), богословия как опыта трансляции в словах и описания личного контакта с Божественным. Для меня богослов – это тот, кто имеет разного уровня опыт взаимодействия с Богом, с Божественным, в самом широком смысле слова, но не только имеет, он еще умеет его превратить в слово, он может его описать. Или не только в слово – это может быть какой-то образ, это может быть картина, это может быть фильм, это что угодно может быть. Для меня человек в этом смысле, любой человек, по задумке Божией, он не может не богословствовать. Если он не может транслировать то, что ему открывает Бог о Себе Самом – то значит, ну какая-то есть, изъян какой-то, некий ущерб в понимании этим человеком своего призвания. И это опять-таки, повторюсь, речь совершенно не идет о профессиональном богословии для людей, которые посвятили этому всю жизнь и являются такими профессиональными книжниками. 

А. Пичугин 

– Дальше открываем портал «Богослов.Ru», вернее, я надеюсь, что скоро сможем его открыть, и продолжаем совершенствоваться. 

Протоиерей Павел 

– Да, да абсолютно верно. И поэтому в каждом из этих уровней есть десять блоков. Внутри блока наполнение разное. Это четыре текста коротеньких, которые опять-таки мы формулировали в виде вопросов. Это вводный мультфильм, как раз посвященный этой тематике данного блока. И дальше у нас еще есть такие разделы, как «Недоумеваем» и «Изумляемся» – что это такое? Мы постарались сюда подобрать наиболее яркие, «вкусные» истории. Какие-то идеи, необычные ситуации, которые разворачивают наше представление о том или ином вопросе под иным углом. Ну например, у нас есть такое «Недоумеваем» – рассказ про αεροβάπτισμα – «воздушное крещение», которое например, в нашей Церкви оно неизвестно, а вот в восточных Церквах достаточно распространено даже по сей день. Зачем мы это приводим? 

А. Пичугин 

– А вы тогда уж расскажите. 

Протоиерей Павел 

– А что это такое, да, ну то есть это обряд Крещения намерением. Оказывается, крещение может совершаться намерением. Используется в ситуации, когда, например, мама родила ребеночка, нет возможности позвать священника его крестить, а есть риск, что ребеночек может умереть. Тогда мама берет его на руки, трижды поднимает в воздух и произносит формулу крещальную: «Крещается такой-то раб Божий во имя Отца, аминь, и Сына, аминь, и Святаго Духа, аминь». И после этого, если ребенок умирает, он считается крещеным и отпевается, и поминается как крещеный. Но если он не умирает, если он выживает, над ним совершается полностью весь чин Крещения, с троекратным погружением в воду, с миропомазанием и всем, что должно сопутствовать – это таинство. 

А. Пичугин 

– А если это взрослый человек? 

Протоиерей Павел 

– У нас происходит разрыв шаблона, понимаете: как это так? А что, для Бога настолько важно наше намерение, что Он может, не просто для Бога, что Церковь может признать сам факт моего намерения как нечто, имеющее первичное значение по отношению к самому обряду, который не был совершен? 

М. Борисова 

– Ну на самом деле это, если вспомнить то, чему нас учили лет сорок назад, когда мы приходили в храм, ровно то же самое. Только, может быть, более архаичные примеры из древних патериков приводились... 

Протоиерей Павел 

– Да, да. 

М. Борисова 

– Когда человек попадает в какую-то критическую ситуацию, оказываются, предположим, два человека, два путника в пустыне – один крещеный, другой нет, и вот непонятно, выживут или нет и... 

А. Пичугин 

– Песочком. 

Протоиерей Павел 

– Да, мы же помним прекрасно. Но смотрите, но здесь есть какой момент важен: что мы все равно считаем, что здесь должен быть какой-то материал. А это αεροβάπτισμα – «крещение воздухом», который есть везде. 

А. Пичугин 

– А Богу, так уж ли важно для Бога, вода это, песок... 

Протоиерей Павел 

– Об этом-то и речь. Конечно, об этом-то и речь, что не это совершенно важно. Мы же помним ситуацию с 40 мучениками, когда один из мучеников не выдержал вот этого искушения растопленной баней там, ушел туда, и один из воинов, который сторожил эту казнь, занял его место. Ну он же не был крещен, никто его не крестил вообще никоим образом. Каким образом, как? Да это и есть крещение намерением. В древней Церкви даже вопроса такого не возникало, понимаете. И вот мы старались подбирать разные ситуации, которые ну просто выталкивают несколько в новый ракурс взгляда на ту или иную проблему. Мы не пытались сделать такое, знаете, фундаментальное богословское всестороннее исследование данного вопроса, чтобы решить все недоумения и ответить на все поставленные вопросы. У нас с точностью до наоборот – мы хотели побудить человека научиться думать и искать ответы самостоятельно, лишь штрихами намечая ему некие траектории. Вот знаете, вот можно, смотрите: было так, так и так, – а дальше думайте сами, как можно двигаться. В этом смысле весь наш проект, он достаточно такой провокационный. 

А. Пичугин 

– Я пытаюсь понять все равно, на кого он рассчитан? Люди, которые по своим внутренним причинам ну не хотят они ничего знать про Церковь, ну они пройдут мимо. А если это им хоть сколько-нибудь интересно, как они о нем узнают? Они, может, не слушают радио «Вера». Как-то его продвигаете еще, на каких-то площадках? 

Протоиерей Павел 

– Ну конечно, мы его продвигаем на площадках социальных сетей, и в ВКонтакте, в Фейсбуке, в Одноклассниках, в Инстаграме. Ну я думаю, любая правильная книжка найдет своего читателя. И наш проект, я надеюсь очень, что посредством общения друг с другом людей тоже. Ну мы смотрим по числу посетителей, тех, кто зарегистрировался, и вот у нас уже сейчас, открою вам маленький секрет, мы никак не могли докончить дизайн сертификата, который вот хотим выдавать тем, кто успешно прошел все...  

А. Пичугин 

– О! А я как раз хотел сказать: хорошо, если бы по окончании там на электронную почту приходило свидетельство. 

Протоиерей Павел 

– Да, абсолютно верно. Причем там есть еще такая графа: процент успешно пройденных материалов, тестов, ну вообще не только тестов, вообще всех материалов. То есть если вы зарегистрировались, мы можем отслеживать вашу траекторию и понимать, какой процент у вас усвоения материала. Так вот у нас сейчас, у нас просто шквал писем таких, знаете: что это такое? Мы там все прошли, где же наш сертификат?! Знаете, такой елей на душу. Потому что ну мы ожидали, что будет интерес, что будет как-то заинтересованность, но не думали, что наши посетители такие вот дотошные, они взялись там. Недавно мне одна женщина рассказала, причем пожилая женщина, что... Вот я сейчас расскажу эту ситуацию, она меня так, с одной стороны, позабавила, а с другой стороны, заставила задуматься. Она рассказала так, в общих чертах своей внучке про наш проект. И знаете, когда внучка прямо так – хоп, включилась и заинтересовалась? Когда ей бабушка сказала, что там надо пройти сорок уровней. Понимаете, у нее – щелк, слушайте... 

М. Борисова 

– Ну да, как в игре. 

Протоиерей Павел 

– О, как интересно! Я пройду все сорок уровней! Причем девочка она совершенно нецерковная. Так это о чем – так мы сами не понимаем, может быть, даже вот именно, мы как котята сейчас, вот пытаемся нащупать что-то такое. А по-хорошему ведь, давайте уж будем откровенны, подобных проектов, как «Академия веры», у нас должны быть десятки, если не сотни. Я вспоминаю там один католический проект – «католический код» – что-то такое вот, – катехизис для католика, выполненный в виде, ну вот они как-то совместили, с одной стороны, это игровой жанр, а с другой стороны, такую хорошую, качественную, фундаментальную подачу информации о церкви, о жизни христианина. Слушайте, ну видно, что, например, нам предложите такой сделать проект – а вот я, например, я откажусь, потому что здесь должен работать, ну не побоюсь сказать, целый институт. Там каждый раздел – видно, это настолько, это своего рода мини-энцииклопедия – с великолепно подобранными иллюстрациями, с шикарным дизайном, с где-то там какими-то историями, очень хорошо, корректно переписанными. И видно, что люди работали там не несколько месяцев – это более чем достаточное финансирование, это более чем большой временной простор, в котором можно это сделать. Я на них смотрю и радуюсь. 

А. Пичугин 

– Ну мы в начале пути. Ведь я думаю, что мы только в начале пути. Не знаю, у кого вообще из Поместных Церквей есть, у католиков действительно это очень много. А вот у кого из Поместных Православных Церквей даже не знаю, может быть, у Константинополя?  

Протоиерей Павел 

– Нет, Алексей, в том-то и дело, что нет. Я вот пару месяцев назад там был приглашен в Амстердам, там в том числе представлял наш проект – он там вызвал живейший интерес. И насколько я знаю, его сейчас переводят на английский язык, наши материалы, потому что чувствуют огромный спрос вот на подобного рода ресурс, в который можно погрузиться и вот как-то пережить прикосновение к этому вкусу христианского богословия, то что в Церкви вовсе не атрофируется способность человека думать, размышлять, а напротив, она раскрывается в такой красоте, в какай, быть может, и не всякий философ может раскрыться. 

А. Пичугин 

– Я надеюсь, что мы нашей программой сегодняшней сумели подогреть у слушателей интерес к этому проекту. Потому что действительно важно, такого еще не было. Несколько моих знакомых в церковном поле пытались создать что-то подобное, каждый, используя своей инструментарий – кто-то с помощью интернета, кто-то с помощью киноистории. Но вот такого проекта, как «Академия веры», пока еще не было. И вы в начале пути, я надеюсь, что все это будет развиваться, и как можно больше людей сумеют воспользоваться тем, что вы предлагаете. И главное, чтобы «Богослов.Ru» тоже открылся, заработал...  

Протоиерей Павел  

– Да, Алексей, спасибо. 

А. Пичугин 

– Как такое правильное, основное.  

Протоиерей Павел  

– Мы еще ничего не сказали о том, что у нас там есть инфографика, о том, что это очень интересная была работа, о том, что там интерактивные игры. Вот пусть это... 

А. Пичугин 

– Мы раз пять сайт назвали или шесть – https://vera.academy  

Протоиерей Павел 

– Пусть пользователи смотрят сами. 

А. Пичугин 

– Открывайте, смотрите, очень много всего интересного. Здесь и действительно инфографика, мультипликация, огромное количество роликов, четыре уровня: «Грамматик», «Ритор», «Философ» и «Богослов». Открывайте главную страницу – здесь все написано. Спасибо большое. Отец Павел Великанов, протоиерей, настоятель Пятницкого подворья Троице-Сергиевой Лавры, заведующий кафедрой богословия Московской духовной академии, сегодня здесь, в программе «Светлый вечер». Моя коллега Марина Борисова, я Алексей Пичугин. Всего доброго. 

М. Борисова 

– До свидания. 

Протоиерей Павел 

– Всего доброго. Спасибо большое всем. 

Друзья! Поддержите выпуски новых программ Радио ВЕРА!
Вы можете стать попечителем радио, установив ежемесячный платеж. Будем вместе свидетельствовать миру о Христе, Его любви и милосердии!
Мы в соцсетях
******
Слушать на мобильном

Скачайте приложение для мобильного устройства и Радио ВЕРА будет всегда у вас под рукой, где бы вы ни были, дома или в дороге.

Слушайте подкасты в iTunes и Яндекс.Музыка

Другие программы
Рифмы жизни
Рифмы жизни
Авторская программа Павла Крючкова позволяет почувствовать вкус жизни через вкус стихов современных русских поэтов, познакомиться с современной поэзией, убедиться в том, что поэзия не умерла, она созвучна современному человеку, живущему или стремящемуся жить глубокой, полноценной жизнью.
Беседы о Вере
Беседы о Вере
Митрополит Волоколамский Иларион – современный богослов, мыслитель и композитор. В программе «Беседы о вере» он рассказывает о ключевых понятиях христианства, рассуждает о добре и зле, о предназначении человека. Круг вопросов, обсуждаемых в программе, очень широк – от сотворения мира, до отношений с коллегами по работе.
Свидетели веры
Свидетели веры
Программа «Свидетели веры» — это короткая, но яркая история православного миссионера, как из древних времен, так и преимущественно наших дней, т. е. ХХ и ХХI век. В жизненной истории каждого миссионера отражается его личный христианский подвиг и присутствие Христа в жизни современного человека.
Тайны Библии
Тайны Библии
Христиане называют Библию Священным Писанием, подчеркивая тем самым вечное духовное значение Книги книг. А ученые считают Библию историческим документом, свидетельством эпохи и гидом в прошлое… Об археологических находках, научных фактах и описанных в Библии событиях рассказывает программа «Тайны Библии».

Также рекомендуем