Москва - 100,9 FM

"Музей кино". Светлый вечер с Ларисой Солоницыной (25.08.2016)

* Поделиться

Лариса СолоницынаУ нас в гостях была директор Государственного центрального музея кино Лариса Солоницына.

Мы говорили об истории музея кино, о российском кинематографе и о том, какое место занимает кино в культуре.


В.Емельянов 

— Здравствуйте. Это программа «Светлый вечер» в студии Владимир Емельянов.

А.Пичугин

— Алексей Пичугин, здравствуйте.

В.Емельянов

— 27 августа российские кинематографисты отмечают профессиональный праздник свой – день российского кино. Все дело в том, что именно в это число в 1919 году был принят декрет совета народных комиссаров, сразу мне не по себе становится от этих народных комиссаров, РСФСР о национализации кинодела в советской России. И все частные кинотеатры, студии, прокатные конторы…

А.Пичугин

— Дом Ханхонкова сразу вспоминается.

В.Емельянов

— Ну, конечно. Вся фото и кино промышленность перешли в ведение народного комиссариата просвещения. Ну а теперь все вернулось на круги своя, киноискусство снова стало уделом частных кинодеятелей. Хорошо это, или плохо для киноискусства – это вопрос открытый, как оно сегодня развивается это наше самое российское кино – тоже вопрос не сколько открытый, сколько довольно обширный. И в связи с этим мы решили, что самым лучшем гостем нашей сегодняшней программы станет Лариса Солоницына – киновед, главный редактор официальной газеты Союза кинематографистов России «СК-новости», а с 1 июля 2014 года она является директором Государственного центрального музея кино. Здравствуйте.

Л.Солоницына

— Добрый вечер.

Наше досье

Лариса Солоницына родилась в Свердовске (ныне Екатеринбург). Окончила киноведческий факультет ВГИКа. Работала в различных отраслях, связанных с кинематографом, в частности была директором кинотеатра, художественным руководителем Московской детской анимационной студии «Китенок», заместителем шеф-редактора ежемесячного журнала «Про кино». С 2009 года стала главным редактором официальной газеты Союза кинематографистов России «СК-новости», где работает по настоящее время, совмещая эту деятельность с руководством Государственным центральным музеем кино, директором которого была назначена в 2014 году. Член Союза кинематографистов Российской Федерации.

А.Пичугин

— Действительно, давайте поговорим про Музей кино в начале, потому что два года Вы его возглавляете – это тоже определенный срок. Мы помним какие-то пертурбации, которые происходили с этим музеем на протяжении лет и только я помню несколько мест, помещений, где он находился и не находился. Оглядываясь на эти два года, что удалось сделать? Я знаю, что у вас новое здание должно появиться в ближайшее время, немножко поподробнее об этом давайте поговорим.

Л.Солоницына

— Вы знаете, да, сделать удалось действительно немало и может быть я в данном случае выступлю немножечко перпендикулярно какому-то общественному мнению, но нам очень, на самом деле, очень серьезно помогло министерство культуры. Без их поддержки и без личной заинтересованности министра я думаю, что… особенно учитывая ту экономическую ситуацию, в которую мы так удачно (в кавычках) попали, нам вряд ли удалось бы реализовать все те планы, которые были в момент моего назначения.

В.Емельянов

— А почему перпендикулярно, а кто, как не министерство культуры должен помогать?

Л.Солоницына

— Совершенно с Вами согласна и хочу сказать, что мы как раз такой яркий и убедительный пример того, что министерство зачастую работает очень хорошо и очень правильно, и у них очень верное целеполагание своих действий.

А.Пичугин

— Бывают видимо исключения.

Л.Солоницына

— Поэтому я и сказала, что перпендикулярно. Дело в том, что изначально своей главной задачей я видела поиск помещения. То есть поиск дома для Музея кино, потому что прошло более десяти лет с тех пор, как Музей кино вынужден был уехать из Киноцентра на Красной Пресне и в сущности все эти годы он функционировал в большей степени, как фонд хранилища в одном из павильонов Мосфильма. Большое спасибо Карену Георгиевичу, который приютил музей и на протяжении этого времени давал возможность сохранять коллекцию. Но понятно, что коллекция должна жить, ее должны видеть люди, она должна работать для тех людей, которым интересен наш кинематограф по-прежнему, а таких к счастью много, поэтому эта основная задача поиска помещения и переезда Музея кино на ту площадку, на которой он сможет реализовать все свои планы, я себе и ставила. И опять же, благодаря Министерству культуры мне удалось этого достичь.

В.Емельянов

— А площадка уже известна?

Л.Солоницына

— Она не просто известна, у нас уже столько произошло с этой площадкой за эти два года… Нам выделили павильон на ВДНХ – 36 павильон, бывший павильон водного хозяйства. Для тех, кто немножечко знает территорию ВДНХ могу сказать, что за павильоном Космос есть пруд и за прудом как раз наш павильон №36.

А.Пичугин

— Ну это и логично, наверное, что на ВДНХ, потому что неподалеку студия имени Горького.

Л.Солоницына

— И ВГИК. Не надо забывать, там замечательный кинематографический кластер, более того…

В.Емельянов

— И символ отечественного кинематографа стоит совсем рядом.

Л.Солоницына

— И символ отечественного кинематографа, да, в виде Рабочего и колхозницы. Более того, сама программа развития ВДНХ предполагает создание города музеев, туда уже переехал Политехнический музей, Музей Востока, РОСИЗО, сейчас идет капитальный ремонт в нашем павильоне.

А.Пичугин

— Простите, Музей Востока переехал из центра с бульваров на ВДНХ?

Л.Солоницына

— Там выставочный зал. В центре у них осталось основное помещение и фонды, я так понимаю, а выставочный павильон у них открылся на ВДНХ уже, наверное, года полтора назад.

А.Пичугин

— Да, вот видите, а я что-то пропустил.

В.Емельянов

— Я хотел спросить, Лариса, Леш, не знаю, бывал ли ты на Мосфильме вообще в принципе?

А.Пичугин

— Да, конечно, на экскурсиях.

В.Емельянов

— Вот я однажды решил, что Театральный музей Бахрушина я знаю, и я его кстати очень люблю. Это очень такое камерное заведение, в равной степени, как и дом-музей Чехова в Москве и многие другие такие камерные музеи. Я поскольку не очень люблю большое скопление людей в принципе, по жизни…

Л.Солоницына

— Я Вас понимаю.

В.Емельянов

— Я очень люблю такие музеи тихие, такие неторопливые. И я подумал о том, что неплохо было бы мне сходить на экскурсию вместе с друзьями на территорию Мосфильма. Мы все это дело организовали, я к чему все это рассказываю, я конечно был шокирован просто проведением этой экскурсии. Потому что человек мало того, что по-русски, не очень грамотно говорил, я еще был удивлен что ли… бедностью экспозиции, которую она показала. Вот вся эта история, она к музею кино вообще имеет отношение, или это какие-то частные люди, контора, которая…

Л.Солоницына

— Нет, дело в том, что у Мосфильма есть собственный музей – музей Мосфильма, и возможно, Вы именно это имеете в виду, хотя судя по тому, что Вы говорите, вряд ли, потому что у них как раз замечательный собственный фонд и костюмов, и реквизита тех фильмов, которые снимались на студии, прекрасная декорация под открытым небом – старая Москва. Поэтому, вообще, насколько я знаю, я правда ни разу… у меня не было пока возможности сходить на экскурсию на музей Мосфильма. Но я слышала замечательные отзывы.

А.Пичугин

— Я достаточно давно был, лет 12-13 назад, там была не старая Москва, там был городок дикого Запада, может быть вестерн снимали.

В.Емельянов

— А он модульный.

А.Пичугин

— Но мне тоже понравилось и я бы не сказал, что бедная экспозиция, может быть что-то просто поменялось, ты давно был?

В.Емельянов

— Признаться, я был, наверное, года два назад.

А.Пичугин

— Ну, это не 13 лет, может быть там за это время что-то изменилось. Но экскурсия была отличная и по территории, и по павильонам, не по всем конечно, там огромное пространство.

В.Емельянов

— Значит я попал не на ту экскурсию. Хорошо, оставим в прошлом, надеюсь, что если нас паче чаяния слушает Карен Георгиевич, он не сильно обидится на меня.

А.Пичугин

— Но в самом Музее кино, возвращаясь все-таки к Вашему музею, что предполагается в экспозиционном плане? Просто может быть нас сейчас слушают люди, которые не очень понимают, и которые не слышали всех историй о Музее кино, не знают историю его создания, появления, развития. Для них просто может быть будет не совсем понятно – Музей кино. Кино показывают, а как можно поместить кино в музей?

Л.Солоницына

— Да, вопрос мне понятен, я вам больше скажу, я уверена, что нас слушают большое количество людей, которые вообще не понимают, какие экспонаты могут находиться и находятся в Музее кино. Именно поэтому большинство своих рассказов о музее я начинаю как раз с рассказов о фондах, еще и потому что на сегодняшний день – это в сущности единственное, что в музее существует. То есть, последние 10 лет – это была только фондовая коллекция.

А.Пичугин

— Тогда давайте поподробнее.

Л.Солоницына

— Да, давайте. У нас вообще Музей кино занимается сбором и хранением тех вещей, которые свидетельствуют о творческом процессе. Я, в общем, вижу в этом, на самом деле, даже некое преимущество перед теми музеями, или перед любыми другими культурными институциями, где очень важен результат. Вот нам, даже с точки зрения нашего Музея кино, не очень важно, хорошим ли получился фильм, нам важна работа тех людей, которые сделали в своей профессии и со своей стороны все для того, чтобы он получился хорошим. Но кино – искусство коллективное и понятно, что, например, художник по костюмам, или художник-постановщик может блестяще сделать свою работу, но тем не менее…

А.Пичугин

— А актер все возьмет и испортит.

Л.Солоницына

— Ну, или режиссер, или актер, или оператор. Здесь просто все настолько взаимосвязано, что очень сложно разделить, кто выполнил свою работу хорошо, а кто плохо – за этим конечно должен следить режиссер, или в наше время, во время продюсерского кино – продюсер. Но тем не менее, работа каждого конкретного человека на съемочной площадке для нас очень важна и поэтому, например, мы собираем эскизы художников кино. У нас в фонде изобразительном есть замечательные живописные работы. Потому что на самом деле, в отличие от сегодняшнего дня, когда многое рисуется на компьютере, художник сначала брал в руку бумагу и карандаш, потом бумагу и краски. У нас прекрасные коллекции живописных работ и на самом деле, я думаю, что когда мы переедем в павильон и начнем работать, мы просто будем устраивать еще и замечательные живописные выставки. Которые, да, будут связаны с кино именно потому что они были сделаны художниками кино и благодаря тому, или иному фильму, но в общем, по уровню, эти работы, пожалуй, не уступят многим другим работам в музеях изобразительного искусства.

А.Пичугин

— А кино то будет?

Л.Солоницына

— Разумеется, давайте я сейчас про фонды дорасскажу, а потом про кино. Значит, у нас, разумеется, есть фонд кино-фото-техники, причем с самых первых аппаратов Пате, а на самом деле, еще даже с докинематографических времен, потому что у нас есть в фонде еще и волшебные фонари, которые предшествовали появлению кинематографа. У нас есть фонд костюмов и реквизита. Есть костюмы, кстати, из фильма «Иван Грозный». Сергея Михайловича Эйзенштейна и мы очень гордимся некоторыми нашими экспонатами. Есть рукописный фонд – все, что связано со сценариями, либретто, переписками и так далее. Есть замечательный совершенно фото фонд – огромный и самый большой фонд в нашем музее. Фонд афиш и плакатов к фильмам. Причем там тоже есть образцы, которые уже опять же вышли на уровень такого исторического свидетельства.

А.Пичугин

— И из этого тоже можно делать потрясающие выставки, потому что я помню из детства рисованные афиши к фильмам, некоторые из них были просто шедеврами.

Л.Солоницына

— Это авторская работа, это абсолютно эксклюзивное отношение к своему делу.

 

А.Пичугин

— Друзья, напомним, что в гостях у радио «Вера» в программе «Светлый вечер» сегодня Лариса Солоницына – киновед, главный редактор официальной газеты Союза кинематографистов и директор государственного Центрального музея кино ну и также еще конечно же напомним, что Лариса – дочь выдающегося замечательного нашего актера – Отто Солоницына – Анатолия Солоницына, как вам привычнее слышать это имя.

В.Емельянов

— Давайте продолжим разговор о фондах музея.

Л.Солоницына

— Да, фонды музея предполагают огромную и очень интересную работу с ними, как научную, так и в хорошем смысле этого слова популяризационную. Мне бы очень хотелось, наконец добившись возможности перевезти Музей кино в собственное помещение, мне бы очень хотелось привлечь к нам в музей кино людей, которые интересуются кино, но подчас не знают, каким оно было раньше и вообще из чего оно состоит. Поэтому, честно говоря, скажу сразу, я не буду гнушаться какими-то популяризационными приемами для этого. Потому что для меня главное – людей увлечь, а потом уже, если они увлекаются, мы разумеется предполагаем следующие и следующие слои познаний в истории кино. И на абсолютную степень заинтересованности в кинематографе будем готовить и наши выставки, и программы кинопоказов. И здесь я наконец перехожу к кино. У нас будет три кинозала, где мы собираемся показывать фильмы нашего фонда. У Музея кино есть своя киноколлекция. С пленки 35 и 16 мм. То есть мы собираемся показывать пленочное кино. Сейчас дискуссионный вопрос о том, уйдет ли окончательно кинематограф от пленки к цифре, или нет, потому что огромное количество режиссеров, причем по всему миру, сейчас неожиданно снова возвращаются к пленке, проявляют к ней интерес и говорят о каких-то ее преимуществах по отношению к цифровому.

В.Емельянов

— А вы заметили, кстати, уважаемые коллеги, что это происходит не только с кинорежиссерами, но люди стали покупать себе виниловые пластинки, скажем, и не слушают цифровую музыку, многие фотографы опять вновь снимают…

А.Пичугин

— Но это только фотографы, которые работают с большим форматом.

В.Емельянов

— Но все равно, тем не менее. Какой-то откат такой есть к хорошему прошлому.

Л.Солоницына

— Совершенно верно, также могу заметить, что и многие люди теперь снова возвращаются от светских отношений к искренним и дружеским.

А.Пичугин

— Хорошее замечание. Кинопоказы, которые будут в Музее кино – на постоянной основе, или это тоже, как элемент выставки? То есть, я могу, условно взять девушку и пригласить ее в кино в Музей кино?

Л.Солоницына

— Вне всякого сомнения. Я предполагаю, что у нас три зала будут работать постоянно и в зависимости от тех выставочных проектов, которые в то время будут проходить в музее, один из этих залов скорее всего будет работать как бы таким неким дополнением, некой составляющей частью тех выставочных проектов, которые мы предполагаем. Если, например, у нас будет выставка костюмов, то разумеется мы будем показывать те фильмы, из которых эти костюмы. Если у нас выставка посвящена юбилею какого-нибудь режиссера, или другого кинодеятеля, разумеется в одном из залов будет идти ретроспектива его фильмов и так далее.

В.Емельянов

— А будет ли у Вас в таком кинотеатре попкорн?

Л.Солоницына

— Нет, у нас зона без попкорна – это объявлено в концепции развития Музея кино, написано большими буквами – зона без попкорна.

А.Пичугин

— А как Вы считаете, музеи, такие, как Музей кино, должны приносить деньги, или это исключительно бюджетное учреждение, которое должно оплачиваться государством? Извините, что задаю такой вопрос, но Музей кино – это особенное место. Если киноиндустрия стала бизнесом, то соответственно, иногда возникали и такие вопросы тоже.

Л.Солоницына

— Вы знаете, это вопрос очень актуальный, потому что как раз в последнее время Министерство культуры обращает особое внимание музеев на то, что мы должны зарабатывать внебюджетные средства. То есть, разумеется, ни коим образом не отказываясь нас финансировать и материально поддерживать, все-таки министерство считает, что мы должны самостоятельно вести некую работу, которая будет приводить к заработку внебюджетных средств. К добру это, или к худу, я не знаю.

В.Емельянов

— Мне кажется, что к добру.

Л.Солоницына

— На самом деле любую хорошую идею, как вы понимаете… благими намерениями вымощена дорога, известно куда. Если во главе музея человек активный, деятельный, профессиональный, то для него это может быть дополнительным стимулом для проведения каких-то еще мероприятий, фестивалей, большего количества выставок для того, чтобы увеличить оборот зрителей и так далее. Для людей, которые не очень заинтересованы в своей работе – это может послужить поводом сдавать свои площади.

В.Емельянов

— Может быть они просто не умеют, здесь же если не директор должен быть с таким мышлением, включая экономическое, если мы сейчас в этом разрезе ведем беседу, то должен быть хороший экономический советник, очень талантливый и который тоже любит это музейное киношное дело.

Л.Солоницына

— Совершенно верно, сейчас мы часто сталкиваемся с ситуацией, когда хорошие люди, много лет работающие в том, или ином музее просто честно признаются, что они не бизнесмены, что они не умеют привлекать ни спонсорские средства, ни устраивать какую-то такую рекламу и пиар своему учреждению для того, чтобы привлечь необходимое количество людей. И да, здесь либо надо министерству взять на себя эту функцию и каким-то образом делегировать музеям таких экономических советников, как Вы говорите, для того, чтобы вести эту деятельность, ну либо надо менять состав музейных сотрудников и я думаю, честно говоря со временем, постепенно…

А.Пичугин

— Резать по-живому…

Л.Солоницына

— Я думаю, что это само по себе произойдет.

В.Емельянов

— Кстати о сотрудниках, а кто сотрудники Вашего музея – это киноведы, это просто любители, это именно художники по костюмам, художники, как таковые?

Л.Солоницына

— Вы знаете, я сейчас работаю с тем научным коллективом, который сформировался в Музее кино много лет назад. Все эти люди, практически, они пришли по приглашению одного из основателей Музея кино и долгое время его руководителя – Наума Ихильевича Клеймана. И действительно они все связаны с кино. Есть люди с киноведческим образованием, окончившие ВГИК, собственно, как и я. Есть люди, которые много лет работали в киноиндустрии, поэтому, по большей части – это действительно…

А.Пичугин

— А привлекать молодежь?

Л.Солоницына

— У нас в этом смысле очень возрастно разнообразный коллектив. У нас есть и совсем молодые – 20 с небольшим лет, совершенно очаровательные девочки, честно говоря, у меня даже иногда вызывает удивление, какой интерес у них вызывает их собственная работа. Потому что они молодые, красивые, с несколькими языками и с моей точки зрения, чисто практической, могли, возможно, найти себе совершенно другую работу. Но им интересно.

В.Емельянов

— Может быть вот эти как раз молодые 20-летние девочки с несколькими языками и правильно… я прошу прощения за такое грубую аберрацию, с правильно заточенными мозгами, может быть они как раз и помогут Вам этот музей поднять, да еще его и на международный уровень выдвинуть?

Л.Солоницына

— Совершенно верно, я очень надеюсь на наш коллектив, потому что хочу сказать, что за эти два года, которые я там работаю, ни один хранитель фондов не ушел из музея. Мы в результате хорошо поняли друг друга и сработались, и у людей очень много – у сотрудников моих очень много планов по поводу новой площадки, я надеюсь, что мы вместе будем их реализовывать.

А.Пичугин

— Но я бы вернулся к теме самоокупаемости, вернее о том, что музеи должны что-то зарабатывать. Мне просто сразу в голову приходит пример провинциального музея, который не имеет такой возможности. Не потому, что там работают какие-то непрофессиональные, или не креативные люди, просто в этом городе, кроме музея, пожалуй ничего и нет и возможности заработать никакой нет. Я знаю такие музеи просто по роду своей деятельности еще одной. Это же тоже музеи и здесь политика Министерства культуры очень спорная, как мне кажется.

Л.Солоницына

— Вы знаете, при этом, я же начала с того, что Министерство культуры совершенно не отменяет госзадание, которое оно выделяет каждый год каждому музею Российской федерации. Это абсолютно не отменяет одно другое. Министерство ни в каких документах и на каких пресс-конференциях, или любых других публичных заявлениях я не слышала, чтобы это вступало в какую-то взаимосвязь. Федеральные музеи всегда будут поддерживаться государством, хотя бы по одной просто причине, что в этих музеях экспонаты музейного фонда Российской Федерации. Даже в нашем музее – это не наши, условно говоря, экспонаты – это экспонаты нашего государства, которые у нас хранятся, а мы показываем их в тех, или иных формах нашим посетителям. Поэтому разумеется, пока музейный фонд Российской Федерации будет храниться в музеях, эти музеи будут финансироваться.

А.Пичугин

— Скажите, пожалуйста, а много ли вообще потеряно в истории кино, то, что связано с Музеем кино, сценарные работы, смытые ленты, я имею в виду, фильмы, которые постигла участь почти смытых и прочее, все что угодно – реквизиты, костюмы, у нас же были замечательные костюмные истории сняты в свое время, я уже не говорю о мультипликации, особенно 1950-1960-х годов. Есть ли ощутимый урон, или наоборот все очень хорошо, все сохранено?

Л.Солоницына

— Вы знаете, «все хорошо» - это какая идеальная форма существования музея, которая, не знаю, существует ли она в реальной жизни. В Музее кино, к сожалению, или к счастью, я уж не знаю, как это определить, комплектования как такового не существовало, но при этом музей всегда забирал и собирал все, что было возможно. То есть все, чему грозило уничтожение, а в 1990-е годы очень многие вещи просто выбрасывались на помойку и собственно сотрудники Музея кино, прослышав о том, что где-то, кто-то, что-то выбрасывает на той же студии Горького, или на той же киностудии Союзмультфильм, они просто туда ехали, бежали с мешками и спасали все, что можно спасти.

В.Емельянов

— И возможно часть хранили у себя дома даже.

Л.Солоницына

— Возможно, да. Поэтому комплектованием как таковым, плановым комплектованием никто никогда не занимался. Сейчас мы закончили как раз месяц назад общую сверку всех музейных предметов нашего музея. В частности и для того, чтобы определить какие-то лакуны, которые существуют по каким-то годам, если мы говорим об истории кинематографа – игрового, анимации, документального. По людям, по персонам каким-то. Выявив это, насколько это будет возможно сейчас в наше время, попытаемся каким-то образом эти лакуны запомнить.

А.Пичугин

— Я помню, что лет 15 назад я ходил в Музей кино на интересные редкие зарубежные фильмы. Вот эта линия будет как-то развиваться –зарубежного кино?

Л.Солоницына

— Вне всякого сомнения. Конечно мы будем показывать все, что касается истории кинематографа. Ориентированы мы вне всякого сомнения, больше на отечественное кино и даже своим таким, девизом, если можно это так назвать, считаем слова «Знать, любить, смотреть российское кино». Потому что идея была такова, чтобы через знания, которые могут дать посетителям наши сотрудники, вызвать в них какое-то чувство, желательно чувство любви к отечественному кино и таким образом побудить их смотреть это кино. Поэтому вот эта логическая линейка, которой мы хотели бы придерживаться, она больше связана с кинематографом отечественным. Но вне всякого сомнения у нас и в киноколлекции большое количество зарубежных фильмов, мы будем работать и с зарубежным кино тоже.

В.Емельянов

— Наша сегодняшняя гостья – Лариса Солоницына –киновед, главный редактор официальной газеты Союза кинематографистов России «СК-новости». А с 1 июля 2014 года и директор Государственного центрального музея кино. Это программа «Светлый вечер». Ее ведут Владимир Емельянов.

А.Пичугин

— Алексей Пичугин.

В.Емельянов

— Мы к вам вернемся буквально через минуту.

 

А.Пичугин

— Мы возвращаемся в эту студию, где сегодня беседуем с Ларисой Солоницыной – киноведом, главным редактором официальной газеты Союза кинематографистов России «СК-новости» и директором Государственного центрального музея кино. Здесь также в этой студии Алексей Пичугин.

В.Емельянов

— И Владимир Емельянов. Лариса, а у меня к Вам такой вопрос. Все то, о чем мы говорили в предыдущей части нашей программы, я так понимаю, в принципе, это нацелено на взрослых людей, относительно взрослых, может быть на молодежь. А чем Вы будете привлекать детей и подростков. И вообще на Ваш взгляд, что у нас сегодня происходит в этом секторе кинематографа. Ведь смотрите, что делают на западе, что делает Голливуд – и «Гарри Поттер», и всякие «Хоббиты», и все, что угодно. Эти ленты собирают по всему миру миллиарды долларов просто и можно расценивать это как пощечину нашим кинематографистам, которые с упорством каких-то… прошу прощения за выражение «быков», говорят о том, что нам это не выгодно, мы это продать не сможем и так далее и так далее. Когда они так говорят, я так понимаю, что они это продать не смогут, потому что они не смогут хорошо это снять. Давайте поговорим немного о детском и юношеском кино и чем Вы будете в Музее кино привлекать юного зрителя и зрителя юношеского возраста.

Л.Солоницына

— Вы знаете, ответ на этот вопрос в одной части у меня довольно положительный, а в другой довольно отрицательный.

В.Емельянов

— Давайте начнем с отрицательной.

Л.Солоницына

— Ну, давайте начнем с отрицательного. Конечно ситуация с детским и юношеским кинематографом в нашей стране крайне, с моей точки зрения, тревожная, потому что такое количество образов, которые в свое время создали и Вячеслав Тихонов, и Алексей Петренко, и Олег Борисов, такое количество фильмов о младшем и среднем школьном возрасте на которых выросло мое поколение еще.

В.Емельянов

— Мы с Вами одного возраста, поэтому мы то все эти картины помним.

Л.Солоницына

— Поэтому конечно, наблюдая сегодняшнюю ситуацию, понимаешь, не просто не хватает, а до какой степени не хватает этого кинематографа. Но, Вы знаете что, дело в том, что ведь и посмотрев внимательно пичинги, которые недавно прошли – защита кинопроектов Министерства культуры, я не увидела предложений в этом направлении. Мы можем говорить о том, что, например, Министерство культуры, или Министерство образования не формулирует и не формирует этот госзаказ к кинематографистам. Но, что называется, и низы не хотят, я не вижу от кинематографистов, кроме каких-то точечных людей, которые тоже очень в этом заинтересованы, но опять же никакого практического движения я не наблюдаю.

В.Емельянов

— Не могут пробиться?

Л.Солоницына

— Да никто специально не душит детское кино, послушайте, все эту проблему прекрасно понимают. Нет людей, ни в кинематографическом сообществе, ни в Министерстве культуры, которые думаю, что, давайте ка мы задушим детский кинематограф.

В.Емельянов

— А в чем же тогда проблема, почему его нет?

Л.Солоницына

— Здесь я думаю, что как раз надо понять, это то, о чем Вы говорили, на вопрос к кинематографистам – почему вы не снимаете детское кино – они говорят, что никто его не купит.

А.Пичугин

— Я сейчас открываю сайт студии Горького, классно сделанный сайт кстати, очень хороший. Реализованные проекты за последние годы, в 2016 ни одного, в 2015 несколько фильмов, ни один из них ни детский, ни юношеский, просто кино. Хорошо, что студия работает с 1915 года, больше ста лет снимает фильмы. Но простите, если она до сих пор называется студией детских и юношеских фильмов и ни одного детско-юношеского она не произвела за последние годы.

В.Емельянов

— Может быть сценариев нет?

Л.Солоницына

— К сожалению это так, но я считаю, что это проблема, которую надо решать комплексно. Потому что даже, если появятся, а на самом деле они и правда есть, продюсеры, или режиссеры, которые бы хотели работать в этой области и которые могли бы в ней работать, то просто выделение средств на какую-то одну, две картины этого направления – этого недостаточно. То есть, моя точка зрения, что это действительно должен быть какой-то целевой госзаказ, причем я думаю, что это даже двух министерств, не только Министерства культуры, но и Министерства образования, не знаю, насколько новый министр образования думает в этом направлении, может быть ей надо и подсказать, что надо подумать в этом направлении. Мне кажется, что это должна быть отдельно финансируемая история.

В.Емельянов

— Удивляюсь, как же все-таки европейцы умудряются снимать семейные фильмы о проблемах во взаимоотношениях отцов и детей, я сейчас просто не помню навскидку названия, но у меня несколько лент просто поразили, насколько это актуально даже для нашей страны, тем более для нашей, учитывая наш уровень жизни, в отличие от европейского. Тогда перейдем ко второй части этого вопроса, к более приятной, а чем Вы будете привлекать юного и подросткового зрителя?

Л.Солоницына

— Во-первых, у нас есть замечательный фонд анимации. И эскизы к мультфильмам, и очень многие куклы, в том числе и Чебурашка – это все, к счастью, сохранено в музее и в этом направлении мы хотим активно сотрудничать, уже начали и будем продолжать активно сотрудничать с киностудией Союзмультфильм и будем делать просто отдельные интересные программы экспозиционные для детей. Плюс, у нас планируется создание, то есть оно, собственно уже началось это создание научно-образовательного центра, в котором будет вестись отдельная работа с детьми и подростками. Для этого составляется сейчас как раз в режиме реального времени в августе составляются учебные планы. Мы будем подбирать людей, которые в интересной увлекательной форме могли бы рассказывать детям об истории кино. На самом деле мы уже начали это делать. У нас появился для детей такой клоун Киноша, которая сначала возникла…

В.Емельянов

— Это он, или она?

Л.Солоницына

— Она – Киноша. Она сначала возникла просто, как клоун, который рассказывает детям о клоунах, работавших в кино – о Чарли Чаплине, о Юрии Никулине. Кстати в день российского кино – 27 августа.

А.Пичугин

— Уже совсем скоро.

Л.Солоницына

— Совсем скоро в Парке культуры и отдыха Красная Пресня утром клоун Киноша будет встречать совсем молодых маленьких посетителей парка и как раз рассказывать им про Юрия Никулина в действительно замечательной, интересной, смешной, но при этом очень познавательной и информативной форме.

В.Емельянов

— Уважаемые слушатели, фактически приглашение для вас прозвучало. Да, давайте еще раз повторим, это парк Красная пресня.

Л.Солоницына

— Это 27 августа в день кино, в 12 часов в парке культуры и отдыха Красная Пресня.

В.Емельянов

— Там можно задружиться детям с этой самой Киношей, а потом там глядишь и какой-нибудь Кинош появится, потому что в паре всегда работать проще, чем соло, наверное, я так думаю. А вообще интересно, мне кажется, абонементная система. Я помню, что когда я был ребенком в Политехническом музее, который к сожалению сейчас переехал на ВДНХ.

А.Пичугин

— Но там все-таки останется все в историческом здании, когда его дореконструируют, но это еще не скоро произойдет.

В.Емельянов

— У меня прямо были абонементы туда на разные лекции, то есть можно было выбрать, я прямо ходил с удовольствием.

А.Пичугин

— У меня в Исторический такие были.

В.Емельянов

— Вот эта абонементная система она сейчас в современных музеях работает?

Л.Солоницына

— Вы знаете, не знаю, честно говоря, статистики по другим музеям. Но мы, вне всякого сомнения, будем ее делать, просто потому, что у нас будет слишком много активностей для разового посещения. То есть, невозможно будет за одно посещение, в один приход и послушать лекции, и посмотреть экспозиции, и посмотреть кино. Для этого надо будет просто весь день провести в Музее кино. Поэтому мы предполагаем абонементное посещение для того, чтобы люди могли выбирать и формировать сами для себя некие программы.

В.Емельянов

— Вы знаете, Лариса, Музей кино можно сделать еще таким образом, что в нем действительно захочется провести целый день – и посмотреть всякие выставки, и отправить ребенка посмотреть какой-нибудь старый мультфильм, а взрослым посмотреть какой-нибудь фильм, предположим, того же Марлена Хуциева, скажем, «Весна на Заречной улице», но не в обрезанном варианте, а в авторском.

Л.Солоницына

— Вы знаете, я честно говоря вообще, несмотря на то, что слово «музей» в классическом его понимании такое достаточно консервативное, мне очень хочется, вот это второе мое желание и второе целеполагание, скажем так, после помещения, которое мы уже нашли, мне очень хочется сделать это активным современным местом.

А.Пичугин

— Я как раз хотел сказать, что музеи переходят качественно на новый уровень. Я вчера, просто пока свежи воспоминания, я вчера был в музее, который называется Эксперементаниум, он находится недалеко от метро Сокол. Он конечно детский, там детям объясняются основы физики на примере различных моделей, каждую из которых можно привести в движение, нажать кнопку, просто два часа ходишь по трем этажам и сам, я взрослый человек, я обнажимался там. То же самое, я думаю, сейчас очень многие музеи пойдут по этому направлению.

В.Емельянов

— И это очень важно, потому что у нас ведь люди в субботу и воскресенье, я не хочу сказать все, но определенный большой процент людей выходные дни проводят где?

А.Пичугин

— На шашлыках.

В.Емельянов

— В торгово-развлекательных комплексах. Мне кажется, что лучше немножко срулить в сторону Музея кино, нежели ходить по фуд-кортам.

А.Пичугин

— А это же большая проблема, потому что у нас в каждом районе, по крайней мере Москвы, есть несколько таких центров – с фуд-кортами, с одеждой, с детскими комнатами отдыха, с гипермаркетами и не надо выезжать. В Музей кино надо собраться, если ты не живешь рядом с ВДНХ, если по крайней мере ты живешь в Москве…

В.Емельянов

— Я с тобой согласен, но зато это превратится в событие.

А.Пичугин

— У нас люди не выезжают из своего района, потому что уже все в нем есть. Это большая проблема.

Л.Солоницына

— Вы знаете, но с другой стороны – это некий вызов для нас. Потому что когда меня стали спрашивать, вот когда появился павильон на ВНДХ и многие стали задавать вопросы, что до ВДНХ далеко, да еще там по самой выставке далеко. Я всегда спрашивала, слушайте, а Колизей – очень далеко, прямо невероятно далеко.

В.Емельянов

— Или Лувр тот же самый.

Л.Солоницына

— Просто можно массу привести примеров. Мы ездим в другие страны, на другие континенты для того, чтобы что-то увидеть.

А.Пичугин

— Это – нет пророка в своем отечестве.

Л.Солоницына

— Наша задача сделать это место интересным для такой степени, чтобы это время, потраченное на дорогу, не было потрачено по крайней мере напрасно людьми, чтобы они действительно получили там какое-то удовольствие, какое-то знание и им захотелось бы вернуться туда в другой раз. Что касается Эксперементаниума, то хочу сказать, что у нас планируется проект, правда не к открытию музея, а чуть позже мы это реализуем. Мы хотим сделать такую систему кинокапсул в каждой из которых в формате компьютерной игры представлена та, или иная профессия. От самого начала – от идеи, сценария, бюджета фильма, выбора актеров, жанра, костюмов…

В.Емельянов

— И обязательно цензора.

Л.Солоницына

— Обязательно редактора, как Вы говорите, вот это нажимание на кнопочки, в результате приведет к тому, что каждый человек сможет создать свой собственный фильм. И на выходе он просто получает собственное небольшое кинопроизведение, созданное путем того, или иного выбора. и хотя формат – это все равно игровой формат, но тем не менее, мы хотим заложить в это, разумеется и некую образовательную составляющую тоже, для того, чтобы выбирая те же костюмы, люди немножечко узнавали о том, что это такое, как вообще работают художники по костюмам, из чего эти костюмы состоят и так далее.

В.Емельянов

— Я вот какой хотел задать вопрос, смотрите, Лариса, у нас в Москве есть Мосфильм, у нас в Москве есть киностудия имени Горького.

А.Пичугин

— Еще частных студий полно.

В.Емельянов

— Я сейчас как раз не об этом говорю, но в других городах есть Ленфильм, предположим, есть еще другие города, где Ялтинская киностудия и так далее, и так далее, а планируются ли в этих городах какие-то филиалы Музея кино?

Л.Солоницына

— Да, филиалы планируются и хочу сказать, что очень многие регионы сами выходят к нам с этими предложениями. К нам уже обращался город Суздаль, поскольку это город кинематографический, там очень много было снято наших фильмов. Они хотят, чтобы был Музей кино в Суздале и предполагалось, что он может быть филиалом Музея кино. Из Новосибирска к нам тоже обратилась инициативная группа, которая предложила сделать там филиал Музея кино и да, мы рассматривали вариант, чтобы в Крыму сделать филиал, учитывая то, что Ханжонков проработал там довольно большое время и там же похоронен на Ялтинском кладбище. Но я хочу вам сказать, что опять же, если это делать хорошо, правильно и грамотно и так, как это нужно делать – это время, это разработки концепции обязательно и это средства, которые нужно будет в это вложить. Сейчас мы рассматриваем вопрос создания московского музейного кластера, в прошлом году я предложила в Министерстве культуры такую идею, мне хотелось объединить несколько площадок Москвы, так, или иначе связанных с кинематографом, в такой единый музейный кластер в рамках нашего Музея кино. Это была квартира на Смоленке, в которой много лет хранится фонд Сергея Эйзенштейна, это квартира, которую его вдова Пера Аташева завещала Союзу кинематографистов, как раз для того, чтобы не пропало наследие Эйзенштейна. Это кругорама на ВДНХ, тоже, в общем, на самом деле уникальный исторический экспонат, просто, насколько я знаю, вообще единственный в мире работающий, действующий.

В.Емельянов

— Он еще работает?

Л.Солоницына

— Он прекрасно работает.

В.Емельянов

— Надо сходить, я был два раза там в детстве и для меня это был культурный шок вообще, я вышел оттуда другим человека с другим видением мира.

Л.Солоницына

— Библиотека киноискусства имени Эйзенштейна, которая у нас есть в Москве и я даже не знаю, как определить этот объект, потому что на сегодняшний день – это пустырь, то место, где должны были бы уже давно восстановить дом-музей Андрея Тарковского на Щипке.

А.Пичугин

— А он полностью снесен, правильно?

Л.Солоницына

— Да, там сейчас, я была там три дня назад, там как все эти годы пустырь.

А.Пичугин

— Я помню, как он стоял еще заколоченный, как он разрушался.

Л.Солоницына

— Да, и я тоже помню. Мне хотелось все эти объекты каким-то образом объединить для того, чтобы каждая из этих площадок могла бы на чем-то специализироваться и таким образом просто эффективнее и интереснее работать. Потому что тогда мы могли бы развести некоторые активности по разным местам.

 

А.Пичугин

— Друзья, напомним, что это программа «Светлый вечер» на радио «Вера», где сегодня мы беседуем с Ларисой Солоницыной – директором Государственного центрального музея кино.

В.Емельянов

— Сюда же можно еще добавить и… если они такие разовые музеи-квартиры, скажем там, актеров, или режиссеров, я думаю, что и родственники были бы возможно заинтересованы в том, чтобы было сохранено наследие их предков, которые делали отечественное кино.

Л.Солоницына

— Да, конечно. Ну хочу сказать сразу, что на сегодняшний день, просто уже прошло время с тех пор, как я говорила об этом проекте, кругораму сейчас передали, вернули ВДНХ и к нашей всеобщей радости они собираются ее восстанавливать и использовать, что называется, по прямому назначению, потому что в какой-то момент была идея сделать ее цифровой, что в общем, конечно противоречило даже элементарному здравому смыслу. Зачем же такой уникальный объект делать цифровым? Квартиру на Смоленке с фондом Эйзенштейна Музею кино передали – это действительно теперь находится у нас в оперативном управлении. Ну а что касается библиотеки киноискусств, и особенно музея Тарковского – эти два вопроса сейчас в процессе решения. Более того, сейчас в Москву приехал сын Андрея Тарковского из Флоренции – Андрей Андреевич и мы должны на днях с ним встретиться для того, чтобы обсудить какие-то возможные дальнейшие планы.

В.Емельянов

— Можно было бы сделать, она не квартира, а музей-комната Александра Кайдановского на Поварской улице. Я сейчас правда не знаю, кто владелец этой бывшей коммунальной квартиры. Но я думаю, что все вещи, которые были в этой комнате, у Инны Пиварс есть – у его вдовы, я думаю, что каким-то образом это можно было бы…

А.Пичугин

— Несколько месяцев назад в интернете, это может быть и сайт какой-то газеты, была интересная статья – в Питере квартиры, где жили поэты серебряного века. Кто там сейчас живет и что в этих квартирах от того времени осталось. Ну, в общем, выяснилось, что никто не знает, никому не интересно и еще к тому же… по-моему, это было про Хармса, человек, который живет в этой квартире, не то чтобы не знает, кто такой Хармс, но как-то еще и… когда ему рассказали, стал к нему неважно относиться. Я боюсь, что у нас большинство квартир, которые до сих пор квартиры, жилые, может быть та же самая история.

В.Емельянов

— «Хорошие люди москвичи, квартирный вопрос их испортил».

А.Пичугин

— Это Питер уже.

В.Емельянов

— Я думаю, что и питерцев квартирный вопрос испортил тоже. Очень не хотелось бы все-таки говорить о российском кино в целом, потому что очень великие соблазны – вот, а российское кино, а кто его смотрит, а они денег не отбивают. Оставим эти вопросы в покое, не будем мы эту тянучку разжевывать и так далее, а давайте просто поговорим о том, у нас же год кино сейчас 2016, вообще, что происходит в киномире, в киноиндустрии? Есть ли какие-то прорывы прямо?

Л.Солоницына

— Вы знаете, я для ответа на этот вопрос не очень подходящий человек, скажу вам честно, потому что за последние два года я не посмотрела ни одного фильма, не прочитала ни одной книги про кино и лучше сейчас значительно разбираюсь в Градостроительном кодексе, в организации строительных площадок.

В.Емельянов

— И в музейном деле.

Л.Солоницына

— Да, вот это мое, понимаете.

А.Пичугин

— Я тогда с твоего позволения переформулирую немного вопрос. Действительно выходит ведь много фильмов авторских, которые не доступны просто широкому зрителю, ибо в кинотеатрах не идут, где их достать непонятно, интернетом у нас в стране пользуются не так много народа, как выясняется. Может быть эти фильмы будут показаны у Вас?

Л.Солоницына

— Разумеется, у нас одно из направлений деятельности – это как раз показ фильм с ограниченным, или вообще с нулевым прокатом. Поскольку мы никогда не ставили своей задачей конкуренцию с многозальниками, с кинотеатрами, которые работают обычным прокатным образом, мы предполагаем как раз собирать то кино, у которого либо только фестивальная судьба, потому что это сейчас довольно частая история, когда тот, или иной фильм можно посмотреть только в рамках какой-то фестивальной программы. Либо фильмы, которые вообще не находят никакого пути к зрителю и кстати, может быть, мы и проверим, насколько они на самом деле будут востребованы, когда к зрителю выйдут.

В.Емельянов

— Еще раз возвращаясь к тому, что сейчас год объявлен годом кино, может быть проходят какие-то мероприятия, симпозиумы, конференции?

Л.Солоницына

— Проходит огромное количество разных мероприятий, я даже на каком-то этапе в конце прошлого года входила в состав рабочей группы по проведению года росскийского кино и я знаю, что было очень много всего запланировано и периодически как раз благодаря газете «СК-новости», потому что мы стараемся публиковать все, что так или иначе связано с реализацией программы года российского кино, я узнаю, но это просто либо очень большой подробный список, который я просто не готова сейчас озвучить, потому что это все-таки не моя работа, я этим не занимаюсь. Что-то такое исключительное то, что происходит, если бы оно было, то я уверена, и вы, и слушатели бы об этом знали. Насколько я знаю, похоже неплохой была идея этих кинопоездов, которые запущены в метро, они каким-то образом привлекают людей, я знаю, что об этом где-то люди переписываются, выкладывают фотографии.

А.Пичугин

— А я не в курсе, я сейчас страшную вещь скажу – я про них ничего не знаю.

Л.Солоницына

— Я, в общем, тоже, но тем не менее запустили поезда.

А.Пичугин

— А что там представлено хотя бы?

Л.Солоницына

— Там кадры из фильмов, фотографии актеров.

В.Емельянов

— Тематический поезд.

Л.Солоницына

— Тематически оформленный поезд

В.Емельянов

— Как в свое время были тематически оформленные поезда русских живописцев.

А.Пичугин

— Это я видел и сейчас есть, кстати говоря.

В.Емельянов

— Вы не знаете, следующий год годом чего объявлен, или кого?

Л.Солоницына

— Вы знаете, я знаю, но сейчас у меня вылетело это из головы, может быть я вспомню в процессе.

В.Емельянов

— В следующем году появится такой тематический поезд.

Л.Солоницына

— Год экологии – следующий год.

В.Емельянов

— Будет экологический поезд в следующем году, из чего он будет сделан только непонятно.

А.Пичугин

— А Иллюзион еще существует до сих пор?

Л.Солоницына

— Да, кинотеатр Иллюзион существует.

А.Пичугин

— Он открыт, а то его ремонтировали, открывали, закрывали?

Л.Солоницына

— Он открыт, он работает, он является частью Госфильмофонда Российской Федерации и показывает там какие-то программы.

А.Пичугин

— Вы с ними не сотрудничаете?

Л.Солоницына

— Вы знаете, мы сотрудничаем, но опять же, я хочу сказать, что на каждом этапе есть некий основной вектор. Вот мой вектор сейчас – это стройка. Я сейчас лучше всего сотрудничаю с нашим генеральным подрядчиком и разбираюсь в звукопоглощающих материалах для облицовки стен в кинозалах, решаю, с замками должны быть двери, или без замков и так далее.

В.Емельянов

— Это делает киновед, я напоминаю нашим слушателям.

Л.Солоницына

— Да, могла ли я, отучившись во ВГИКе предположить, что….

В.Емельянов

— Сколько Вы приобретаете новых профессий, так что, если что вдруг…

Л.Солоницына

— Нет, спасибо, хватит.

А.Пичугин

— Ну что же, наверное, будем заканчивать на этом. Мы Вам желаем, в первую очередь, скорее покончить со всеми строительными, монтажными функциями.

В.Емельянов

— Когда это все планируется закончить?

Л.Солоницына

— Вы знаете, основная часть ремонтных работ у нас закончится к концу этого года и в рамках российского года кино, мы бы хотели переехать. То есть для меня очень важным было бы, хотя это событие скорее общественного, чем культурного формата, но для меня очень важно было бы, чтобы в рамках года кино Музей кино обрел свой дом. И мы берем полгода на распаковку фондов, подготовку экспозиции, составление образовательных и кинопрограмм и откроемся для посетителей в рамках следующего 39 Московского международного кинофестиваля во второй половине июня 2017 года.

В.Емельянов

— Мы с Алексеем готовы быть одними из первых посетителей.

Л.Солоницына

— Мы почтем за честь и заранее вас приглашаем.

А.Пичугин

— Спасибо большое.

В.Емельянов

— Спасибо большое! Напомним нашим слушателям, что сегодня в программе «Светлый вечер» была Лариса Солоницына – киновед, главный редактор официальной газеты Союза кинематографистов России «СК-новости». Ну а с 1 июля 2014 года – директор Государственного центрального музея кино. Собственно мы сегодня именно об этом музее всю передачу и переговорили.

А.Пичугин

— В год российского кино и в преддверии дня кино.

В.Емельянов

— И если паче чаяния у кого-то возникает вопрос, что музей – такое пыльное дело, неинтересное, скучное.

А.Пичугин

— И бабушки еще эти музейные.

В.Емельянов

— Это прямо местные стражи очень страшные. И как раз именно благодаря Ларисе Солоницыной я надеюсь, что ваши сомнения развеялись, потому что она очень увлекательно и интересно рассказала о своем деле – о Музее кино. Спасибо Вам большое, удачи во всех начинаниях.

Л.Солоницына

— Спасибо вам, приходите к нам в музей.

А.Пичугин

— Спасибо!

В.Емельянов

— С вами были Владимир Емельянов.

А.Пичугин

— Алексей Пичугин, всего хорошего!

Друзья! Поддержите выпуски новых программ Радио ВЕРА!
Вы можете стать попечителем радио, установив ежемесячный платеж. Будем вместе свидетельствовать миру о Христе, Его любви и милосердии!
Мы в соцсетях
******
Слушать на мобильном

Скачайте приложение для мобильного устройства и Радио ВЕРА будет всегда у вас под рукой, где бы вы ни были, дома или в дороге.

Слушайте подкасты в iTunes и Яндекс.Музыка

Другие программы
Места и люди
Места и люди

В мире немало мест, которые хотелось бы посетить, и множество людей, с которыми хотелось бы пообщаться. С этими людьми и общаются наши корреспонденты в программе «Места и люди». Отдаленный монастырь или школа в соседнем дворе – мы открываем двери, а наши собеседники делятся с нами опытом своей жизни.

Светлый вечер
Светлый вечер
Программа «Светлый вечер» - это душевная беседа ведущих и гостей в студии Радио ВЕРА. Разговор идет не о событиях, а о людях и смыслах. В качестве гостей в нашу студию приходят священники, актеры, музыканты, общественные деятели, ученые, писатели, деятели культуры и искусства.
Мой Урал
Мой Урал
Сказки Бажова и строительство завода Уралмаш – все это об Уральской земле, богатой не только полезными ископаемыми, но и людьми, вчерашними и сегодняшними жителями Урала. Познакомьтесь ближе с этим замечательным краем в программе «Мой Урал».
Семейные истории с Туттой Ларсен
Семейные истории с Туттой Ларсен
Мы хорошо знаем этих людей как великих политиков, ученых, музыкантов, художников и писателей. Но редко задумываемся об их личной жизни, хотя их семьи – пример настоящей любви и верности. В своей программе Тутта Ларсен рассказывает истории, которые не интересны «желтой прессе». Но они захватывают и поражают любого неравнодушного человека.

Также рекомендуем