«Международный фестиваль Валерия Халилова». Виктория Григораш, Алексей Пузаков - Радио ВЕРА
Москва - 100,9 FM

«Международный фестиваль Валерия Халилова». Виктория Григораш, Алексей Пузаков

* Поделиться

У нас в гостях были директор второго международного фестиваля Валерия Халилова Виктория Григораш и руководитель Московского Синодального хора, заслуженный артист России Алексей Пузаков.

Мы вспоминали жизнь и духовные поиски в творчестве известного дирижёра и композитора Валерия Халилова, а также как пришла идея организовывать музыкальный фестиваль в память о нём.

Ведущий: Константин Мацан


Константин Мацан:

— «Светлый вечер» на радио «Вера». Здравствуйте, уважаемые друзья. С нами и с вами сегодня в студии Виктория Григораш, директор Второго Международного музыкального фестиваля Валерия Халилова. Добрый вечер.

Виктория Григораш:

— Добрый вечер.

Константин Мацан:

— И Алексей Александрович Пузаков, руководитель Московского Синодального хора, заслуженный артист России. Добрый вечер.

Алексей Пузаков:

— Здравствуйте.

Константин Мацан:

— Поговорим мы сегодня о том, что я уже произнес — Второй Международный музыкальный фестиваль Валерия Халилова проходит по всей стране. Начался он 17 января и закончится 30 января, в день рождения Валерия Михайловича. Я напомню, хотя наши радиослушатели, наверное, знают, кем был Валерий Михайлович Халилов. Он был военным дирижером, известным, признанным, уважаемым. Главным военным дирижером, по-моему, он был Российских вооруженных сил и трагически ушел от нас в той печально знаменитой авиакатастрофе над Черным морем в декабре 16-го года. Незадолго до этого, за несколько месяцев, он был у нас в эфире, мне лично посчастливилось с ним программу записывать. На волнах радио «Вера» мы говорили с ним, он рассказывал, делился воспоминаниями детства, о которых как он говорил, никому не рассказывал, как его крестили где-то в деревне, как он схватил за бороду священника. Вот такими милыми деталями он со слушателями делился. Светлейший был человек и его музыка, которую он исполнял и которую он сочинял, у нас в той программе на волнах радио «Вера» звучала. Но вот сейчас фестиваль, который отдает дань памяти этому замечательному человеку, Валерию Михайловичу Халилову. И мы, конечно, на волнах радио «Вера», обращаясь ко всем нашим радиослушателям, просим в молитвах его поминать, кто молится или просто добрым словом, воспоминания тоже очень важны, мы в это верим, для той посмертной жизни, именно жизни, в которую от нас ушедшие люди ведут. Давайте для начала расскажем о фестивале. Из чего выросла эта идея? Он уже второй, как следует из названия. Кому слово?

Виктория Григораш:

— Ну, давайте, я наверное, начну.

Константин Мацан:

— Давайте. Виктория Григораш, директор фестиваля.

Виктория Григораш:

— Это очень интересная история, как родился этот фестиваль. Мы, близкие, родные, друзья, после того, как все это случилось и совершилось ужасное для нас для всех неожиданное, сели и начали думать о том, как это все дальше продолжить, потому что планов у Валерия Михайловича было огромное множество. Опять же я слушала интервью на радио «Вера», он говорил о фестивальном движении, о том, как он всех объединит, как музыка будет звучать во всех уголках нашей необъятной родины. Верил в это и конечно, мы не могли остаться в стороне. В канун годовщины этого трагического события мы решили, что нужно сделать какой-то концерт. И этот концерт по определению решили сделать в концертном зале Вегас Сити Холла. Но после объявления такого концерта памяти вдруг нам стали поступать звонки от соратников Валерия Михайловича из разных регионов, и попросили тоже каким-то образом поучаствовать в этом мероприятии. И таким образом у нас из одного концерта объявилось девятнадцать регионов, которые захотели самостоятельно, сами, принять участие в концерте памяти. Таком образом у нас родился фестиваль, Первый Международный постольку, поскольку в этом фестивале приняли участие и Белоруссия, и Австрия, и Америка. То есть те города, которые знали и помнили и хотели тоже каким-то образом высказать свою признательность Валерию Михайловичу. Но уже второй фестиваль... Первый был стихийный, ко второму мы подошли уже более сознательно, решили, что все-таки это здорово — желание масс, но как-то надо это все-таки организовать. За два года до сегодняшнего дня, до начала, мы стали готовиться к получению каких-нибудь средств на проведение этого фестиваля. Получили Президентский гранд на фестиваль и присоединили регионы. Начали их к себе приглашать. В итоге на сегодняшний день у нас сорок регионов принимает участие в фестивале. Вы знаете, все сравнивают наш фестиваль с мини «Спасской башней». На самом деле для меня по ощущениям это Бессмертный полк.

Константин Мацан:

— А «Спасская башня» это тоже очень известный фестиваль военной музыки именно.

Виктория Григораш:

— Да. Для меня это по организации Бессмертный полк. Когда люди на местах самостоятельно принимают решение и желание быть причастными к этому огромному событию. Потому что это праздник музыки, музыки всевозможной, и хоровой, и симфонической, и духовой, и коллективы танцевальные, и детские. То есть это то, о чем мечтал Валерий Михайлович. Он хотел, чтобы все, кто любит музыку, мог себя проявить в этом фестивале. Вот так.

Константин Мацан:

— Алексей, а ваше участие в фестивале? Вот мы вас представляем и знаем, как руководителя Главного церковного хора Русской Православной Церкви. Вы с хором участвуете?

Алексей Пузаков:

— Да, мы участвуем в концерте закрытия фестивале, в день рождения Валерия Михайловича, когда ему исполняется 70 лет.

Константин Мацан:

— Юбилей в этом году.

Алексей Пузаков:

— 30 января во Дворце спорта Ирины Винер. Но мне очень хочется поделиться впечатлениями от открытия фестиваля. Этот день 17 января начался с молитвы. Молитва прошла в кафедральном Богоявленском соборе города Москвы. Сначала служилась молитва о начале доброго дела перед началом фестиваля и потом заупокойная лития в память о Валерии Михайловиче и всех, кто погиб в этот день вместе с ним. С Богоявленским собором Валерия Михайловича связывали многие годы дружбы, с настоятелем, который тоже не так давно ушел от нас, с отцом Александром Агейкиным. Так сложилось, что в этом храме прошло отпевание Валерия Михайловича Халилова. Как все началось с молитвы, так как-то чудесным образом все и продолжалось. С такой теплотой в сердце, с каким-то удивительным чувством, как будто мы сопричастны гораздо большему, чем мы видим, гораздо более глубокому, чем мы слышим. Концерт меня поразил. Первое отделение было посвящено классической музыке. Прозвучала Третья симфония Сергея Васильевича Рахманинова в исполнении оркестра республики Татарстан под управлением Александра Сладковского. Второе отделение на сцене был ансамбль имени Александрова, который Валерий Михайлович возглавлял последнее время своей жизни. И концерт получился совершенно необыкновенным. В таком сочетании классики, истории, военных песен. На сцене была Александра Николаевна Пахмутова, прозвучала ее совершенно гениальная песня о России, что до сих пор я нахожусь под очень большим впечатлением. Этот концерт показал, насколько благодарна и благодатна память о Валерии Михайловиче. Зал несколько раз вставал и в минуту молчания и в минуту приветствия Александры Николаевны Пахмутовой. А надо сказать, что Валерий Михайлович и Александра Николаевна дружили. Это была дружба не только людей высокого творческого полета, а людей сердечно понимающих, в чем смысл жизни, о чем мы сейчас думаем, что самое главное в жизни. До сих пор впечатление совершенно необыкновенное. Начало фестиваля было... Знаете, когда мы молимся «Царю Небесный Утешителю, Душе истины... прииди и вселися в ны». В моем сердце было ощущение, что во всех этих событиях присутствовал Святой Дух.

Константин Мацан:

— Интересно вы рассказываете именно о мировоззрении Валерия Михайловича, про то, как оно сочеталось для него с его, даже не скажу работой, а служением. Я вот вспоминаю наше интервью с ним. У меня в памяти осталось какое-то такое ощущение, что для Валерия Михайловича музыка, как явление культуры, как стихия, и военная музыка, как ее частное проявление, с одной стороны, а с другой стороны, служение отечеству, такое посвящение себя чему-то, что больше чем ты сам — были две такие неразрывные вещи, они в нем сливались в какое-то очень непротиворечивое единство. Наши слушатели не видят, но вы киваете. Поделитесь впечатлениями об этой личности., о вашей дружбе, об отношениях с Валерием Михайловичем.

Алексей Пузаков:

— Нас с Валерием Михайловичем связывали многие годы совместного служения. Потому что вся деятельность Валерия Михайловича это служение. Это служба, но в высшей степени, это служение. Потому что это служение Отечеству и это служение Богу. Валерий Михайлович внешне никому не навязывал ни свое мировоззрение, ни своей точки зрения. Он был человеком очень добрым, в меру мягким, главное очень отзывчивым. Его за это все ценили, любили и любят до сих пор. Почему и фестиваль набирает все больше и больше каких-то своих высот, потому что личность Валерия Михайловича, как все великое, раскрывается постепенно. И даже чем дальше отходишь от его земной жизни, понимаешь значение, глубину и высоту того наследия, которое от него осталось в нашем мире. Это сочетание, о котором вы говорили, подвига служения ратного и вместе с тем подвига духовного в его личности были органично слиты и неразрывны неслиянно, а так как это, наверное, должно быть в нашем народе в его идеале. В его идеале о представлении о самых лучших качествах русского человека. Это наследие еще предстоит раскрывать, доносить, показывать. Потому что Валерий Михайлович был не только блестящим военным дирижером, он был и симфоническим дирижером, и он был необыкновенным композитором. Он писал в разных жанрах, это была и военная музыка, это были и марши и вальсы, основанные на том наследии, которое он воспринял с юности своей. Потому что Валерий Михайлович из семьи потомственных военных, он служил и под Петербургом, место его первого служения, Валерий Михайлович всегда был открытым человеком к искусству. Он всегда внимательно слушал, у него никогда не было наносного превосходства, он всегда был открыт, равен собеседнику и сейчас только понимаешь, насколько он был близок всем великим композиторам, всем великим поэтам, наследие которых мы имеем счастье слышать и исполнять. Это все он раскрывал в своем творчестве, как человек своего времени, как человек, тонко чувствующий, где правда и где мрак. Все его творчество было направлено к тому, чтобы раскрывать красоту света, у него есть необыкновенные романсы, которые трогают сердце. У него есть произведения в песенном жанре, тоже на очень высоком уровне. В какие-то годы, когда были запрещены в концертных исполнениях молитвы, он это доносил через свое так называемое светское творчество. Но когда стало возможно, даже в свои произведения военные, он включал молитвы. Например, марш «Генерал Милорадович», который прозвучит 30 января в концерте закрытия фестиваля. Это прекрасный марш, но в ткань марша вплетена молитва. Как раз исполнение этой молитвы подчеркивает ту тему, о которой мы говорили, что невозможен высокий ратный подвиг без высокой духовной молитвенной жизни.

Константин Мацан:

— Алексей Пузаков, руководитель Московского Синодального хора, заслуженный артист России, и Виктория Григораш, директор Второго Международного музыкального фестиваля Валерия Халилова, сегодня с нами и с вами в программе «Светлый вечер». Виктория, теперь ваши воспоминания.

Виктория Григораш:

— Нас очень связывает тесные взаимоотношения, мы вообще родственники с Валерием Михайловичем. И, как я уже сказала, что как раз те люди, которые подхватили все самое фантастическое, о чем мечтал Валерий Михайлович, это были родственники. Поэтому я рада очень, и до сих пор не могу поверить, что я могу быть причастна к этому делу, хотя я совершенно человек далекий от музыки, от тех событий, в которые я оказалась включена. Но я очень рада. И у нас такие почти все наши организаторы, которые занимаются созданием этой программы, этих всех мероприятий. И с Валерием Михайловичем нас много связывает в жизни и до сих пор. Алексей сказал, что это фигура светлая, я не верю в то, что его нет. Мы не можем до сих пор сказать, что «было бы» 70 лет. То ест мы отмечаем в душе семидесятилетие Валерия Михайловича именно в таком виде, семьдесят лет. Мы практически никогда не говорим: «было бы», потому что это невозможно сказать. Валерий Михайлович с нами, он сверху дирижирует вообще всеми нашими процессами, даже когда у нас бывают трудные ситуации, неразрешимые, мы сталкиваемся с какими-то невозможными задачами для нас в этот момент, думаем: нет, сейчас мы переждем, и завтра случится чудо. И действительно так происходит. У нас решаются вопросы, решаются наши задачи, проблемы, и мы понимаем, что он взмахом руки, своей палочкой дирижерской направляет нас туда, куда нам надо идти. Для нас это очень важно. Мы, во-первых, в организации любого мероприятия боимся не дотянуть до той планки, которую задал нам Валерий Михайлович. Это высочайшего класса мастер и маэстро. И наш коллектив организаторов очень старается быть не хуже, ни в коем случае не показать, что мы где-то можем его подвести, для нас это флаг, идущий впереди.

Алексей Пузаков:

— Я хотел поддержать мысль Виктории, потому что о Валерии Михайловиче невозможно говорить в прошедшем времени, это как-то не сочетается с внутренним сердцем. С Валерием Михайловичем внутренне общаешься, как с живым человеком, это необыкновенно, но это именно так. Это становится неким опытом и тех кто его знал, и, я верю, даже и тех кто, может быть, был с ним незнаком. Но Валерий Михайлович всей своей жизнью оставил пример такой высоты, естественности, человеческой простоты, правды и доброты, что он мог на равных общаться и с ребенком, и с профессионалом, и с любителем, и всем уделял время. Я вспоминаю годы работы над концертом, который проходил на Красной площади в день славянской письменности и культуры. Потому что за много месяцев мы готовились, Валерий Михайлович подбирал репертуар, готовил аранжировки, работала вся его команда, Центральный оркестр министерства обороны. На Красной площади собирался огромный сводный хор, около двух тысяч человек, и Валерий Михайлович дирижировал этим огромным количеством людей, которые собирались, пели и молитвы и настоящие достойные песни разных эпох. Чувствовалось в этот момент, что происходит слияние и пространства и времени. Пространства нашей огромной страны, которая все равно чувствует биение единого сердца и единой души, и времен, преемственности поколений. Валерий Михайлович как раз нес в себе преемственность поколений от, наверное, дореволюционных российских офицерских традиций до современных дней. Во всем виде его был ответ, все было правильно и так, как надо.

Виктория Григораш:

— Можно, я дополню? Мы сейчас будем друг друга дополнять. Алексей правильно сказал про преемственность. Вы знаете, даже те люди, которые были совершенно не причастны, которые были не знакомы, сегодня они с нами вместе, и мы на каждом концерте это ощущаем, новый приток новых людей. Когда я говорю, Валерий Халилов, кто-то из моих знакомых говорит: да-да-да, это тот самый человек. Кто-то вообще говорит, что я никогда не слышал этого имени, но заинтересованность появляется. И мы смотрим, что на наши концерты стали приходить, что самое главное для нас, стали приходить молодые люди, стали приводить своих друзей, бабушки приводят своих внуков. То есть зрительский сегмент, зритель наш растет, аудитория у нас возрастает и расширяется. Собственно, цель-то нашего фестиваля в том, чтобы музыка звучала везде, во всех уголках нашей необъятной родины, чтобы мы слушали коллективы. Чтобы молодежь, именно молодежь, ставку мы делаем на них, чтобы они тянулись к этому, чтобы хотели идти в музыкальные школы, изучать музыкальную грамоту, учиться играть на инструментах музыкальных. В нашем фестивале принимают участие музыкальные детские коллективы не просто у нас великолепные помощники, московская музыкальная школа имени Балакирева, во главе с Ольгой Алексеевной Смирновой, которая в первом фестивале нас поддержала, во втором она стала помощницей. Я ей безумно благодарна и весь наш коллектив. Из трех детских коллективов, которые должны были принимать участие на сегодня это одиннадцать коллективов, московские школы подхватили эту идею, сказали: а как же мы, мы тоже хотим. И уже на сегодня одиннадцать музыкальных школ, которые будут принимать участие в этом необыкновенном детском концерте и плюс инклюзивные музыкальные детские коллективы, у нас такие тоже есть. Валерий Михайлович огромное внимание уделял детским инклюзивным коллективам.

Константин Мацан:

— А что это за коллективы инклюзивные?

Виктория Григораш:

— Это, например, у нас есть «Солнечные нотки», это детский коллектив, дети с ограниченными возможностями.

Константин Мацан:

— Это оркестры, какие-то ансамбли?

Виктория Григораш:

— Да.

Константин Мацан:

— Ничего себе.

Виктория Григораш:

— Они принимают участие. Причем, эти «Солнечные нотки» курировал Валерий Михайлович, мы их не оставили, мы с ними прошли Первый фестиваль, сейчас они принимают участие во Втором фестивале. Присоединились к нам дети из музыкального училища слепых города Курска, и они тоже приедут к нам на фестиваль.

Константин Мацан:

— Есть отдельное музыкальное училище для незрячих? Не знал никогда, ничего себе.

Виктория Григораш:

— Да. И они у нас будут принимать участие в нашем конкурсе, это же просто счастье быть причастным к этому.

Константин Мацан:

— Наверное, такие музыканты, которые не видят, совершенно по-особенному должны чувствовать звук, музыку, вообще все звучание, как таковое.

Виктория Григораш:

— Да. Это мы как раз услышим.

Константин Мацан:

— Потрясающе.

Виктория Григораш:

— Детские есть ансамбли, которые приедут к нам на галла-концерт 30 числа. Под руководством Александра Пунько. Он уже готовится к этому вовсю, шьют костюмы, дети репетируют, он постоянно шлет нам видео с этих репетиций, чтобы мы понимали, насколько для детей важно такое участие.

Константин Мацан:

— А как Валерий Михайлович формулировал, если угодно, миссию такого рода фестиваля? Вот вы сказали объединить. Фестиваль по своей сути, по своей форме есть некоторое объединение разных людей на каких-то площадках, они почувствовали свое единство, они собрались вместе ради какой-то большой цели. А вот зачем? Можно же просто жить и работать. Но человеку, Валерию Михайловичу, хотелось, чтобы такое объединение произошло, чтобы такое движение пошло. Как он формулировал для себя задачу, ради чего это?

Алексей Пузаков:

— На концерте открытия, в начале слово произнес митрополит Волоколамский Илларион, который многие годы дружил с Валерием Михайловичем. Валерий Михайлович был первым исполнителем Рождественской оратории владыки, которая прозвучала не только в России, но и в других странах. И владыка очень точно сказал, что Валерий Михайлович для всех был своим близким человеком. Потому что я тоже даже бывая на концертах, многих не знаю, а Валерий Михайлович близко с ними общался. То есть Валерий Михайлович для каждого свой, близкий человек. И наверное, Константин, такие фестивали, такие встречи имеют цель, которую можно сформулировать как музыкальное развитие, это общение, это повышение квалификации, повышение творческого уровня. Но есть что-то сверх этого, есть некая миссия, которую в двух словах не рассказать, но если сказать просто от сердца верующего человека, это приближение к Богу, это приближение к главной цели жизни человека — жизни в гармонии и в счастье с собой и окружающим миром. Это помогает, это сейчас необходимо, потому что дух мира сего нас разделяет. То, что иногда представляется, как жизнь ради себя ради каких-то временных коротких целей, успеха и так далее, но мы все понимаем, что есть Божий мир, мир красоты, который призывает человека становиться лучше. Это бесконечный путь. На мой взгляд, Валерий Михайлович во всех своих проектах призывал людей становиться лучше.

Виктория Григораш:

— Можно я еще добавлю, лучше, чище. И самое важное сейчас это все-таки дух патриотизма. Валерий Михайлович постоянно об этом говорил, что нашу молодежь надо воспитывать в другой музыке. В той музыке, которая позволит раскрыться каждому человеку, каждому ребенку, возвыситься над собой и стать еще лучше. Цель-то самая главная в этом.

Константин Мацан:

— Мы вернемся к этому разговору после небольшой паузы. Я напомню, сегодня с нами и с вами в программе «Светлый вечер» Виктория Григораш, директор Второго Международного музыкального фестиваля Валерия Халилова, и Алексей Пузаков, руководитель Московского Синодального хора, заслуженный артист России. У микрофона Константин Мацан. Не переключайтесь.

Константин Мацан:

— «Светлый вечер» на радио «Вера» продолжается. Еще раз здравствуйте, уважаемые друзья. У микрофона Константин Мацан. У нас сегодня в гостях Виктория Григораш, директор Второго Международного фестиваля Валерия Халилова, и Алексей Пузаков, руководитель Московского Синодального хора, заслуженный артист России. Мы вспоминаем Валерия Михайловича Халилова, выдающегося дирижера, недавно от нас трагически ушедшего, и говорим о фестивале, который, как мы уже узнали в первой части нашей беседы, вырос из планов самого Валерия Михайловича Халилова, который он не успел сам реализовать, но подхватили это знамя. Эта метафора подхваченного знамени в случае военного дирижера звучит очень точно, и понесли дальше. Мы знаем, что профессия дирижера очень особенная, начиная от шуток про дирижеров, как они бывают с оркестром иногда хлестки в выражениях, заканчивая опытом таких коллективов как персимфанс — Первый симфонический ансамбль — когда решили музыканты: соберемся, без дирижера будем играть, — и ничего не получилось. Потому что нужен лидер, тот, кто поведет за собой музыкантов, нужно это объединяющее звено. А вот какие качества, которые дирижеру нужны, необходимы, лучшие, в Валерии Михайловиче проявлялись? Каким он был как руководитель музыкального коллектива или музыкальных коллективов?

Алексей Пузаков:

— Валерий Михайлович в первую очередь всегда следил за собой. Он был всегда подтянут, он прекрасно выглядел. Наверное, многие слушатели не раз видели его в качестве главного дирижера на военных парадах 9 мая.

Константин Мацан:

— Атлет такой.

Алексей Пузаков:

— Он подтянутый, собранный, устремленный. Но, действительно, профессия дирижера таинственна, потому что научить каким-то жестам можно любого человека, но это не значит, что это будет настоящий дирижер. Как я слышал от многих разумных людей, что дирижерская профессия созидается в сердце, и музыка рождается в первую очередь в сознании исполнителя. Любое произведение искусства, например, литература или изобразительное искусство строится на неком диалоге — творец и тот, кто смотрит. Например, художник и мы, которые видим его картину. В литературе это писатель, который пишет повесть, стихи или роман, и читатель. В музыке невозможно без исполнителя, потому что композитор написал музыкальное произведение, но чтобы оно стало живым, чтобы оно передавало и намерения композитора и внутреннюю таинственную силу, которая воздействует на сознание и душу слушателя, необходим исполнитель. Дирижер это человек, который аккумулирует в себе все эти исполнительские силы и намерения, будь то огромный хор или оркестр или маленький состав, но исполнение музыки начинается с того, когда исполнитель пропускает ее через свое сердце, через свое сознание, и через это он ее передает. В этом есть и, наверное, все замечали, что под рукой разных дирижеров музыка звучит по-разному. В этом есть и таинство профессии дирижера. Дирижер становится соавтором. Он наравне с автором передает те мысли, те сокровенные смыслы, которые композитор заключает в созвучиях. И если метафизически рассмотреть эту профессию... Ведь архитектура, изобразительное искусство это то, что мы можем увидеть, и как-то почувствовать в материальном измерении.

Константин Мацан:

— Потрогать как минимум.

Алексей Пузаков:

— Ну да, можно тоже так сказать. Музыка совершенно нематериальна. Это сочетание, если говорить о физическом мире, колебаний разных частот, которые, совпадая или не совпадая, рождают некую симфонию. Во всяком случае такое сочетание, которое может перевернуть жизнь человека. У меня так произошло, когда я первый раз пришел в православный храм, уже будучи молодым человеком, не ребенком, и это изменило всю мою жизнь.

Константин Мацан:

— Именно музыка?

Алексей Пузаков:

— Именно церковная музыка. Я пришел в храм на Большой Ордынке в Москве. В те годы, когда хором руководил Николай Васильевич Матвеев. Я оказался в храме в дни Страстной недели и звучание хора изменило все мои приоритеты жизни, в то время шестнадцатилетнего юноши. Творчество Валерия Михайловича оказывает всегда такое же воздействие, причем, это всегда не в лоб, не навязчиво, а это как бы берет тебя мягко за руку и ведет к какому-то совершенно другому измерению и другому результату и смыслу.

Константин Мацан:

— Интересно. Виктория?

Виктория Григораш:

— Вы знаете, опять же я повторюсь, я не музыкант.

Константин Мацан:

— Мне кажется вы давно уже музыкант.

Виктория Григораш:

— Я обыватель, но когда я сижу в зале и смотрю, как выходит на сцену дирижер, и этим взмахом руки, и вдруг что-то такое рождается фантастическое, необыкновенные чувства испытываешь при этом. Я могу сказать, что я всегда любила смотреть, как Валерий Михайлович стоит за дирижерским пультом и как он начинает концерт. Все фотографии, если вы смотрите сейчас, его этот взмах руки с палочкой дирижерской это что-то из области фантастики, как из ничего рождаются вот такие звуки. Я помню даже, когда мы брали интервью перед первым фестивалем у ребят-кадетов, теперь они уже халиловцы суворовского военного музыкального училища, брали у мальчишек интервью.

Константин Мацан:

— Почему халиловцы?

Виктория Григораш:

— Назвали в честь Валерия Михайловича.

Константин Мацан:

— Теперь стали имени Валерия Халилова?

Виктория Григораш:

— Да. И мы их теперь между собой называем халиловцы. Мы брали у них интервью, один из мальчиков сказал: я вспоминаю до сих пор, и для меня это что-то недосягаемое, этот взмах палочки Валерия Михайловича, как он...

Константин Мацан:

— Интересно.

Виктория Григораш:

— Представляете, человека нет, а образы эти остались, и дети будут помнить это всю жизнь и рассказывать это своим детям.

Алексей Пузаков:

— Константин, вы вспоминали фестиваль «Спасская башня», который на протяжении многих лет проходил на Красной площади или в конце августа или осенью, и там присутствовали не только наши российские исполнители, которые относятся к нашей родной школе, русской школе военно-оркестровой музыки. Но приезжали коллективы из разных стран, и Валерий Михайлович всех объединил в единый ансамбль. И каждый год это было что-то новое, что-то феерическое, единение людей из разных стран мира в едином служении своему призванию как военной музыки, но всегда в этом было что-то большее, что-то, если хотите, космического масштаба, обнимающее весь мир.

Константин Мацан:

— Вы рассказываете, я вот о чем подумал, вспомнил просто. Я учился в музыкальной школе как раз на духовом инструменте, играл на саксофоне. Поэтому у меня тоже в детстве были оркестры духовые, школа музыкальная была духовая, были какие поездки с оркестром международные. И конечно, духовые оркестры часто исполняют репертуар военно-духовой, мы маршировали, мы ходили, хотя это была совершенно обычная музыкальная школа. Но меня уже тогда поражало, что с одной стороны есть представление о духовых оркестрах, такая бравурная маршевая музыка и этим все сказано. Но на самом деле, если суметь заставить именно духовой оркестр зазвучать лирично, это такая красота, которую вообще ни с чем не сравнить. Это какое должно быть искусство умение дирижера из этой меди труб, валторн, тромбонов, из дерева кларнетов и гобоев, вычленить не бравурность, при все ее важности, а еще и другое — дух, лирику, какую-то даже молитвенность. Что вы об этом думаете?

Виктория Григораш:

— На самом деле это такая интересная тема. Валерий Михайлович в свое время, в самое непростое время для нас, возродил игру духовых оркестров в парках. Парки ожили, потому что действительно выходил красивый, нарядный, образцово-показательный оркестр и играл то, о чем вы говорите, для души.

Константин Мацан:

— «В городском саду играет духовой оркестр. На скамейках, где сидишь ты, нет свободных мест».

Виктория Григораш:

— Да. Он возродил эту традицию. В то время, когда он руководил, во всех парках по расписанию, составленному по желанию этих же парков города Москвы, зазвучали наши духовые оркестры. Вы представляете? Это, действительно, музыка души. И сейчас в Большом театре, когда у нас проходил концерт, люди вставали, хлопали, не отпускали со сцены ни симфонический оркестр, ни ансамбль имени Александрова, потому что соскучились по этой музыки, хотят ее слушать. А наша задача фонда как раз в том и состоит, чтобы люди хотели, слушали хорошую настоящую, живую — живую! — музыку.

Константин Мацан:

— Виктория Григораш, директор Второго Международного фестиваля Валерия Халилова, и Алексей Пузаков, руководитель Московского Синодального хора, заслуженный артист России, сегодня с нами и с вами в программе «Светлый вечер». Алексей Александрович, для вас, как для человека, который занимается много лет духовной музыкой, хоровой музыкой, казалось бы, она эмоционально другая, нежели эта маршево-площадная, поднимающая боевой дух военная музыка. Как вы ее слушаете?

Алексей Пузаков:

— Я поделился воспоминаниями, как я переступил в более или менее сознательном возрасте порог храма, и насколько я был поражен пением церковного хора, насколько это изменило мое мировоззрение и судьбу. Но в ходе нашего разговора, живого, искреннего, я вспомнил тоже важный эпизод из моего раннего детства, когда мой дедушка меня отвел на елку в Центральный Дом работников искусств, когда там еще были старые стены, старый зал. Когда мы, маленькие дети, может быть, мне было лет шесть, может быть, семь, мы зашли в зал и там играл, может быть, небольшой, но духовой оркестр вальс «На сопках Маньчжурии». Это тоже стало фантастическим каким-то открытием. То, о чем говорит Виктория, мне кажется, миссия фонда настолько важна, чтобы наши дети и молодые люди соприкоснулись с живым звучанием. Потому что никогда ни цифра, ни какой саунд не заменит этого удивительного общения музыканта и слушателя. Действительно искусство духового оркестра должно быть доступно для людей. Это не только марши, это не только духоподъемные песни, но это удивительные вальсы, удивительные музыкальные произведения, которые позволяют душе стать легче, стать тоньше, о чем, Константин, и вы говорили, о некой тонкости. Потому что действительно, настоящие мастера духовно-музыкального искусства через духовой оркестр могут передать все тонкости звучания не только военной музыки, но и классической музыки. Как церковная музыка звучит по всей России и за рубежом, так же, мне кажется, и военно-оркестровая музыка может открывать совершенно новые грани и помогать верному развитию и пониманию, найти свой путь в жизни. Понятно, что вокруг много искушений, много блестков, много чего-то эффектного, на что посмотришь, а потом в душе пустота. А может, несколько созвучий, несколько мелодий, которые помогают созидать в себе внутреннего человека. Жизнь наша зависит от того, насколько мы умеем говорить со своей душой, как Андрей Критский.

Константин Мацан:

— Виктория, вы сказали, что одна из миссий фестиваля, о котором мы говорим, Второго Международного музыкального фестиваля Валерия Халилова, это воспитание патриотизма в юношестве. Я сейчас эти слова произношу, они звучат очень замыленно, затасканно, очень казенно, канцелярски — воспитание патриотизма в юношестве. А с другой стороны, наверное, мы где-то в сердце понимаем, о чем мы говорим. И слово патриотизм сегодня тоже такое девальвированное, в том смысле, что нередко под ним понимают публичное исповедание какой-то правильной идеологии, какой-то «правильной линии партии», в кавычки это берем. Но на самом деле в самом понятии, в слове «родина» заложен корень родина, любовь к родному пепелищу и к отеческим гробам, по словам Пушкина. А вот как понимал это Валерий Михайлович, что здесь для него здесь было важно, как связано любовь к родине, к отечеству, патриотизм и музыка?

Виктория Григораш:

— Вы знаете, я очень сожалею, что сейчас понятие такое даже с налетом негатива. У Валерия Михайловича совершенно другое было. Для него Родина это его Владимирская область, где он родился и вырос. Это храм небольшой, даже не храм, это часовенка, которую он построил за свои деньги. Это, как я сейчас, вы говорите «патриотизм», «любовь к родине», а я вижу фильм, где Валерий Михайлович идет по полю в Тамбовской области и срывает маленький кустик земляники — вот для него родина. То есть для него это все то, что его окружает, что непосредственно связано, к чему можно прикоснуться, что можно защитить, от чего можно уберечь. Родина это его родные и близкие, которых он очень любил и оберегал. Это его друзья, которым он был предан до последнего дня. То есть родина это такой огромное понятие у Валерия Михайловича, что мы сейчас ощущаем его тепло до сих пор и понимаем, что он с нами рядом, он нам помогает, он нас оберегает. Вот, что такое родина.

Константин Мацан:

— А музыка какое значение здесь имеет?

Виктория Григораш:

— Музыкальные в семье все: музыкальные внуки, музыкальные дети, дочки закончили музыкальные школы. Внуки учатся, кто-то закончил, кто-то не окончил, но в любом случае все причастны к этому, все поют, играют. Я помню, внук маленький был старший, сидел на каком-то концерте, я обратила внимание, в зале Чайковского, дедушка дирижировал на сцене, а он сидел и повторял все движения руками за ним. То есть он дирижировал. У меня такое воспоминание сразу возникает. Они все очень музыкальные и очень любят.

Константин Мацан:

— Алексей, а вы что думаете об этом?

Алексей Пузаков:

— Музыка сопровождает человека от рождения до ухода в иной мир. Даже мы говорим, что на Небе ангелы поют, это от колыбели матери через народную музыку, через духовную музыку, через классическую музыку, это всегда разговор с самим собой, и это молитва. Человек обращается к Богу, когда он что-то в себе понял, когда ему необходимо или что-то в себе исправить или сказать, что я ничего не могу, Господи, только ты можешь что-то изменить во мне. Музыка сопровождает это движение человеческого сердца от начала до последних дней. У меня есть надежда, что в вечности музыка звучит, потому что то, что мы называем музыка, это придумал не Бах, и не до него, и не после него, это дар Божий. А все, что дар Божий это область, в которой мы можем созидаться, находить важные пути и решения в своей бытовой жизни. И вспоминая Валерия Михайловича сегодня во время программы, мне пришли строки из стихиры: «Жизнь твоя славна и успение со святыми, молись о душах наших». Эти строки, я думаю, что в полной мере можно посвятить и отнести к жизни Валерия Михайловича Халилова.

Константин Мацан:

— Лучших слов, чем эти для нашего сегодняшнего разговора, для его завершения, наверное, не найти. Давайте только напомним, что Второй Международный музыкальный фестиваль Валерия Халилова проходит сейчас, в эти дни, он начался 17 января и завершится в день семидесятилетия Валерия Михайловича, 30 января. У нас сегодня в гостях был директор фестиваля Виктория Григораш и Алексей Пузаков, руководитель Московского Синодального хора, заслуженный артист России. И оба наши гостя близко знали Валерия Михайловича Халилова и продолжают его дело. Но невозможно под занавес нашей программы, после стольких слов о музыке эту музыку не послушать. Мы договаривались, что послушаем марш «Генерал Милорадович», это музыка самого Валерия Михайловича. Исполняет Центральный военный оркестр министерства обороны, дирижер, конечно же, Валерий Михайлович Халилов.

Звучит музыка

Друзья! Поддержите выпуски новых программ Радио ВЕРА!
Вы можете стать попечителем радио, установив ежемесячный платеж. Будем вместе свидетельствовать миру о Христе, Его любви и милосердии!
Слушать на мобильном

Скачайте приложение для мобильного устройства и Радио ВЕРА будет всегда у вас под рукой, где бы вы ни были, дома или в дороге.

Слушайте подкасты в iTunes и Яндекс.Музыка, а также смотрите наши программы на Youtube канале Радио ВЕРА.

Мы в соцсетях
****
Другие программы
Живут такие люди
Живут такие люди
Программа Дарьи Виноградовой Каждый из нас периодически на собственном или чужом примере сталкивается с добрыми, вдохновляющими историями. Эти истории — наше богатство, они способны согревать в самое холодное время. Они призваны напоминать нам, что в мире есть и добро, и любовь, и вера!
Статус: Отверженные
Статус: Отверженные
Авторская программа Бориса Григорьевича Селленова, журналиста с большим жизненным опытом, создателя множества передач на радио и ТВ, основу который составляют впечатления от командировок в воспитательные колонии России. Программа призвана показать, что люди, оступившиеся, оказавшиеся в условиях заключения, не перестают быть людьми. Что единственное отношение, которое они заслуживают со стороны общества — не осуждение и ненависть, а сострадание и сопереживание, желание помочь. Это — своего рода «прививка от фарисейства», необходимая каждому из нас, считающих себя «лучшими» по сравнению с «падшими и отверженными».
Беседы о Вере
Беседы о Вере
Митрополит Будапештский и Венгерский Иларион – современный богослов, мыслитель и композитор. В программе «Беседы о вере» он рассказывает о ключевых понятиях христианства, рассуждает о добре и зле, о предназначении человека. Круг вопросов, обсуждаемых в программе, очень широк – от сотворения мира, до отношений с коллегами по работе.
Ларец слов
Ларец слов

Священник Антоний Борисов – знаток и ценитель Церковно-славянского языка, на котором совершается богослужение в Русской Православной Церкви. Он достает из своего ларца слова, которые могут быть непонятны современному человеку, объясняет их – и это слово уже нем вызывает затруднения. От «живота» до «василиска»!

Также рекомендуем