Москва - 100,9 FM

«Музыка и семья». Светлый вечер с Иваном Смирновым и Иваном Смирновым младшим (29.08.2018)

* Поделиться

Иван Смирнов и Иван Смирнов младший.
Фото: www.facebook.com

У нас в гостях были композитор, гитарист Иван Смирнов и его сын, гитарист Иван Смирнов младший.

Разговор шел о музыкальном творчестве и о вере в Бога.


А. Пичугин

— Здравствуйте, дорогие слушатели! «Светлый вечер» на Светлом радио. В этой студии приветствуем Вас мы, Алла Митрофанова...

А. Митрофанова

— ...Алексей Пичугин.

А. Пичугин

— Сегодня у нас в гостях Иван Смирнов и Иван Смирнов. (Смеется.)

И. Смирнов

— Да, всем привет, здравствуйте!

А. Пичугин

— Здравствуйте, здравствуйте. Ну, как-то это, наверное, официально надо представить! Иван Смирнов, знаменитый российский гитарист. Иван Смирнов, сын Ивана Смирнова, знаменитый российский гитарист.

А. Митрофанова

— (Смеется.)

И. Смирнов

— Ну, «знаменитый» — это сильно сказано. Известный в определенных кругах и в области своей.

А. Митрофанова

— Иван Николаевич, ну, Вы неоднократно признавались лучшим гитаристом России, поэтому зачем скромничать!

И. Смирнов

— Ну, это... Ну, все любят признаваться лучшими!

А. Пичугин

— Ну вот я, как ни стремился, никогда в жизни не стать мне лучшим гитаристом. Четыре аккорда я выучил — и все, и на этом все.

И. Смирнов

— А я знаю гитаристов, которые знают четыре-пять аккордов, но... Например, Высоцкий. Мне нравится, как он играет. Я считаю его замечательным гитаристом, помимо того, что он певец и поэт...

А. Митрофанова

— А Вы правы. Это, кстати, да.

И. Смирнов

— Да.

А. Митрофанова

— Но, вместе с тем... Нет, ну, не будем отрицать: все-таки Ваш уровень профессионализма — он на высоте, и он признан всеми. И поскольку у нас сегодня два Ивана Смирнова в студии, мы будем, Иван Николаевич, к Вам обращаться по имени-отчеству...

И. Смирнов

— Конечно...

А. Митрофанова

— ...а к Вашему сыну будем обращаться просто «Иван».

А. Пичугин

— Вы не против?

И. Смирнов-младший

— Как угодно!

И. Смирнов

— Можно «Иван Иваныч»!

(Смеются.)

А. Митрофанова

— Иван Иваныч!

А. Пичугин

— Иван Иваныч, прекрасно!

И. Смирнов-младший

— Да нет уж, давайте...

И. Смирнов

— Да ладно.

А. Митрофанова

— «Как пришли в студию радио „Вера“ Иван Иванович и Иван Николаевич — и не поссорились».

И. Смирнов

— Да. Как поссорились Иван Иванович с Иваном Николаевичем. (Смеется.)

А. Митрофанова

— А Вы, кстати, ссоритесь?

И. Смирнов

— Да, практически, нет.

А. Митрофанова

— Все-таки, мне кажется, это непростая задача — работать вместе с папой. Иван, скажите, как это на самом деле?

И. Смирнов-младший

— Да нет... Достаточно... Очень даже такая задача... Как Вы сказали? Задача, в общем, из приятных.

А. Митрофанова

— Правда?

И. Смирнов-младший

— По-моему, да. У нас никогда не бывает... Наоборот даже, это способствует какому-то такому...

И. Смирнов

— ...единению.

И. Смирнов-младший

— Да.

А. Пичугин

— А выбор-то был, кем становиться? Ведь я так понимаю, что с рождения все время в жизни присутствовала гитара.

И. Смирнов-младший

— Ну, это так естественно. Вообще-то, нет.

А. Пичугин

— Ну, вообще-то, не естественное, наверное, но... (Смеется.)

И. Смирнов-младший

— Нет, это случилось... Я имею в виду, это все естественно — в смысле гитары. И музыки.

А. Митрофанова

— Про Вас не шутят, что Вы с гитарой родились уже сразу, в руках?

И. Смирнов-младший

— Нет, не совсем. Я, вообще-то, учился на фортепьяно, да, классическом. И потом как-то само собой вот так к гитаре меня, так сказать, как-то что-то привело.

А. Пичугин

— Но тут интересно что? Иван Николаевич, Вы занимаетесь гитарной музыкой на протяжении последних, наверное, сорока с лишним лет. Это то время, когда...

И. Смирнов

— Пятидесяти, я бы сказал.

А. Пичугин

— Пятидесяти лет. Это то время, начало самое, когда у нас, наверное, сложно было говорить именно о гитарной музыке. Были профессионалы-гитаристы, все это складывалось в вокально-инструментальные ансамбли, с одной стороны, в какую-то подпольную музыкальную жизнь, с другой стороны. Где-то это пересекалось. С третьей стороны была авторская песня, тоже с гитарой. Но здесь уже сложно говорить о какой-то такой именно музыкальной составляющей — здесь, скорее, симбиоз — в первую очередь, это стихи, это слова.

И. Смирнов

— Ну, джазовый еще омут.

А. Пичугин

— Джазовый, да. Но тут вот опять эта форма — «Сегодня он играет джаз...» известная...

И. Смирнов

— Ну, классика.

А. Пичугин

— Классика. Но тут гитара тоже, опять же, не на первых ролях.

И. Смирнов

— Академическая.

А. Пичугин

— Да. А как же так вышло, что в 60-е годы и Вы заинтересовались гитарой?

И. Смирнов

— Ну как — «Битлз» же!

А. Пичугин

— Ага.

А. Митрофанова

— Это все объясняет.

И. Смирнов

— Как бы... Чего же не заинтересоваться?

А. Пичугин

— Ну смотрите...

И. Смирнов

— А потом, она, Вы знаете... Она же доступная. Это же народный инструмент — взял его, там, брам-брам — можно так...

А. Пичугин

— Но кто-то и остался на уровне четырех блатных аккордов.

И. Смирнов

— Тебя если не удовлетворяет, ну, двигайся дальше, так сказать, развивайся. Потом, после «Битлз» начинается что-то еще, потому что-то еще, потом джаз, потом академическая музыка, Мусоргский и прочее. И раскрываешь огромное пространство, и начинаешь вообще дышать в нем и потихоньку себя там находить, свое место какое-то искать, так сказать.

А. Митрофанова

— А Вы в начале Вашего, так сказать, творческого пути — Вы же работали вместе с Эдуардом Артемьевым, если я не ошибаюсь?

И. Смирнов

— Было дело. Там Любимов был Алексей такой, Татьяна Гринденко и Мартынов еще Володя...

А. Митрофанова

— Владимир Мартынов.

И. Смирнов

— Да.

А. Митрофанова

— Ну вот три легенды.

И. Смирнов

— Такой симбиоз был, да.

А. Митрофанова

— Ну потрясающе, Вы знаете, поскольку эти люди (во всяком случае, Владимир Мартынов и Эдуард Артемьев) — это композиторы, которые, я думаю, широкой аудитории знакомы через те фильмы...

И. Смирнов

— Безусловно.

А. Митрофанова

— ...через те какие-то ну потрясающие композиции, которые у нас... Ну, даже и в советское время они звучали постоянно и по радио, и по телевидению. Расскажите чуть подробнее о них, пожалуйста. Это люди, которые, наверное, во многом тоже определили в Вас какие-то черты?

И. Смирнов

— Вы знаете, нет.

А. Митрофанова

— Нет?

И. Смирнов

— Ну вот Леша, так сказать, Артемьев (он в крещении Алексей) — я его так давно знаю, но соприкасались мы не так уж часто. Это был эксперимент. Такой, знаете ли... Вот собралась такая кучка, такая могучая... Вот я был из своей сферы, они — оттуда, один — оттуда. И буквально это была жуткая такая авангардная экспериментальная музыка, электронный такой авангард — не только электронный, смесь такая.

А. Пичугин

— А Эдуард Артемьев — вообще один из первопроходцев русской электронной музыки.

И. Смирнов

— Мартынов...

А. Пичугин

— Мартынов — вообще первопроходец, да.

И. Смирнов

— Мартынов — да, он такой. Он занимался и крюковым пением древним... Гринденко тоже была этим немножко так заражена. И поэтому мы на какое-то время сошлись и пытались создать такую... Был такой Юра Богданов еще, звукорежиссер, который сотрудничал как раз с Артемьевым. И был такой «Синти-100», его привезли.. Это первый синтезатор, вот с эту студию, наверное.

А. Пичугин

— Но Мартынов же осваивал как раз все эти направления, нет?

И. Смирнов

— Нет, это вот Богданов, Артемьев. Он на нем много музыки записал. Вот «Куда киты уходят», кинофильм такой. И вот они экспериментировали с этими звуками, и была у них такая студия специальная, туда Мишель Легран приезжал, кто-то еще, какие-то знаменитости — Джоан Баэз, что ли, еще кто-то. И вот они там варились. Для того времени то было, конечно... Это сейчас вот кнопки везде, гаджеты, а тогда ничего не было. И вдруг такой «Синти-100» — это вообще... Вот с эту комнату — ну это вообще... Вот. И... И мы решили, вернее, они решили создать такой «Бумеранг» — такую некоторую творческую группу. Ну, мы пытались это сделать, и... А тогда, в эпоху вот этих всех художественных советов... Худсоветы... Мы не прошли.

А. Митрофанова

— Непросто Вам пришлось с авангардной музыкой...

И. Смирнов

— Не прошли. Они говорят: «Ну что это такое! Что же это такое...»

А. Пичугин

— А где Вы черпали вдохновение? Где Вы брали примеры? Вот как мне...

И. Смирнов

— Когда? В какой период?

А. Пичугин

— В 70-е. Ну, это были какие? Это был конец 70-х — начало 80-х, правильно?

И. Смирнов

— Нет-нет-нет.

А. Пичугин

— Нет?

И. Смирнов

— Это было позже.

А. Пичугин

— Позже? А, если позже, тогда проще.

И. Смирнов

— Это было в 80-е.

А. Пичугин

— Ну, в 80-е. Но все равно — худсоветы это одно, а примеры какие-то, как это выглядит на Западе... Ведь откуда Вы все это брали? Я понимаю, что «вражеские» голоса, пластинки на костях...

И. Смирнов

— Не я же брал. Каждый вносил свою лепту. Там, Любимов Леша — у него свой багаж. Татьяна — она же была замужем за знаменитым скрипачом...

А. Пичугин

— ...Гидоном Кремером.

И. Смирнов

— Да. Она свою лепту вносила. А Артемьев симфонизм в это дело вносил. И... А я вносил такой какой-то, знаете ли, авангардный такой гитаризм, такой полуджазовый-полуроковый.

А. Митрофанова

— Фантастика!

И. Смирнов

— Типа «Кинг Кримсон».

А. Пичугин

— Угу.

А. Митрофанова

— Вы когда об Эдуарде Артемьеве начали говорить, Вы сказали, что вот Вы его зовете «Леша», он в крещении Алексей...

И. Смирнов

— Не, я его «Леша» не зову... Звал. Ну, мы звали так.

А. Митрофанова

— Вы звали.

И. Смирнов

— Сейчас уже не то время.

А. Митрофанова

— Ну, допустим, хорошо. Дело не в этом. Я зацепилась, так сказать, в голове за это слово, что вот он в крещении был Алексей, и Вы как-то так это особо выделили. Тогда, в то время и сейчас, я так понимаю, что это для Вас какая-то очень значимая составляющая...

И. Смирнов

— Конечно.

А. Митрофанова

— ...и Вашей жизни, и тех людей, с кем Вы работаете.

И. Смирнов

— Особенно в то время.

А. Митрофанова

— Почему? А расскажите, как это влияло на то, чем Вы занимаетесь.

И. Смирнов

— Ну, как... Ну, чтобы найти родственные, так сказать, какие-то связи через православие, тогда проще.

А. Митрофанова

— Единомышленников найти?

И. Смирнов

— Вроде того. Тогда как-то проще некоторые вещи объяснять и докапываться до нужных вещей в творчестве.

А. Митрофанова

— А как религиозные взгляды проецируются на музыкальную культуру и мировоззрение?

И. Смирнов

— Никак. Это чисто... Они не связаны физически, что ли.

А. Митрофанова

— Ну вот да, скорее, да.

И. Смирнов

— Это подспудно. Это же...

А. Пичугин

— Вот наконец, да. Вот как мне нравится, когда об этом говорят именно так.

И. Смирнов

— Да. Потому что есть некий стержень. Вот. А у другого — другой стержень, неизвестно, какой. Я не знаю, какой.

А. Митрофанова

— И Вы с этим человеком не созвучны, получается?

И. Смирнов

— Да. Может быть, ему... деньги его только интересуют. Как вот добиться успеха, как вот существует на рынке и на Западе. Добиться успеха. Говорят: «успешный человек», «удачливый». Удача ему. Вот ему удача свалились — получил он 3 миллиона. И вот он герой. А тут совсем другое. Тут речи об этом не идет. Идет — докопаться до каких-то открытий, чего-то открыть, чего не было, и показать людям, и вдохновить их. И поднять немножко над некоторой такой бытовой серостью, что ли. Отвлечь. Для чего и нужно искусство. Оно призвано.

А. Пичугин

— Мы сейчас прервемся, но только лишь для того, чтобы послушать музыку. «Страна, где ночует Солнце» — так называется композиция, которая сейчас прозвучит в эфире Светлого радио.

И. Смирнов

— Да.

А. Пичугин

— Расскажите, почему так называется, и о чем это, и как.

И. Смирнов

— Я ее так назвал, но... Вот в чем дело. У меня такой был приятель — ну, был и есть — Ахмат Бакаев некто. Очень талантливый человек. И он гениально может писать такие короткие темы. И очень много написал музыки для кино. Там это годится — то есть такой рефрен некоторый, и он запускается через весь фильм, и замечательно. Вот. И мы писали как раз такой вот рефрен. А я взял и из него такую сделал композицию целую. Поэтому основная идея и тема — она, так сказать, принадлежит Ахмату Бакаеву. Фильм назывался «Кош ба кош». Очень хороший фильм, такой он как бы... сейчас называется артхаус...

А. Митрофанова

— Артхаусное кино.

И. Смирнов

— Артхаус, да? Или, там, как-то еще.

А. Митрофанова

— Авторское кино еще.

И. Смирнов

— Не, не авторское. Ну, вроде, артхаус. Еще как-то называли... Вот. И потом вот она превратилась в такую... То есть это изначально музыка для кино. И еще скажу, что она вот сейчас звучит так... Это было написано очень давно...

А. Пичугин

— Давно — это когда?

И. Смирнов

— 2002-й, может быть, а может быть, и чуть раньше.

А. Пичугин

— Ну, и не так уж давно, вроде бы, с другой стороны.

И. Смирнов

— Нет, для музыки это... Мы же, так сказать, развиваемся. Тогда это было записано, причем, с концерта, что ли? Да, с концерта. А сейчас она так полноценно совершенно звучит, и жалко, что... Приходите на концерт вот...

А. Пичугин

— 9 сентября.

И. Смирнов

— 9 сентября, да.

А. Пичугин

— Думал после композиции напомнить, но Вы все сказали.

И. Смирнов

— Вот. И там Вы ее услышите в таком, в полновесном звучании, с прекрасными инструментами такими экзотическими, дудками.

А. Пичугин

— 9 сентября. Это день рождения Ивана Николаевича Смирнова.

И. Смирнов

— Да, это вот Ваня спровоцировал...

А. Пичугин

— В ЦДХ.

И. Смирнов-младший

— В Центральном доме художника.

И. Смирнов

— ...провести такое мероприятие.

А. Пичугин

— Хороший зал! Знаковый для многих стал.

И. Смирнов

— Хотя, наверное, я не очень склонен... Ну ладно, там, юбилей, там, еще какой-то — туда-сюда. А тут — ну и что, ну, день рождения — ну и что?

А. Митрофанова

— А почему нет? Это же прекрасно!

И. Смирнов

— Так я же не говорю — нет.

И. Смирнов-младший

— А потом, этот зал был нашим родным...

И. Смирнов

— Ну, в общем, да, мы там...

И. Смирнов-младший

— Так что это даже символически.

И. Смирнов

— ...много играли там раньше.

А. Митрофанова

— Давайте сейчас к музыке обратимся...

И. Смирнов

— Давайте.

А. Митрофанова

— ...а разговор продолжим сразу после того, как прослушаем музыкальную композицию.

А. Пичугин

— «Страна, где ночует солнце».

(Звучит композиция И. Смирнова «Страна, где ночует солнце».)

А. Пичугин

— Мы возвращаемся в студию Светлого радио после этой чудесной музыки. «Страна, где ночует солнце», — так называлась композиция. Я напомню, что у нас в гостях музыканты Иван Смирнов и Иван Смирнов, отец и сын.

И. Смирнов

— Иван Смирнов-младший, можно сказать.

А. Пичугин

— Иван Смирнов-младший, да, хорошо. Иван Смирнов-младший, как Вы вообще во все это попали? Ну понятно, что отец. Но теперь я честно признаюсь: я был на Вашем выступлении, но очень давно это было, 10 почти что лет назад. Почти! 10 лет назад — 2008 год, весна. И уже тогда как бы что-то неразделимое — коллектив «Иван Смирнов и Иван Смирнов». Так как Вы туда попали? Ведь можно же просто быть сыном своего отца и заниматься даже музыкой, но какими-то своими проектами, которые, наверняка, есть.

И. Смирнов-младший

— Конечно.

А. Пичугин

— Вы везде выступаете вместе с отцом. И когда мне сообщили, что «к Вам придет Иван Смирнов», и вот даже в брифе просто написано «Иван Смирнов», я удивился, потому что Иван Смирнов как бы без Ивана Смирнова, практически, нигде не появляется.

И. Смирнов-младший

— Ну как же, это ошибочное мнение, конечно. (Смеется.) Потому что сейчас я уже принимаю участие в достаточно многих проектах. И такой есть ансамбль — «Ихтис».

А. Пичугин

— Ну вот, конечно, друзья наши.

А. Митрофанова

— Наш любимый, конечно.

А. Пичугин

— Диски «Ихтиса» выпущены на радио «Вера».

И. Смирнов-младший

— Конечно. Но во многом аранжировки «Ихтис» — это моя заслуга! (Смеется.)

А. Пичугин

— Я знаю, я знаю! Там везде об этом написано!

И. Смирнов

— Там же и Миша Смирнов...

И. Смирнов-младший

— Да, там же и Миша Смирнов. Вот. А как получилось... Ну вот в контексте...

И. Смирнов

— Брат.

А. Пичугин

— Ну, понятно.

И. Смирнов-младший

— ...как я попал вообще в группу к отцу, ну тоже совершенно естественно. Это связано, наверное, опять с гитарой, потому что меня как-то она притянула, я стал заниматься, а в какой-то момент гитарист, который был тогда в группе, ушел. И, собственно, место стало свободным, и, естественно, как бы я оказался на месте того гитариста, который был до меня.

И. Смирнов

— Да я его просто... Знаете, как учат плавать, знаете?

А. Пичугин

— Бросают — и плыви!

А. Митрофанова

— (Смеется.) Бросают!

И. Смирнов

— Бросают — и все. Я говорю: «Завтра концерт».

И. Смирнов-младший

— Ну да, это было непросто, конечно. Но музыку я знал как бы с... прошу прощения, с пеленок.

И. Смирнов

— Я его ничему не учил, ничего... Просто говорю: «Все, пора на сцену».

И. Смирнов-младший

— Да.

А. Митрофанова

— Вы знаете, все равно, когда есть некий творческий коллектив — там, понятно, в зависимости от состава и характера отношений по-разному могут выстраиваться иерархические какие-то вещи. Но вот сейчас, когда у нас был небольшой перерыв, мы слушали музыку, я обратила внимание, что Иван Смирнов-младший Ивану Смирнову-старшему говорит: «Ну ты вот рассказываешь и рассказываешь, и слова вставить невозможно!». Вы внутри коллектива, когда решаете какие-то творческие задачи, принимаете во внимание мнение друг друга? У Вас есть некая иерархия, или у Вас демократия? Как это действует?

И. Смирнов

— Сейчас... В принципе, веса у меня больше, но я всегда, прежде, чем что-то такое продвинуть в жизнь, для меня мнение, так сказать, других — оно первозначно.

А. Митрофанова

— Иван, это правда? (Смеется.)

И. Смирнов

— Если Ваня говорит: «Ты знаешь, ну куда это... Куда тебе, ты уже сколько... Зачем?», и я так: «У-у...».

И. Смирнов-младший

— Ну да, есть момент такой, конечно.

И. Смирнов

— А потом он говорит: «Ты знаешь, ничего». Я говорю: «Правда?».

А. Митрофанова

— (Смеется.)

И. Смирнов

— Так что у нас в этом смысле демократия. А если надо чего-то... когда уже пошло дело, там я немножко, конечно, превалирую.

А. Митрофанова

— Иван, а Вы себя реализованным музыкантом чувствуете, человеком, который своим путем идет все-таки?

И. Смирнов-младший

— Конечно, да. Безусловно.

А. Митрофанова

— И что для Вас на этом пути самое главное?

И. Смирнов-младший

— Ну, что-то такое...

И. Смирнов

— Пластинку записать до конца.

И. Смирнов-младший

— Да, вот я... (Смеется.) У меня сейчас мысли только такие, действительно, в голове. Потому что я пишу пластинку свою личную. Это тоже гитарная музыка. Так что, дай Бог, в ближайшем времени она все-таки выйдет. Потому что это я работаю достаточно долго уже...

И. Смирнов

— Хорошая музыка. Мы ее играем даже в концерте.

И. Смирнов-младший

— Ну вот-вот уже. Остались буквально штрихи.

А. Митрофанова

— 9 сентября — концерт, который будет, там можно будет услышать?

И. Смирнов

— Она, одна вещь, будет замечательная.

И. Смирнов-младший

— Может быть, и не одна.

А. Митрофанова

— (Смеется.)

И. Смирнов

— А, ну если он еще соло сыграет... У нас там будет соло, дуэт, трио, квартет, секстет, септет и дальше.

А. Пичугин

— Настоящий деньрожденческий концерт.

А. Митрофанова

— А отец Димитрий Смирнов придет к Вам?

И. Смирнов-младший

— Обязательно.

А. Митрофанова

— Обязательно?

И. Смирнов

— Он любит. Вы знаете, как он любит — как Путин. Один раз мы где-то играли...

А. Митрофанова

— Я прошу прощения, тут надо пояснить...

А. Пичугин

— Оговорить, да, почему.

А. Митрофанова

— ...в каких Вы родственных связях состоите.

И. Смирнов

— Да братья мы родные, и все.

А. Пичугин

— Родные братья, да.

И. Смирнов

— Вот. Мы играли — Майндорф, такая деревня на Рублевке, это правительственное такое место. И никто не знал, кто приедет, какой-то высший чин. И никто не знал. И он говорит: сидите здесь, никуда. Шаг в сторону — расстрел. Ну, мы сидим. И открывается, значит, дверь, и выбегает собачка, и все: «А-ах! Путин!». И весь кабинет министров — Путин, Кондолиза Райс, там чего-то они выясняли — Корея пустила какую-то ракету... Ну, это было достаточно... И однажды тоже у нас концерт в ЦДХ. Ну, дыр-дыр-дыр, дыр-дыр-дыр... Включается свет — и отец Дмитрий такой сидит.

А. Митрофанова

— (Смеется.)

И. Смирнов

— Знаете его позу такую? Такой, сидит...

А. Митрофанова

— Харизматичная такая поза.

И. Смирнов

— Как будто вокруг никого нет, один он так на троне. И я так: «О-о! Я говорю: «Привет! Я не знал, что ты здесь». Он любит иногда так появляться. Но... Ты говоришь, он будет обязательно... Ты его?..

И. Смирнов-младший

— Конечно.

И. Смирнов

— Ну вот Ваня...

И. Смирнов-младший

— Я каждый концерт...

И. Смирнов

— Ваня у нас приглашениями занимается.

А. Митрофанова

— А почему для Вас важно так его присутствие и оценка?

И. Смирнов

— Для меня вообще не важно его присутствие.

И. Смирнов-младший

— Ну, это же патрон!

А. Митрофанова

— (Смеется.)

И. Смирнов

— Да нет!

И. Смирнов-младший

— Ну, для нас, во всяком случае, да.

А. Митрофанова

— Ну, для младшего поколения, да, видимо.

И. Смирнов

— Ты знаешь, я бы даже...

И. Смирнов-младший

— Для нас это...

И. Смирнов

— Я бы не хотел, чтобы он был — знаете, в каком смысле? Потому что у нас будут там тоже некоторые эксперименты, даже будут барабаны... Он это... Зачем ему барабаны? Мне даже чуть-чуть они... Ну, Ваня хочет так тоже немножко поэкспериментировать. Ему громко. Он говорит: «Ну зачем так громко?». Ну я согласен, но я ничего не могу сделать, таковы правила!

А. Пичугин

— Нет, тут уже вкусовщина такая, знаете! А Вам — нравится, а Вы хотите так экспериментировать! Ну это уж... Либо ходить, либо не ходить тогда!

И. Смирнов

— Ну да. Но мне его жалко. Я его жалею. (Смеется.) Я его люблю очень.

А. Митрофанова

— И Вы разрываетесь между правилами концерта и любовью к брату?

И. Смирнов

— Да, да.

А. Митрофанова

— Понятно. Конфликт, действительно.

И. Смирнов

— Да!

А. Пичугин

— Мы сейчас будем переходить к следующей песне, она называется «В последний раз». Как бы она ни называлась...

И. Смирнов

— Тоже — музыка из кино...

А. Пичугин

— Это музыка из кино, да? «В последний раз» — у нас не последний раз, у нас еще половина программы впереди. Музыка из какого кино?

И. Смирнов

— «Женская собственность». Ну это Миша назвал так... Я говорю: «Называй как хочешь».

А. Пичугин

— Меня, знаете, всегда удивляло — вот как можно называть инструментальные композиции?

И. Смирнов

— Вот именно. Иногда думаешь: «Ну зачем это надо? Пускай сам для себя решает этот образ, так сказать. Зачем его привязывать к чему-то? Вот. А это очень непросто».

А. Пичугин

— А три звездочки не поставишь ведь!

И. Смирнов

— Да. (Смеется.) А иногда само собой называние, так сказать, обуславливает то, что есть, то, что звучит.

А. Митрофанова

— Ну, может быть, название подсказывает некое настроение музыкальное?

И. Смирнов

— Нет, иногда диктует. А лучше б и не надо бы...

А. Пичугин

— Ну вот опять же...

А. Митрофанова

— Давайте послушаем!

А. Пичугин

— Да, давайте слушать, и, может быть, поймем, почему «В последний раз» тогда... Иван Николаевич Смирнов, Иван Иванович Смирнов, Иван Смирнов-старший и Иван Смирнов-младший здесь, в студии Светлого радио. Мы слушаем замечательную музыку гитарную. Композиция называется «В последний раз». Алла Митрофанова, я Алексей Пичугин... Мы не в последний раз здесь...

И. Смирнов

— Там еще... Там еще Михаил Смирнов!

А. Пичугин

— Михаил Смирнов — тоже, да, уточним...

И. Смирнов

— Он там на гармошке играет!

А. Митрофанова

— Музыкальный коллектив семьи Смирновых.

(Звучит композиция И. Смирнова «В последний раз».)

А. Митрофанова

— «Светлый вечер» на радио «Вера» продолжается. Еще раз здравствуйте, дорогие слушатели! Алексей Пичугин, я — Алла Митрофанова, и с удовольствием напоминаю, что в гостях у нас сегодня Иван Смирнов, гитарист, виртуоз, композитор, аранжировщик, который неоднократно признавался лучшим гитаристом России. Иван Смирнов-младший — гитарист, аранжировщик...

А. Пичугин

— ...виртуоз...

А. Митрофанова

— ...виртуоз, музыкант...

И. Смирнов

— ...композитор!

А. Митрофанова

— ...композитор... Ну, в общем, у нас Иван Смирнов и Иван Смирнов, и мы обращаемся к Ивану Николаевичу по имени-отчеству, а к его сыну, Ивану Ивановичу, обращаемся просто по имени. И...

И. Смирнов

— Чтоб не путали.

А. Митрофанова

— Да, да, так немножко мы разграничили. Мне бы хотелось, кстати, Иван, Вам задать вопрос сейчас. Все-таки когда, наверное, папа такого уровня музыкант, и Вы тоже держите в руках гитару, так же, как и он, ну, наверное, он для Вас безусловный авторитет в музыке. Но, наверняка, есть и другие люди, которые на Вас повлияли. Вы могли бы рассказать, кто для Вас, ну, учителя, что ли, такие своеобразные? И, может быть, кстати, не только из мира музыки люди на Вас влияли и продолжают влиять, а чье-то еще мнение для Вас безусловно важно? Потому что мы же понимаем, что музыка — она не только из нот складывается, но еще и из мироощущения какого-то, мировоззрения. Поделитесь, пожалуйста, этим.

И. Смирнов-младший

— Что касается именно музыкантов, это, естественно, такие, ну, глыбы, что ли, гитарного и не только гитарного... Если брать гитаристов, то это Пако де Лусия, конечно. Из русских, между прочим, это Орехов, такой есть гитарист. Вот.

И. Смирнов

— Был.

И. Смирнов-младший

— Был, да, был. А если не гитаристов, это — ну, из джазовой такой среды — это Майлс Дэвис, ну, и так далее. Можно долго перечислять. Вот. А так вообще влияет, ну, конечно, все — и литература, которую ты читаешь, и... Ну, все...

И. Смирнов

— Балканы влияют? Балканские?..

А. Митрофанова

— Балканы?

И. Смирнов-младший

— И это, конечно. И вообще разные... Интересоваться...

И. Смирнов

— Я уж навожу, навожу...

И. Смирнов-младший

— ...да, разными традициями, что ли. Вот ансамбль «Ихтис», кстати говоря, он дал такую почву в этом плане — ну, погружаться в традиции разные, разных народов.

А. Пичугин

— Вот Вам и Балканы, кстати.

И. Смирнов-младший

— Православных, кстати.

А. Пичугин

— Вот Вам и Балканы.

И. Смирнов-младший

— Да, и Балканы...

А. Пичугин

— А где в балканской музыке гитара?

А. Митрофанова

— (Смеется.) Повсюду!

И. Смирнов

— Полно! (Смеется.) Ну, конечно, не одна гитара!

И. Смирнов-младший

— Ну, конечно, нет, в Греции это может быть... Ну, она может быть видоизмененная какая-то, гитара. Может называться бузуки, там...

И. Смирнов

— Да.

И. Смирнов-младший

— ...или еще как-то там, какие-то такие у них свои домры или типа турецких сазов и так далее. Также у сербов, у болгар свои такие гитары. Но сейчас во многом и в Греции, и вообще на Балканах гитара используется акустическая, настоящая, нормальная.

И. Смирнов

— Да не, просто гитара может имитировать любой инструмент, что угодно. На гитаре можно играть фортепьянную музыку. Мусоргского, я знаю, играют на гитаре. «Картинки с выставки» играют.

А. Митрофанова

— Серьезно?

И. Смирнов

— Конечно!

А. Пичугин

— А почему нет? Ноты-то есть.

А. Митрофанова

— Здорово!

И. Смирнов

— Ноты-то есть, но не каждый сыграет. Вы знаете, Мусоргского сыграть на гитаре — это подвиг.

А. Митрофанова

— Ну, вообще, да, это правда. Я просто с трудом представляю — сейчас закончится программа, и пойду, послушаю. Прямо найду специально, какие есть аранжировки и варианты.

И. Смирнов-младший

— Это японец такой делал.

И. Смирнов

— Японец. Он записал это в 70-х годах. Как же его зовут, я Вам не скажу, но...

И. Смирнов-младший

— Кацухито Ямашита. (Смеется.)

И. Смирнов

— О, Ямашита! Так и запомните — Ямашита, «Картинки с выставки». Это изумительно!

А. Митрофанова

— Иван, а Вы два раза уже упомянули музыкальный коллектив «Ихтис», и я так понимаю, что для Вас работа с этими людьми, с Адрианом Гусейновым важна и как-то Вы особо выделяете для себя это направление.

И. Смирнов-младший

— Угу.

А. Митрофанова

— А Вы могли бы объяснить, а в чем для Вас их «особость», в чем она выражается? Мировоззренческая близость, прежде всего, как я понимаю, да? И какая-то музыкальная тоже?

И. Смирнов-младший

— И музыкальная, и мировоззренческая. Просто были такие, я наблюдал — в основном, к Адриану подходят люди совершенно такие... ну, нецерковные.

А. Митрофанова

— А музыкальный коллектив «Ихтис» — тут простите, что я перебиваю, надо пояснить, — это люди, которые... Они музыканты первоклассного уровня, и при этом их, прежде всего, интересует именно духовная музыка, и каким-то образом они ее умудряются перекладывать на современный музыкальный язык.

И. Смирнов-младший

— Да.

А. Митрофанова

— Переводчики такие своеобразные.

И. Смирнов

— Это вот они перекладывают.

А. Митрофанова

— Вы перекладываете?

И. Смирнов

— Да.

И. Смирнов-младший

— Да, мы. Вот. И вот, в первую очередь, наверное, «Ихтис» — он несет такую миссионерскую, что ли, такую штуку. Потому что, ну, я повторюсь, что подходили люди совершенно нецерковные, которые были, ну...

И. Смирнов

— Заинтересованы.

И. Смирнов-младший

— Нет, не то, что заинтересованы, а шокированы таким вселенским православием — в хорошем смысле.

А. Митрофанова

— А что это значит — «вселенское православие» — в музыке?

И. Смирнов-младший

— Ну, «Ихтис», мне кажется, это такой ансамбль... Почему поются духовные песни и традиционные колядки разных традиций — греческих?.. Все, что имеет к православию, да?..

И. Смирнов

— Ну да. Они думали, что это постное, чего-то такое, какая-то религия, православие... А тут это, оказывается, целый мир!

И. Смирнов-младший

— Да. Вот мы выступали в Якутии, для якутов совершенно таких, знаете...

И. Смирнов

— Эфиопы еще! (Смеется.)

И. Смирнов-младший

— И для них это как бы посыл мощный.

А. Пичугин

— Они привыкли ассоциировать.

И. Смирнов

— Да, да.

А. Пичугин

— В 90-е годы нас приучили к тому, что вот, церковное возрождение — оно...

И. Смирнов

— Ну большевизм...

А. Пичугин

— Сейчас, да, простите, сейчас скажу такое слово — оно однобокое было в плане культуры. То есть вот этот весь пласт, который есть, восточно-христианской культуры, от Балкан за Урал уходивший... Ну чего — Россия-то не вчера стала такой большой. И православие...

И. Смирнов

— Да не только Россия...

А. Пичугин

— Нет, ну, если уж о России говорим...

И. Смирнов

— Ну да...

А. Пичугин

— ...она не вчера за Урал шагнула. И там какие-то свои традиции были в православии...

И. Смирнов

— Абсолютно христианские.

А. Пичугин

— И туда уже, к Средиземноморью. И все это где-то пересекается, где-то не пересекается. Где-то это абсолютно самобытно формировалось. Но в 90-е годы практически не было возможности где-то это послушать, где-то это понять. Потому что те люди, которые исполняли все это, они исполняли это не в больших аудиториях, а это клубы. Причем, клубы...

И. Смирнов

— Музеи.

А. Пичугин

— Музеи или клубы, да. И это никогда не анонсировалось, что это несет на себе какой-то вот такой конфессиональный отпечаток. Это вот просто народная музыка балканских стран или, там, народная музыка...

И. Смирнов

— Ну да, интереса не было. Но сейчас потихоньку все это возрождается.

И. Смирнов-младший

— Вот. Поэтому когда чувствуешь причастность к этому, это, конечно, дорогого, что ли, стоит. (Смеется.) Вот. Ну, и потом, сам интерес участвовать в музыкальном плане в этих песнях и колядках, и таких разных традиций, это дико интересно.

И. Смирнов

— Ну, фестивали. Вы же там пересекаетесь с другими музыкантами — тоже интересно.

И. Смирнов-младший

— Да.

А. Митрофанова

— А Вы знаете, когда у нас здесь в эфире была Евгения Смольянинова, она потрясающе интересно рассуждала о духовных корнях народной музыки и вообще о том, как мы... Мы же... Мы ее в себя, эту народную музыку, впитали. Это же ритмы, которые не с неба свалились, а они рождены землей, человеческими отношениями, чем-то таким, что внутри нас на уровне ДНК существует и прописано.

И. Смирнов

— Угу.

А. Митрофанова

— Когда с такой музыкой работаешь, это действительно чувствуешься? Мне просто сейчас Ваше мнение уже интересно, потому что понятно, что мы с Евгенией об этом говорили, она делилась своим опытом... А как это у Вас в жизни? Есть разница какая-то принципиальная, когда за такую музыку берешься и вот за эти мотивы?

И. Смирнов

— У кого Вы спрашиваете?

И. Смирнов-младший

— Меня.

А. Митрофанова

— Да, я спрашиваю Ивана, потому что мы с ним про «Ихтис» говорили. А потом я с большим интересом выслушала бы...

И. Смирнов-младший

— Мэтра.

А. Митрофанова

— ...Иван Николаевич, Ваше мнение тоже, да.

И. Смирнов

— Я просто знаю, кто...

И. Смирнов-младший

— Любая музыка настоящая ... Если... Ну, должна быть традиция какая-то, хоть чуть-чуть элемент традиции. Иначе... В любой музыке, причем, какую ни возьми — классическую, неклассическую, там, джазовую, — везде есть, присутствует как бы традиция. Вот и все. А параллели, притом, когда ты соприкасаешься с разными традициями, параллели ты чувствуешь — такие этнические, что ли, общие, народные. Какой-то...

И. Смирнов

— Да, все связано.

И. Смирнов-младший

— Да.

И. Смирнов

— По первым песням...

И. Смирнов-младший

— Угу. Вот.

И. Смирнов

— Нет, просто если аутентично этим заниматься, это одно. А когда ты перелопатил кучу экспедиций, экспедиционных записей и прочее, и прочее, когда ты слушаешь переработанное это в академической музыке — Глинку, там, Чайковского и еще что-то, Мусоргского также, романсы Мусоргского. И ты живешь сегодня и слышишь, что сегодня происходит, и что было недавно, и разные пласты современной музыки, и вот давай, действуй. Но если только ты не хочешь быть аутентичным. Потому что у меня много ребят замечательных, которые занимаются именно такой музыкой — эпохи Возрождения и прочее. Или только фольклор вот, железно, ни туда — ни сюда. А я — у меня, например, есть такой наигрыш замечательный, очень популярная такая пьеса, мы ее играем. Ну как, пьеса — она минут 15, наверное, длится. (Смеется.) Целая такая... И, например, ко мне один фольклорист, что ли, как его назвать-то — профессор просто такой, Сергей Старостин, подошел ко мне...

А. Пичугин

— Ну конечно!

А. Митрофанова

— О-о! (Смеется.)

И. Смирнов

— Да. замечательный! Ну, мы друг друга знаем. Он говорит: «Слушай, Ваня, ну это вообще, это нечто! Это просто... Как ренессанс русского наигрыша ты просто сделал.

А. Митрофанова

— Классно!

И. Смирнов

— «Потрясающе!» — говорит. А я, действительно, много гуслевой музыки слышал, балалаечной такой, и там такие, знаете, переливы обертоновые — вроде, одно и то же, а ничего подобного. Там, знаете, как вот северное сияние. Северное сияние — тоже одно и то же.

А. Митрофанова

— Какое роскошное сравнение!

И. Смирнов

— Но там же переливается все! И вдруг появляются такие обертона... И я их засек! (Смеется.) И все это воплотил в этой штуке. И он говорит: «Потрясающе».

А. Митрофанова

— Будете исполнять эту композицию у Вас на концерте?

И. Смирнов

— Да... О-о-о! Народ после нее просто не знает, что ему делать и куда податься! (Смеется.)

А. Митрофанова

— 9 сентября, напоминаю, концерт...

А. Пичугин

— В ЦДХ.

А. Митрофанова

— ...в Центральном Доме Художника на Крымском Валу.

И. Смирнов

— Спасибо, спасибо!

А. Митрофанова

— Время музыку слушать!

А. Пичугин

— Да, мы сейчас послушаем мою любимую, наверное, композицию у Ивана Смирнова...

И. Смирнов

— Часть композиции, скорее. (Смеется.)

А. Пичугин

— Ну, часть, да. Мы, к сожалению, всю целиком не послушаем, но я ее очень люблю, она у меня часто играет. Называется «Долгое озеро».

(Звучит композиция И. Смирнова «Долгое озеро».)

А. Пичугин

— Напомним, что в гостях у Светлого радио сегодня Иван Смирнов-старший и Иван Смирнов-младший — гитаристы, виртуозы, композиторы, отец и сын. В ЦДХ 9 сентября, еще раз напоминаем, в день рождения Ивана Смирнова-старшего будет концерт, всех приглашаем. Наши гости приглашают всех в Центральный Дом Художника. Такая знаковая аудитория была в 90-е и начале 2000-х — кто там только ни выступал! И слава Богу, что она продолжается, и туда можно прийти, и концерты проходят. Но вот сейчас, пока играла композиция, мы обсуждали, какие площадки более предпочтительны для Вашей музыки. Это площадка с таким классическим зрительным залом со стульями — все приходят, чинно рассаживаются и в конце концерта расходятся? Или это клубы? Потому что я так понимаю, что основная доля Ваших концертов — она как раз на клубные площади приходится.

И. Смирнов

— А знаете, в клубы тоже все приходят, садятся, рассаживаются, сидят и слушают.

А. Митрофанова

— (Смеется.)

А. Пичугин

— Сидят и слушают, я понимаю!

И. Смирнов

— Редко кто там чего-то ест. Это где-нибудь там они в другом... Они находятся, так сказать...

А. Пичугин

— Но атмосфера другая совершенно. Вот мне лично ближе — вот я сейчас так задумался — мне лично ближе клубы.

И. Смирнов

— А мне вот все равно!

А. Пичугин

— А вот музыканту — неизвестно, не знаю.

И. Смирнов

— Я настолько вот уже привык... Но, вообще-то, хорошо — залы. Но клубы — тоже хорошо!

А. Митрофанова

— (Смеется.) По-разному хорошо! Вам хорошо и то, и другое.

И. Смирнов

— Да. И мы ездим много вот по России, и замечательно, когда залы, залы, залы... А в Москву приезжаешь — клубы, клубы, клубы.

И. Смирнов-младший

— Ну да, и Рихтер говорил, что все равно, какой зал — большой, маленький...

И. Смирнов

— Да! Как-то, знаете...

И. Смирнов-младший

— ...или это даже какой-то салонный...

И. Смирнов

— Все равно все находятся в своем таком...

И. Смирнов-младший

— ...камерный зал. То есть...

И. Смирнов

— ...в своем пространстве, и... Вот... Отдавать, там — 10 человек сидит или, там, 500... Один раз мы в Шотландии играли, в Эдинбурге. А у них там залы — только в бывших храмах. Даже в действующих. Как... Костел там — так называется.

А. Пичугин

— Ну, с Вашей музыкой — можно.

И. Смирнов

— Не-не-не, слушайте дальше. А они — у них служба раз в неделю по 10 минут. А в основном закрыто все. Там вообще религия, так сказать, отсутствует. Вот. Знаете, сколько сидело народу? Три человека. И я говорю: «Ну чего, будем отменять?». — «Да Вы что! Они купили билеты!». И мы играли для трех человек — замечательно!

А. Митрофанова

— А мне кажется, что здесь очень важно, конечно, какую-то обратную связь получать от слушателей, с одной стороны...

И. Смирнов

— Конечно.

А. Митрофанова

— А с другой стороны, когда музыкант готов играть и для одного даже человека, который пришел на концерт, вот это, мне кажется, и есть признак профессионализма. Потому что, ну вот, знаете, не то, что, там, снобизм какой-то...

И. Смирнов

— Никакого снобизма!

А. Митрофанова

— «Если мне, там, не соберете большую площадку, то я к Вам не приду!», — нет. Что есть, кстати говоря, есть это, к сожалению. Такое явление — оно периодически случается в нашей культуре, но...

И. Смирнов

— Есть, но оно такое... Оно же узкий такой спектр...

А. Митрофанова

— Да. Но вот когда человек, музыкант с одинаковой отдачей готов выступать на площадке любого масштаба и перед совершенно разной аудиторией, вот это, по-моему, бесценно.

И. Смирнов

— Мы в воинских частях играли. Где мы только ни играли!

И. Смирнов-младший

— Мы даже в колониях играли.

И. Смирнов

— А в спецназе мы играли в каком-то там... Солдатики такие...

И. Смирнов-младший

— Но в колонии — это мы как раз вот с «Ихтис».

А. Митрофанова

— С «Ихтис». Ну, кстати говоря, вот это как раз те площадки, где мне кажется, невероятно важно...

И. Смирнов

— В раковом этом самом, как он называется...

И. Смирнов-младший

— В хосписе.

И. Смирнов

— В хосписе играли.

А. Митрофанова

— Потому что там восприятие — оно умножается на десять, как мне кажется, да? Человек в таком, в пограничном состоянии — он готов впитывать, и ему это необходимо, потому что он многого лишен. И сейчас во многом чем он там насытится, это определит...

И. Смирнов

— Ну все равно, мы играем или в хосписе, или в Доме Музыки, или в Зале Чайковского, там у нас были концерты, — мы играем на всю, как обычно.

А. Митрофанова

— С полной отдачей.

И. Смирнов

— Да.

А. Митрофанова

— А есть ли какая-то драматургия внутри самого концерта, как Вы выстраиваете от композиции к композиции ход?..

И. Смирнов

— Да это... Головная боль это каждый раз, да.

А. Митрофанова

— Да? Почему? (Смеется.)

И. Смирнов

— Я говорю: «Миш, ну как будем играть?». Он говорит: «Да как хочешь!».

А. Митрофанова

— (Смеется.)

И. Смирнов

— Я говорю: «Миш, ну так нельзя! Я не могу. Давай...» — «Не-не-не, ты давай, пиши, как хочешь». Мы список составляем. Потому что заранее так тоже... Думаешь — так, а на деле — «нет, — говорит, — сегодня давай это не будем, это будем, это не будем... а давай начнем вообще с этого!». Ну, и так далее. То есть это меняется от концерта к концерту.

И. Смирнов-младший

— Ну да. Потом, все-таки, контекст, например, там, какой-то больницы или хосписа...

И. Смирнов

— Ну конечно, мы подбираем...

И. Смирнов-младший

— Там все-таки нужно... Какие-то активные такие вещи — их мы, конечно, исключаем.

И. Смирнов

— Ну, у нас музыки, там, часа на три, там, если не больше. Поэтому мы можем выбирать, так сказать, направление и акцент.

А. Митрофанова

— А концерт, который 9 сентября будет в ЦДХ, там какое будет направление? И чего ждать людям, которые туда придут?

И. Смирнов

— А вот я сам не знаю, знаете... Потому что хочется и то, и то, и то, но если мы будем и то, и то, и то играть, чтобы «я хочу все показать», а этого нельзя делать! Народ устает, много информации, очень.

И. Смирнов-младший

— Не, ну, тем не менее, мы же там будем...

И. Смирнов

— Я бы с удовольствием побольше поиграл.

И. Смирнов-младший

— ...играть и традиционным таким составом — квартет. То есть это с Сережей Клевенским, с духовиком таким...

И. Смирнов

— И с неожиданным таким басом и барабанами.

И. Смирнов-младший

— ...с Мишей и...

И. Смирнов

— Второй раз.

И. Смирнов-младший

— Да... И такую программу...

И. Смирнов

— Эксперименты...

И. Смирнов-младший

— Какие-то такие вещи... более такие околоджазовые, что ли. Ну, близко хотя бы туда. Фьюжн это все, все равно, так называемый.

А. Пичугин

— Поясните для тех, кто не знает. Потому что термин-то...

И. Смирнов

— Сплав. Сплав разных...

А. Митрофанова

— ...традиций...

И. Смирнов

— ...направлений, разных линий, что ли, в музыке.

И. Смирнов-младший

— Да. И будут такие вещи, конечно, ну, что ли, концептуальные твои и новые совершенно, которые мы, в общем, впервые в концерте будем играть.

И. Смирнов

— И «средние», которые еще не записаны, но мы их достаточно давно играем. (Смеется.)

А. Пичугин

— Итак, все это будет 9-го сентября в Центральном Доме Художника на Крымском Валу, знаменитый зал ЦДХ с концертами, концертный. Иван Смирнов, Иван Смирнов сегодня были у нас в программе. Время уже подходит к концу, и мы слушаем последнюю композицию. Называется она, коли не ошибаюсь, «Братан».

И. Смирнов

— Да, «Братан».

А. Пичугин

— А чего такое название?

И. Смирнов

— А дело в том, что опять — это фактура из кино такого же свойства, артхауса, и фильм назывался «Братан». А я туда придумал тему, развил ее в такую... в целую композицию, и сейчас будет звучать такая версия — радиоверсия. А на концерте она фурор тоже производит, потому что там много мы импровизируем, и там такая драматургия, что иногда уже на последних аккордах я смотрю — а я уже где-то там... непонятно где.

А. Митрофанова

— (Смеется.)

И. Смирнов

— Под потолком где-то нахожусь.

И. Смирнов-младший

— А я думал, ты ее посвятил брату своему старшему, отцу Дмитрию.

И. Смирнов

— Да это так вот все думают. Ничего подобного! Фильм назывался «Братан». Вот я и думаю: «Ну, пусть будет «Братан».

А. Пичугин

— Самое главное, что отец Дмитрий, наверное, тоже так думал?

И. Смирнов-младший

— По-моему, да! (Смеется.)

А. Митрофанова

— (Смеется.)

И. Смирнов

— Да нет! Да нет...

А. Митрофанова

— К отцу Дмитрию Смирнову эта композиция не имеет отношения.

И. Смирнов

— Не-а, не имеет! (Смеется.)

А. Пичугин

— Хорошо! Спасибо большое! До встречи 9 сентября в ЦДХ...

И. Смирнов-младший

— Спасибо всем!

А. Пичугин

— ...где Иван Смирнов — Иван Николаевич Смирнов — будет отмечать свой день рождения при участии Ивана Смирнова-младшего, Михаила Смирнова...

И. Смирнов

— Да, и так далее. Там много будет...

А. Пичугин

— ...Сергея Клевенского, да-да-да. Тут целый оркестр.

И. Смирнов-младший

— В 19:30.

И. Смирнов

— Да, будем очень рады. Всех ждем.

А. Пичугин

— Алла Митрофанова...

А. Митрофанова

— ...Алексей Пичугин.

А. Пичугин

— Всего доброго! Слушаем композицию «Братан».

И. Смирнов

— Спасибо! Пока!

(Звучит композиция И. Смирнова «Братан».)

Друзья! Поддержите выпуски новых программ Радио ВЕРА!
Вы можете стать попечителем радио, установив ежемесячный платеж. Будем вместе свидетельствовать миру о Христе, Его любви и милосердии!
Мы в соцсетях
******
Слушать на мобильном

Скачайте приложение для мобильного устройства и Радио ВЕРА будет всегда у вас под рукой, где бы вы ни были, дома или в дороге.

Слушайте подкасты в iTunes и Яндекс.Музыка

Другие программы
Материнский капитал
Материнский капитал
Дети - большие и подросшие – как с ними общаться, как их воспитывать и чему мы можем у них научиться? В программе «Материнский капитал» Софья Бакалеева и ее гости рассуждают о главном капитале любой мамы – о наших любимых детях.
Встречаем Пасху
Встречаем Пасху
Пересказки
Пересказки
Программа основана на материале сказок народов мира. Пересказ ведётся с учётом повестки дня современного человека и отражает христианскую систему ценностей.
Философские ночи
Философские ночи
«Философские ночи». Философы о вере, верующие о философии. Читаем, беседуем, размышляем. «Философия — служанка богословия», — говорили в Средние века. И имели в виду, что философия может подвести человека к разговору о самом главном — о Боге. И сегодня в этом смысле ничего не изменилось. Гости нашей студии размышляют о том, как интеллектуальные гении разных эпох решали для себя мировоззренческие вопросы. Ведущий — Алексей Козырев, кандидат философских наук, доцент философского факультета МГУ. В гостях — самые яркие представители современного философского и в целом научного знания.

Также рекомендуем