Москва - 100,9 FM

«Итоги 2020 года». Юрий Куклачев

* Поделиться

Наш собеседник — Народный артист России, основатель и художественный руководитель Театра кошек Юрий Куклачев.

Мы говорили о том, каким был 2020 год для Театра кошек, о том, как внутренняя радость и молитва помогли нашему собеседнику побороть короновирусную инфекцию, а также о том, какие спектакли и сюрпризы приготовил Театр для своих зрителей.

Ведущий: Алексей Пичугин


А.Пичугин:

— Дорогие слушатели, здравствуйте!

Это «Светлый вечер» на светлом радио.

Меня зовут Алексей Пичугин.

Я, с удовольствием, представляю человека, который вместе с нами и с вами проведёт этот час, эту ближайшую часть «Светлого вечера».

Все — я думаю, нет ни одного человека, который бы не знал нашего сегодняшнего собеседника — это Юрий Куклачёв! Народный артист России, создатель и руководитель единственного в мире театра кошек.

Юрий Дмитриевич, здравствуйте!

Ю.Куклачёв:

— Здравствуйте!

А.Пичугин:

— Рады, что Вы с нами сегодня, в эти предновогодние дни. Мы ещё раз, с удовольствием, поздравляем и Вас, и наших слушателей с наступающим 2121 годом! Надеемся, что год этот будет хорошим — ну, по крайней мере, лучше и проще, чем уходящий 2020-й.

Ю.Куклачёв:

— Хорошо, я Ваши поздравления передам своим кошечкам — они очень обрадуются!

А.Пичугин:

— Спасибо, спасибо большое! Ну... и об этом, и о кошках мы сегодня поговорим, о спектаклях новогодних, рождественских, которые в театре Юрия Куклачёва будут проходить.

Ну, и, конечно, первый вопрос, наверное, закономерный: как Ваш театр и Вы провели этот год, такой непростой для нас для всех?

Ю.Куклачёв:

— Да, этот год — особенный. Мне уже восьмой десяток пошёл, и я скажу, что за всё время таких событий не было в жизни, я не видел ещё, чтобы и страна, и весь мир даже сотрясался... и, в общем-то, очень непонятное и очень трудное смутное время. И я пришёл только к одному, что в это трудное время главное — не растеряться. Надо ещё больше собраться, ещё больше сконцентрироваться — потому, что кто-то пытается, чтобы нас захватил страх, чтобы началась паника внутри. А это значит уже — ты теряешь самого себя, теряешь человеческое лицо.

И в любой ситуации, конечно... вот, я уже для себя нашёл, определился... потому, что этот год оказался для меня, действительно, серьёзным. Где-то летом... я же иду по улице, и все: «Здравствуйте! Здравствуйте!», и всем: «Здравствуйте!» — а дети подбегают, здороваются, сфотографируются... ну, пусть у человека на память... раз у него такой праздник — он встретился с Куклачёвым. И вот как-то дети — я уже в маске ходил, нужно было, я соблюдаю... человек я очень аккуратный... соблюдал дистанцию, и в маске ходил — «Ой, дядя Юра, мы хотим сфотографироваться!» Ну, ребёнок как хочет... я снял маску, и мы сфотографировались. Он чихнул. «Ой, — думаю, — ладно... ребёнок... что-то в нос попало...» На следующий день у меня — 38.5. Значит, дети, оказывается, этот ковид переносят, как насморк. А мы, взрослые, болеем очень тяжело.

Я думал сначала, что это... ну... может быть, простуда, грипп — начал своими методами работать. Подключил ещё сильней молитву, у меня — травы. Есть знакомый травник, который помогает, и я скажу, что это, действительно, спасение. Потому, что травы... при помощи трав... у меня был сахар 30, и я сумел травами, в течение месяца восстановить. И, вот, уже где-то лет 13 у меня не поднимается сахар. Затем у меня было... где-то... воспаление лёгких — лет 10 назад, двухстороннее. И — в чём сложность? — я к врачам не обращался. Я работал только дыханием. Но: организм, всё-таки, чуть что — просто сквознячок или как-то — сразу температурка 37.1 — сразу... и вот это — в течение 2-х лет.

А.Пичугин:

— Не много, но неприятно...

Ю.Куклачёв:

— Да... понимаете... я боялся и холодную воду выпить, и что-то... и очень следил внимательно, но, всё равно, где-то проскакивало — и сразу поднималась температура.

И я опять к нему обратился, к травнику. Он говорит: «Юра, вот тебе травы особенные — с Афона у меня есть травы даже», — перемешал, и я сделал ингаляцию — три ингаляции, три. Это — горячие ингаляции, особая система ингаляций, это очень... не просто так. Не просто: подышал — и всё. Это — целая система. И, Вы знаете... и уже, вот... до последнего часа я вообще забыл, что такое лёгкие. Вот.

Ну, и, конечно, когда ковид меня... так сказать, я получил ковид, первое, на что я обратил внимание... Я слежу за собой — я всегда проверяю пульс, я уже привык так — как пульс работает. Потому, что я научился дыханием ставить аритмию на место, восстанавливать. А она, так, иногда... то ли ты заволновался, то ли вспышка на Солнце... я не знаю, что происходит... какое-то вот... особенно сейчас вот такая погода — давит, и немножко пульс сбивался. И я научился восстанавливать — только дыханием. У меня — специальные упражнения, потому, что я 30 лет дружил с Бутейко, который открыл систему дыхания, и я, благодаря ей, сумел держать себя в форме, я сумел снимать усталость, научился восстанавливать аритмию. И, самое интересное, когда я проверял как-то сосуды — сосуда оказались, как у 35-летнего. Они даже удивились: «Слушайте, Вам 60 лет, а сосуды — как у молодого!» Я говорю: «Это всё — дыхание».

Ну, и, короче говоря, вот в эту ночь, я взял, померил аритмию — такого ещё никогда не было в моей жизни. Сбой сердца... я понял, почему сердечники не выдерживают и уходят из жизни, потому, что сбой был просто чудовищный! Ну, вот так: тык... тык-тык-тык-тык... тук-тук... тык... бывает, пауза 2-3 секунды, а там: тык-тык-тык-тык! Представляете, как сердце работало? Что? Значит, вирус поражает сердце. Он ещё не поразил, но...

И я тогда сел, и начал заниматься. Если раньше у меня уходило на восстановление где-то 15 минут, здесь проходит полчаса — чуть-чуть немножко сдвинулось. Я тогда ещё усилил... час! Где-то через 45 минут я почувствовал, что вот этот сильнейший сбой... меня обрадовало, что, всё-таки, я поборол. И восстановилось... а через час уже полностью точно уже: тук, тук, тук... ровные движения пульса. Я успокоился, но каждый день — ночью — аритмия опять начиналась, приходила, и я постоянно работал. Но уже меньше, конечно. Не час, а, где-то, минут по 30-40, но восстанавливал её. Вот. И, где-то, 5 дней я держался. Да! Тут же, с первого дня, я начал делать ингаляцию.

А.Пичугин:

— Ну, говорят... я слышал... простите... что Вы достаточно тяжело болели.

Ю.Куклачёв:

— Да, вот... там произошло следующее. У меня горло болело, и я тогда ингаляцию — сразу, тут же, с утра. Ингаляцию травами, которые, вот, у меня — делал утром и вечером, утром и вечером — пять дней подряд. И, благодаря этому, я понял — я не заразил супругу. Мы с ней ели... я думал, что у меня просто грипп... ездили... я соблюдал, как бы: «Лен, аккуратнее, чтобы... грипп ещё схватишь...» А, на самом деле, это был не грипп. И уже на пятый день, когда я всю ночь не спал, и думаю: всё, у меня уже сил нет бороться, потому, что — сидишь и работаешь дыханием, и уже это не помогает, что-то давит. Я понял... я поехал в больницу — в платную — и тут же... там такая больница очень сильная... сразу, через час уже сказали: «У Вас плюс — положительно...»

Тут же вызвали «Скорую»... говорят — всё, никуда ходить не надо... «Скорую» тут же — и увезли меня в 52 больницу. И я там попросил... единственное, что... там очень... оказывается, это очень хорошая больница, и они лечат методом Чучалина — такой академик есть. Но для этого нужно... вирус попадает именно... чем сильнее иммунитет, тем он... как бы... белок — тот, который... уже после 60-ти лет, начинает выделяться особый белок — у детей такого нет. Вот, именно в этот белок — потому, что сила воли в этом, всё — и, вот, он туда залезает, и начинает поражать.

Вы знаете, они проверили лёгкие. Лёгкие — прекрасные! Они говорят, что это первый раз, чтобы пять дней прошло, и лёгкие — великолепны. Сердце — всё великолепно! Как же так? Никаких признаков! Но я говорю: температура, и таблетки я начал принимать от температуры. У меня сразу... кишечник не стал принимать — у меня даже кровью всё пошло, отторжение этих таблеток. Я понял, что — не годится, и меня супруга спасала уксусом. Она разбавляла уксус 9%-ный пополам, и — примочку на голову, протирала подмышки, всё это... знаете... ну, как детей — у кого дети, хорошо помнят, как ребёнка спасать уксусом от температуры. И это мне, как-то, на 1.5-2 градуса... мне как-то помогало.

И, вот, в больнице они говорят: «Вы знаете... сейчас мы Вам сделаем вливание, но нужно... подпишите, что Вы согласны, что мы Ваш иммунитет...» — весь ужас в том, что они говорят: «Мы Ваш иммунитет должны убить! Потому, что вирус сидит в иммунитете Вашем!» Ну, я... что делать... посоветовался, а говорят: «Юра, а другого пути нет... другого лечения нет». Я подписал бумажку, и они делают вливание.

Ночью я тут же уснул. Встаю утром — температуры нет. Прекрасно себя чувствую. Но: когда я встал, такое впечатление, как будто я из ванной вышел. Я был весь мокрый — начиная от пяток... весь... как будто, вот... всё — голова, волосы... всё!

Я говорю: «Доктор, что со мной?», а он говорит: «Это очень хорошо. Это у Вас — всё вышло». Представляете?

Короче говоря, весь мокрый встал, и вдруг врач говорит, что они совершили одну ошибку... ой, теперь давайте проверим Ваши... эти самые...

А.Пичугин:

— Лёгкие.

Ю.Куклачёв:

— Нет. Лёгкие уже проверили — у меня не поражены, вообще чистые лёгкие. «Проверим сосуды. Потому, что — тромб! Вот, мы всё проверили. Сердце — нормальное, всё нормально... а вот тромб — мы не проверили», — надо пойти, взять... ну, такая... ну, короче, сосуды надо проверить на тромб. «Идите — туда».

Я вышел, а там — сквозняки, окна открыты, я весь мокрый... зашёл и говорю: «Доктор, Вы знаете... как бы мне не простудиться! Я весь мокрый...» «Ну, переоденьте рубашку!» Переодел я рубашку, майку, там... всё. Пошёл туда.

Прихожу туда — а там окна открыты вовсю. Это лето было, но в этот день — прохладно было. Бывает — лето прохладное. День был прохладный.

Она говорит: «Раздевайтесь!» Я говорю: «Знаете, я вспотевший весь...» «Да, ладно! Пять минут — чего там...» — и вот, они меня раздевают, проверяют. «О, тромба нет, прекрасные у Вас сосуды, всё...» — и я прихожу, и уже чувствую, что меня начинает ломать. Короче, к вечеру — у меня 39.

Они все — переполох у них: «Что такое?» Везут меня на следующий день лёгкие проверять — 80% поражения лёгких!

А.Пичугин:

— Неужели, это за один день так?

Ю.Куклачёв:

— Да. Вот, так резко прям, представляете? Резко! Вчера было... у меня даже... у меня диск — я взял: «Дайте мне диск, иначе никто верить не будет!»

А.Пичугин:

— А как Вы себя чувствовали-то при этом?

Ю.Куклачёв:

— Плохо. Вот, я уже почувствовал себя плохо. Потому, что температура 39. А она... когда температура — она давит, ломает...

И я тогда понял, что — не было моих трав! Я быстро позвонил: мне травы привезти, всё... там... ещё... у меня там есть специальная аппаратура — привезли. Но уже я упустил — у меня лёгкие уже поражены.

И начинается, конечно... они мне делают... они принимают решение — плазму. Вливают плазму. В общем, плазма помогает всем сразу — мне она не помогла, первая плазма. Тогда... мне, в общем... так же температура держится...

А.Пичугин:

— А плазма — это, получается, то, что уже... вот... как-то я просто в этом не разбираюсь...

Ю.Куклачёв:

— Это... те, кто переболел — антитела...

А.Пичугин:

— Переболевших — да, да, да, да, да...

Ю.Куклачёв:

— Они специально какой-то состав делают, туда вводят его антитела, и вливают, чтоб борьба была.

Не очень помогает. Тогда они очищение крови делают мне. Чуть-чуть легче стало. Но я уже начинаю задыхаться. Я уже не могу ночью дышать. Они мне тогда одевают кислородную подушку — потому, что уже дышать... Я дышал всё это время по Бутейко. Это очень важно — дышать не грудью, а низом живота, спокойно расслабляя низ живота... как бы, вот... Знаете, я всегда говорю всем, кто... кому это надо: положите руку себе на живот, чтоб большой палец был на пупке, и, чтобы Вам вдохнуть воздух, достаточно Вам — расслабили, и он сам заходит. Не надо его вдыхать носом. Потому, что, может быть, это меня и спасало — что я дышал только вот так, методом Бутейко. Низом живота. И, Вы знаете... это... те, кто играет на музыкальных инструментах — я же играл на трубе, поэтому, я сразу этому научился.

А.Пичугин:

— Те, кто профессионально поют...

Ю.Куклачёв:

— Да, те, кто поют, первое — что? Учат дышать. Там же, когда поёшь, не будешь вдыхать... или на трубе играешь — вдыхать... там — раз, расслабил живот, и воздух зашёл, и опять — та-ра-та-та-та-та, и опять — раз, расслабил...

«СВЕТЛЫЙ ВЕЧЕР» НА РАДИО «ВЕРА»

А.Пичугин:

— Я напомню, что вместе с нами и с вами сегодня в программе «Светлый вечер» народный артист России, создатель, художественный руководитель первого в мире театра кошек Юрий Куклачёв.

И это, конечно, Юрий Дмитриевич, очень, наверное, полезная история, что Вы так рассказываете о своей борьбе с болезнью подробно. Мне кажется, это очень ценно для наших слушателей. Потому, что... вот, у Вас, при 80% поражения лёгких, очень, при этом, позитивный опыт победы над коронавирусом. Поэтому, я бы даже попросил Вас продолжить — что было дальше?

Ю.Куклачёв:

— Вы знаете, для меня же ещё важно было — я понимал, что мне надо встать, вылечиться, потому, что назначены были уже мои новогодние спектакли. Мы заранее планируем. И мы в концертный зал «Измайлово» спланировали, что у нас будет спектакль волшебный «Юрий Куклачёв и тайна Золотого Ключика». Ну, я и думаю — до января-то я вылечусь! Это же в августе было.

И, короче говоря, система была такая. Плазма не помогла, кровь очистили... тогда они побежали второй раз... я их тоже начал ругать, и говорю: «Ребята, ну, что же вы меня мокрого отправили на сквозняк? Так бы — через три дня я бы у вас вышел бы уже здоровый — лёгкие-то не были поражены. А теперь надо меня вытаскивать оттуда!»

И, короче говоря, делают второй раз плазму. И я смотрю передачу по телевидению, и Чучалин рассказывает Владимиру Владимировичу Путину о том, как лечили... оказывается, этот коронавирус ещё в Новосибирске был в 2009 году. Была очень сильная эпидемия. И он рассказывает: «Вот, это вливание делаем, а потом восстанавливаем лёгкие... убиваем, так сказать, иммунитет, а потом восстанавливаем иммунитет и лёгкие — поражённые лёгкие — гелием».

Я тогда врачам говорю: «Слушайте, а гелий почему вы мне не даёте?» И они говорят: «Ой... сейчас привезём!» На всю больницу, представляете... конечно, здесь мне грустно стало за здравоохранение... в других больницах нет, оказывается, этого аппарата. Привезли гелий, и я начал дышать ингаляцию гелием, плюс — своими травами.

Но гелий, конечно, прекрасно — вот, я принял... где-то... 15 ингаляций, в день — по три раза, и почувствовал, что лёгкие, действительно, стали восстанавливаться — настолько, что я смог снять кислород. Потому, что без кислорода уже дышать нельзя было самостоятельно — всё, невозможно! И когда я снял кислород, я понял — надо ещё денёк, и уходить отсюда! Я принял полностью гелий — домой. Потому, что я понял — дома надо продолжать работать, нужно восстанавливать иммунитет.

Меня проверяли несколько раз на мазок, всё — уже плюса нет, минус. «Ну, идите домой!» Я пришёл. Температура была всё время — месяц держалась 36.2 — это меня очень волновало. 36.2... ну... 36.3... то есть, не 36... 35!

А.Пичугин:

— 35!

Ю.Куклачёв:

— Да, 35.2, 35.3...

А.Пичугин:

— Ну, это совсем низкая! А чувствовали-то Вы себя как, при такой температуре?

Ю.Куклачёв:

— Чувствовал... была слабость во всём... и я, тут же, как только прошла... там... после больницы надо было 14 дней карантина... я тут же взял путёвку и полетел в Сочи, принимать мацесту.

А.Пичугин:

— Что принимать? Мацеста — это что такое?

Ю.Куклачёв:

— Мацеста — это уникальное явление. Вы слышали, что в Сочи есть воды — это нигде в мире нет, только у нас, в Сочи — называется Мацеста.

А.Пичугин:

— Объездив полмира, я никогда в жизни не был в Сочи!

Ю.Куклачёв:

— Вы представляете, Вы ездите в Карловы Вары, в Чехословакию... а это — сероводородные ванны, как бы. Но в Сочи это настолько сильноконцентрированное, что там больше 10 минут нельзя находиться, иначе сердце можно испортить. И — начинают, где-то, с 5 минут, доводишь до 10 — вот мацесту и принимали.

Ситуация такая: ты принима... Да, я, когда прилетел, я к морю подойти не мог. Потому, что море было — 100 метров. Я пройду метров 20 — и у меня одышка, я задыхаюсь, всё, ходить невозможно. И я думаю — ладно.

После 3-5 процедур мацесты я уже сумел подойти к морю — сам. Это — 100 метров туда и 100 метров обратно. А там же — гора! Вниз идёшь — легко, а обратно — в гору, понимаете? Поэтому, 200 метров я уже начал... А после 10-й мацесты, я уже начал бегать! Ну, мелкий бег трусцой, спокойно, глубоко не дыша, но — бегать. По 2 километра. Представляете?

Я поставил задачу — надо восстановить иммунитет. Но: что я делал, когда мне было совсем плохо... вот... когда они меня... температура 39 была. У меня был с собой телефон. Я включал молитвы — псалмы. Всю ночь спать невозможно — потому, что лежишь на животе. Или — сидеть надо. На спине — ни в коем случае, потому, что лёгкие сразу начинают... это очень вредно для лёгких.

И вот — на животе или сидя. И я садился — и псалмы слушал. Псалмы слушал, и... вот... подпевал, и это меня... И ещё очень важно. Во время... понимаете... псалмов, во время молитвы очень важно умение сконцентрироваться — внимание должно быть. И, во-вторых, конечно, ещё я для себя понял, нужно... вот, я начал вспоминать, кого я в жизни обидел? Как я обидел кого. И, вот, начиная с этого времени, с 70 лет — и начал спускаться вниз. До 5 лет я спустился, представляете? Вот, кого я обидел в жизни. И просил прощения.

Вы знаете, вот так вот... это, как бы, покаяние было, понимаете, внутреннее. Кого я в жизни обидел? Что я в жизни сделал не так? И я это так прошёл, и я... ну... у меня три ночи это было! Я три ночи вспоминал! Это не сразу... ночь-то... часа 4-5 работа была! Понимаете? И я всех их вспоминал, и, Вы знаете — мне легче стало немножко. Вот это меня отпустило, всё это... Был момент, когда вот — всё, и думаю — сейчас вот умру... сейчас вот уже всё... Кислород на полный включил, уже не помогает. Я начинал тогда молитву читать, всё — и эта энергия мне не давала уходить из жизни! Потому, что у меня была задача — для чего я живу. Это очень важно! Для чего ты живёшь, вообще. Ты заболел, а жить-то надо тебе? Может, тебе уже и хватит, и надо уходить из этой жизни?

Но у меня — задача! У меня ещё... надо... у меня первая задача — нужно детям праздник подарить. Я в январе уже заказал... там... 1,4,7,8,10 января, представляете? В концертном зале «Измайлово» я должен детей радовать! А здесь — август. И я что — уйду? А дети придут — дяди Юры нет... Нет! Я должен их обрадовать! Дети должны получить тот праздник, тот заряд энергии, который я им дам! И вот это меня держало внутри — я обязан это выполнить! Дети... нельзя их разочаровывать! Понимаете? Не надо... дети не имеют права плакать! Они должны жить радостью, весельем!

И я... вот... это меня наполняло — что у меня есть цель, у меня есть цели ещё дальше, и я понимал, что мне нужно победить эту болезнь, потом людям рассказать, как это делать — подробно, внимательно, я вот сейчас даже записываю очень... нюансы... я сейчас не могу за эту передачу нюансы сказать... тем, кто в таком состоянии — как бороться.

Дело в том, что нужна постоянная борьба — внутренняя. Это очень важно! Просто молитва — можно бубнить её «бу-бу-бу-бу-бу» — она не поможет. А когда ты её каждой волосинкой, каждой частичкой тела, каждой... вот... всё, что в тебе есть, всю энергию пускаешь, и просишь прощения... уже... это такое напряжение... и, Вы знаете... это мне... явственно чувствовалось, что мне легко! Я к утру вставал — легко, и я даже засыпал, меня потом будила... нянечка приходила укол делать... там... они же уколы делали в живот — 60 уколов делали. Потому, что нужно было, чтобы тромб не образовался... самое страшное у ковида — это тромб. Но у меня, слава Богу, сосуды крепкие, я не пил, у меня не с чего тромбу образовываться, но кто его знает... на всякий случай, они это кололи.

А.Пичугин:

— Нам, Юрий Дмитриевич, надо сейчас прерваться — буквально, на минуту небольшой перерыв. Мы вернёмся к нашей программе. Но, прежде, чем мы на этот перерыв уйдём... Юрий Дмитриевич уже анонсировал, я продолжу: 1,4,7,8,10 января Юрий Куклачёв, вместе со своими артистами, будет ждать вас в концертном зале «Измайлово». Это — метро «Партизанская». Точнее адрес звучит так: Измайловское шоссе, 71, корп.5, концертный зал «Измайлово». 1,4,7,8,10 января состоятся представления театра кошек Юрия Куклачёва.

Ю.Куклачёв?

— Вы знаете, удивительно хороший зал! Там метро рядом, метров 150-200 прямо от зала. И площадка огромная — бесплатная площадка! Здесь если, в центре, не поставишь машину... а здесь — спокойно ставишь, бесплатно они... удивительно! Понимаете? Конечно, это вот — очень удобное место.

А.Пичугин:

— Сейчас — небольшой перерыв.

Юрий Куклачёв — художественный руководитель и создатель первого в мире театра кошек — вместе с нами и с вами на светлом радио.

«СВЕТЛЫЙ ВЕЧЕР» НА РАДИО «ВЕРА»

А.Пичугин:

— Итак, мы, уважаемые слушатели, возвращаемся к нашей беседе.

Сегодня, вместе с нами и с вами — я, с большим удовольствием, вновь это повторяю — светлый вечер проводит Юрий Куклачёв, народный артист России, создатель и художественный руководитель первого в мире театра кошек.

И, давайте, ещё раз напомним, что 1,4,7,8,10 января в концертном зале «Измайлово» Юрий Дмитриевич Куклачёв и его артисты будут представлять свой спектакль — рождественский, новогодний.

И вот в этот небольшой перерыв, Юрий Дмитриевич, Вы рассказывали про куклу — какая-то специальная кукла. Давайте, ещё раз напомним, с самого начала, про неё, и — да, продолжим.

Ю.Куклачёв:

— Да. Где-то 40 лет назад, художники сделали куклу, и в магазинах она продавалась — Карлсон и Куклачёв. И, вот, эту куклу мы сейчас нашли — завод игрушек в Беларуси, он ещё работает, и куклу эту выпускают! И мы их — закупили. Специально для детей, вот, я... не повышая цену... просто каждому ребёнку — подарок я решил подарить. Они посмотрят наше представление, и, конечно, у них появится желание создать домашний театр кошек. И здесь, конечно, у них и сам Куклачёв будет дома. Он так разговаривает, попискивает — пик-пик-пик... так, что — вот, таким образом. У детей будет мой новогодний подарок, который я каждому ребёнку лично вручу. Так, что, вот так — ждём всех на представление! Представление — очень интересное.

А.Пичугин:

— Да... а вот что там будет нового, необычного, интересного?

Ю.Куклачёв:

— Это премьера спектакля. Значит, смотрите... весь смысл спектакля в том, что злая волшебница заколдовала Юрия Куклачёва, этого доброго клоуна — в Карабаса-Барабаса, человека бессердечного, жадного, злого. Вот... и... как бы — это театр Карабаса-Барабаса, и Пьеро, Мальвина, Арлекино, и Буратино пытаются убежать от Барабаса. И происходит схватка — и они отрывают бороду во время схватки... да — кошки помогают, спасают Буратино, Мальвину, прыгают на Барабаса — и рвут бороду! И здесь — происходит чудо. Оказывается... его начинают бить, Барабаса, и он кричит: «Стоп, ребята, стоп! Всё дело было в бороде! Больше не бывать беде! Я — не Карабас-Барабас теперь! Я — Юрий Куклачёв!» — снимаю эту маску, снимаю костюм и превращаюсь в клоуна. Пьеро, Мальвина — они дают мне Золотой Ключик, мы берём Ключик, открываем дверь — и заходим в театр кошек, где создаём праздник! Начинается кошачье шоу — где-то, 30 кошек будут выступать, собачки... понимаете... весёлое такое, жизнерадостное всё... радостный такой спектакль! Но, вот, с такими... потому, что в жизни не бывает всё сладко. Жизнь — такая вещь, что она... постоянно, как волны — то вверх, то вниз.

И, вот, на этом, так сказать... дети очень активно... мы как-то пробовали этот спектакль, показывали — «Юрий Куклачёв и тайна Золотого Ключика» — для детей Детских домов, и это надо было видеть, что в зале творилось!

Дети так переживают, так волнуются, играют — всё! Понимаете... нужно увидеть своими глазами. Мы каждый раз создаём спектакль, который нигде нельзя увидеть. Потому, что у нас, всё-таки, главный герой — это животное, четвероногие пушистые друзья. Они... им дана полная свобода проявить свои способности, показать возможности... вот... и, вот, здесь вы увидите, какой каскад... такой... животворящий! Потому, что — это не цирк, это уже театр настоящий! Красочно-яркий театр, где принимают участие животные.

А.Пичугин:

— Но ведь кошки у Вас исполняют совершенно фантастические роли, и, как будто бы, это — люди! Мне, вот, сложно представить, что какие-то животные могут точно так же играть положенную им роль, из раза в раз, повторяя её... как Вам это удаётся? Я понимаю, что этот вопрос Вам задавали миллион раз, но тут невозможно не задать его, после того, как Вы рассказали сюжет спектакля, снова.

Ю.Куклачёв:

— Дело в том, что мы отталкиваемся от индивидуальности каждого животного. Кошки — очень своеобразные. Каждая кашка имеет свою индивидуальность, свой характер — ну, так же, как люди. Нет людей одинаковых. Все внутри... все разные — не только внешне, но и внутренне. И так же — животные.

Я, когда наблюдаю за ними, нахожу у них ихние способности и, вот, в чём дар у этого животного заключается — и это поощряю. И, поэтому, для кошки это — не работа, это... у нас же 200 кошек в театре! 200 кошек — они живут в Хрустальном замке, нам, всё-таки, мэрия Москвы помогла построить для кошек Хрустальный замок. Брижит Бардо приезжала, посмотрела, сказала: «О! Да я бы сама здесь осталась жить!» Чистота, запаха никакого... 200 кошек — запаха никакого, представляете! Задача была, чтобы люди, у кого аллергия на кошек, могли прийти в наш театр — и получить удовольствие.

А.Пичугин:

— Это — как у меня...

Ю.Куклачёв:

— Вы можете спокойно приходить, и у Вас будет...

А.Пичугин:

— А я был у Вас! Мы как-то... я даже, наверное, расскажу эту историю сейчас для всех. Меня один мой друг, который устраивал конференцию... а конференция была — я, честно говоря, уже не помню, чему посвящена, но там поднималась тема сохранения экологии... там... какого-то доброго отношения к животным, и нам нужно было веское приветственное слово. И я позвонил Юрию Дмитриевичу — он согласился, с удовольствием, это слово сказать, и я ездил в театр кошек — единственный раз. Я очень боюсь всегда находиться в помещении с кошками, поскольку аллергия у меня достаточно сильная, но я приехал, и мне Юрий Дмитриевич провёл чудесную совершенно экскурсию. А потом мы зашли к нему в кабинет. И вот, я смотрю — одна, вторая, третья... пятая... и вот — уже Юрия Дмитриевича не видно, видны только кошки, а он говорит это слово, совершенно замечательное, которое потом слушали все участники конференции.

Ю.Куклачёв:

— Ну... вот... это — необычное место на планете, потому, что... вот... смотрите... уже работаем, можно сказать... почти 50 лет я работаю с кошками, и в мире никто не может повторить. Ну, пытаются в цирке номера какие-то сделать — там... вот... мои ученики, которых я выпустил, научил с кошками работать. Ну, номер... там... 5-6 минут, несколько трюков каких-то интересных. А чтобы создать спектакль... вот... театра такого грандиозного, как у нас сейчас в Москве — этого никто не может повторить. И, в общем-то, у нас конкуренции даже нет. По всему миру мы ездим — и Америка, и Япония — везде только восторг! И почему нас понимают все — и японцы, и французы, и итальянцы? А потому, что у нас слово одно только на сцене: «Мяу, мяу!» — оно понятно всем, во всём мире! «Мяу, мяу!» — всё, и больше слов нет! У нас, в основном, мимика и жест. Поэтому, мы по всему миру переезжаем, и спектакль...

А этот спектакль, конечно, у нас разговорный — всё-таки, мы с детьми хотим поговорить, мы хотим... Карабас-Барабас детей проверяет — есть ли у них сила воли, есть ли у них желание искать себя в этой жизни? Это очень важно — ведь, каждый спектакль имеет у нас огромную, большую смысловую нагрузку. Вот. И мы проводим... и у нас девочка... у меня ж — трое детей... каждый ребёнок добился удивительных результатов! По моей программе «Школа доброты» я сумел... вот таким же принципом, как я воспитываю кошек, я попробовал воспитывать детей. И оказалось, что этот принцип сработал 100%!

Я наблюдал за детьми, находил у них способности — и эти способности поощрял! И вот к чему это привело! Я не заставлял никого, не ругал, ничего... нет, просто вот... я им свою любовь давал всю, мою нежность — и дальше внимательно следил, и хвалил только за дело. Ребёнка просто так: «Ой, какой ты хороший...» — ни в коем случае! Испортите ребёнка. Знаете, как вот яблоко — красивое, а лежит оно долго — и оно может уже подпортиться, снизу, где лежит. Поэтому, нужно хвалить только за дело.

Сделал хорошее: «Ой, какое хорошее дело сделал! Как это? Это же очень...» — за дело. И этим я поддерживал... внутренняя какая энергия... желание. Понимаете, очень важно, чтобы у ребёнка появилось желание создавать своими руками, творить! А у него — получается, ой! И он начинает дальше искать, чтобы ещё лучше было — и он сам над собой начинает работать.

Вот, это моя программа — пожалуйста! Мои дети... Димочка... он появился... сейчас ему уже пятый десяток, уже 45, представляете? Но он начал работать с 14 лет, и он добился таких удивительных результатов! Он окончил институт — ГИТИС — режиссёр драмы, и сейчас делает в театре драматические спектакли, представляете? С кошками — драматические... это... я смотрю — у меня радость какая! Мой сын такое творит... что творит... и каждый... он перевоплощается, он такие образы создаёт — удивительно способный мальчик! Понимаете?

И, вот, его кот Борис знаменитый — он его открыл, и в телевидении вы его все видите... все кошки, что вы видите по телевизору — это Димины кошки.

А.Пичугин:

— А кот Борис-то — тот самый, легендарный — жив ещё, Вы показывали?

Ю.Куклачёв:

— Да, старенький — живёт! Мы его на витаминах... там... всё подкармливаем — и ничего!

А.Пичугин:

— Когда я был у Вас, несколько лет назад, записывая вот то самое приветственное слово, Вы сказали, что Борису — уже за 18...

Ю.Куклачёв:

— Да, да... они очень... очень, очень... понимаете... долго живут у нас долгожители. Вот, сейчас кошке 20 лет — она «Кастрюльку» работала — но уже у неё нет сил прыгнуть, всё... она живёт у меня дома. Я прихожу, она «фр-р... фр-р...», уже еле ходит. Но я её специальную водичку... щелочной водичкой пою... подпаиваю, так сказать... даю этой водички, и она очень хорошо... даю ей... там... витамины... там... и Вы знаете, она живёт и живёт, уже 20 лет! Ну, работать не может, но я её когда поглажу, на видео посмотрю: «Вот она ты, моя хорошая! Вот ты как работала!» — и всё, она такая живчик, такая хорошенькая! Единственное, что они худеют уже, худеют, организм уже... она кушает, но организм не принимает. Ну, старость — это такая... представляете, шесть... дважды шесть... это 120 лет уже кошке, понимаете? Так, что...

А.Пичугин:

— Это, действительно... да? Можно так пересчитать, на 6 умножая?

Ю.Куклачёв:

— Ну, говорят так — один к шести у кошек... так вот люди... я, вот, слышал — учёные говорят. Так, что — 120 лет... у нас кошка — долгожители. Ну, конечно, мы же следим за ними! И, притом, они же должны выступать, а артист всегда должен быть в форме! И, вот, сейчас я восстановился, я уже готов... при том, у меня антитела — если кому надо, я сказал — я бесплатно сдам кровь на антитела. Потому, что у меня сильное было, так сказать... мало кто выживает — 80% поражения лёгких. Притом, самое страшное, что могут из больницы выпустить, а потом — через месяц, через два — люди уходят из жизни. Потому, что очень сложно восстановиться — поднять иммунитет... это отдельная передача. Вот, вы зайдёте ко мне на сайт, и я отдельно напишу, подробно рассказывать буду всем, кто попал в эту трудную ситуацию, как выходить из этого положения.

Но я скажу... для меня, конечно... я болезнь воспринял, как... знаете, как... в общем-то даже... положительно. Почему? Потому, что я понял, что где-то я засиделся, не так сконцентрировался, а здесь — ну, началась борьба. А когда борьба — ты больше уделяешь внимания... больше... так сказать... более чутким становишься, и более восприимчивым, и это очень хорошо.

Я заметил... ведь, знаете, есть пословица: если ты чувствуешь боль, значит, ты ещё жив. Но если ты чувствуешь боль другого — значит, ты человек. Вот, сегодня мало людей по-настоящему... люди в животных превратились, понимаете... они потеряли человеческое лицо. Потому, что они даже не хотят воспринимать боль чужих людей, страдание... вот... это... это... ну, сегодня такое время. Кого-то проклинать — это бессмысленно. Наоборот, в этот момент нужно сконцентрироваться, собраться, молитва поможет... этих людей даже надо пожалеть. Потому, что они даже не представляют, что их дальше ожидает.

«СВЕТЛЫЙ ВЕЧЕР» НА РАДИО «ВЕРА»

А.Пичугин:

— Я напомню, что Юрий Куклачёв, художественный руководитель и основатель первого в мире театра кошек, народный артист России здесь, вместе с нами и с вами, на светлом радио. В преддверии Нового года, мы встречаемся с вами в эфире, и нужно ещё раз напомнить, что 1,4,7,8 и 10 января 2021 года в концертном зале «Измайлово» пройдут новогодние спектакли «Юрий Куклачёв и тайна Золотого Ключика». Приходите, билеты можно купить на сайте kuklachev.ru — это сайт театра кошек, а 1 января будут аж два спектакля — в 15.00 и в 18.00. Всё верно?

Ю.Куклачёв:

— Все числа — по два спектакля: 1,4,7,8 и 10...

А.Пичугин:

— А, все числа? То есть, вам придётся каждый день выходить по два раза?

Ю.Куклачёв:

— Да, каждый раз мы будем два спектакля делать — потому, что желающих много. Разрешают только 25% заполнения зала — мы же не можем сразу много детей... и мы — по 25%. Детей будет, значит, где-то... немножко, но это даёт возможности спокойно... я могу раздать детям сам подарки... понимаете... сам пообщаться, дети могут ко мне подойти после спектакля, поговорить, задать вопросы. Многие читали мои книги в школах — ведь, мои книги — во всех школьных библиотеках Москвы. Там я рассказываю, как я начал воспитывать кошек, что я с ними сделал... и вот — дети приходят, спрашивают, я им отвечаю...

А.Пичугин:

— А про «Школу доброты», всё-таки, расскажите, пожалуйста! Где сейчас можно познакомиться с тем, что в ней происходит, и как это... вот... в 2020-2021 году выглядит?

Ю.Куклачёв:

— Дело в том, что идея «Школы доброты» появилась 20 лет тому назад, когда из образовательного процесса... ведь, в 90-е годы начали разрушать Советский Союз... понимаете... и Россию — всё вместе. Ну, Вы видели, как, на глазах, рассыпался Советский Союз — я это с болью очень воспринял. Потому, что для меня все эти — и Грузия, и Украина, и Белоруссия — как родные братья были, я с ними вместе работал в цирке. Вот. Но, слава Богу, осталась Россия. И — чем Россию разрушить? Только одно — нужно из образовательного процесса убрать слово «воспитание». И так — сделали. И наши чиновники — всё... кто-то регулировал, дирижировал, и они полностью инструкции выполняли этих людей.

Из образовательного процесса — убрали. И что произошло? За 30 лет мы, можно сказать, потеряли целое поколение. 30 лет жизни — это огромный период.

И — что такое воспитание? Это же — питание. Питание не только... питание же может быть физическое, а бывает — питание духовное.

Что такое — образование? Это — создание образа! Образ! Что — образ? Можно говорить «образ, образ...» Образа — свой внутренний образ человек должен за это время создать, личность! Кто он? Что он будет делать в этой жизни своими руками? Как он будет зарабатывать, как он будет семью кормить, как он будет своих детей... отдавать им что, своим детям? Образ, понимаете? И этот, как раз, период — образования — даётся вот этих 10 лет, чтобы дать возможность ребёнку, юноше развиваться и набирать тот опыт жизненный, который дальше он будет использовать в своей жизни.

Но они взяли и убрали самое главное — убрали нравственность и основы духовные — всё! Это — пусть в Церковь идут! А кто в Церковь... это же... там... единицы, в то время, ходили! Позолотили купола, всё, но не очень-то много молодёжи, понимаете? А разговор... ввели даже урок религии, ввели... но такие уроки какие-то... и непонятно... и сами... главное, эти уроки создают люди неверующие, которые сами не понимают, что это такое! Они даже не могут... их спроси: «А что ты... вот, Вы создаёте уроки религии... а Кто такой Бог?» — и они так... встанут, и... они не знают, что сказать! Они, вот, берут что-то из книги, из Библии что-то, слова эти говорят, говорят, говорят, говорят... Это как приёмник, знаете... волна. Может — день-день-день... есть короткие, длинные... можно — раз, между волной — хрипит, и непонятно... а можно — раз, встать на волну — и воспринимать. Поэтому, надо научить ребёнка вставать на волну, нужную тебе! Вот, чтобы она твоё сердце радовала, эта волна, чтобы она тебя вдохновляла, укрепляла, чтобы она давала какие-то внутренние силы, вот эта волна!

Они это убрали. Они убрали — пусть родители этим занимаются! А родители, бедные... Вы же вспомните 90-е годы — там... они же... эти дефолты — это что? Вот, сейчас опять что творится? Опять продукты дорожают, всё... родители — всегда в ужасе, всегда в кризисе — это катастрофа! Им некогда даже заниматься... какое там воспитание? Нужно сегодня думать, где... сегодня покормить... что-то нужно купить — нужно учебники, нужно одежду... понимаете? Очень умно подумали — паника. Вот, нужно... пусть паника — она кого-то устраивает.

Поэтому, наша задача — я понял, что нужно помогать сегодня родителям. Я, специально для них, написал книгу «Духовная кулинария». Эта книга... Дела в том, что есть пища физическая, а есть духовная пища, внутренняя. Её никто не увидит глазом, не почувствуешь прибором — нет такого... или — ещё можно ощутить. И я, через ощущение — это та превозданная основа, на которой нам Господь дал... мы, когда появились в этот мир, у нас не было ни разума, ни сознания — ничего, мы даже плохо видели, слышали... у нас было ощущение развито! И мы мамку ощущали, чувствовали, и, через материнскую любовь и энергию, мы так чувствовали, понимаете — это очень важно! Ощущение! С годами, почему-то, мы его теряем, ощущение... А теряем ощущение — в себе!

А я... так сказать... дал упражнения, чтобы восстановить это необыкновенно важное чувство — восстановить внимание, восстановить умение концентрировать... концентрация... развитие образного мышления. Очень важно абстрактное мышление, понимаете? Абстрактно надо научить ребёнка мыслить — через это он может найти себя! Через фантазию, через воображение, через образы какие-то — он увидит, он может проиграть внутри себя свою профессию, определиться! Не после того, когда закончил институт, и потом понимает, что это не его работа, что ему неприятно это дело — и он опять идёт, во второй институт. Ну, что это такое? Время теряет.

Я всегда им показываю свой пример, как я в 7 лет пришёл к дяде Васе, и вот у меня — рефлекс цели... как Иван Петрович Павлов сказал: «Развивайте у ребёнка рефлекс цели!» Он поставил мне цель: ищи, ребёнок, что ты в этой жизни будешь делать? И я в 8 лет определился, что я стану клоуном. Представляете? В 8 лет! Мальчику не было никакой возможности... я сейчас смотрю фотографии — ну, какой же клоун... ужас... но — у меня внутри загорелся огонь! Дух! И этот дух, эта жажда жизни, умение показать своё сердце людям — это меня пронесло через все преграды, которые были... огромное количество преград, препятствий! Трудности, оскорбления, унижения, всё... и мы прошли всё! Понимаете? И Господь помогал мне. Он как мне: «Тебе тяжело? На тебе девочку, Леночку — она тебе помогать будет в жизни, она тебя чувствует, понимает, она тебя...» — мы 50 лет вместе! Представляете? И это очень важно в жизни — определиться.

И вот, я даю — «Духовная кулинария». И, вот, я там описываю состояния — как сохранить в себе позитивное чувство, позитив. Это очень сложно.

Человек приходит... смотрю — в церковь пришёл помолился, помолился, вышел на улицу — вдруг машина проехала, и облила его водой, грязью. И этот человек — у него становится лицо звериное, глаза стеклянные, и он вдруг начинает матом кричать и проклинать этого таксиста, который его облил! И такими словами грязными! Господи! Да ты только что вышел из церкви! Ты только что разговор вёл, беседу — с Творцом! Что ты творишь? Что ты с собой... это же... остановись, возьми себя в руки!

Понимаете, умение... это же... много внутри у нас, очень много ядовитого такого вещества есть, которые мы где-то можем сдерживать, как мешочек держать, держать, а в какой-то момент ниточка лопается, и — выплёскивается!

Я иногда смотрю... ведь, нас... когда я в театре учился — в театральных... вот... в цирковом училище... у нас театр Станиславского — там же всё... театр — это культура! Это — огромная воспитательная сила! Это... которая вдохновляет, которая ведёт, направляет, которая даёт какую-то энергию, мысль, ради чего-то жить! Это... театр... огромная... и вдруг, в 90-е годы — опустили эту планку! В 90-е годы в театре вдруг появилась матерщина, и народные артисты начинают ругаться матом, и считать, что это нормально... Это меня... я — человек из деревни... я — в шоке, я не мог воспринимать это! Как это можно? Ты — считаешь себя культурным... как ты можешь свой язык в змею превращать! Понимаете?

А.Пичугин:

— Давайте, под конец, ещё раз напомним, что в КЗ «Измайлово» пройдут спектакли театра кошек Юрия Куклачёва — 1,4,7,8 и 10 января ( каждый день — по два спектакля ).

Юрий Дмитриевич, спасибо Вам большое за то, что Вы с нами сегодня пообщались. И спасибо Вам — нам было очень интересно!

Юрий Куклачёв — создатель и художественный руководитель первого в мире театра кошек, народный артист России — был с нами и с вами. Спасибо! И прощаемся с вами — всего доброго!

Ю.Куклачёв:

— Приглашаю вас на спектакль, пользуясь случаем! Приходите к нам и порадуйтесь, приводите своих детей — и получите, действительно, эстетическое удовольствие. Это самое главное — радость, восторг и восхищение!

А.Пичугин:

— Спасибо! До свидания!

«СВЕТЛЫЙ ВЕЧЕР» НА РАДИО «ВЕРА».

Друзья! Поддержите выпуски новых программ Радио ВЕРА!
Вы можете стать попечителем радио, установив ежемесячный платеж. Будем вместе свидетельствовать миру о Христе, Его любви и милосердии!
Мы в соцсетях
******
Слушать на мобильном

Скачайте приложение для мобильного устройства и Радио ВЕРА будет всегда у вас под рукой, где бы вы ни были, дома или в дороге.

Слушайте подкасты в iTunes и Яндекс.Музыка

Другие программы
Мой Крым
Мой Крым
Алушта и Ялта, Феодосия и Севастополь, известные маршруты и тайный тропы Крымской земли. «Мой Крым» - это путешествие по знаменитому полуострову и знакомство с его историей, климатом и достопримечательностями.
Сюжеты
Сюжеты
Каждая передача состоит из короткого рассказа «современников», Божием присутствии в их жизни.
Домашний кинотеатр
Домашний кинотеатр
Программа рассказывает об интересном, светлом, качественном кино, способном утолить духовный голод и вдохновить на размышления о жизни.
Ларец слов
Ларец слов

Священник Антоний Борисов – знаток и ценитель Церковно-славянского языка, на котором совершается богослужение в Русской Православной Церкви. Он достает из своего ларца слова, которые могут быть непонятны современному человеку, объясняет их – и это слово уже нем вызывает затруднения. От «живота» до «василиска»!

Также рекомендуем